Казалось, что это уже никогда не кончится: ни ночь, ни холод, ни дождь, что вся жизнь просто превратилась в цветной художественный многосерийный мрак.