Теплый летний вечер играл занавесками и навевал скуку. Мультик закончился, и Даша с тоской посмотрела в окно. Город распускался многоцветьем огней, обретая красоту знойной ночи. «Так всегда, - подумала девочка, - когда волшебство только начинается, тебя отправляют спать». Тишину потревожил шорох крыльев. Даша оглянулась и замерла в восхищении:
Мотылек, попав в плен яркого света, беспомощно бился о люстру.
-Мама к нам прилетела Тинкер Белл!
Девочка прыгала от радости пытаясь поймать бабочку.
-Даша тебе пора спать, - молодая женщина зашла в комнату и ловко схватила мотылька за крылышки.
-Надо же! Пальцекрылка, сказала женщина, рассматривая бабочку, – на, держи, положи ее в банку и марш в кровать. – Скомандовала мама, провожая дочь в соседнюю комнату.
-Тинк, сделай, пожалуйста, так, что бы мама влюбилась и перестала быть такой серьезной.
Даша разжала ладони и посмотрела на мотылька.
-Даша, отпусти пальцекрылку и ложись спать, - раздался из соседней комнаты голос матери.
-Видишь Тинк, она не верит в ни в какие чудеса. Она даже в тебя не верит!
-Даша спать, - в мамином голосе появились металлические нотки.
-Это не мотылек и не пальцекрылка, - обиженно сказала Даша, - это фея Тинкер Белл.
-Вот посади ее сюда и ложись спать, - женщина подошла к дочери и протянула банку.
Даша недовольно поморщилась и запустила в нее мотылька.

День выдался чудесный. Наташа смотрела то в окно, то на экран монитора, мечтая лишь об одном – окончании рабочего дня. Душа рвалась на природу к птицам, деревьям, воде – туда, где лето было настоящее, а не календарное. Дверь в кабинет отварилась, и женщина услышала у себя за спиной знакомый голос:
-Натусечка, вы так очаровательны, просто украли мое сердце.
Наталья повернулась и увидела в дверях лысую голову Льва Исаевича.
-Я утратил от любви к вам всю свою львиную гриву, - продолжил он, загадочно улыбаясь.
-Лев Исаевич, вы свою гриву потеряли лет пятьдесят назад, - ответила Наташа улыбаясь.
-Ну что вы милочка, я не так стар, не приписывайте мне лишние годы. А любви, как вы, должно быть,  знаете, покорны все возрасты. А к вам, моя ненаглядная, и подавно.
Он подошел к столу, за которым сидела Наташа и, упав на одно колено, поцеловал ей руку.
-Не надо Лев Исаевич, - Наташа недовольно поморщилась.
-Мы с вами договорились - просто Лев, не напоминайте мне о возрасте. Если бы я только мог снова стать молодым!
-Что вам нужно? - спросила Наташа с усмешкой.
-Ах, дорогая, сразу что-то нужно, ну зачем же так! Я к вам с открытой душой, а вы видите корысть.
Наташа улыбнулась, поджав губы, и посмотрела в карие, выцветшие глаза поклонника, смотревшие на нее с вожделением. "Я скорее поверю в Дашкину фею Тинкер Белл, чем в твою бескорыстность", - подумала она.
-Могу я вас вечером куда-нибудь пригласить дорогая?
-Ах, Лев Исаевич, вы же знаете, у меня дочь, так что после работы я занята.
-Ну, нельзя же так дорогая, работа, ребенок, дом, молодость же проходит! Ну, посмотрите на меня - никто не зовет ни на танцы, ни в кино!
-А вы хотите со мной на дискотеку сходить? - давя приступ смеха, спросила Наташа.
-Куда пожелаете, радость моя!
Он, кряхтя, поднялся с колена и отряхнул брюки.
-Я вас уговорил? - спросил он.
-И куда мы пойдем? - спросила Наташа.
-Знаете милочка, я знаю одно заведение, директор - мой друг и вечный должник, там чудесно кормят. Это здесь совсем недалеко.
-Это случайно не пельменная, - поинтересовалась Наташа, припоминая какие в округе есть забегаловки.
-Ну, называется она, может и пельменная, но шеф повар там просто бог.
"Ну да,- подумала Наташа, - угостить в пельменной и трахнуть в гараже".
-А потом, - продолжал Лев, - зайдем в гараж за моим Мерседесом и поедем, куда вы захотите.
Наташа залилась хохотом.
-Я знаю, что вы подумали, дорогая, но у меня даже в мыслях этого не было, - начал оправдываться ухажер.
-Нет Лев Исаевич, сегодня точно нет.
-Если вы передумаете, звоните. Вы свет моих очей, вся радость моей жизни!
-А как же жена, Лев Исаевич? - прервала его душевный порыв Наташа.
-Ах, Наташенька, Сара - чудесная женщина, но у нас давно уже приятельские отношения, чувства угасли. Звоните милая, прилечу на крыльях любви хоть на край света.
Он еще раз прижал руку Наташи к своим губам и вышел из кабинета.

Девочка прыгала на заднем сидении машины, играя с мотыльком.
-Даша пристегнись!
Наташа обернулась к дочери.
-Мамочка, но нам с Тинк нужна свобода! - Девочка выпускала мотылька и снова ловила его ладонями. - Ты просто веди машину аккуратно и ничего не случится.
-Даша, мне сколько повторять?
Девочка тяжело вздохнула и пристегнула ремень безопасности. Наташа завела машину и тронулась в путь. Негромко играла музыка.
-Тинкер Белл, Тинкер Белл, - напевала Даша на заднем сидении. Наташа слушала пение дочери и улыбалась.
Машина вылетела на трассу так быстро, что Наташа вздрогнула. Нога выжала тормоз в пол, но было поздно, и джип врезался в ее автомобиль. Ударом их отбросило в сторону, и в глазах у Наташи потемнело. Сквозь набежавший на сознание полумрак, она увидела, как сквозь разбитое стекло улетает мотылек.
-Даша, - позвала она.
Девочка молчала.
-Даша - изо всех сил закричала Наталья, делая усилие, чтобы повернуться к дочери.
-Мам не кричи, Тинк улетела, - сказала Даша, обиженным голосом вылезая из машины.
-Ты порядке? - спросила Наташа, смотря на девочку с нескрываемой тревогой.
-Я да, а вот наша машинка - нет, - сказала Даша, осматривая повреждения на машине. - И Тинк нигде не видно.
Наташа нащупала в кармане телефон. Долго никто не брал трубку, потом, наконец, ответили, и она услышала недовольное бурчание:
-Лев Исаевич у телефона.
-Лев, - Наташа хотела произнести отчество, но почувствовала, как силы покидают ее, - вы не могли бы. Подъехать. Я попала в аварию. Со мной дочь. - Произнесла она короткими фразами, судорожно хватая ртом воздух.  - Я на Ленинском проспекте. Пожалуйста.
-Наталья Викторовна, уже девять часов вечера, я старый больной человек, неужели вам больше не у кого попросить помощи.
Наташа выронила телефон и медленно сползла в щель между искореженными частями машины.

Солнце серебрило макушки елей и играло лучами в озерной глади. Девушка и парень сидели на берегу озера, обнявшись, не пряча счастливых лиц.
-На следующей неделе приедет моя мама, - сказал Олег, целуя девушку. - Я хочу ее с тобой познакомить.
Даша улыбнулась.
-А когда ты познакомишь меня со своей мамой? – прошептал Олег Даше на ушко.
-Когда захочешь.
-А она где?
-На Большеохтинском.
-Проспекте?
-Кладбище.
Олег разжал руки и посмотрел на Дашу печальным взглядом.
-Извини, зая, я не знал, что у тебя мама умерла.
-Ничего, я уже привыкла, это было давно. Она погибла в автокатастрофе, когда я была еще ребенком.
Даша задумалась и возникла тяжелая пауза. Олег растерянно посмотрел по сторонам в надежде загладить нарпяженность. Вечер потихоньку подкрадывался: распускались ночные цветы, привлекая к себе бабочек. Олег выбрал мотылька посимпатичнее и поймал.
-Смотри, какая прелесть, - сказал он, протягивая его девушке.
Даша осторожно взяла мотылька
-Это пальцекрылка, - сказала она, улыбаясь, - у меня была такая в детстве.
-И куда она делась?
-Улетела.