https://illustrators.ru/uploads/illustration/image/391677/square_391677_original.jpg

Играет Пан, свирель тоскует томно.
Шалунья нимфа из прозрачного ручья,
Чуть опустив глаза с кокетством, скромно,
Внимает музыке, дыханье затая.

Пан некрасив, рогат, лохмат, ужасен.
Для нежной девы нимфы он прекрасней всех,
Но к ней он аутично безучастен –
Вино и музыка предел его утех.

Его не удивишь девичьей грудью,
Тончайшим станом, завитком густых волос.
Он упоен лишь звуков изумрудью,
Свирели пеньем или стрекотом стрекоз.

Когда был молод – погулял изрядно,
Помяли травушку горячие тела.
Сейчас же стал довольно неприглядным
И что шалунья нимфа в чудище нашла?

Поток ручья впитал свирели звуки
И дело видимо тут все же не в рогах.
Вода и песнь – получится самбука,
Которая смешала  мысли в головах.