По набережной, отделанной серым гранитным камнем, неторопливо прогуливался молодой человек. Он шел, подставляя непокрытую голову ветру, и тот охотно трепал его шевелюру, порой стараясь распахнуть полы незастегнутого плаща. Молодой человек лениво поправлял плащ, щурясь на выглядывающее из-за облаков солнце, и машинально растягивал губы в резиновой улыбке. Мало кто знал, что он уже очень давно не улыбается, а всего лишь делает вид. Всегда к месту, всегда ровно настолько, чтобы не выглядеть идиотом, и никогда от души.
"Ну и что, - скажете вы, - этот человек пережил страшную аварию, кому и паралич. Чудо, что он, полный сил, может гулять по набережной и наслаждаться солнцем и ветром."
  Чудо. Имеет ли это слово антоним? Для нашего героя этот антоним, точнее, его половина, шла за ним по пятам, чуть слышно цокая тонкими каблуками по тротуару.
Черноволосая девица в блестящем непромокаемом плаще и со сногсшибательным гот-макияжем на лице не отставала от него, двигаясь точно шаг в шаг. Молодой человек оставил попытки понять смысл этих прогулок, задвинув рабское чувство несвободы, как старый чемодан, наполненный ненужными вещами, и пытался вспоминать стихи. 
- Андрей, - негромкий, но требовательный голос хозяйки вырвал его из объятий воспоминаний.
Он остановился и обернулся.
- Почему девушки одеваются вызывающе?  - палец в обтягивающей перчатке указывал на двух подростков. - Они же не любят, когда их начинают разглядывать.
Андрей пожал плечами и усмехнулся. Сарказм и сардонический смех - это всё, что он мог выдавить из себя искренне. 
- Почему ты спрашиваешь меня? - он на мгновение встретился с угольно-черными глазами хозяйки и поспешно отвёл взгляд: - Загляни в себя.Ты сама - как они, и по возрасту и по одежде. И тоже не любишь пристального внимания. 
- Ёрничаешь? - девица чуть приподняла бровь. - Если спрашивают, надо отвечать, - напомнила она, - такие правила. Ты наш работник, сейчас - рабочее время, работай.
- Да, госпожа Шельма, - пробубнил Андрей, разглядывая свою тень, едва видневшуюся у ног. - Но у меня нет ответа на этот вопрос. Я, знаете ли, никогда не был девочкой...
Цокнули каблуки, и на краешек его тени наступили мысы черных полусапожек. У Андрея отчего-то сразу закололо в левом боку и слегка закружилась голова, он схватился за перила и распахнул ворот рубашки.
- Не понимаю твоего недовольства, - Шельма чуть подняла уголки рта в улыбке. - Объясни?
- Я доволен, - с трудом выдавил Андрей. - А если ты сделаешь шаг назад, даже буду счастлив.
Бесовка тихонько засмеялась и отступила. В ту же секунду колотьё в боку прекратилось, а голова стала лёгкой и ясной, Андрей испытал облегчение и прилив сил:
- Уффф! - выдохнул он и отпустил перила.
- Я читала, что людям требуется разнообразие, - заговорила Шельма. - Ответь, наши прогулки кажутся тебе скучными?
Она стояла лицом к реке и пристально всматривалась куда-то вверх по течению. Андрей проследил направление её взгляда, но ничего не увидел: 
- Однообразными, - честно признался он. - Они хороши для самокопания - пока мы так ходим, я размышляю, вспоминаю... Но не всегда этого хочется.
- Хлеба и зрелищ, - понимающе кивнула Шельма.
Андрей осторожно покосился на её профиль, но ничего угрожающего не заметил - бесовка продолжала кого-то высматривать над тёмной поверхностью воды.
- Я так выгляжу, потому что это отличает меня от Бестии, - вдруг сообщила она, оборачиваясь к Андрею. - Не хочу, чтобы меня путали с этим... плагиатом.
Секунду Андрей пытался понять смысл её последней фразы, а когда понял, засмеялся:
- Младшая сестра - плагиат? Ну и ну! - он развел руками. - Вот и пойми вас, чертей...
- А ты попробуй, - внезапно оставив напыщенно-деловой тон, как-то совсем по детски буркнула Шельма, - у нас с вами много общего.
Она вздохнула и, опустив взгляд, сконцентрировалась на перилах.  Андрей с интересом наблюдал - такие минуты бывали и раньше, когда непроницаемая маска становилась чуть прозрачней обычного, и внутренние проблемы и даже чувства юной бесовки контурами проступали на поверхности.
Задумчивость Шельмы длилась недолго - она очнулась и, шагнув к Андрею, до скрипа вцепилась кожаной перчаткой в его локоть:
- Сейчас будет зрелище, - пообещала она в ответ на его вопросительный взгляд.
   У-у-ух! У Андрея закружилась голова, когда окружающая обстановка стремительно поплыла, словно проматываемая на огромных полотнах, а он сам, увлекаемый бесовкой, буквально летел над тротуаром набережной. В несколько секунд они промчали три квартала и площадь и остановились напротив высокого моста. На его середине, между поддерживающих распорок,  маячили две фигуры: одна в разноцветной одежде, а вторую Андрей узнал по экстравагантному серо-полосатому костюму.
- Там Апекс? - он кивнул на фигурки. - Что он делает?
Шельма ожгла Андрея недовольным взглядом, но снова ухватила его за локоть, и через  мгновение они оказались на мосту, в некотором удалении от странной пары. Теперь Андрей смог разглядеть, что разноцветная фигура оказалась девушкой. Она, облокотившись на перила, горько рыдала, закрыв лицо ладонями, а Апекс (это действительно был он), сочувственно качая головой, обвязывал верёвкой валун, размером с человеческую голову. Чуть поодаль блестела прилаженная к перилам алюминиевая лесенка, направленная прямо  в реку.
- Что-то случилось? - в пол-голоса обратился Андрей. Шельма приложила палец к губам и тихонько шикнула. Тут же в голове Андрея зазвучал её воркующий голосок:
"Сейчас потерянная душа примет роковое решение и автоматически перейдет к Апексу. Взгляни, он уже всё подготовил, теперь очень важно подтолкнуть.  Это не просто, но ты - сможешь."
- С ума сошла? - взвился на неё Андрей. - Иди ты к чёрту!
"Стой! Не смей!" - строго скомандовал голос Шельмы, но Андрей отмахнулся и зашагал к рыдающей девушке.
- Эй! - закричал он. - Простите меня, но я вас прошу - остановитесь! Вы даже не представляете, что будет, если...
Он осёкся, потому что реакция суицидницы оказалась совершенно не той, на которую он рассчитывал - заорав, словно её режут, девушка метнулась к лесенке и одним прыжком оказалась на последней ступеньке, балансируя над рекой.
- Это на шею, - скорбно произнес Апекс, протягивая  веревку с камнем, - чтобы случайно не вернуться.
Андрей стоял как громом пораженный. В его голове звучал довольный смех бесовки:
"Один ноль, - сообщила она. - Ты смог, я выиграла. Правда, уже не скучно?"
"Стоп! - крикнул ей Андрей. - Подожди! Надо обговорить правила. Без правил - нет выигрыша!"
Это подействовало: Шельма, до сего момента безучастно стоявшая в стороне, вдруг вскинула руку, складывая из пальцев знак. В тот же момент воздух потерял прозрачность, становясь похожим на клейстер. Звуки замедлились, сгустились сумерки.
- Полагаю, пятнадцати минут нам хватит, - подала голос бесовка.
Она подошла  к  Андрею, но тот изумленно разглядывал застывших Апекса и его жертву. Со стороны казалось, что это сценка из музея мадам Тюссо: и девушка, и демон выглядели очень реалистично, хотя цвет их одежды изменился, став более тёмным.
- Сейчас мы двигаемся в сто раз быстрее обычного, - сухо пояснила Шельма, - наше восприятие тоже. Поэтому мы видим замедленный свет и слышим замедленный звук. Но, давай, к делу. Что ты предлагаешь? Твои условия?   
Андрей нахмурился, но почти тут же ответил:
- Я не могу признать твой выигрыш, так как у меня не было возможности поступить по другому. Чтобы я не сказал - девушка бы спрыгнула.
- Ты прав, - кивнула Шельма. - Апекс хорошо её обработал - любая попытка переговоров только ускорила исход. Считаешь это нечестным?
Резиновая улыбка растянула губы Андрея:
- Разве у вас есть понятие чести? - с долей ехидства спросил он.
- Мы выполняем договор, - сердито отчеканила бесовка. - То, что вы часто не видите за буквами смысл, это ваша проблема, не наша. И я никогда не обманываю. Бывает - иногда прогнозирую.
- Хорошо, хорошо, - Андрей примирительно вскинул руки. - Ну, а сама? В этой ситуации ты можешь найти решение, как помешать Апексу? Я думаю, что нет.
- Помешать Апексу и выиграть у тебя еще очко! - в черных глазах Шельмы на мгновение вспыхнул желтый огонь азарта.
- Да! - подыграл ей Андрей. - Выиграй, а то будет ничья.
- Не люблю, когда ничья, - промолвила бесовка. - Люблю, когда моё!
В одно мгновение воздух снова стал прозрачным, а улицу заполнили ожившие звуки.  Андрей не успел разглядеть, откуда у Шельмы появился маузер.  Она резко вскинула руку и почти сразу спустила курок. Сухо треснул пистолетный выстрел,  девушка зашаталась и потеряв равновесие, вцепилась в лестницу обеими руками:   
- Помогите-е-е-е! - завыла она, пытаясь влезть обратно на мост.
Бесовка стремительно зашагала к подстреленной мишени. Апекс недоуменно оглядел свою несостоявшуюся жертву и сердито обернулся к приближающейся Шельме.
- Какого апостола? - он вопросительно вскинул левую бровь.
- Я играю, - на ходу бросила та. - Получишь её через неделю, живой и на все готовой.
Апекс на секунду задумался, потом кивнул и, подмигнув приблизившемуся Андрею, исчез. Шельма, тем временем, затаскивала на мост лестницу,  Андрей к ней присоединился, и они вдвоём перенесли несчастную жертву на тротуар.  Осмотрев рану, Шельма удовлетворенно кивнула и протянула Андрею сотовый телефон:
- Колено - вдребезги, - мяукнула она, - если "скорая" не приедет во время - ампутация ноги. Я метко стреляю, в людей - особенно.
Она самодовольно улыбнулась, а Андрей почувствовал невероятную слабость. Присев на бордюрный камень, он набрал номер МЧС. Пока диспетчер записывал адрес, Шельма стянула с шеи девушки вязанный шарф и туго перетянула ей бедро:
- Из артерии сильно хлещет, не хватало еще, чтобы вы скончались до своей инвалидности, - хихикнула она, бросая взгляд на перекошенное болью лицо жертвы. - У вас будет чудесный выбор: уйти, жить инвалидом, или подписать договор с Апексом. Я бы советовала последнее - быть в свите демона, пусть и не самого влиятельного, это, как минимум, не скучно.
Она кивнула на Андрея:
- Мой паж вам подтвердит.