Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Фанфики целые и лоскутные


Фанфики целые и лоскутные

Сообщений 391 страница 409 из 409

391

#p190947,Marysia Oczkowska написал(а):

Генерал уже был наслышан от штурмовых командиров о задымлении сектора 7 и о возможном возгорании вследствие короткого замыкания.

Может просто из-за короткого замыкания? Это же не речь генерала с официозом, а авторское описание. Наслышан - оно такое художественное, книжное, а вследствие - из официальных документов. То есть тут возникает ощущение, что ему все говорили это слово - вследствие, пока он "наслышавался", муа пардон)))

#p190947,Marysia Oczkowska написал(а):

Троих Алекс уложил сразу, еще один сбежал

Тут может расписать? А то вначале такие красоты - с ударом в челюсть улетел под консоль, а потом просто "троих Алекс уложил сразу, ещё один сбежал".

#p190947,Marysia Oczkowska написал(а):

Не вопрос. Я же занимался контрабандой по приказу Чама Синдуллы, водил транспортник. Разберусь.

Опытный человек здесь, в ситуации с ранением, я думаю, будет выражаться короче и яснее, ценить время, раз вопрос стоит так. Чтобы всё шло как можно быстрее при любом решении. Там парень кровью истекает.

0

392

Вань, привед! Пасиб. Всегда рада твоей конструктивной критике. https://i.imgur.com/4ipZf0f.gif Заходи еще.  https://i.imgur.com/TIBUPYY.gif
Что у тебя новенького?)

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-10-11 17:54:04)

0

393

#p193107,Marysia Oczkowska написал(а):

Что у тебя новенького?)

Новенькое вот, фигачу...))) https://habr.com/ru/company/skillfactory/

0

394

Ух! Молодец какой! :cool:

А как у вас обстановка? В новостях все какие-то страсти-мордасти показывают. o.O  Нормально там все у тебя или таки штормит?

0

395

#p193243,Marysia Oczkowska написал(а):

А как у вас обстановка? В новостях все какие-то страсти-мордасти показывают.   Нормально там все у тебя или таки штормит?

Мордасти помордовали и умордовались. В целом. Инфа из первых рук, что уже белорусов протестующих ходит меньше, а вот лица кавказской национальности - разошлись. Хотя факт, что Лукашенко приехал в СИЗО разговаривать про основной закон страны с теми, кого по закону посадил - это сигнальчик, что лица пойдут и дальше. Посмотрим - увидим. В целом нормально, тьфу-тьфу.

0

396

#p193246,Странник написал(а):

Мордасти помордовали и умордовались. В целом. Инфа из первых рук, что уже белорусов протестующих ходит меньше, а вот лица кавказской национальности - разошлись. Хотя факт, что Лукашенко приехал в СИЗО разговаривать про основной закон страны с теми, кого по закону посадил - это сигнальчик, что лица пойдут и дальше. Посмотрим - увидим. В целом нормально, тьфу-тьфу.

Ох, уж эти гости с юга!  :no:
Еси стало поспокойнее, но ниче. Жить мона.)
А у мну предстоит еще выложить прилет Мандо с семьей, мандалорскую свадьбу и еще коече.) Надеюсь до НГ успею. Все надо синхронизировать.)

0

397

http://forumfiles.ru/uploads/0019/3a/78/16/181542.jpg

0

398

Нк вот, осталось выложить еще кусочечки. Пардон, они не синхронизированы. И написать про большой мандалорский праздник.)

0

399

Так. Будем собирать дар'бинес, те не кучу, порядок, в смысле пазл.))))

Ничего что повторюсь, так как я сейчас пытаюсь синхронизировать события.

Вольфа прооперировали. Подозрения забраки оправдались. При сквозном ранении в бок было задета нижняя часть легкого и его пришлось зашивать, заливать в рану бактагель и нашить заплату из синткожи, нога тоже была прострелена насквозь, но ранение не задел кости и связки-разряд прошел сбоку по бедру, а глубокий порез начительно уменьшился и военному хирургу осталось только заложить бакту и сшить края. Плечо было разрезано куском острой железяки до кости, но сама кость не пострадала. Весь порез так же залили бактой и сшили края. Крови Вольф потерял много, но с кровью проблем не было, Рекс и Боба постарались. Рекс не стал говорить Бобе про брата, так как знал, что они друг с другом не ладят. Он объяснил первенцу Джанго, что это надо одному раненному мандалорцу.
Тору так же пришлось делать переливание. К счастью, с матерью у него оказалась одна и таже группа, и среди самих мандо тоже было несколько забраков. Мальчика так же пришлось оперировать, зашивать порезы, латать дыру от арматуры в ноге, а рана, нанесенная зубцом металлического пола была рваной, нехорошей и к тому же при падении Тор получил трещину в ребре, которую стянули бескаровым скрепом. Госпиталь вернулся на прежнее место во дворце, он не сильно пострадал. Операционная осталась как и была. Правда комната, которую некогда занимал Боба, а потом Мандо и Рекс с семьей была разгромлена. Их поселили в резервной в комнате башни, на верхнем этаже над комнатами найденышей.
Вольфа и тора положили в соседних палатах через стену. Два дня они приходили в себя. Кьяра моталась между сыном и коммандером, приглядывая за ними и оставив Гарду и Даркса в кузнице. Ей было не до них.

На следующий день после битвы, пока Вольф и Тор приходили в себя после операционного вмешательства, Кьяра заглянула в их палаты. Оба крепко спали. Вольф был подключен к ИВЛ, осуществляющему дыхательную помощь. Она присела на край топчана и тихо взяла его руку. Лицо командера было печальным. Он ничего не видел и не слышал. Иногда, когда он во сне пытался сделать слишком глубокий вдох, аппарат выдавал тихий короткий гудок.
- Вольфи, милый, я люблю тебя, - прошептала она и повторила на мандо'а. - Ни карта'йли гар дарасуум...
Командер не слышал этого. Он вытащил из огня и защитил ее маленкого забрачонка ценой своей жизни, а теперь был на грани этой самой жизни, но все же на той ее стороне, где положено быть живым.
- Нер кьяр'ка Вольфи...
Она чквствовала, как слезы скатываются по щекам под шлемом. Вошла Салита.
- Мать-оружейница, Шиса зовет Вас. Третья дверь справа от конца коридора.
- Да, - растерянно произнесла она. - Салита, Вольф герой. Сделайте все, чтобы поставить его на ноги.
- Непременно. Мы работаем над этим. Необходимо время.
- И Тор...его тоже надо вылечить в кратчайшие сроки. - Мой бедный мальчик...
- С ним все будет хорошо. Боба подарил убежищу трофейного меддроида, я им очень довольна. Вернее ей. Жаль только Вейлы нет. Эта девушка была очень талантлива.
- Возьми еще учеников, Салита. Кстати, я как-то напоавила к тебе Тоби. Как он справлялся?
- Ну, судна выносить особого ума не надо. Однако он не совсем потерян. Раздолбай, да. Но могу сказать, что при хорошем обращении он старательный малый. Мне кажется, ему надо найти хорошую семью, желательно такую, чтобы родители видели в нем положительнвй патенциал и могли сгладить его озлобленность. Насколько я знаю, его родные продали Кассиану Корду, да и семейка у него была еще та.
- Да, я в курсе. Ему нужно чему-то учится, чтобы выбить из головы дурь. Все от того, что он бездельник.
- Ему нужно, чтобы кто-то его любил. А уже потом все остальное. Я бы взяла его к себе, но без мужа трудно, а я вечно занята.
- Да, хороший был мандолорец, - задумчиво произнесла мать-оружейница. - Неплохой воин. Жаль, что спился.
- Я, увы, не всесильна. Не смогла ему помочь, - сокрушенно сказала целительница. - А дети...что ж… У них своя жизнь на Конкордии. Пусть будут счастливы.
- Так что, Салита, возьмешь Тоби в ученики?
- Я не против, мать-оружейница, но прежде найдите ему достойную семью. Он нуждается в тепле.
- Да. Я подумаю над этим.
Кьяра встала и направилась к двери. Прежде чем пойти на встречу с Шисой, она хотела проверить, все ли хорошо у Тора.
Выйдя она заметила Эзру и Сабин, идущих по коридору.
- Сабин, Аши, что вы тут делаете?
- Мы Асоку и Рекса ищем, - ответила Врен.
- Я распорядилась переселить их в комнату в башне. Их комната пострадала при вторжении.
- Мать-оружейница, мне бы нужно переговорить с Мандалором. Вы не знаете, где он? - поинтересовался Бриджер.
- Знаю. Я как раз иду к нему. Но раз уж вы здесь, то не могли бы вы подождать меня минут пять?
- Да не вопрос! Да, Саб?
- Точно.
Забрака улыбнулась под шлемом: хоть у кого-то все хорошо в этом мире.
- Ждите, - строго бросила она и нырнула за дверь.
Тор тоже спал, но спал беспокойно. Метался и плакал. Она так же присела на край его постели и провела красивой рукой по его волосам. Сняла шлем. Ей было все равно сейчас, войдет ли кто.
- Маленький мой забрачек...- у Кьяры перехватило горло, она наклонилась и сгребла его лежащего, прижав к себе.- Ад'ика...мальчик....
Теперь она плакала не стесняясь. Сейчас она была не "бескаровым Мандалором", не строгой "кузнечихой" и не наместницей Мандалора и коммандером, а обычной женщиной, матерью, у которой чуть не погиб маленький сын.
Тор не приходил в сознание, но метаться перестал. Она обцеловала его лицо, прижимая забрачонка к себе. Это было ее дитя, после безмерно любимого Мандо, пожалуй, сейчас самое любимое, потому что младшее.
Вдруг он как-то дернулся в ее руках, лицо его стало огорченным. Он попытался приоткрыть глаза, но словно какая-то сила закрывала их, и шепотом, еле слышно произнес:
- Папа! Мама, не отпускай его!
- Тор'ика! - позвала забрака.
Но Тор успокоился. Он тихонько сопел в руках у матери, будто чувствовал, что она рядом.
Внезапно Кьяра поняла, кого сейчас Тор имел в виду. Сквозь слезы она улыбнулась. Лишь бы Вольф оправился от ранений. Он будет счастлив, если станет отцом мальчика. Он этого хотел и прошел слишком сложный путь.
Мать-оружейница положила сына обратно, накрыла его поплотнее, наклонилась и поцеловала основания его двух рожек и три крохотных  на лбу.
Надо было идти. Мандалор ждать не любит. Покрыв голову шлемом,  Кьяра вышла из палаты. В коридоре ждали Эзра и Сабин.

Пока мать-оружейница навещала Вольфа и Тора, Шиса не сидел без дела. Он вместе с Варди, ходил потпалатам, перевязывая и обрабатывая раны бойцам. Подойдя к одной из дверей он хотел зайти, но Варди остановила его.
- Там женщина. Пожилая, - предупредила она. - В очень плохом состоянии. Ее из имперского плена вытащил Боба Фетт и привез к нам. Будьте осторожны, Мандалор.
- Пленница?
- Да. Своего имени она не называет. Только арестантский номер, увы, я на числа не памятна. Она БКК какая-то. Предпочитает разговаривать на мандо'а. Кто она такая не известно. Но характер у нее не мед.
- Понимаю. Она наверное слишком требовательна? Что уж тут такого, если человек пожилой? Пойдемте, посмотрим на вашу...пленницу.
Варди почтительно открыла перед Мандалором дверь и он шагнул в комнату.
- Су' куэ гар!
- Су'куэ гар... - ответила пациентка. Она полусидела на подушках и вид у не был властный и гордый.
- Тион гар куэ? (Кто вы такая?)
Неожиданно у бывшей пленницы гордое выражение лица сменилось растерянным, а после радостным.
- Фенн! - воскликнула она и потянулась к нему.
У Шисы округлились глаза, он отпустил край антигравитационного подноса с перевязочными материалами и застыл в изумлении глядя на эту "БКК какую-то".
- Бо- Катан Крайз! Герцогиня? Вы? Н-но как же это...
Он подошел к ее постели и присел рядом с ней. В этой измученной пожилой женщине, с бритой головой, но еще не утратившей женского обаяния, трудно было узнать герцогиню, женщину-воина, члена Дозора Смерти, а потом Ночных Сов, Мандалора, которому присягали оставшиеся верными своим традициям и своей Родине мандалорцам. Однако Шиса не только узнал ее, но и возрадовался, что она жива.
Она обняла его крепко и нежно, словно свое дитя.
Фенн не понимал, почему Бо-Катан так ласкова с ним, будто он ее сын или родственник.
Варди, ушла, не стала им мешать. Он попросил целительницу найти мать-оружейницу и сказать ей, чтобы та пришла.
- Герцогиня, Вы так рады меня видеть? - улыбнулся он Бо. - Честно говоря, я тоже рад, что Вы живы.
- Фенн, я поправлюсь и снова продолжу борьбу против Империи за Мандалор. Ты со мной?
- Я всегда был с Вами, Бо. Но Империи уже не существует более пяти лет. Мандалор свободен стараниями моих парней и республиканских повстанцев, а я стал Мандалором. Мой народ нуждается в защите и заботе. Мне удалось объединить кланы. Возможо, Вы будете недовольны моим решением, но я решил продолжить политику Джастера Мериэля.
- А Тоби? Где он? Корки?
- Тоби Дала герой. Пока мы с Корки эвакуировали рабов из имперского концлагеря и освобождали Мандалор от тирана, он сдержал имперцев, к сожалению, ценой своей жизни. Корки пропал без вести уже после эвакуации. Я не раз пытался его найти, но его никто не видел и никто не знает о нем. Жаль. Хороший был парень и храбрый боец. Однако среди убитых и раненых я его не нашел. Всеже очень надеюсь, что он жив.
Глаза пожилой герцогини увлажнились. Она вдруг прижала Фенна к себе и заплакала, слегка укачивая его. Шиса даже немного испугался и подумал, не повредилась ли Катан рассудком.
- Бедный Тоби. Корки. Мои мальчики. Ты один у меня остался, дитя мое, - прошептала она.
Мандалор удивился. Неужели он прав в своих подозрениях и проклятая Империятсмогла свести с ума и сломать такую крепкую воительницу?!
- Н-не понимаю...герцогиня...
- Фенн, прсти, я никогда не говорила тебе об этом, потому что было нельзя. Тоби и Корки мои дети от Пре. Мне пришлось спрятать их, так же как моя сестра Сатин спрятала тебя.
- Что?! Сатин Крайз?! - воскликнул Шиса. - На что Вы...
Он осекся и посмотрел на пожилую мандалорку.
- Вы с ума сошли, Бо. Простите, если не вежлив.
- Нет. Отнюдь, - жестко произнесла она. - Это истинная правда. Твоим отцом был джедай Оби-Ван Кеноби, тогда еще падаван, а матерью герцогиня Сатин Крайз. К сожалению, она так и не успела сказать Кеноби, что у него есть сын. Сестра спрятала тебя от Дозорных Смерти, которые не раз покушались на ее жизнь. Он хотела сохранить жизнь тебе и отдала тебя как найденыша фермерскому клану Рау. Кад и Фло Шиса были рады стать твоими родителями. А япару лет спустя родила мальчика от молодого Пре Визслы, племянника Тора Визслы, будущего нового лидера Дозора Смерти. Но я не могла воспитывать ребенка да еще и от человека открыто поддерживающего Дозор. Я спрятала Тоби в том же поселении, что и тебя, у фермера Далы. У него было еще трое детей, три дочери, и он был рад мальчику, так как отчаялся в рождении наследника. Тоби твой брат. Позже, у меня от Пре родился Корки, но Пре предал меня и к тому же детей он не хотел. У нас с Сатин был кузен. Еще более сумазбродный пацифист, чем моя сестра. Вместо того, чтобы тренировать боеаые навыки он собирал коллекцию лотальских бабочек. Этот дурачок женился на женщине, бывшей старше его на десять лет и оказался не способен к размножению. Они были рады принять Корки. Только я всеже сумела сделать из сына воина. А теперь... Тоби погиб, Корки исчез. Неужели он так же как и я попал в плен. Бедный мой мальчик! У меня остался только ты один.
У Мандалора в голове не укладывалось услышанное. Это что ж такое? Он не фирмер Фенн Шиса из клана Рау, а герцог Мандалора и сын мастера -джедая Фенн Крайз?
- Но я ведь не владею Силой. У меня нет этого дара. Это невозможно! Как может быть джедай моим отцом? - сокрушенно скзал он.
- Фенн, ты мог бы родиться с потенциалом силы, но ты был в мать, а он обыкновенный человек.
Шиса задумался. Получается, что Корки его младший брат. И где он теперь?
Бо снова обняла его, погладив по голове как маленького мальчика.
- Фенн, мой мальчик, ты так похож на мать! Прости, это я виновата в ее гибели.
- Нет, герцогиня. Не Вы, Ваш...
- Муж. Мы с Пре были тайно женаты и любили друг друга. Я старалась притормозить его, чтобы он не делал глупостей, а он все рвался в бой. А в результате он предал меня, он предал весь Мандалор. Пре меня фактически использовал. Ему не нужны были как таковые семейные отношения и дети. Если поначалу между нами и были какие-то чувства, то потом расчетливый Пре понял, что я ему просто выгодна, потому что верчусь наверху и знаю все входы и выходы. Эдакий элитный информатор. Я его любила, а он это использовал, чтобы перетянуть меня на свою сторону и стричь свою выгоду, и дети ему при этом только мешали. Он просто понял, что я все просекла и стала ему неугодна. Ну, я в нем разочаровалась и как в мужчине, и как в руководителе. Мы развелись, и для Корки, который знал, чей он сын, но молчал, он стал дар'буир. Корки очень любил свою тетку Сатин, а потеряв ее, очень сокрушался по ней. Она была ему матерью даже больше чем я. Не скрою, я очень ревновала. И знаешь, Пре относился к нему холодно. Он не хотел детей. На публику он выступал за старые мандалорские традиции, но сам считал, что на войне все средства хороши. Я потом поняла, что с его жаждой власти и умом скользкого политика, вполне свойственно крутить понятиями, как угодно лишь бы добиться своего. Он это умел. Но, видишь ли, он только в одном был прав, для рождения детей слишком неподходящее время. Мы поссорились. В итоге он оскорбил меня, сказав, что я нагуляла Корки от выходца из клана Саксонов. Фактически я стала заложницей собственного мужа, так как была ему нужна для собственных целей. Он даже угрожал убить Корки. А потом все рухнуло в одночасье. Я жалею, что связалась с Пре, а все так неплохо начиналось. Я и Сатин не бросили тебя и Тоби, тайно наблюдали за вами и выделяли средства вашим родителям. Никто не знал, что вы наши дети и братья.
- Тоби был моим оружейным братом.
- Я знаю. Он был весь в Пре. Такой же неспокойный, но в отличие от него у него была светлая голова на плечах и на отсутствие воинских качеств он не жаловался.
- Жаль, если бы я узнал все раньше...
Шиса опечалился. Бо-Катан снова погладила его по голове.
- Мальчик. Единственный, кто у меня остался. Добившейся своим трудом и доблестью много, достигнув титула Мандалора. Я горжусь тобой, дитя мое.
- Мандалор, да. А в Республике я коммандер Шиса, - улыбнулся он. - Иногда меня так и называют. Не обижаюсь.
- Скажи, а как у тебя на личном фронте, племянничек?
- Все нормально. Женюсь скоро. Дочка есть. Жаль только Тоби так и не успел оставить наследников. Был бы жив, я бы тоже нашел ему хорошую женщину в жены. Эх, Тоби-Тоби! Тяжело без него... Я его очень любил, наверное, чувствовал, что он мой брат, - Мандалор опять опечалился и опустил голову, но через пару посмотрел на пожилую герцогиню Крайз. - Герцогиня, если Вы не против, то я заберу Вас к себе. Я ведь все же Ваш племянник и желаю позаботиться о Вас. Моя жена будет рада Вас принять, думаю, внучке Вы тоже нужны.
Женщина растрогалась. Фенн обнял ее сам. Он некоторое время воевал под ее началом, даже не догадываясь, что может их связывать. Но теперь, когда она потеряла обоих сыновей, он считал долгом чести позаботиться о своей тетке и взять ее под свою опеку, как когда-то она опекала его, Тоби и Корки. И еще он подумал о том, что все же необходимо выяснить судьбу младшего брата. Быть может, он еще жив.
Дверь открылась и вошла мать-оружейница в сопровождении Врен и Бриджера. Увидев Мандалора все трое почтительно сняли шлемы, преклонили колено и опустили головы.
- Приветствуем, Мандалор, - произнесла Кьяра.
- Приветствую, можете встать, - ответил Шиса.
Все трое поднялись. Однако когда они увидели полусидящую на подушках женщину, очень удивились. Герцогиня Крайз смотрела на них озадаченно.
- Кьяра? Сабин? И...Эзра? Эзра Бриджер? Ты? В бескаре?
- Приветствуем Вас, Бо-Катан. Какими судьбами? Добро пожаловать в Убежище.
- Кьяра, подойди, - попросила Крайз. Забрака не верила своим глазам, но измученность ее бывшего командира и боевой подруги бросалась в глаза. Герцогиня постарела, в то время как Кьяра могла сойти за женщину средних лет. Мать-оружейница нерешительно сделала пару шагов к постели Бо-Катан, а после метнулась к ней и обняла.
- Бо! Откуда ты! Что с тобой случилось?! Что с тобой сделали?! - воскликнула она. Бывшая воительница Дозора Смерти и Ночных Сов растрогалась, обнимая свою подругу.
- Кьяра, я уже готовилась умереть и даже не могла представить, что окажусь здесь. Меня спасли из имперского плена Боба Фетт, еще один мандалорец и джедай. Кажется, Боба называл его Люк.
- Скайуокер? Да. Он сейчас тут. Он уже второй раз приходит нам на помощь. Но что с тобой произошло, Бо?
Герцогиня тяжело вздохнула.
- После уничтожения Звезды Смерти над Явином, Имперцы решили нанести ответный удар по всем оппонентам, не важно, повстанцы они или мандалорцы. Мой отряд попал в окружение. Среди нас был предатель, давший нам неверные разведданные. Имперцы задавили нас количеством. Все мои люди были перебиты, а я попала в плен. Войсками командовал Гидеон Таркин, я оказалась у него в плену. Не скрою, меня долго били и мучили, пытаясь выведать информацию о базах мандалорских повстанцев, но ничего не получили. Тогда Гидеон отправил меня развлекать штурмовиков. Он плохо меня знал. Я немного сократила его армейский ресурс. Многие выползали от меня со сломанными руками, ногами, ребрами, носами и челюстями. А некоторых с проломленными черепами просто приходилось выносить. Тогда меня отправили на Нал Хатта в качестве участницы боев без правил. Гидеон решил зарабатывать на мне. Мне пришлось бороться за свою жизнь. Столько травм, сколько я получила там, ни у кого не было. Он думал, что я буду просить пощады и выдам ему всю информацию. Он ошибся. Ни мандалориан'ад! Последним моим пристанищем стали зайгарианские рудники. Если быть точной, копи, где добывали редкие драгоценные камни. Это единственное месторождение с глубокой шахтой и нечеловеческими условиями труда. Я потеряла счет времени и вообще не знала, что происходит в Галактике. Надсмотрщики. Тор Визсла показался бы просто милым парнем, по сравнению с ними. Это просто неоправданная жестокость. Хатты и то милосерднее. Особенно если ты относишься по-доброму к их хаттенышам, они это любят. А зайгерианцы- парни в которых лишь злоба и алчность. Так продолжалось, пока меня в очередной раз не избили до полусмерти. Хотели уже зарыть живьем, когда пришел приказ перевезти меня на Звездный Разрушитель. Сама я идти не могла, и меня в тяжелом состояни доставили туда, вызвали медика, осмотрели и оказали кое-как помощь, а после заперли в камере тюремного блока. По разговорам штурмовиков, я поняла, что должна была стать разменным кредитом за какого-то важного пленного. За мной пришли, но не солдаты Гидеона, а два мандалорсеих охотника за головами и джедай. Так я оказалась здесь. И вижу что не зря. Но я не понимаю, Кьяра, почему ты здесь? Ведь насколько я знаю, ты и коммандер Т'орн должны быть на Наварро? И как поживает Тай Т'орн?
- К сожалению, Тай Т'орн умер более двадцати лет назад. Его убили. Его сын Мандо был под моей опекой. Я учила его. По вине Гидеона, который год назад вторгся в Убежище, мне пришлось эвакуировать семьи сюда, на Татуин. На окраинах Мос-Эйсли была мандалорская община под руководством Горда Талла, который по старости передал бразды правления мне. Он умер полгода назад. Пока часть моих бойцов сдерживали натиск штурмовиков Гидеона, остальные помогали эвакуировать семьи и найденышей. К сожалению, Гидеон опять вторгся уже сюда месяц назад, а две недели спустя новое вторжение осуществил племянник Гидеона-Тодд Таркин. Мы потеряли много людей и еще большее их количество пострадало. Если бы не Мандо, Рекс, Вольф и Боба Фетты, Асока Тано, мастер Тован, Защитники, Мандалор Шиса, Сабин Врен и Эзра Бриджер, Паз Визсла, Кид Манд'Крей, Чам Синдула с дочерью и отрядами тви'лекских повстанцев, Спектры и многие другие, мы просто не выстояли бы.
- Асока Тано? Рекс? Они здесь?
- Да, Асока месяц назад родила трех очаровательных деток. Рекс очень счастлив. И еще у них два маленьких найденыша, которые пришлись им по сердцу. У Сабин и Эзры скоро свадьба. У нас есть еще пары, которые хотят сочетаться браком. Например, Паз Визсла и Тана Рит. У нее погиб муж. Сейчас они готовятся с Пазом к свадьбе. У них маленький ребенок.
- А ты, Кьяра? Ты так и не устроила личную жизнь?
- У меня есть маленький забрачек, который сейчас, увы, в госпитале. Его инструктор Вольф Фетт тоже, - лицо забраки омрачилось. - Они оба герои.
Эзра слегка кашлянул.
- Госпожа Крайз, для нас было бы честью Ваше присутствие на свадьбе. Мы можем рассчитывать на вас?
- Да, мы хотели бы, чтобы Вы были свидетелем, Бо. Конечно, если Вы будете себя хорошо чувствовать, - перехватила у жениха инициативу Врен.
Герцогиня посмотрела на молодых людей и улыбнулась:
- Это даже не обсуждается, Сабин! - радостно воскликнула она. - Быть свидетельницей на вашей свадьбе для меня честь. Но только...знает ли об этом Урса и Олрич?
- Как раз об этом я бы и хотел поговорить с Вами, Мандалор, - Бриджер немного смутился. - У крестокрыла связь не такая уж и дальняя, хотя Железяка может ее осуществить, но с трудом. Можем мы воспользоваться связью в Вашем корабле, чтобы оповестить родителей Сабин. Мне-то оповещать некого.
- Не вопрос, - ответил Шиса. - Делай, что нужно, Эзра.
- И скажите Урсе, что я жива, я здесь и очень соскучилась по ней.
- Да, госпожа Крайз, непременно. Мы с Саб рады, что вы живы и целы, - улыбнулся Эзра.
- Так что, Эзра, ты уже джедай? - спросила Бо-Катан.
- И мандалорец, - ответил улыбнувшись Бриджер.
Паз и Рекс искали Фенна по какому-то делу. Оба зашли в палату, куда их послала Варди и остановились на пороге, переглянувшись.
- Гопожа Бо-Катан Крайз! - хором выдохнули они.- Наше почтение!

Дэван получил легкое ранение все в туже руку, Салита отправила Тиллу ухаживать за парнем, чему они вдвоем были несказанно рады. Комната, где положили Дэвана, так как он не являлся мандалорцем, была отдельной, и Тилла провела Дэвану сеанс "быстрого восстановительного лечения" и настроение у него улучшилось. Им никто не мешал любить друг друга. Мать-оружйница закрепила Атин за Асокой и Рексом, отдав им девочку, которая была счастлива и не отходила от мамы Асоки ни на шаг. Рекс тоже порадовался ребятенку.

Было раннее утро. Даркс и Гарда еще не появлялись. Мать-оружейница вздохнула, посмотрев на оставленные ими инструменты и принялась наводить порядок в кузнице. Молодо-зелено. Может они талантливые, но убирать за собой их надо бы приучить. Она думала о том, что пошел третий день, как Вольф и Тор в госпитале. Забрака собиралась идти к ним.
Кто-то окликнул ее. Женщина обернулась. Сзади стоял Фенн бледный и не выспавшийся. Она знала почему: Мандалор помогал Салите и дежурил в госпитале при раненных.
Они поприветствовали друг друга.
- Кьяра, я хотел предупредить тебя: родители Даркса здесь. Ты могла бы поговорить с ними?
- О чем?
- Видишь ли, как Мандалор и командир группы я прошу у тебя руки Гарды Вэй для моего бойца Даркса Бевийна.
- Что-то они не торопятся обрадовать меня новостью о своей свадьбе. Им это надо?
Мандалор махнул кому-то рукой, поглядев через арку входа в оружейное святилище.
Он отошел в сторону, Даркс прошел внутрь, держа Гарду под руку. Они вдвоем сняли шлемы и склонили головы перед матерью-оружейницей.
- Гарде еще нет семнадцати, и она не принимала присягу, - строго сказала Кьяра.
- Мастер, мне будет семнадцать через две недели.
- Вот тогда и поговорим. Я не имею права рушить устои Убежища.
- Мастер, отдайте мне ее в жены, - попросил юноша. - Мы любим друг друга.
- Любви не достаточно. Что ты можешь отдать за нее. И потом я не могу выдать ее замуж и отпустить. Не желаю терять людей. Нас и так мало. Я выдам ее замуж, но только в Убежище, - жестко произнесла забрака.
- Кьяра, зачем ты так? Они молоды, любят друг друга. У них вся жизнь впереди, - начал просить за них Шиса.
- Мандалор, мое решение неизменно.
- Я не знаю, что могу отдать. Кроме моих умений, жизни и оружия у меня ничего нет, - сокрушенно развел руками Даркс.
- Мать - оружейница, пожалуйста, отдай меня за Дара, - Гарда вдруг покраснела и потупилась.
- Почему просьба о замужестве вызвала смущение? - спросила забрака. - Разве ты этим совершила что-то недостойное.
Девушка вдруг гордо подняла голову, в ее зеленых глазах сверкнул огонек.
- Да, совершила. Я уже не раз была с ним!
- Вот как? Он обесчестил тебя?
- Да. Но и сам обесчестился.
Шиса вздохнул и сцепил пальцы рук.
- Кьяра, это истинная правда. Даркс был не "стрелянный" до нынешнего времени. Я слишком хорошо знаю своего бойца.
- Отлично. Как только ей исполнится семнадцать, приведу ее к присяге и выдам замуж за кого-нибудь из здешних молодых мандалорцев. Она должна остаться в Убежище. Даркс может быть свободен. Он все равно тут не останется, потому что служит в Защитниках и его семья на Мандалоре.
- Но...но это жестоко! - воскликнул бедный юноша. - Я не брошу ее! Я готов остаться ради нее здесь! И если надо будет, то и жизнь за нее отдам!
- Не только за меня, Дар.
Парень удивленно взглянул на свою любимую. Шиса потупился и о чем-то думал.
- Любопытно. А за что же еще? За Убежище? За честь Мандалора? - усмехнулась забрака.
- Мать-оружейница, у нас с Даром...будет дитя, - девушка снова покраснела, уткнулась в пол и прислонилась к плечу своего потенциального мужа.
- Вот как? И он согласен остаться здесь на Татуине ради тебя и ребенка?
- Согласен, - ответил Даркс. - Это наше дитя. Я залил бескар и мне отвечать за это.
- Ты ведь недоучился у Васура, Даркс. Как быть с этим? Мейдрит весьма огорчится.
- Ничего, он поймет. Оба отца будут только рады тому, что я смог создать семью. Если ты согласна взять меня в качестве второго подмастерья, то я ничего не потеряю.
- Разумно, - кивнула забрака. – Что ж. Я могла бы отказать, но ради Мандалора, который пришел просить за тебя и за твою твердость решения я отдаю тебе Гарду Вэй в жены. Свадьбу назначу в один день с другими парами. Будь хорошим мужем и отцом, а так же желаю тебе стать настоящим мастером-оружейником. Мандалорские кузнецы не должны исчезнуть. А посему, властью данной мне Мандалором, даю тебе право на свой кузнечный клан, клан "Молота и огня". Метку вы получите во время бракосочетания. Готовьтесь и учите брачную клятву. А теперь займитесь делом, приберитесь в кузнице и продолжайте работу с металлом.
Двое крепко обнялись. Мать-оружейница улыбалась под шлемом, глядя на то, как страстно целуются молодые.
Как только они принялись за дело, Кьяра собралась уходить. Фенн вызвался ее проводить. Они шли по коридору в сторону госпиталя.
- Ну, вот и выдала я свою воспитанницу замуж, - вздохнула забрака.
- Ты сама об этом не думаешь? Я был у Вольфа, перевязывал его. Он был в забытье и грезил тобой.
- Я не против, Фенн. Но все не так просто. На мне лежат узы Брака Навсегда. Снять их проблематично.
- Почему? Тор и Вольф помирились, как я понял. И судя по всему, коммандер отец ему. Я переносил его в палату после операции, мальчик пытался проснуться и спросил где папа.
- Необходимо, чтобы он признал его при свидетелях. Без этого ничего не будет. А это не считается, - ответила она и внутренне порадовалась такой новости.
- Согласен. Но если это произойдет, буду только рад. Вольф будет для тебя отличным мужем, а Тору хорошим отцом.
- Я знаю.
За разговором они незаметно пришли в госпиталь. Кьяра попрощалась и скрылась за дверью одной из палат.

0

400

Вольф и Тор пришли в себя почти в одинаковое время. Только коммандер очнулся поздним вечером, с него сняли дыхательный аппарат. Легкое от бакты зарубцевалось и наметилась положительная динамика образования тканей. Ему стало легче. Тор окончательно пришел в сознание лишь утром третего дня.
Голова у коммандера перестала кружиться, он дышал сам, и сознание стало ясным. Над собой он увидел склоненного Рекса, обеспокоенно глядящего в его лицо. Все недавнее всплыло в памяти, как кошмарный сон. Раны болели.
- Рекс...- хрипло позвал брата клон.
Генерал Фетт наконец улыбнулся.
- Рад, что ты в здравом уме и твердой памяти, вод. Еще немного и ты снова будешь в строю, - подбодрил он Вольфа.
- Рекс...Тор где? Где забрачек? Он жив? - забеспокоился брат Рекса.
- Он в соседней палате, Вольф.
- Мальчик...мой сын...что с ним?
- Его тоже прооперировали. С ним все хорошо, он сейчас с матерью.
- Я хочу его видеть.
- Тебе нельзя вставать, вод'ика.
Коммандер попытался встать, но сильные руки брата прижали его к постели.
- Нет. Нельзя, - сказал ему Рекс строго.
- Пусти!
Они боролись минуты три, но Вольф оказался упорнее. Генерал Фетт отпустил его, боясь, что сделает ему плохо или сам коммандер напряжется и создаст себе проблемы.
Несмотря на сильные боли, клон сел. Его шатало.
- Помоги одеться, вод.
- Что ты задумал?! - забеспокоился брат.
- Я пойду...к нему... к Тору...Я должен быть с ним...
- Там есть, кому быть с ним, Вольф. У него есть мать, которая вообще-то его тоже любит. Не мешай им.
- Кьяра доверила его жизнь мне. Помоги...- он умоляющим взглядом смотрел на Рекса, и брат сдался. Он помог ему надеть штаны и рубашку. Больничный балахон Вольф аккуратно сложил и оставил на подушке. Вместо сапог у постели Вольфа стояла короткая мягкая обувь из бантовой шкуры, просторная, чтобы ее можно было легко одеть и снять. Он сунул в нее ноги. Подняться и встать стало проблемой. Ноги почти не держали коммандера. Он заметил импульсную винтовку, стоящую в углу и попросил ее принести. Опираясь на нее, с трудом поднялся на ноги, чуть не упал, но был подхвачен Рексом. Далее Вольф частично повиснув на брате, частично подпирая себя импульсной винтовкой двинулся к выходу из палаты.
Рекс вытащил его в коридор. Он мог бы не идти на поводу у упрямого коммандера, но знал, что в случае отказа брат, во-первых, обидится на него, во-вторых, все равно достигнет цели, даже если ему придется ползти. Добравшись до двери в соседнюю палату, Рекс Фетт открыл ее и осторожно пропихнул Вольфа в помещение.
Рано утром Тор открыл глаза и посмотрел осмысленным взглядом вокруг себя. Первое, что он ощутил - как все болит и тянет, второе, что он на руках у матери, осторожно прижимающей его к себе.
- Мама, - прошептал он.
Кьяра была без шлема. Она заметила, что он проснулся, и, как всегда, осыпала нежными поцелуями его лицо и голову с рожками. Если он был обижен на нее совсем немного за то, что забрака сама не пришла его забирать, а послала вместо себя Вольфа, то сейчас он перестал обижаться и был очень рад и счастлив, что она рядом с ним. Вспоминать случившееся не хотелось. Кьяра ласкала и целовала свое дитя, и лицо ее было влажным. Если бы с ним что-либо случилось, то она, наверное, сама бы умерла.
- Нер ад'ика, любимый мой забрачек, - услышал Тор. – Маленький…
- Мам, не плачь. Я ведь живой, только больно все очень, - вполголоса сказал мальчик.
- Ты настоящий герой, Тор'ика, ты мой храбрый сынок, прости меня, мое сокровище, - она обняла его щеку рукой и еще раз расцеловала его.
Тор положил свою голову на нагрудный бескар забраки и закрыл глаза. Но затем снова забеспокоился.
- Мама, ты жива. Я очень-очень боялся тебя потерять. Боялся, что тебя убьют...- его переживания напомнили еще об одном человеке. - Мама, а коммандер Вольф? Он умер, да? Он из-за меня умер! Я не смог ему помочь...все зря...- Забрачек заплакал на руках у матери, слегка укачивающей его, - Мама, я думал… я не нужен совсем… и никто за мной не придет, и я сгорю в корабле со штурмовиками. За Дайго пришел папа… а…а я был совсем-совсем один. Коммандер Вольф пришел за мной. Он защитил меня, а я так и не смог ему помочь. Я виноват во всем... И ты уже не будешь счастлива, потому что ты его любила, а я не хотел вам мешать...
Он плакал и все пытался высказать и выплакать свою боль, потому что был словно между кузнечным прессом и наковальней. Она дала ему эту возможность, прислушиваясь к каждому его слову. Его словно прорвало.
- Маленький, - забрака поцеловала снова основания его рожек, его пальцы и ладони, она гладила его лицо, голову, спину, обхватив нежно своими сильными и крепкими руками, жесткими словно бескар, но такими теплыми и заботливыми.
- Не надо, ад’ика, не плачь, все хорошо. Вольф жив, лежит в соседней палате у тебя за стеной. Вот выздоровеешь и будешь ходить навещать его.
- Он жив?! - забрачек смотрел на мать-оружейницу заплаканными глазами, и огорчение на его лице сменилось на радость, теперь он плакал, потому что был счастлив. - Он, правда, жив?! Он хороший. Он настоящий друг и он меня не бросил. Дядя Рекс правду сказал. Мам, давай пойдем к нему. Ну, мама. Ну, пожалуйста! Ты со мной, а он там совсем-совсем один. Ему, наверное, очень грустно.
- Тор'ика, ты не здоров и коммандеру тоже сейчас нужен покой. Ему очень тяжело и больно, - мягко предупредила его забрака, утирая слезы с его лица. - Вот будешь посильнее, будешь его навещать. Он будет рад тебя видеть.
В это время дверь открылась и в палату опираясь одной рукой на импульсную винтовку, а другой держась за стену прошел командер Вольф. Забрака на пару минут потеряла дар речи, в ее голове все перемешалось, и она никак не могла понять, кого она видит перед собой: Т'орна, у которого волосы почему-то были выкрашены в черный или Вольфа в теле бывшего мужа, пришедшего к ней поздней ночью с раненой ногой. Наконец все мысли упорядочились в голове.
- Вольф, почему ты встал? В твоем тяжелом состоянии это опасно! - забеспокоилась она.
Он ничего не ответил, лишь держась за стену медленно, с трудом дошел до топчана Тора, где сидела забрака, обнимая сына, и сел в ногах, привалившись спиной к стене и поставив к ней винтовку. Клон был бледен и чувствовал сильную боль, и голова у него кружилась, но терпел. Он знал, что надо терпеть.
- Смотри, ад'ика, кто к тебе пришел, - сказала она сыну, но Тор'ика и сам видел это.
- Дай его мне, Кьяра, - тихо попросил клон, слегка протянув руки к ней.
Она не стала ему перечить и осторожно пересадила забрачонка к нему на колени.
- Коммандер Вольф...- он снова расплакался, ухватившись за его рубашку и уткнувшись в нее лицом.
Вольф осторожно, чтобы не сделать больно ни себе, ни ему, обнял его и привлек к себе. Лицо у коммандера было добрым, а взгляд усталый и очень счастливый. Он обхватил его затылок, поглаживая пальцами, и молчал.
- Вольф, - позвала его забрака.
Он посмотрел на нее и коротко хрипловато сказал:
- Я остаюсь.
Она поняла его. Требовалось только перенести его постель и вещи: второй топчан и лавочка для амуниции в палате имелись.
Она кивнула, надела шлем и вышла искать Салиту или Варди.
Тор'ика почти успокоился, лишь тихо сидел на коленях у клона, он посмотрел на него снизу вверх.
Вольф в эту минуту думал о том, как из-за своего характера чуть не разбил сердце маленького забрачонка и едва не лишился сына. То, что он когда-то мечтал от него избавиться, показалось ему дикостью. Теперь же он был счастлив, что у него есть жена и сын, маленький чудесный забрачек.
- Коммандер Вольф, Вы настоящий друг. Вы меня спасли. Хорошо, что Вы живы. Я хотел бы, чтобы мама была счастлива с Вами. Я тоже Вам друг и не буду вам мешать. Целуйте ее сколько хотите. Вы ее любите и она Вас, у вас своя семья, наверное, будут свои дети и… - мальчик смутился и покраснел.
Вольф ласково погладил его голову.
- Тор, послушай, разве может мешать кому-то собственный сын? - он отвел взгляд в сторону, чтобы не видеть крайнего изумления на лице мальчика. - Во всяком случае, твоя мама знает об этом. Ты мне не чужой. У мандо все дети свои. И потом, увы, обстоятельства такие, что мы даже не надеемся подарить тебе вод’ика. У нас есть ты, и нам этого вполне хватает. Тор’ика, ты наш-мой и Кьяры. У нас семья, да, но это и твоя семья, малыш. И без тебя все было бы без смысла. Чувствовать себя одиноким - очень больно и обидно, особенно когда знаешь, что и для кого ты жертвуешь. Не стоит. Хватит жертв. Ты МНЕ нужен. Я тебя не брошу.
- Коммандер...
- Знаешь, Тор'ика, давай оставим военные звания для парада. Я самый обыкновенный охотник за головами и зовут меня Вольф. Можешь обращаться ко мне по-простому и на "ты". Мы не чужие друг другу и любим одинаково одну и ту же маму.
- Вольф...- забрачонок все еще был смущен. -Вы...ты...ты приходи к нам когда и сколько захочешь.
- Спасибо, Тор'ика.
- Придешь?
- Приду, - он чуть помедлил, поднял голову забрачонка за подбородок, заглянул ему в глаза, слегка наклонился и мальчик почувствовал щекой очень коротко его жесткие обветренные губы. - Маленький забрачек...Тор' ика, мой мальчик. Весь мой. Ты похож на нее, у тебя такие же рожки.
Забрачонок в первый раз увидел, как на бледном измученном лице коммандера появилась добрая улыбка. Он прижимал к себе Тора как самую большую драгоценность во всей Галактике, и слегка укачивал его, а Тор осторожно его обхватил и снова уткнулся лицом в его мандалорскую рубашку: «Папа…».
Фенн Шиса пришел, чтобы перевязать маленького героя и совершенно не ожидал, что перевязывать ему придется двоих.
- Коммандер Вольф, в чем дело? В Вашем состоянии Вам положено лежать. Почему нарушаете режим госпитализации? - сурово спросил он у Вольфа. Через минуту за Мандалором вошли Кьяра и Салита с вещами и постелью клона, а с ними и Рекс.
- Мандалор, перевяжите, пожалуйста, их обоих, я перевожу коммандера Фетта в эту палату, по его личному желанию, - промолвила целительница.
Шиса вздохнул и оттаял:
- Вижу. Но раз так, то это к лучшему.
Забрака забрала сына и уложила его в постель. Коммандер дождался, пока Салита постелет ему на соседнем топчане и с большой неохотой прошел на свое место. Рекс помог ему переодеться и Вольф забрался под покрывало. Пока их перевязывали, они смотрели друг на друга с соседних коек.
Мать- оружейница пробыла со своими дорогими мальчиками весь день, заботясь и о Торе, и о Вольфе. Они теперь лежали в одной палате, и это было весьма удобно. Ближе к вечеру она ушла. Забрака очень устала и испытывала сильное желание поесть, залезть в душ и поспать. В эту ночь Салита оставила дежурить Варди. Пожилая целительница сильно переживала из-за убитой Вейлы. Она не представляла, откуда она еще может взять подмогу в госпитале, хоть 2-1В пришелся очень кстати. Мандалор знал о положении дел и поэтому предложил себя, в качестве дежурного на следующую ночь. Работы ей прибавилось, раненых было предостаточно, но что радовало, в разы больше, чем убитых. На предложение Мандалора ей пришлось согласиться.

Ночью Вольф не спал, раны болели и тянули. Палата была слабо освещена, и ему был виден Тор. Вольф обратил внимание, что забрачек тоже не спит. Мальчика знобило. Он лежал отвернув лицо к стене и сминал в руке простынь. Клон догадался: Тору очень больно.
Он с трудом поднялся и пересел на кровать забрачонка, опираясь на винтовку.
- Тор, - шопотом позвал его коммандер, как только мальчик повернул к нему лицо, клон все прочитал в его глазах, Тор'ика, я знаю, тебе не хорошо. Почему ты не сказал мне об этом?
Глаза сына Кьяры влажно заблестели и он опять отвернулся. Мальчик терпел. Коммандер вызвал Варди. Свет включили. Женщина прогнала Вольфа к себе, смерила температуру и покачала головой.
- Что? - хрипло спросил Вольф.
- Его знобит и температура высокая. Воспалительный процесс. Придется снимать.
- Плохо.
- Нет. Нормально. Вас лихорадило с короткими перерывами два дня, в то время как мальчик просто спал. Обычная реакция после оперативного вмешательства. Должно пройти.
Варди вышла и вернулась с инъекциями бакты, обезболивающим, анестетиками и перевязочными средствами. Она обколола бедного мальчика по всем его ранам. Забрачек молча плакал, стараясь не беспокоить коммандера, но тот и без этого знал, что твориться с его сыном.
Перевязав его, Варди принялась за Вольфа. Уж она-то прекрасно знала, каково сейчас клону. Она помогла и ему, а после покинула палату.
Забрачек успокоился, его перестало трясти. Однако он почему-то не засыпал. Вольф, вернувшись из санузла, который, как он сказал, будет посещать лично без всякого судна, опираясь на винтовку снова уселся на край постели Тора. Он протянул руку, чтобы погладить его и ощутил, что волосы и лоб мальчика абсолютно мокрые. Зажав ногами винтовку, клон приподнял покрывало и пощупал больничную одежду забрачонка. Балахон можно было отжимать, впрочем, как и простынь с покрывалом. Коммандер понял, надо принимать меры. Он еле передвинулся на свою постель, снял с нее свою простынь и покрывало, но никак не мог придумать, во что переодеть своего мальчика. Пошарил взглядом по лавке с одеждой. Там лежала его мандалорская рубашка. "Годится", - решил Вольф.
Двигаться ему было очень тяжело, но он смог, пусть через силу, поменять постель Тора на свою и, сняв с него больничный балахон, одел в свою рубашку. Она была очень велика для маленького забрачонка, ею можно было обвернуть тощенькое тельце мальчика. Тор завернулся в ранее чуть пропотевшую рубаху Вольфа, оставив торчать из нее лишь нос и рожки. Он вдохнул и почувствовал запах бехота, перевязочных средств, нагретого бескара… Так пахли рубашки его отца, когда он возвращался из неслишком удачного похода или с неудачной охоты. Тор завернулся в эту рубашку еще сильнее. Вольф удивился:
- Ты что, Тор’ика?
- Рубашка, - шопотом ответил ему забрачек, - у нее папин запах. Откуда ты ее взял?
- Нет, малыш, это моя рубашка, - ласково произнес Вольф, полуулыбнувшись.
- Твоя, а запах папин, - упрямо повторил мальчик.
- Что ж, возьми себе, у меня есть еще. А эту носи под бескаром, когда вырастешь.
Тор смотрел на коммандера и Вольф опять все прочитал в его глазах: забрачек был словно открытая книга. В этих глазах он увидел благодарность, любовь и еще что-то, о чем Тор почему-то молчал. Вольф не торопил события, он был уверен в том, что все скоро произойдет само собой.
- Вольф, ты ведь много воевал? Расскажи про оружие? - попросил мальчик. Просьба немного сбила с толку коммандера Фетта, но он не стал отказываться. Однако сидеть ему было невмочь. Топчаны в палате были не очень широки и клон попросил забрачонка подвинутся, на сколько сможет. Когда место освободилось, он разлегся рядом с Тором. Он рассказал ему про Камино, Пло-Куна, джедаев, клонов и войну, рассказал про тогдашнее вооружение, про Рекса и спасательные операции. Когда он дошел до «Приказа 66», обнаружил, что забрачонок крепко спит. Вольф мог спать либо на спине, либо на одном боку и бок этот сейчас облюбовал Тор. Клон обнял его, и прижал к себе осторожно, с любовью и нежностью, на какие вообще когда-либо был способен.
- Спи и не о чем не беспокойся, сын мой Тор. Я всегда буду с тобой, - сказал он шопотом спящему забрачонку.
Маленький забрачек, завернувшись в его рубашку и уткнувшись в него, мирно посапывал рядом.
"Чтож, Тор'ика, если у моей рубашки папин запах, то это не удивительно. Ты мой сын", - мысленно сказал ему Вольф Фетт. Он понемногу задремал, а после провалился в глубокий сон.
Утром Кьяра пришла к ним и обнаружила, что Вольф лежит и спит на топчане Тора, прижимая мальчика к себе, а Тор завернут в мандалорскую рубашку коммандера. Они оба улыбались во сне. "И все-таки, Вольф его отец", - подумалось Кьяре.
Мать-оружейница уселась в ногах на пустующей постели Вольфа и прислонившись к стене спиной задумалась и задремала, пропустив пробуждение клона.
Вольф медленно выплыл из глубин сна, почувствовав под руками нечто объемное и теплое. Он тут же вспомнил события прошедшей ночи и приоткрыл глаза. Забрачек мирно спал, уткнувшись коммандеру в грудь и завернувшись в его рубашку, а сам коммандер обнял и прижал к себе спящего мальчика. Он не видел Кьяру, так как лежал спиной к ней и любовался маленьким забрачонком. Вольф сам себе удивлялся и задавал себе вопрос, когда он умудрился полюбить это дитя? Забрачек был ему дорог, как может быть дорог только собственный сын. Впрочем, сам Тор вое отношение пока не высказывал. Было неизвестно, что он думает, но очень часто глаза Тора выдавали его, пока он еще не скрыл их за визором шлема. И в этих глазах с золотой искоркой было именно то, что Вольф очень хотел бы услышать. Однако забрачек помалкивал. Может, боялся очередного разочарования или желал проверить все до конца? Может, боялся опять потерять того, к кому был не равнодушен? Он привык к Вольфу и сумел его понять, пройдя через острый конфликт, и теперь тянулся к нему. Жесткий, строгий коммандер, давящий своим авторитетом, оказался человеком совсем не плохим. Тор понял, что за часто показной жестокостью скрывался ранимый человек, который был очень разочарован в этой жизни, испытал много бед и сам нуждался в любви и тепле, но имея в себе такой потенциал, сумел раскрыться и отдать то, в чем сам испытывал необходимость. И это вернулось к нему с процентом.
Через некоторое время Тор тоже проснулся. Он тихо лежал, прижавшись к груди Вольфа с закрытыми глазами, и слегка дремал, прежде чем проснуться совсем. Затем он пару раз зевнул, посмотрел на коммандера и обнял его сам, что-то очень-очень тихо прошептав на мандо'а, когда вжался в него. Коммандер не расслышал, но переспрашивать не стал. Он ласково погладил забрачонка по голове, ощутив ладонью его коротко стриженые жесткие волосы.
- Проснулся, Тор'ика?
- Угу, - промычал ребятенок.
- Тогда надо вставать. Сейчас Мандалор придет перевязывать нас, ад'ика, а потом принесут завтрак.
Брат Рекса отпустил мальчика, уселся на его постели и увидел Кьяру, задремавшую на его топчане.
- Су'куэ гар!
- Су'куэ, Вольфи, - ответила она пробудившись. - Почему ты там?
- Тору было нехорошо ночью. Я не мог оставить его.
Он поднялся и опираясь на винтовку, перешел на свой топчан. Забрачонку, видимо не просыпалось. Он пригрелся и снова задремал. Кьяра покосилась на спящего сына, завернувшегося в покрывало с головой и не желающего просыпаться так рано. Затем пересела к Вольфу, обняла его, сняла шлем и поцеловала клона. Тор этого не видел, он опять провалился в глубокий сон. Их прервал шипящий звук открывающейся в палату двери. Кьяра тут же спрятала голову под шлем, а коммандер быстро улегся в свою постель. Мандалор пришел делать перевязку обоим героям и разбудил Тора. За ним явилась и Варди, пригнав поднос с едой и питьем. Мать-оружейница сделала вид, что проверяет, нет ли у Вольфа температуры, а затем пересела к сыну.
Шиса остался доволен, раны понемногу затягивались и у мальчика и у коммандера Фетта. Забрака пробыла с сыном полдня, ей пришлось уйти, так как ее все искали и жизнь Убежища без ее участия остановилась.  Вторжение Таркина-младшего принесло много проблем.

Паз и Тана вернулись к себе в комнатку. Дайго ждал их и сосредоточенно собирал дар'солус. Как только они вошли он соскочил с топчана и пробежав влип в них двоих.
- Па! Ма! Пришли!
- Да, ад'ика. Вернулись, - сказала Тана, наклонившись, сняв шлем и поцеловав мальчика.
- Мама, пойдем к Тору? Он в госпитале.
- Вообще-то, Дайго, мы с Пазом собирались пойти и ремонтировать комнату, но думаю, я пока сама с штукатуркой справлюсь, а твой папа присоединится позже. Идите, навестите Тора вместе. Он герой. И скажите ему, что его заслуги отметил сам Мандалор.
- Ага. Как будто нашего Дайго он не отметил, - хмыкнул Паз. - Он сказал, что Тор и Дайго заслужили свой первый бескар за храбрость и мужество. А еще небольшой, но военый чин, который, я думаю, мальчики еще поднимут за годы службы.
- Ой, как неудобно вышло! Дайго, прости, я совсем забыла об этом.
- Мама, это что же, я как настоящий мандалорец...как папа, да?
- Да, дитя мое, - Тана обняла мальчика и еще раз поцеловала его.
- Эй, семейка, хорош лизаться! Пойдем-ка по делам, - улыбнулся Паз.
Они все трое покинули комнату. Тана ушла заниматься ремонтом, а коммандер Визсла  и Дайго отправились в госпиталь, навещать Тора.
- Папа, а правда, что коммандер Вольф отец Тора?
- Конечно, Да'ика. А почему спросил?
- Когда ты нас из огня спасал, ты сказал, что он - папа Тора.
- А. Ну, да. Другой бы за ним не пришел. У него хорший сын.
- Па, а я? Хороший?
- Ты? - мандалорец остановился, подхватил его на руки и чуть подбросил, поставив после на пол. - Ты лучший. Так-то, сынок.
Разговаривая, они пришли в госпитальный коридор. Паз выцепил откуда-то из-за двери Варди и спросил, где лежат Вольф и Тор.
По ее ответу они нашли палату. Дайго первым шагнул за порог. Поздоровавшись с Вольфом он подбежал к топчану, где лежал Тор. Мальчик приподнялся и Дайго крепко обнял друга, забравшись сбоку на постель. Мальчишки рады были видеть друг друга после тяжких испытаний.
Паз подошел к лежащему Вольфу и пожал ему руку, поздоровавшись, и присел на край его постели.
- Рад видеть, - ответил Вольф
- Ну, как, коммандер? Понемногу поправляетесь с сыном? - пробасил он.
Услышав это Тор, как-то смущенно покраснел.
- Ты чего? - полушепотом поинтересовался Дайго. Забрачонок шепнул ему на ухо:
- Я раньше как-то не думал о этом.
- Про коммандера Вольфа?
Тор кивнул и снова прошептал на ухо другу.
- Он мой папа.
- А я знаю. Мне мой папа сказал, - шепотом ответил ему Дайго.
Визсла и Вольф Фетт не обращали внимания на мальчиков. Они общались меж собой.
- Да, понемногу. Так и есть, - слегка улыбнулся брат Рекса, на вопрос, заданный боевым товарищем.
- Тебя здорово ранило, и сыну твоему досталось. Хорошо, вовремя вас забрали. Да и Рекс с Бобой постарались. Крови ты очень много потерял, Вольф. Я боялся, что не довезем тебя.
- Боба? Боба Фетт? Боба Фетт?! Он что...здесь?! – Вольф удивился и разволновался.
- Да. И очень нам помог уже не один раз. А что такое? Ты чего всполошился, коммандер?
- Я из-за этого мерзавца на войне брата потерял, а все потому, что этот идиот малолетний с раздутым самолюбием и желанием мести за своего отца угробил взрывом корабль и не пожалел, лишь бы спасти собственный тыл. Да и потом, я знаю, что он на Империю работал как дар'мандо.
- Он изменился, Вольф. Боба сильно поумнел с тех пор. Теперь он делает все что может. И потом, он собирается жениться по мандалорскому обычаю. Хочешь ты этого или нет, но он один из нас. Он - мандо. Кстати вот помог госпиталю: спер у импов меддроида со всей лабораторией для Убежища, да и Убежище не один раз уже защитил. Красавец!
- Я знаю Бобу. Он просто так ничего не делает.
- Говорю тебе, он изменился. Я слышал о нем, как о человеке несговорчивом, жестоком и гордом, причем от тех, кто его хорошо знал, но вот столкнувшись с ним такого сказать не могу. Упертый, да. Ну и что ж с того? Я тоже не идеал. Знаешь, быть и казаться - разные вещи. Может вы и не ладите меж собой, но вы братья, как ни крути. По молодости все совершают ошибки и иногда страшные, а иногда глупые. Тут я тоже ничем не отличаюсь от остальных. Прости его, Вольф. Рекс рассказывал, что когда встретил его на Камино после Эндора, Боба был счастлив, что у него остался единственный родной человек. И Рексу он помог, иначе тот был бы уже в могиле, а не рядом с женой и детьми.
Повторюсь, Боба изменился в лучшую сторону. Прими это как факт. Не знаю, что повлияло на это, но хуже не стало.
Вольф задумался. Он не знал, что сказать Пазу Визсле. С одной стороны он до сих пор скорбел по погибшей Волчьей Стае, но с другой, это было очень давно и держать в себе такой груз стало тяжело. Сам Вольф с тех пор сам сильно изменился, тогда ему по-сути было лет двенадцать-тринадцать, не смотря на то, что внешне он выглядел как двадцатилетний парень. Коммандер решил, что при случае он сам поговорит с наследником Джанго, а как сложится, так сложится.
- Ладно, Паз. Что будет, то будет. Гадать на кафе я не умею.
- Поправишься, приходи к нам с Таной вместе с Тором. Дайго будет рад.
Далее коммандер Визсла рассказал ему про допрос, про то, как Шиса выбил из негодяев информацию, как сломал его, и про то, что Корс оказался клоном и любовником Таркина. Вольфа передернуло:
- Фу! Дифективный какой-то! Даже руки об такого марать противно! Чтобы один из нас крутил роман с имперцем...ну, это уж слишком! Ладно, девяносто девятый калека был, но он был честен, а у этого все при нем и такой позор!
- Да его Рекс с Бобой побили уже за это. Да и мы с Таной за Дайго и Тора добавили.
- Будь я там, я бы тоже ему зубы "починил", - вздохнул коммандер Фетт, - только сил нет встать. По их милости чуть не загнулся вместе с сыном в пустыне.
Тор уловив обрывок фразы, снова покраснел. Он вспомнил, как он крикнул в гневе, что Вольф ему не отец и таковым никогда не будет.
- А знаешь, Шиса отметил наших малых. Сказал, что они заслужили бескар и меньший военный чин за подвиги, - продолжал Визсла.
- Что-о-о-о? Сам Мандалор это сказал? - с удивлением переспросил клон, не веря своим ушам.
- Да. И распорядился у матери-оружейницы.
Вольф даже свистнул негромко. Он такого не ожидал.
- Вот это да! Что ж, я и не сомневался, что они герои, - улыбнулся он.
В этот момент открылась дверь. Пришли Шиса и Варди с обедом. Паз встал, пожелал скорейшего выздоровления и джатне мандо, забрал Дайго, попрощался, и они ушли. Фенн принялся перевязывать коммандера, а тот лежал и чувствовал себя счастливым.

Тор и Вольф совсем помирились и их отношения укрепились. Если раньше они друг на друга злились и не желали видеть и слышать, то произошло нечто, что повернуло их лицом друг к другу. Теперь они были привязаны друг к другу. Забрака радовалась, но пока необходимого момента не наступало.
Мальчик и клон нашли много общих тем для разговоров. Забрачек интересовался видами оружия, как оно действует и за счет чего и Вольф, который отлично разбирался в оружии, с удовольствием давал Тору пищу для размышлений. Мальчик был целеустремленный и пытливый. Он очень хотел быть кузнецом-оружейником, как и его мать. Вольф считал это стремление похвальным. Кроме оружия, они могли разговаривать на многие житейские темы, им вдвоем было интересно.
Раны их понемногу зажили. Тора отправили домой  раньше на пять дней, чем клона, и мальчик приходил навещать его, пока коммандера не отпустили. И все же после ранения ноги небольшая хромота у Вольфа осталась.
Прошла неделя. Забрачонок помогал матери в кузнице, играл с Дайго, разбирал оружие и с удовольствием общался с Вольфом, но тот заметил, что маленький забрачек часто сидел на лавочке в оружейном святилище о чем-то размышляя. Он уже не обращал внимание на нежное отношение коммандера Фетта к его матери, но поглядывая на него о чем-то крепко задумывался.
Вольфу необходим был совет, так как время шло, а дело его совсем не продвигалось, и он задумал вернуться на Мандалор в убежище Скираты и спросить у него, как ему быть дальше. Если раньше он ни о чем не помышлял, то сейчас он очень хотел стать полноценным главой семьи, но Брак Навсегда и молчание Тора стало непреодалимым припятствием. Кэл знал целый свод мандалорских правил и исключений из них и мог бы ему помочь.
В конце недели, утром он явился к матери-оружейнице и заявил, что улетает. Услышав это, забрака чуть не выпустила ковш с бескаром из рук.
- Почему? - спросила она огорченно, ей вовсе не хотелось его отпускать.
- Таков путь.
- Ты надолго?
- Возможно, я еще вернусь.
- Возможно? А Тор? Он огорчится, если ты улетишь.
- Таков путь, - снова сказал коммандер. - Мне необходимо вернуться к Скирате. У меня есть к нему некоторые вопросы, ответы на которые он знает, а я нет.
- Чтож, таков путь, - огорченно вздохнула мать-оружейница, отвернулась и продолжила плавить бескар.
Вольф постоял немного рядом с ней и ушел.
Забрачек в этот момент пытался собрать раскуроченный старый карабин. Даркс рассказывал ему про устройство, но он отвлекся, увидев что клон пришел к его матери и что-то коротко ей сказал. Мальчик ждал, что он как всегда подойдет к нему, но Вольф даже не посмотрел в сторону забрачонка и быстро ушел из оружейного святилища. Тор подумал, что коммандер обиделся на него, и никак не мог понять за что. Он встал, отложил полусобранное оружие и подошел к матери.
- Мама, Вольф ко мне не подошел. Он на меня обиделся за что-то?
- Нет, Тор'ика. Вольф собирается улететь...не надолго.
В голосе забраки сын уловил печаль и огорчение, он понял, что расставание будет возможно долгим с неизвестным финалом. Он и сам огорчился.
- Ма, я его верну. Я скажу ему, чтобы не улетал.
- Тор!
Но забрачек забыв, что до восьми лет ему без сопровождения взрослых никуда ходить нельзя, улизнул в коридор и понесся по нему. Мать-оружейница, отдав в руки Даркса ковш, выскочила за ним, но догнать Тора не смогла: забрачек был легкий и ловкий. Он улепетнул от матери в сторону бывшей комнаты своего отца, где теперь жил Вольф. На повороте в коридоре он столкнулся с Рексом и чуть не сшиб его.
- Дядя Рекс! Вольф улетает! Я к нему! Я хочу сказать ему самое главное! Задержите мою маму, пожалуйста! - взмолился он, тяжело дыша.
- Не проблема, Тор, беги, - ответил генерал Фетт.
Как только забрачонок убежал, в Рекса впечаталась набравшая скорость Кьяра. Они свалились на пол.
- Простите, генерал. Я должна догнать сына, - извинилась она, поднимаясь сама и подавая руку брату Вольфа.
- Ничего. Только спешить не надо. В чем проблема?
- Ваш брат улетает, и мальчик нарушив правила, побежал его останавливать.
- Почему улетает? - удивился Рекс.
- Не знаю. Он так решил сам. Он хочет вернуться в Убежище Скираты для решения каких-то вопросов, каких именно он мне не сказал.
- Вы, я так понимаю, огорчены? Мой брат нужен Вам здесь в оружейном святилище?
- Да.
- Кьяра, пусть Тор бежит. Не мешайте им, у них есть, что друг другу сказать. А мы тоже пойдем к коммандеру Фетту, но торопиться не будем, не спеша. Согласны? Я вот шел к Вам и думал, что он в кузнице.
- Ладно, - сдалась забрака, - пойдемте.
Рекс подхватил ее под руку, чтобы она от нетерпения не убежала, и спокойно пошел с ней до комнаты своего брата.

Тор ворвался в комнату клона и остановился у двери. Он уже все для себя решил.
- В чем дело, Тор? - строго спросил Вольф не оборачиваясь, услышав, как закрылась дверь за спиной забрачонка.
Забрачек, еле отдышавшись, бросился к коммандеру, стоящему около топчана и собирающему рюкзак, оставшийся у него еще с Клонической войны. Вещей в Убежище у клона было не много, и большую часть он уже уложил. Мальчик вцепился в лямки рюкзака и начал отнимать его у Вольфа, не говоря ни слова.
- Тор, что за шутки? – возмутился брат Рекса. – У меня сейчас нет времени играть с тобой.
- От-пус-ти! – пропыхтел мальчик.
Коммандер и мальчишка стояли и перетягивали несчастный рюкзак. Всеже забрачонку удалось дернуть и вырвать рюкзак из рук клона. Он завалился вместе с рюкзаком на топчан, а после отбросил его к стене, быстро вскочил и ухватил клона ручонками за запястья.
- Вольф, не надо, не улетай! Пожалуйста! Не бросай мою маму! Она любит тебя и ты ей нужен!
Коммандер был сейчас без шлема. Он стоял перед мальчиком, высокий, сильный, в бескаре, с оружием и бергааном за плечами и молчал, глядя на Тора как-то опечаленно и озадаченно.
- Тор, а ты? Тебе-то я нужен? - спросил он не громко.
Мальчик смотрел на него снизу вверх, он тоже был огорчен.
- Т-ты...да…ты нужен мне...а ты улетаешь...пожалуйста, останься...- забрачек всхлипнул, влага покатилась из его глаз с золотой искоркой. - Папа, пожалуйста, не улетай...останься,  не оставляй меня...
У Вольфа сердце сжалось, при виде этих честных умоляющих глаз, из которых катились крупные капли. Он не заметил Кьяру и Рекса, вошедших в самый напряженный момент и остановившихся в нерешительности. Клон наклонился и сгреб забрачонка, прижав его к себе. Тор крепко обхватил его. Он плакал, не желая отпускать отца и прижавшись к его правой щеке своей головой. Он чувствовал, как теплая ладонь  коммандера Фетта легла на его затылок.
- Мой забрачек... Тор'ика...весь мой...не уйду, не улечу, не оставлю, не отдам...мой сын...мое дитя... - вполголоса говорил Вольф, обнимая мальчика. Вошедшие видели лишь его правую сторону лица с киберглазом, а из здорового в этот момент, как и у Тора, обильно текла влага.
Мальчонка, всхлипывая, гладил сзади отца по волосам и боялся отпустить его. Неожиданно он отвлекся и заметил Кьяру, стоящую у двери вместе с Рексом.
- Папа, смотри, мама пришла, - сказал он.
Забрака сняла шлем, подошла к ним и, не говоря ни слова, обняла их двоих.
Дверь открылась, и в комнату зашел Шиса. Он по какому-то вопросу искал мать-оружейницу, и ему сказали, что она здесь. Увидев милую семейную сцену, он уже хотел искать «путь к отступлению», но Рекс положил ему на плечо руку и остановил, тихо и укоризненно сказав:
- Мандалор, куда же Вы?
Забрака обернулась.
- Фенн, ты вовремя. Так как я являюсь твоей наместницей в Убежище, то я сама с себя не могу снять обязательства Брака Навсегда. Поэтому я обращаюсь к своему Мандалору за помощью.
- Что ж, для меня это неожиданный и весьма приятный сюрприз, - ухмыльнулся Шиса. - Я при свидетеле данной мне властью Мандалора расторгаю Брак Навсегда между тобой и коммандером Таем Т'орном, нарекаю его Браком Разбитой Любви и прошу твоей руки для коммандера Вольфа Фетта, брата генерала Рекса Фетта, сына Мандалора Джанго Фетта и внука Мандалора Джастера Мериэля.
- Мам, выходи за папу замуж, - предложил Тор.
- Если ты не против, Кьяр'ика, - вздохнул клон Вольф.
- Не против, выйду. Да, - негромко ответила Кьяра.
- Таков путь, - произнес Шиса и пожелал. - Хорошей семьи и крепких воинов! (Джатне алиит бал котэ вердэ!)
Он увел Рекса, дав троим побыть вместе. Тор вздохнул с облегчением и обнял мать и отца. Через пару минут клон поставил Тора на пол, и он обхватил их двоих за пояс, уткнувшись в них и чувствуя, как они тоже обняли его. Они стояли втроем очень долго. Если бы забрачек поднял голову и посмотрел вверх, то увидел бы как целуются его счастливые родители.

0

401

Шиса зашел к матери-оружейнице позже. Она как всегда копалась около плазменного горна, выплавляя  элементы чьей-то брони.
-Кьяра, можно тебя на пару слов?
Забрака кивнула и сунула откованный бескаровый лист в раствор.
Они уселись на скамеечку в кузнице. Женщина заметила в руках у Шисы какой-то сверток.
- Что это, Фенн? Бескар? Где ты его взял?
- Нет, не бескар. Посмотри.
Она взяла сверток. Гарды и Даркса в кузнице не было, они ушли обедать. Тор остался вместе с отцом, так как боялся, что Вольф улетит, как только он покинет комнату. Остались два стража у дверей в святилище, но смениться они должны были через час.
Развернув его мать-оружейница удивленно взглянула на то, что в нем было. Две статуэтки, вырезанные из дерева. Одна из них- это женщина, одной рукой обнимающая огромного лот-волка, который облизывал ей щеку, а второй- маленького мальчика, невероятно похожего на Тора, который держался одной рукой за люволчью лапу, а второй за руку своей матери.
Вторая статуэтка снова изображала женщину с огромным лот-волком, но он лежал у ее ног. Одной рукой женщина обнимала мальчика постарше, а другой его младшего брата. Волк смотрел на них и тянулся к младшему, чтобы лизнуть. На загривке его сидел хорошенький годовалый малыш и смеялся обхватив за шею лот-волка. На женщине была перевязь, в которой мандалорцы, не зависимо от пола, переносят своего ребенка, особенно если это военный поход. Бескара на женщине не было, но был знакомый шлем. И в этой перевези был виден еще один годовалый малыш у ее груди под расстегнутой мандалорской рубашкой. Еще двух улыбающихся детей того же возраста гордо лежащий лот-волк бережно "обнимал" передними лапами. Дети привалились спинами к его лохматой шкуре, будто собрались хорошенько выспаться.
- Фенн, откуда это?
- Их когда-то вырезал Т'орн и отдал мне, попросив передать их тебе, если его не станет. А я про них забыл. Эти статуэтки провалялись в моем нехитром скарбе, а теперь я их могу отдать тебе с чистой совестью, потому что исполнил свой долг.
У забраки было ощущение, что ее бывший муж пожелал ей семейного счастья, опять предвидя события.
- Спасибо, вод'ика, - улыбнулась она и перевернула большую статуэтку и прочла надпись на мандо'а: "Хорошей семьи и крепких воинов! Таков путь!" На основании второй из них было написано:"Правосудие не карает, но оправдывает".

Кьяра еще поговорила с Мандалором о делах, касаемых Убежища. Он обещал помочь. Затем Фенн поднялся и оставил оружейное святилище. Мать-оружейница полюбовалась работами своего бывшего мужа и отнесла их в комнату. Сомнений быть не могло. Он предвидел ее встречу с Вольфом. Но вот такое количество детей показалось ей нереальным. Она вздохнула:
- Если б можно было бы из бескара выковать... Т'орн-Т'орн, не получилось у нас сковать бескар, а мы так хотели...
Нужно было работать. После вторжения Убежищу требовался еще больший ремонт, а значит необходимо ковать стальную арматуру для стен, металлические ставни, направляющие для покоеженных кое-где дверей. Бескар - металл дороже самого лучшего имперского золота и использовпть его для ковеи конструкций непростительная роскошь, но зато в кузницу снесли обломки дроидов и разный лом, годный для переплавки. Кьяру это радовало. С другой стороны ее любимому маленькому забрачонку будет чем порадоваться, развинтив дроида-другого. Пусть играется, пока можно. Она улыбнулась. Забрачек сейчас сидел в комнате Вольфа. Он не захотел уйти с ней, опасаясь, что отец улетит, и остался там. Пусть. Забрака была счастлива, что дело так разрешилось. Тор'ика маленький, ему нужен защитник и наставник. Пусть даже он герой. А Вольф...ну, он тоже нашел свое счастье. Теперь у него есть маленький сынок, которого он очень любит, а значит Вольф уже не один. Мать-оружейница наполнила ковш остатками дроидов. И у нее будет хорошая семья. Лишь одного она не знала, как отнесется к ее замужеству Мандо. Кода она вспомнила о нем, ее сердце сжалось. "Мое дитя. Где он сейчас? Все ли с ним хорошо? Я все бы отдала, только бы с ним ничего не случилось. Мой Мандо, нер ад'ика..." - подумала она и подняла ковш, желая сунуть его поскорее в струи плазмы, но как-то он показался ей тяжел. Забрака отставила его в сторону и вытащила оттуда некоторые части разломанных дроидов. Теперь было как-то легче.
Расплавленный металл стек из ковша в длинные формы, застывая и превращаясь в металлические штыри. Она опустила на форму крышку с хладагентом и раствором. Из стыков повалил пар. Через несколько минут она открыла крышку и вытащила клещами готовую арматуру. Ее требовалось лишь поставить на место и сварить.

Тор сидел в комнате Вольфа, сам коммандер разбирал свой рюкзак. Улетать уже смысла не было. Однако он понимал, что маленький Тор'ика не зря остался: он боялся, что Вольф все-таки улетит.
Тор сосредоточенно разглядывал его старенький DC-17.
- Папа, хочешь, я тебе бластер почищу? - спросил он, заглянув коротко в дуло оружия.
- Я сам почищу, спасибо Тор'ика, - улыбнулся ему коммандер.
- Расскажи что-нибудь, па, пожалуйста, - попросил мальчик.
- Чтоже тебе рассказать? - Вольф присел рядом с ним и обнял его за плечи.
- Какое оружие самое лучшее?
- Мандалорское?
- Любое.
- E-WEB. Он мощный и способен проломить нетолстую стену.
Забрачек вдруг потупился и вспыхнул красным.
- Па, а можно я спрошу? Ты не рассердишься?
- Что, Тор, вопрос неприличный? Если да, то я на него не рискну ответить.
- Я когда был в плену, я опять подрался с Тоби. Из-за вас с мамой.
- Почему?
- Тоби сын кантинного вышибалы и дурачок. Он сочинил про тебя при всех, что ты спишь с моей мамой. А как же ты спишь, если рядом с ней мое место? Да он просто болтун!
- А. Понял, - кивнул Вольф. - Твоя мама скоро выйдет за меня замуж, а супруги обычно приносят клятву перед оружейным алтарем. Они говорят при этом: мы будем едины, когда мы вместе, мы будем едины, если разлучимся, мы будем делиться всем и растить воинов. Супруги, в данном случае отец и мать, делят одну кровать пополам, спят на одной кровати. Тут ничего удивительного. Так положено.
- А почему он это так сказал, как будто хотел обидеть? Разве это плохо, когда папа и мама всем делятся друг с другом?
- Нет, это наоборот хорошо, Тор. Делиться надо всегда. Просто Тоби тебе завидует. У него же нет таких мамы и папы. А он очень хочет, чтобы его тоже взяли в семью и полюбили. Поэтому он тебя дразнит.
- А ты? Ты будешь жить у нас? И делить топчан с мамой будешь? Пополам?
- Что же тут такого?
- Нет, ничего. Я подумал...па, я тебе свое место уступлю. А сам...вот сюда уйду или на лавочке буду спать.
- Спасибо, ад'ика, только это все не нужно. Тебе ведь шесть?
- Да.
- До восьми лет дитя должно быть рядом с мамой. Таков путь. А через два года посмотрим. Возможно, ты станешь более самостоятельным и захочешь что-то свое. До этого срока я не имею права на что-либо претендовать. И потом, с восьми лет я как охотник за головами должен буду тебя учить охотиться. Бескар бескаром, а дело делом. Одно другому не мешает. Вот Даркс – кузнец и Защитник. Таков путь.
- Значит, я остаюсь с мамой в комнате? - удивлено спросил забрачек. - А ты? Ты будешь здесь?
- Да, Тор’ика. Я останусь тут, - спокойно ответил Вольф. – Мне спешить некуда.
Скоро должен был начаться обед, и клон собрался идти в трапезную. Но лишь только он надел шлем, Тор соскочил с топчана и схватил его за руку.
- Папа! - воскликнул он тревожно.
- Чего же ты испугался, сын? - коммандер понял, что произошло и чего боится мальчик.- Знаешь что, сынок, заглянем-ка в эпар'йаим вместе и возьмем обед на троих, а после пойдем к маме. Она много работает и за едой ей ходить некогда.
Забрачек согласился и вскоре они уже дружно шагали по направлению к Трапезной.

Кьяра залила расплавленный металл в плоскую форму и сунула ее в хладагент, а после аккуратно положила на наковальню кузнечного пресса. Она взялась за рукоять, потянула его вниз и почувствовала, что ей управляться с прессом тяжеловато. Никогда такого не было. Отковав лист и вынув его, она положила кованное на стол переговоров и присела на скамеечку, отдышаться. "Да что со мной такое сегодня?" - неожиданно разозлилась она. В это время пришли Вольф и Тор с подносом заставленным едой. Она встала с лавочки и подошла к ним. Даже через фильтры можно было учуять вкусный запах супа, но почему-то она не обрадовалась: ей показалось, что у супа очень резкий запах, и ее замутило от него.
- Спасибо, мальчики, что позаботились, поблагодарила она. Я чуть позже поем. Дел много. А вы идите в мою комнату, пообедайте.
Мужчина с мальчиком увели поднос в комнату, а забрака подумала, что хорошо бы к Салите сходить и проверится, может это от нервов? Кьяра задумчиво снова уселась на лавочку.

Войдя в комнату, Тор обратил внимания на деревянные резные статуэтки, поспешно оставленные матерью на низеньком столике.
- Папа, смотри! - забрачек взял одну из них, где были изображены трое.
Вольф отвел в сторону парящий в воздухе поднос с обедом и немного наклонился, разглядывая резьбу.
- Красиво вырезано. Делал мастер, - сказал он.
Клон взял статуэтку из протянутых рук Тора и осмотрел ее, обнаружив снизу надпись "Правосудие не наказывает, но оправдывает".
- Хммм! Правосудие...правосудие...интересно...
Он сосредоточенно осматривал изображение волка, мальчика и женщины.
- Похоже, сынок, это про нас. Ты же Тор?
- А...ой! Папа, это мы с тобой и...мама? Да?
- Похоже на то. Интересно, это просто случайное совпадение или нет? Скорее всего, вырезано было давно.
Вольф был озадачен. Он снял шлем и озадаченно потер лоб.
- А вот еще!
Забрачонок протягивал отцу вторую деревянную скульптурку. Коммандер поставил первую на столик и взял вторую.
- Только почему тут два мальчика? - задумался Тор'ика.
- Верно, сынок, два. Но...- почему-то дыхание у клона перехватило. - Твоя мама сказала, что вряд ли у тебя будут вод'икэ, Тор.
- Па, а я понял, почему два мальчика. Это я, а это вод'ика Мандо. Па, я тебя с ним познакомлю. Он хороший, и я его люблю. А еще он охотник за головами.
Вольф ласково погладил забрачонка по голове.
- Чтож, значит будет о чем побеседовать по делу.

В комнату прошла Кьяра, снимая кузнечные перчатки. Вольф и Тор синхронно развернулись к ней. Она заметила деревянную скульптурку в руках у Вольфа.
- Мама, а кто тебе такие статуэтки подарил? - спросил сын.
- Наш Мандалор. Он давно должен был их отдать, они предназначались мне.
- Шиса? Так это он их вырезал? - поинтересовался клон. - Очень красивые и  тонкие работы.
- Нет. Он так не умеет.
- Мам, но это же мы, да? А почему?
- Тор'ика, когда-то давно эти фигурки вырезал мой бывший муж, отец твоего брата и друг Фенна Шисы, Тай Т'орн. Он попросил Мандалора передать их мне, но Фенн забыл о них на долгие годы. Вспомнил только сейчас. У Т'орна было одно необычное свойство: он умел предвидеть события. Если бы я получила этот последний подарок от него раньше, то знала бы, чего ожидать в своей жизни.
Вольф задумчиво посмотрел на скульптурку и спросил:
- Он был джедаем?
- Нет Т'орн был самый обычный мандалорец. Коммандер. Но с весьма необычным свойством. И еще, мальчики, это секрет, постарайтесь держать все при себе.
- Да, мам, мы ничего не скажем. Правда, папа?
- Правда, Тор'ика.
Кьяра сгрузила весь обед на столик, подвинув его к скамеечке. Тор ушел мыть руки, а забрака уселась на скамеечку и привалилась спиной к стене, сняв шлем и закрыв глаза.
- Знаешь, Вольф, что-то мне от запаха этого супа как-то нехорошо. Наверное, в последнее время я как-то сильно волнуюсь.
Вольф присел рядом с ней.
- Да, я тебя понимаю. Если бы не это вторжение... Тебе пришлось слишком много перенести за последние три недели. Тебе бы стоило отдохнуть. Гарда и Даркс справятся.
- Нет. Именно сейчас не могу, Вольфи. Убежище нуждается в ремонте, а для этого надо постараться, чтобы успеть все исправить, вот только...
- Что?
- Как-то тяжеловато стало. Сегодня пришлось приложить усилие, чтобы сдвинуть пресс. Никогда такого не было. Старею.
- Нет, Кьяра, ты просто устала. Это нормально. Тебе нужен отдых, дорогая. Поручи своим подмастерьям делать работу. Этим ребятам надо практиковаться.
- А я? Я-то что буду делать?
- Контролировать. Ты же все-таки их мастер.
Забрака минуту поразмышляла.
- Может, ты прав. Пусть займутся делом, а то в последнее время они практикуются совсем не в том, - усмехнулась она.
Тор вернулся и уселся между своими родителями за стол. Ели молча. Каждый думал о чем-то своем.
Неожиданно мать-оружейница отодвинула тарелку и прервалась.
- Все. Не могу, - сердито сказала она, быстро встала и направилась в санузел. Ей было как-то не хорошо. "Что-то с этим супом не так, похоже, он не свежий", - подумала она, чувствуя, как ее подташнивает. Она не видела, как отец и сын удивленно переглянулись.
Прошло два дня. Мать-оружейница обтачивала деталь для бластера, пока Даркс выковывал металлический лист, а Гарда переплавляла части дроидов в арматуру. Кьяра послушалась коммандера Вольфа и решила, пусть молодые проявят инициативу и поработают.
Тор сейчас сидел у Дайго, и за него забрака была абсолютно спокойна. Вольф ушел общаться с Рексом и Асокой. Им было о чем поговорить меж собой. Она отложила деталь и взяла небольшой ковш, в котором плавила малые объемы бескара для ковки оружейных деталей. Подержав его над струями плазмы, мать-оружейница слила бескар в форму, подцепила ее клещами и ловко сунула в хладагент и тут же почувствовала, как закрутило где-то внутри от запаха расплавленного металла и паров. Она не могла понять, в чем дело: всю жизнь спокойно работала с разными видами металлов и сплавов без какой-либо непереносимости, а сейчас будто подменили. Она удивилась. Отковав деталь, Кьяра так же обточила ее, отложила в сторону и задумалась. Забрака понимала, что с ней происходит что-то странное, но что она не знала.
- Я отлучусь ненадолго. Продолжайте работать. Если кто-то придет ко мне, пусть подождет, - предупредила она Гарду и Даркса.
Покинув кузницу, мать-оружейница неспешно дошла до госпитального коридора.
Салита была у себя. Дроидесса 2-1В, которую не так давно подарил Убежищу Боба Фетт, пришлась очень кстати. Целительница назвала ее в честь погибшей - Вейлой. И хотя эмоции у таковых, как эта "докторша", отсутствовали, но ее было за что уважать. Несмотря на неживую суть, Салита обращалась с электронной Вейлой как с полноценной коллегой по медицине.
Кьяра зашла к целительнице в кабинет. Дроидесса наводила порядок в лабораторном углу и вела умную беседу с Салитой. Сама Салита подготавливала перевязочные материалы, чтобы пойти и оказывать помощь раненным бойцам. Увидев мать-оружейницу, она отставила антигравитационную тележку в сторону и, встав, почтительно склонила голову.
- Приветствую, Салита. Я к тебе по делу.
- Слушаю Вас, мать-оружейница, ответила та и снова склонила перед ней голову.
- Мне нужен осмотр и твой мудрый совет.
- Что случилось?
- В последнее время я чувствую себя как-то не хорошо. Подташнивает, чувствую слабость, часто сильно раздражаюсь. От того, что раньше я выполняла без какой-либо негативной реакции, становится как-то плоховато. Нервничаю. Не могу понять, в чем дело. Это возрастное?
- Не исключено, - ответила Целительница. - Но без обследования я не смогу ничем помочь.
Она повернулась к дроидессе.
- Вейла, сделай анализ крови, замеряй давление, температуру и просканируй. И еще, осмотри ее в плане генекологии и возьми биоматериал на анализ.
- Да, коллега, - ровно ответила та.
Кьяру положили на небольшой топчан. Через полчаса все было готово. Однако заключение, изложенное электроной Вейлой, заставило Кьяру впасть в ступор, а Салиту удивиться.
- Обследование показало наличие в Вас новой жизни, - произнесла "докторша". - Срок Вашей беремености три с половиной недели.
- Т-то есть как...этого не может быть! Яд, которым меня отравили, генетически встроился в организм и подавлял способность к деторождению...мы так этого хотели...всю жизнь...я не могла иметь детей...это невозможно! - ахнула Кьяра.
- Официально заявляю Вам, что в Вашем организме нет сбоев. Все работает точно как хронометр. Вы находитесь в интересном положении со сроком в три с половиной недели, - уверила ее Вейла.
- Подождите, как беременость? Нет-нет. Этого не может быть... не может…
Кьяре стало жарко. Она не верила, что такое возможно. Она не понимала, что случилось и как это может быть. Перед глазами всплыла статуэтка с лот-волком, подаренная Т'орном. Голова закружилась. Перед глазами все поплыло...

Кьяра пришла в себя и ощутила резкий запах. Салита держала тампон под ее шлемом.
- Мать-оружейница. Я повторно осмотрела Вас. Вейла права. Повторное обследование и осмотр подтверждают Ваше состояние. Я знаю, что Вы потеряли способность к деторождению еще в молодости, но сейчас организм каким-то образом избавился от блокирующего фактора и функционирует нормально, даже не смотря на Ваш возраст. А это значит, что Вы в силах выносить и родить здоровое дитя и даже двоих. Однако поберечь себя стоит. Я Вам помогу. Только мои рекомендации должны выполняться неукоснительно. И знаете ли, я так же как и Вы удивлена тем, что произошло. Такое я впервые вижу. Простите, могу я задать нескромный вопрос?
- Да, - слабо кивнула забрака.
- Кто отец?
- Коммандер Вольф. Я выхожу замуж, Салита.
- Клон?
- Да. Брат генерала Фетта.
- Предполагаю, что все дело в нем, поэтому Ваш организм справился. У коммандера отменное здоровье. И, судя по всему, бескар у него тоже отличный. Ваш Вольф - меткий стрелок. Вас двоих можно только поздравить.
Забрака просчитала. Три с половиной недели тому назад Вольф в первый раз был с ней. Салита была права. Здоровье у него было крепкое.  Напор, с каким он входил в нее, был такой же мощный, как и те выстрелы, который она тогда почувствовала. Да, он был неопытен в любви, но при этом он принес ей большое удовлетворение. Та ночь, когда они в первый раз были вдвоем, оказалась роковой для них. А после целую неделю она успешно учила его отношениям не в ущерб собственному удовольствию. Вольф, узнав новое для себя, даже не пытался сдерживаться или предохраняться, а она не мешала ему, считая, что предохранение ни к чему, и с ней уже ничего не произойдет. Ей самой нравилось быть с ним, вот только она не могла себе представить, что не имея ни малейшего шанса родить наследника, в пожилом возрасте вдруг получит желаемое. Как и в случае с Т'орном, Вольф наполнял ее с избытком.
- Надеюсь, Салита, это будет между нами?
- Медицинская этика не позволяет мне распространяться, мать-оружейниица. Вам надо больше отдыхать...
Кьяра и Салита еще немного побеседовали. Забрака получила все рекомендации относительно своего интересного положения, а после, поблагодарив ушла.
Возвращаясь в оружейное святилище, она и радовалась, и в тоже время не верила в собственное счастье. Она проходила мимо двери комнаты Вольфа, когда услышала за спиной:
- Кьяра!
Вольф шел из кузницы, он зачем-то искал ее. Она остановилась.
- У меня сюрприз для тебя, милый. Зайдем к тебе.
Как только они оказались вдвоем за закрытой дверью, она сняла шлем и положила его на топчан. Затем так же акуратно сняла шлем с головы Вольфа и заметила, что он постригся. Черные жесткие и короткие волосы были уложены точно так же, как когда-то, в бытность клона солдатом ВАР, только сйчас он выглядел на свои сорок с лишним.
Забрака обняла его, заглянула ему в глаза, провела красивой рукой по его щеке.
- Ты не передумал жениться на боевой упрямой кузнечихе и получать от нее колотушки? - задорно улыбнулась она.
- Нет. Я был бы счастлив прожить с тобой всю свою жизнь, какая мне отпущена, быть с тобой единым целым, делиться всем и растить нашего любимого и единственного маленького воина Тора, - улыбнулся он ей в ответ.
- Вольф, а у нас не один маленький забрачек, -она немного смутилась.
- Ты говоришь о старшем Мандо?
- Нет, милый. У нас будет малыш, еще один чудесный крохотный забрачек.
Коммандер удивился. Он посмотрел в сияющее радостью лицо своей будущей супруги.
- Ты хочешь взять еще одного найденыша, Кьяр'ика?
- Нет. Это не найденыш.
- Тогда откуда у нас будет еще один маленький забрачек?
- Вольфи, ты подарил мне его. Я всю жизнь мечтала об этом. Тебе это удалось.
Клон озадаченно взглянул на забраку и устало потер свой лоб пальцами.
- Не понял...Прости, я пока тебе еще ничего не дарил или...подожди, что удалось?
- Дорогй, ты залил бескар еще в самый первый раз и сделал мне дитя.
- Как сделал, Кьяр'ика? Я вобще-то не сдавал генетический материал для клонирования. Откуда же забрачек? Здесь тоже занимаются клонированием?
- Обыкновено, милый, как все мужья. Только это не клонирование называется, а беременость. А вместо клонирования здесь занимаются любовью, - обьясняла забрака очень терпеливо, понимая, что ее милый Вольфи не был рожден женщиной, его носила материнская утроба бака, а потом он был просто изъят оттуда уже в подросшем состоянии, миновав стаадию кричащего и требующего молока младенца.
- А...- Вольф не знал, что сказать. Он растерянно ощупал руками живот забраки.
- По-моему... там ничего...
- Конечно ничего, живот вырастет месяце на третьем, а сейчас только лишь три с половиной недели.
Коммандер сейчас был забавен в своей озадаченности и Кьяра рассмеялась.
- Ну...Кьяра, ты ведь не можешь...ты же говорила, что не получится...почему? Почему беременность?
Женщина отсмеялась, прежде чем ответить.
- Для меня самой это загадка, Вольфи. Салита предположила, что все дело в тебе, в твоем крепком здоровье.  Мой бывший был здоровее и крепче ездового блурга, но сколько бы он не старался, дитя он мне зачать так и не смог, а у тебя получилось.
- Если честно, то я про это совсем ничего не знаю. Я не знаю, почему женщина становится аналогом бака, что в нем происходит, прежде чем он становится обитаемым. Меня никто не учил этому. А я и не спрашивал, так как считал, что меня это не касается.
- Вольфи, после того, как ты сделаешь выстрел, его одна миллионая доля достигает цели, после чего девять месяцев внутри женщины происходит созидательная работа, формируется ребенок, который затем рождается на радость своим родителям. Я вряд ли тебе прочту сейчас анатомический курс. Тебе за этим к Салите. Она медик и объяснит более доходчиво. - Значит дитя в тебе? Уже? Как...в баке? И я причина его появления? - удивленно спросил Вольф.
- Мы, доргой. Ты и я. Это наше дитя. Теперь у нас будет два маленьких любимых забрачека: Тор и его вод' ика.
Клон ничего не успел ответить, Кьяра закрыла ему рот поцелуем.

Целовались они долго. Вольф никак не мог отпустить свою Кьяру. Он был невероятно счастлив. Если бы ему когда-то сказали, что у него будет семья-жена и двое детей, он бы не поверил, но сейчас он обнимал забраку, а по сути обнимал двоих.
Успокоившись Вольф отпустил ее.
- Думаю, что Тору сейчас не стоит сообщать, что у него будет брат.
- Брат? - удивилась забрака.
- Разве нет?
- Пока что я не знаю, кого ты мне из бескара выковал. Это будет известно гораздо позже. Слишком маленький срок.
- Ну, я надеюсь, что у нас будет еще один сын.
- А если дочь? Ты разве не будешь ее любить?
- Буду. Она наверное будет красавицей. В тебя. Но кто бы ни был, это будет наш ад'ика. И все же Тору я бы пока не говорил об этом.
- Да. Я знаю. Иначе он опять отойдет в сторону, а я этого не хочу. Он только-только признал тебя.
- Я его тоже очень люблю, Кьяра. Это мой мальчик.
- Это наш мальчик, - поправила она коммандера. - И думаю, что пора забрать Тора и пойти пообедать вместе. Он сейчас у Дайго.
- Отличная идея, - поддержал ее клон.
Собирались они не долго.

Мальчики сидели и собирали дар'бинес, когда в дверь позвонили. Тана открыла. Паза дома не было, ушел заканчивать ремонт комнаты вместе с Сабин и Эзрой.
Хозяйка дома и пришедшие гости поприветствовали друг друга. Кьяре было о чем поговорить с Таной. Забрачек обрадовался приходу родителей.
- За мной мама и папа пришли, - сказал он Дайго.
- А ты еще придешь? Мы еще картинку не собрали.
- Может завтра соберем. Я после обеда на тренировки к папе иду.
- Ой! А я совсем забыл. Папа со мной тоже сегодня тренируется. Только он говорит, что я тощий и мне нужно мясо нарастить.
- Да я тоже не толстый, - вздохнул забрачек, - а папа сказал, что толстый не значит сильный. Паз сильный.
- Ага, он просто большой очень. Он, правда, сильный, - согласился Дайго. - Тогда до завтра.
- Приходи к нам в кузницу, я тебе оружие покажу, которое я почти собрал вчера.
- Приду.
- Да. Еще увидимся.
- До завтра.
Мальчишки попрощались. Кьяра подхватила на руки своего любимого забрачонка, который тут же крепко обнял ее.
- Идите домой, а я возьму поесть и приду к вам, - предупредил Вольф, как только они вышли от Таны. Так они и решили.

0

402

Следующее уже будет не только про обитателей Убежища, но и про Мандо.

0

403

Лезвие Бритвы медленно опускался на песчаную поверхность Татуина недалеко от дворца Джаббы Хатта. Было раннее утро. Второе солнце только-только выкатилось из-за горизонта. Несмотря на ранние часы, было уже душно и жарко.
На корабле все проснулись, однако, Мандо не решился сейчас идти в Убежище. Он не был уверен в том, что забрака еще не освободилась от проверки постов и, вероятнее всего, пока не завтракала. Семье Мандо тоже надо было позавтракать. Все собрались около пищеблока. Все, кроме маленькой тви. Она стояла подаль и не решалась подойти. Омера взяла ее за руку и ласково обратившись к ней привела ее. Мандо печально посмотрел на маленькую худенькую девочку с нежно-голубыми лекку и подал ей металлическую миску с кашей. Она получила завтрак первой и очень стеснялась, так как в семье были другие дети, которые имели право на первенство. Однако Винта получив свою порцию второй ничуть не обиделась, как будто так и надо. Она доверительно шепнула Шии:
- А я кашу не люблю. Она склизкая.
Тви пожала плечиками. Для нее это не имела значение. Она ценила и ела любую еду, какую ей давали, так как на корабле пиратов жила впроголодь, и если выпадал случай, старалась наесться впрок.
- Ешь, маленькая. Мандо добавит еще, если захочешь, - улыбнулась Омера.
Мандо безмолвно наклонив голову в шлеме, погладил девочку по голове, будто хотел ободрить.
- Папа, давай ее у нас оставим. Она хорошая. Мы подружились.
- Я не знаю, Винта, как все сложится. Ее новые папа и мама очень хорошие. Они будут ее любить, как свою дочь и не делать различий между их ребенком и Шии.
- Па, ну, не отдавай ее. Пожалуйста! А мы с братиком научим ее играть.
- Я уже решил, - с бескаровой твердостью ответил ей отец.
- Мандо, а ты девочку спросил, хочет она того или нет? - нахмурилась Омера.
- Привыкнет.
Шии доела кашу, даже со стенок ее выскребла, и подойдя молча протянула Мандо миску. Она смотрела на мандалорца глазами полными благодарности и недетской печали. Мандалорец взамен миски дал ей кружку с компотом. Понаблюдал за ней, через прорезь визора, вздохнул и покачал головой. Он ничего не говорил, он был огорчен. По его жесту, Омера все поняла.
После завтрака Мандо поднялся в кабину, чтобы поесть самому и обесточить пульт.
А дальше привел себя в порядок и взяв Шии за руку, вывел ее наружу по опустившемуся трапу.
- Джаррин! - услышал он за спиной, когда шел ко входу в Убежище.
Обернулся. Сзади стоял Шиса. Мандо отсалютовал ему в приветствии.
- Рад видеть.
- Я тоже, Мандалор. Что у Вас нового?
- Женюсь - ухмыльнулся Фенн и кивнул на малышку. - Дочка?
- Н-нет. Я привез найденыша. Хочу пристроить.
- Ты вообще ее хочешь пристроить или к кому-то?
- Если Кид согласится. У него жена тви.
- Ты к матери-оружейнице сейчас?
- Да, Мандалор.
- Я тоже к ней. Одно дело нарисовалось.
- Чтож. Пойдемте вместе.
Оба мандалорца неспешно были пропущены сквозь исправленные ворота с новой охранной системой.

Оружейница уже была в святилище. Его готовили к торжеству. Забрачонок, вероятно был у нее в комнате, а может, ушел к Дайго.
- Какой-то праздник? - поинтересовался Мандо у Шисы.
- Свадьба. Браки заключают несколько пар: я и Амира, Паз с Таной, Эзра и Сабин, Тви'Ланна с Кидом, Боба и Кара, а еще Гарда с Дарксом.
- Я рад, -сдержанно кивнул Дин. - Поздравляю, Мандалор. Счастья в семье и рождения воинов.
- Спасибо, Мандо. Ты сам не надумал еще?
- Надумал.
- Так и тебя поздравить можно! - ухмыльнулся Мандалор.
- И Вам спасибо. Но это потом. Сначала дело.
Они прошли в святилище. Мать-оружейница стояла к ним спиной и смотрела на парящих в воздухе Гарду и Даркса, а именно, на флаг Мандалора, который они старались закрепить на стену. Они мучились уже час, но ее  не устраивало положение флага: то выше, то ниже...
Гарда не выдержала первая:
- Мать-оружейница, давай отдохнем. У нас с Дарксом кончается топливо в баках.
- У тебя да, а у Даркса это топливо, как я погляжу, в баке очень даже имеется, - проворчала она. - Он бы его на другое тратил.
Даркс опустился рядом с невестой.
- Оно действительно наисходе.
- Ладно. Перерыв! - объявила она.
Забрака видела через панорамный визор Мандо и Шису.
- Приветствую! - произнесла она, заметив Шии, сиротливо прижавшуюся к ноге Джаррина.
- Су'куэ гар, горан'буир! - поздоровались мужчины хором.
- Что вы хотите? - как вседа строго спросила Кьяра.
Шиса подтолкнул вперед Мандо.
- У него дело. А я так, повидаться пришел.
Он прошел в кузницу и присел на лавочку рядом с Гардой и Дарксом.
Мать-оружейница жестом пригласила его за низелький переговорный столик. Девочку Дин усадил на свои колени и неожиданно крепко обнял. Она ухватилась за него.
- Я хотел бы отдать найденыша Киду и Ланне. Они будут ей хорошими родителями.
Забрака через комлинг связалась с Кидом и пригласила его с будущей супругой в оружейное святилище, ничего не объяснив.
Прошло минут десять, прежде чем Кид с невестой появились в святилище и присели за столик переговоров. Девочку поставили между Мандо и Ланной.
- Я слушаю, - жестко произнесла забрака.
- Я недавно побывал на Нар-Шаада, где в семье забрака-механика обнаружил малышку тви. Ее зовут Шии'Ла. Мать Шии я когда-то знал лично. Она из криминальных кругов. Не так давно она погибла. Судя по всему дитя били и морили голодом. Родных у девочки нет, так как брат матери был убит еще раньше. Мать год назад выкинула ребенка из корабля над территорией космопорта, где Шии подобрал многодетнвй забрак, работающий там. Они оказали девочке посильную помощь, оставив ее в семье, но отдали ее, так как шестой ребенок для них оказался непосильной ношей. В семье забрака любви и тепла она не получила. Я вообще удивляюсь, как она еще жива в свли четыре года.  Но больший вопрос, для чего ее вообще держали на пиратском корабле до трех лет.
- Кто отец? - строго спросила мать-оружейница.
- Отец неизвестен. Им мог быть кто угодно. У ее матери были...слишком большие связи, учитывая читг перкоммуникабельность.
- Почему ты хочешь отдать ее именно данным родителям? Ты позаботился о ней. Почему не желаешь взять ответственость?
- Кид и Ланна для нее большие родители, чем я сам. Мать девочки былла тви'леккой. К Ланне ей будет легче привыкнуть. Не сомневаюсь, что из нее выйдет любящая мать. Кид способен защитить. Он сильный и умелый воин. Из него получится хороший отец. Свою ответственность я уже взял.
- Мандо, что связывало тебя с матерью этой девочки?
- Ничего личного. Когда-то очень давно я дружил с братом Ши'Ан. Мы сражались против Империи, но со временем пути разошлись.
- Ты решил отдать Долг Чести?
- Можно сказать и так.
- Что скажешь, Ланна?
- Бедное дитя. У нас с Кидом будет малыш. Мы вполне сможем воспитать двоих детей.
- Кид?
- Взять найденыша честь для мандалорца. Я повинуюсь своему Мандалору.
- Так ты повинуешься или ты хочешь взять найденвша добровольно?
- Если честно, то я подумывал об этом. Только посчитал, что для нас пока рановато. Но если от моего решения зависит чья-то судьба и жизнь, то я готов. Пусть у нас с Ланной будет еще один ребенок. Он не будет в тягость.
- Можешь идти, - дала забрака разрешение Мандо.
Мандо ссадил Шии с колен и аккуратно отцепил ее от себя, встал, подхватил импульсную винтовку, что снял со спины. Но лишь только он сделал несколько шагов, Шии метнулась к нему и схватила его за плащ:
- Мандо! - негромко вскрикнула она и остановила его.
Мандарорец обернулся, присел и приласкал ее.
- Я иногда буду тебя навещать, Шии. У тебя хорошие папа и мама, слушайся и радуй их. Они тебя любят. Все, что смог, я сделал для тебя. Ты привыкнешь.
- Не уходи, Мандо, - умоляла девочка, уцепившись за Джаррина. - Я боюсь.
Дин снова аккуратно отцепил ее от себя.
- Таков путь...
- Я к маме хочу! - малышка опять беззвучно заплакала. Мандо погладил ее по голове.
- Мама не придет, Шии. У тебя теперь новая мама, которая будет тебя любить. Слышишь? Таков путь.
Он ушел оставив ее в оружейном святилище. Неожиданно малышка перестала плакать и понурившись уселась на пол. Мать-оружейница, наблюдавшая за всем действом с сожалением и грустью покачала головой:
- Трудное дело. Не могу его решить.
Ланна подошла к Шии и обняв, взяла худенькую маленькую девочку на руки, жалея и лаская ее. К ней подошел Кид, тоже пожалевший малышку. Девочка молчала, совершенно не откликаясь ни на знаки внимания, ни на собственное имя словно ей было все равно.
- Пусть она пока что побудет у вас. Не назначаю вас родителями Шии'Ла, но опекунами. Ваша задача стать нй отцом и матерью, - жестко сказала им забрака. - Ступайте.

Она встала, проводив пару, а затем набрала код Мандо и связалась с ним через встроенный в шлем комлинг. Если раньше Убежище не имело возможности обеспечить достойную связь, то теперь Шиса и Рекс сделали все возможное, к тому же кредиты пошли на восстановление самого Убежища и ремонтные работы.
- Мандо, ты далеко?
- Нет. Иду по направлению к парадному входу.
- Мне необходимо поговорить с тобой один на один. Прямо сейчас! - в голосе матери-оружейницы звучал холодный бескар.
- Но я...
- Никаких "но".
Пока она ждала Мандо, пообщалась с Шисой. Он пришел сдать ей кирбес жены, дочери и свой собственный.
- Как Амира?
- Чувствует себя нормально, но реабилитация ей не повредит. После свадьбы увезу ее с дочерью на Мандалор.
- Фенн, стоит ли сейчас вступать в брак?
- Почему? Что тут плохого?
- Все хорошо, только вам придется провести Первую Ночь. Как такая нагрузка скажется на ее здоровье? Ранение было тяжелым.
- Мы говорили об этом. Она сказала, что желает соблюсти традиции. Чтож, таков путь. Я постараюсь быть осторожным.
- А что говорит Салита?
- Я хотел бы залить бескар, но Салита говорит, что в течение полугода об этом даже думать не стоит. Она права. Амире надо окрепнуть. Сейчас она с дочерью. Удивительный ребенок!
- Счастлив?
- Да.
- Таков путь.
- Таков путь, Кьяра.
Мандо появился на пороге вовремя. Мать-оружейница схватила его за руку и потащила в свою комнату:
- А ну, пошли, раздолбай! И что из тебя выросло?
Втянув его внутрь, она закрыла дверь и сняла шлем. Дин заметил, что она смотрит на него сердито. Шлем он так же снял.
- А где Тор'ика?
- Я отправила его к Дайго Визсле-младшему.
Забрака властным жестом указала ему на низенький столик и села напротив мандалорца сама.
"Паз теперь отец Марти? Чтож, похвально. Впрочем я и не сомневался",  - решил про себя Дин.
- Ты мне никогда не врал, Мандо. Почему сейчас ты сказал неправду? - начала она разговор первой.
- Что ты хочешь знать?
- Ты знал мать девочки. Я прекрасно поняла, что между вами что-то было.
- Это было давно.
- Ты виделся с ней? При каких обстоятельствах?
И тут Джаррин вспылил.
- Да! Я спал с ней более пятнадцати лет назад! Ты это хотела знать?! Этот ребенок не от меня, если ты об этом!
- Не'джохаа! - спокойно, холодно и очень жестко осекла его забрака. - Ты ничего не хочешь мне рассказать, Мандо?
- Мне больно об этом вспоминать.
- Я должна знать. Ты мой сын.
- Уже ничего не вернешь, - печально вздохнул Джаррин, - даже ты не сможешь спаять разбитую жизнь.
- Дин, почему ты не доверяешь мне? - спросила она тихо и очень мягко.
- Меня учили, что мандалорец должен сам справляться со своими проблемами.
- Когда ты отнял мальчика у имперцев, и тебя чуть было не пристрелили свои, ты справился?
- Нет. Мне помог отряд Паза.
- Он переживал за тебя и я тоже. Я послала Визслу проследить за тобой и помочь тебе.
- Я навел кровь на Убежище и не один раз! - вдруг опять крикнул Джаррин, с грохотом опустив кулак на стол. - Из-за меня погибли мандалорцы! У многих были семьи! Они раскрылись из-за меня! От меня одни проблемы!
- Дин, дело не в тебе. Не твоя вина. Нас и так искали еще со времен империи. Гидеон. Империи больше не было, а он все равно устраивал чистки и убивал мандалорцев. Знаешь почему? Мы были единственной защитой для мирных жителей, Убежище им помогало, мы снабжало всем необходимым. Мы мешали Империи. Мы были бунтовщиками, не признающими законы и живущими по своим правилам и традициям. Он старался избавится от нас, потому что тогда некого будет собирать, кроме павших. Знаешь, почему ты был изначально в списках на уничтожение? Гидеон знал пророчество Тарра Визслы. Тарр был джедаем и оставил Книгу Пророчеств Мандалора.
Мандо округлившимися глазами посмотрел на мать.
- Но откуда...- в горле пересохло.
- Эта книга была в библиотеке Ордена джедаев, список находился у Джастера Мериэля, потом достался Джанго, а Джанго спрятал его. Второй список был на Мандалоре в библиотеке герцогони Сатин Крайз, потом оказался у Бо-Катан Крайз, а она отдала его Урсе Врен. Ее муж художник и историк. Теперь книга в его коллекции. Фенн Шиса, я, Тай Т'орн, Бо-Катан и...Мофф Гидеон знали пророчества Тарра Визслы. Вижу, что и тебе оно откуда-то знакомо. Отец не ошибся, сказав, что ты Мандалор, но не говорил, что будущий. Ты сменишь Бобу Фетта. Но будет это еще не скоро. Однако мы ушли от темы. Дин, что у тебя произошло с той женщиной?
Джаррин выглядел озадаченным и подавленным.
- Я скажу...но это случилось давно...а боль осталась...
Он рассказал ей про то, как Ши'ан добилась его, и он чуть не женился на ней, а потом оставил, так как она ему изменяла не стесняясь и пыталась крутить им. Он рассказал и про войну, и про генерала Джекисса, и про то, как встретил Тон и сильно влюбился, про серьезные отношения с забракой и к чему они привели, а так же про свою беду по вине алчности Кина и Ши'ан.
Так же мать-оружейница узнала, как произошла встреча бывших любовников спустя много лет и чем закончилась. Узнала она и про бесславный конец Шаны. Мандо лишь умолчал о том, кто застрелил сумасшедшую тви'лечку, сказав, что она погибла от выстрела одного из подручных Чама Синдуллы.
- Поступающий бесчестно, бесчестно умирает, - строго пороизнесла мать-оружейница. Дин сидел, положив локти на столик и обхватив голову руками. Влага стекала по его щекам.
Забрака присела рядом с ним. Он ожидал, что она опять даст ему определение "раздолбай" и раскритикует, но она очень мягко сказала, обняв его и прижав к себе.
- Мандо, тебе следовало еще тогда рассказать мне все. К сожалению, в отсутствие опыта неразборчивость в связях часто приводит к плачевным результатам. И еще эта война...
- Я не желал тебя огорчать. Сам справился. У меня теперь другая жизнь, мама.
- Я знаю. Ты боишься, что девочка будет тебе напоминать выходки Шаны и твою разрушенную ею жизнь?
- Отчасти да.
- Я видела. Ты был огорчен. Почему? Ты сам хотел забрать Шии? Что помешало?
- Я подумал, что ей будет лучше с матерью, у которой такие же лекку. Ведь у тебя такие же рожки как у Тора. Он любит тебя. И потом Ланна очень добрая женщина, сама нахлебавшаяся горя. Они поймут друг друга лучше. У нее будет вод'ика, будет с кем играть.
- Не знаю, Мандо, сложиться ли? Если бы было все так просто. А если бы ее не взяли, ты оставил бы малышку здесь?
- Нет. Я забрал бы ее.
Они сидели на полу обнявшись. Кьяра успокаивала Мандо, гладя по голове. А у самого Мандо не выходил из этой головы маленький забрачек. Мальчик, который мог быть у них с Тон. Такой же, как маленький братик Тор. Но все же Дин успокоился: реаакция была уже не такая сильная. Переживания притупились.
- Мам, я хотел бы тебя порадовать.
- Чем?
- У меня двое детей, мама. Сын и дочь.
- Ты...Дин, ты женился?
- Еще нет, но хочу. Я привез их всех. Хотел бы познакомить тебя. Она хорошая женщина и тебе понравится. Но она не мандалорка, - он грустно улыбнулся, вытерев глаза рукавом.
- это не имеет значения, ад'ика. А ребенок? От тебя?
- Нет. Это ее ребенок. Я ее принял с дочерью, а она меня с сыном. Мы любим друг друга.
- Тогда свадебное торжество, которое скоро будет в Убежище и твой праздник, - улыбнулась мать ему в ответ. - Иди, Мандо, позови свою семью. Познакомимся поближе. И еще забери, пожалуйста, Тора. Приведи его.
Прежде чем Джаррин надел шлем и вышел, она поцеловала его в обе щеки.
- Я очень хочу внуков, Дин.
С этим она его отпустила.
Первым делом Мандо разыскал Тора.
Его маленький братец сидел в комнате у Дайго. Они во что-то играли. Мальчик обрадовался брату.
- Дядя Мандо! Ты вернулся! - радостно закричал Визсла-младший.
- Приветствую, Марти, - спокойно отозвался Дин, ласково взъерошив отросшие волосы мальчика. - Как твои дела? Вижу, ты совсем мандалорец.
- Ага. У меня теперь и папа есть. А еще скоро папа женится на маме. Я их очень люблю.
- Я в курсе. Хорошо себя ведешь? Смотри, не огорчай родителей, ты теперь не просто найденыш, а сын коммандера Визслы.
- Мать-оружейница пообещала, что Тор станет мастером и скует мне шлем.
- А я в этом и не сомневался даже, - усмехнулся Мандо и обратился к брату. - Ну, как у тебя дела, Тор'ика?
С этим он подкинул забрачонка в вверх, после обнял его.
- Ух, какой у меня забрачонок! - весело сказал он. - Весь мой вод. И с рожками, и с ножками.
- Вод'ика, я по тебе соскучился, - пожаловался ему Тор.
- И я по тебе.
- Вод'ика? Разве вы братья? - полюбопытствовал Дайго.
- В Убежище все мандалорцы братья. Это община, - пояснил Дин.
- Пойдем, поиграешь с нами, - позвал его маленький забрачек.
- Нет, парни. Мне поступило распоряжение Мандалора, доставить Тора тепленьким. – кровожадно пошутил Дин, - Так что, извини, Марти, я его забираю.
- Почему?!
- Таков путь! Он сам потом тебе расскажет, - ухмыльнулся Джаррин.
- А потом ты придешь с нами играть? - братец не отставал.
- Посмотрим.
Он подхватил брата и перекинул его через плечо, отчего Дайго рассмеялся. Тор тоже хихикнул, болтая ногами.
- А будешь дергаться, дам по вот этой попе, - миролюбиво сказал брату Джаррин и мягко похлопал Тора по заднему месту. Мальчик еще больше развеселился.
Мандо придерживая младшего братца и посмеиваясь, вынес его из комнаты и доставил таким оригинальным образом матери-оружейнице.
Увидев болтающегося на плече у охотника за головами младшего сына, забрака сначала удивленно застыла с клещами в руке, а потом тихонько рассмеялась.

0

404

Мандалорцы, встречающиеся в коридоре останавливались и смотрели вслед неторопливо идущей паре. Впереди шагал воин в блестящей броне цвета серый металлик, неся за спиной импульсную винтовку, а в руках маленького салатового ребятенка с большими ушками и темными крупными глазами. За ним легким шагом шла черноволосая женщина, очень красивая, молодая, в неброском фермерском платье, а рядом с ней была так же просто одетая девочка лет семи-восьми, вьющиеся темные волосы которой были с боков убраны зажимами, отчего ее прическа напоминала ушки эвока. И женщина и девочка оглядывались и смотрели на интерьер дворца. А посмотреть было на что: после боевых действий, Убежище ремонтировали всей мандалорской диаспорой при поддержке Сабин Врен, которая сумела не только сделать дизайн, но и покрасить. И теперь сам дворец напоминал не о Джаббе и войне с Гидеоном, а выглядел будто символ мандалорской силы и величия этого победоносного народа. Все это гоаорило о том, что мандалорцы были не только воинственны, но и весьма трудолюбивы.
Вот они вошли в оружейное святилище, ставшее с недавнего времени просто великолепным, и подошли к двери в комнату матери-оружейницы.
Мандо зашел первым. Омера оробев, скромно протисннулась в дверь и встала за ним, обнимая дочь.
Он повернулся, закрыл дверь и аккуратно вытолкнул жену с дочерью из-за своей спины. Далее он снял шлем и отсалютовал.
- Приветствую, Мандо и гостей, - вежливо поздоровалась мать-оружейница, чуть склонившись.
Тор повторил за ней. Она так же сняла шлем. Мандо рассказывал Винте, что у него мать забрака. Забраков до Нар-Шаада ни девочка, ни Омера не видели. Их немного смутили рожки предводительницы анклава. Но при этом, Винта заметила, что взгляд у ее ба'буир, слегка уставший и добрый. Забрака слегка улыбалась.
- Мам, это Омера, моя жена, и Винта, моя дочь. Мы с Омерой любим друг друга и хотели бы вступить в брак официально по мандалорскому обычаю.
Кьяра порадовалась за старшего сына.
- Совсем взрослый стал, Мандо. Отец был бы так рад!
Она подошла к Омере:
- Для всех, кто живет здесь я мать-оружейница, но для вас с дочкой я Кьяра.
- Омера, - женщина опустила взгляд, на щеках опять цвели темно-розовые пятна. Она не ожидала, что ее муж окажется сыном главы местного мандалорского сообщества. Сейчас она чувствовала себя не в своей тарелке. Ей казалось, что Кьяра сейчас, как многие матери, будет выговаривать сыну или начнет проверять ее на "прочность". Однако ничего такого не случилось. Будущая свекровь даже обрадовалась.
- Как звать? - обратилась она к дочери Омеры.
- Винта. А у папы на руках наш Малыш.
- Его я знаю, - забрака пригладила рукой "ушки эвока". - Какая у меня хорошая внучка.
- А у меня хорошая бабушка, - задорно улыбнулась девочка и прибавила. - А еще красивая и с рожками.
Тор услышав про рожки улыбнулся, будто комплимент сказали ему лично. Ему очень хотелось познакомитьмя со своей племянницей, но он не решался лезть вперед матери, чтобы не получить от нее неодобрение.
- Чтож, настоящая мандалорка! За словом в карман не полезет. Быть ей коммандером! Что скажешь, Мандо?
- Согласен, - усмехнулся Дин.
- Большая семья-большая армия, - Кьяра подозвала младшего сына. - Иди, познакомься, Тор'ика с Омерой и Винтой. А на руках у твоего брата Малыш.
Тор вежливо склонил голову с рожками.
- А меня зовут Тор. Рад познакомится.
- Это мой младший ад'ика. - сказала мать- оружейница.

Забрака вернулась к общению с Омерой. Та стоял,  боясь поднять глаза и скромно продолжала смотреть в пол. Мать-оружейница добрым тоном сказала ей:
- Ну-ну, милая.  Вижу, боишься меня, не стоит. Я очень рада тебе. А еще вижу, что Мандо с тобой очень счастлив. Это радость для меня. Не стесняйся. Мандалорцы-люди простые. Пойдем, присядем и поговорим.
Она усадила ее на скамеечку, придвинула низенький столик, на котором стояла емкость с разбавленным уджайем,  кружки, бутылка красного попуур'гала, удж, тингалаар и фрукты.
Омера хотела отказаться, подумала, что так будет невежливо и огорчать гостиприимную и добрую мать мужа ей не хотелось. Однако пить спиртное ей не хотелось тоже.
- Простите, Кьяра, я не пью. Совсем. Я Вас очень благодарю за теплый прием...
- Омера, предлагаю вам уджай. Это сироп из фруктовог сока, он безалкогольный и сладкий. Вы позволите...
- Да, конечно.
- Тогда надеюсь Винта тоже?
- Да, разумеется. Спасибо за понимание.
- Ну, что ты. Для. Меня радость накормить гостей. Хотя бы так. Прошу прощения, чем богата. Примите сей скромный скраан. Хайиле сейтарие!
- Детям не стоит давать тингалаар, он острый, мам. Он хорош как закуска.
- Будешь удж'лайи? - спросила мать-оружейница Омеру.- Этот пирог вкусный, фруктовый. У нас все делают дроиды, но в данном случае пекла я его сама. Если понравится дам рецепт. Его очень любят дети.
Омера наконец-то освоилась. Она улыбнулась и поняла, что бояться нечего. Кьяра ей даже понравилась. Она подумала, что такой хороший сын мог вырасти только у такой замечательной мамы.
Вскоре вся семейка сидела и скромно отмечала встречу. Мандо и его мать решили откупорить попуур'гал, закусывая огненной мясной запеканкой, Омера и дети довольствовались сиропом и уджем с фруктами.

Удж был вкусный и сытный. Дети были довольны. Особенно Малыш, который старался запихнуть весь кусок в рот, на что получил замечание от отца:
- Не балуйся!
Озорник тут же, сощурив блестящие глазки от удовольствия, улыбнулся ему самой обезоруживающей улыбкой. Винта и Тор нашли общий язык, и им было не до родителей. Винта могла подружиться с кем угодно, и теперь дети разговорились про пирожки с грибами и ягодами.
- Я с мясом люблю, а с грибами не ел никогда, - вздохнул забрачонок.
- Знаешь, я папу попрошу, чтобы он тебя на Сорган взял. Там и охотится можно, и рыбу ловить...
В это время забрака беседовала с матерью Винты. Она попросила женщину рассказать о себе. Та смутилась, алые пятна снова выступили на ее щеках.
- Не стесняйся. Мандалорцы-это не народ, это образ жизни. У нас много разных членов общества из разных концов Галактики, так что меня ничего уже не удивляет, - доброжелательно пояснила Омере Кьяра.
- Мы с дочерью с Соргана. Из обычной фермерской деревеньки. Но я не знаю, к сожалению, Кьяра, как Вы отнесетесь к невесте из захолустья. Фермеры люди простые, не богатые, звезд с неба не хватают.
- Отнесусь положительно. Мой муж и отец Мандо был деревенский, из фермерской семьи. Умел и любил работать руками, мне помогал. Это очень хорошо. А родители? Живы?
- Мама улетела с соргана. Она устроила свою личную жизнь с одним бывшим контрабандистом. Сейчас он военный чин. Майор, кажется. Но отношения у меня с ее новой семьей не сложились. У них родился мальчик, мой брат. Они живут на Корусанте. А отец...он был  солдатом республиканской армии и погиб, когда мне был всего год. Мама вместе со мной улетела на Сорган подальше от войны.
Кьяра насторожилась.
- Солдат республиканской армии? - переспросила она, догадываясь кое о чем. Через комлинг шлема она связалась с кем- то перекинувшись очень тихо парой слов на мандо'а и снова сняла его.
- У Мандо родители погибли, когда мальчику было десять. Мой муж нашел и принес его в Убежище. Детей у нас не было и мы решили взять его к себе. Так у нас появился маленький сын. Наш Мандо.
Джаррин сидел слушал мать, но не выдержал:
- У матери с отцом был тайный брак. Я не знаю почему. Может, из-за отсутствия наследников, но, Омера, я умоляю тебя никому не говорить об этом.
- Винта слышала, - обронила Омера.
- Я поговорю с ней.
- Что, папа? - тут же отреагировала дочь. - Что я слышала? Ничего я не слышала. Ты про что?
Она честным взглядом смотрела на своего папу Мандо.
- Винта, даже если ты что-то слышала, но не признаешься, никому ничего не говори. Поняла? Ни-ко-му. Ни-че-го.
- Нет, не слышала. И не скажу, если услышу.
- Я тебе верю, - улыбнулся мандалорец.
- Тор? - Кьяра позвала мальчика.
- Я слышал, - виновато произнес он, - но я тоже ничего не скажу. Мама, только не ругай меня.
- Не буду, - забрака поцеловала макушку сына.
В дверь позвонили.
- Иди открой, Мандо, - приказала мать-оружейница.
Мандо открыл и пропустил в комнату Рекса и Бобу, недоумевая, причем тут они, кроме того он забыл надеть шлем, виновато потупился и покраснел, но забрака сказала ему "таков путь" и он успокоился. В этот момент у Омеры на лице было написано крайнее удивление. Она предстала со скамеечки и вдруг бросилась к клону:
- Дядя Рекс!
Винта так же вслед за ней метнулась к нему:
- Дед!
Они обнялись втроем. Мандо боролся с собственной челюстью, пытаясь ее прикрыть.
- Здравствуй Омера, рад вас с Винтой видеть. Но откуда ты тут?
Боба стоял рядом, будто ударенный по голове, пытаясь сообразить, что происходит.
- Брат, объясни мне, я не понимаю, - недоумено обратился он к Рексу.
- А тут и понимать нечего. Это племянница твоя и моя, Омера, урожденная Фетт, дочь погибшего клона Файвза Фетта. Он откуда-то узнал, что клонам внедряют блоки послушания в головы. Если бы я его послушал тогда, то не случилось бы масштабной трагедии под названием Империя. Тебе ведь тоже досталось, Боба? Признайся. Имея клиентскую базу, ты ведь ненавидел то, что делаешь. Особенно, когда по Галактике рыскали Инквизиторы. Ты ведь от них детей прятал?
- Я не мог иначе, - тихо ответил Боба Фетт. - В противном случае их бы сломали, искалечили их жизни, а потом сделали бы из них пушечное мясо. Я не люблю джедаев, это правда, но дети есть дети, хоть они и одаренные. Я-мандалорец, Рекс, как и мой отец Джанго Фетт. Многих удалось спасти и спрятать в мандалорских анклавах. Меня считают злым гением охоты за головами, но семьи и детей я никогда не убивал и не буду. Это бесчестье. Точно так же, как нападать на безоружных и беззащитных продавая их в рабство.
- Файвз был так же честен и старался предупредить братьев-клонов, но его накачали какой-то наркотой и сочли невменяемым, а после убили. Осталась жена с дочерью. На них начали охотится наемники, но женщина не знала за что, сказала лишь, что муж узнал какую-то тайну, говорил что-то про заговор против Республики. Она толком ничего не знала. Я помог им с дочерью бежать, отвез на Сорган. В течение моего прибывания на Силосе, я не мог связаться с ней и посещал их с контрабандистами-повстанцами, будучи уже в рядах Фалкрама и воссоеденившись с моей нынешней супругой. Это я познакомил Омеру с ее мужем, отцом Винты. Хороший парень был. И очень сожалею, что я же познакомил ее мать с нынешним мужем. Был я у нее года четыре назад.
Он посмотрел на Омеру:
-  Прости, я не знал, что ты сдесь, так бы познакомил тебя с Асокой. Все как-то не получалось, ей постоянно было некогда, а теперь вот у нас четверо малышей и двое старшеньких.
- Дед, а можно их увидеть?
- Можно. Асока будет тебе очень рада. Она любит детей. Познакомишься со Атин и Актаарчиком. Правда они маловаты еще, но  самостоятельные, четыре года, но все сами.
- Это что? У меня внучка уже есть? - как-то растерянно выдавил Боба. - Ааа...н-ну...да. Кара будет рада...
-  Я тебя понимаю, вод. Ты шокирован. Тогда давай так, пусть уж Винта будет твоей племянницей, если уж так не желаешь чувствовать себя старьем. Ну, как? Идет?
Девочка негромко хихикнула, шаловливо взглянув сначала на мать, а потом на Рекса. Боба Фетт шагнул к Рексу и, вдруг подняв Винту и придерживая ее одной рукой, обнял Омеру другой, а девочка обхватила обеими руками братьев-клонов.
- Я думал раньше, что один. Последний из Феттов.
К ним подошла мать-оружейница.
- Я подозревала, что у Омеры мандалорские корни. У нее глаза Джанго, а Винта очень похожа на него, только будто маленького. Рекс, Боба, объявляю вам двоим лично, что Мандо сделал предложение вашей племяннице и на свадьбе будет присутствовать не как сведетель, но как жених. Я прошу у вас руки Омеры для капитана мандалорской пехоты Дина Джариина, сына Тай Т'орна Мандо.
Услышав это, Боба еще больше удивился, вспомнив слова своего отца Джанго Фетта о Тай Т'орне.
- Мандо наследник Тай Т'орна?! Мой отец ценил его. Т'орн был его другом, - наследник Джанго весело переглянулся с Рексом. - Мы согласны и отдаем Омеру в жены доблестному капитану Джаррину и одному из лучших охотников за головами в парсеке.
- Так точно! - подтвердил Рекс.
Винта отпустила Рекса, неожиданно чмокнула в щеку Бобу и крепко его обняла.
Фетт- младший стоял и улыбался, обхватив девочку и прижав к себе. Он повернулся к Мандо, стоящему сзади и придерживая Винту одной рукой, второй крепко сжал руку Джаррина.
Затем бросил взгляд на Малыша, сидевшего на сгибе локтя Дина, и усмехнулся:
- Чтож, похоже у меня двое внуков, - он забрал Малыша из рук Мандо и был рад тому, что не совершил ужасного поступка, вызвав некогда Джаррина на Мадалорскую Дуэль.
Тор стоял рядом с матерью. Он радовался происходящему, а больше всего тому, что его вод'ика был счастлив.
Пока его мама разговаривала с Рексом, Бобой и Омерой, Тор отвел старшего брата в сторону.
- Вод’ика, а у меня папа есть, и скоро мама выйдет за него, - полушепотом сообщил он.
- Так. А подробнее?
- Пойдем в кузнечный зал, расскажу.
Они вышли, уселись на низенькую скамеечку в кузнечном зале.
- Так что за папа? – поинтересовался Мандо, почему-то чувствуя укол ревности.
- Он коммандер. Брат дяди Рекса.
- Клон? – удивленно спросил Дин.
- Ага. Сначала мы с ним поссорились из-за мамы. Но он хороший. Он меня от тускенов и от штурмовиков спас и его чуть не застрелили.
- А мама что?
- Она сказала, что выйдет за него замуж. Ты не волнуйся, он меня любит. И я его люблю. Он настоящий мандо.
- Не сомниваюсь, вод, а мне-то что делать? У меня-то другой папа, которого я люблю, да и большой я уже.
- Ты его тоже полюбишь. Его Вольф зовут. Он раньше на войне Клонов людей спасал.
- Не знаю, Тор. Может, я ему и не понравлюсь вовсе. И он врядли будет в восторге.
К ним подошел мандалорец в алом бескаре.
- Тор, ты не знаешь, зачем меня твоя мама звала?
- Па, это Мандо, мой вод’ика, - представил он Мандо и так же представил Вольфа брату. – А это мой папа. То есть наш.
Вольф видя перед собой довольно взрослого уже мандалорца не знал, как ему себя вести.
- Вольф Фетт, - он протянул ему руку, которую Мандо пожал, встав со скамейки. – Парень, я не настаиваю, но мне бы хотелось с тобой познакомиться без официоза. Ты охотник за головами?
- Есть такое.
- Чтож. Я тоже, - неожиданно как-то мягко вздохнул клон. – Рад знакомству.
- Если обидите Тора…
- Нет, зачем. Он хороший мальчик, умный, талантливый с понятием чести.
Тор стоял рядом, опустив голову и раскрасневшись от смущения.
- Папа, ну, чтего ты…- произнес он с небольшой укоризной.
Вольф ласково погладил его по голове.
- Ад’ика…
Дин успокоился и перестал нервничать. Однако он немного поревновал мальчишку, просто потому, что этот маленький забрачек напомнил ему, что у Тон мог родиться такой же.
- Пойдемте, Вольф, я вас познакомлю с женой и детьми.
- Ах, вот почему Кьяра вызвала меня к себе.
Мандо посмотрел на клона. Если бы не было шлемов, то взгляд получился бы в упор.
- Скажите, коммандер, вы женитесь на нашей с Тором матери? Это правда? Вы в курсе что у нее проблема с…наследниками.
- Знаю, - как-то спокойно махнул Вольф рукой. – У меня есть Тор. Честно говоря, я никогда не на что не рассчитывал и принимал все так как есть.
- Почему? Все мандо стремятся к максимальному количеству детей.
- Я принял это как факт. Это не самое худшее. Если любишь, то не задаешься такими вопросами.
Они зашли обратно в комнату Кьяры: сначала Мандо, а после Вольф с Тором. Вольф снял шлем. Человек сорока пяти лет, очень аккуратный,  коротко стриженный, с черными жескими волосами, один глаз которого был темный, другой кибернетический, бесцветный и лишь с линиями обозначающими радужку и зрачок предстал перед Мандо. Он был похож на Рекса и Бобу одновременно. Смотрел задумчиво, по-доброму, без о гордого и резкого выражения лица, бывшего у него в самом начале, когда он только появился в Убежище. На щеках Дин заметил небольшие баки. Так же Мандо заметил, что Вольф слегка прихрамывает.
Джаррин тоже снял шлем.
- Дин Джаррин, - сказал он, протягивая Вольфу руку.
Вольф пожал ее с чувством. Он рад был познакомиться.  Мандо было немного обидно, потому что все всё решили в семье без него.
- Ты, правда, выходишь замуж за коммандера Вольфа? – спросил он у матери.
Она подошла к нему.
- Да, Мандо. Но мы все ждали тебя, чтобы узнать твое мнение.
Мандо обвел глазами всех присутствующих и понял, что сейчас все зависит от того, что он скажет. Одним словом он может сделать кого-либо счастливым или несчастным. Все ждали.
- Скажи, ты выходишь за него, потому что его принял Тор или потому, что ты его любишь?
Он оглянулся на Вольфа, тот держал мальчика на руках и маленький забрачек крепко обнимал его. Дин подумал, что для мальчика конечно нужен отец, и судя по всему, эти двое нашли друг друга. Для Тора это папа.
- Потому что я люблю их двоих. Но я и тебя люблю с ними в равной степени, поэтому и спросила твоего мнения. Ты старший сын и мой первенец. Без тебя это решение было бы не законным.
- Я задал вопрос, - жестко сказал Мандо.
- Да, я его люблю.
Джаррин смягчился:
- Выходить или нет, твое право. Я тебе не указ, в противном случае это была бы плохая идея, - устало вздохнул он, покачав головой. – Мне бы хотелось, чтобы ты наконец была счастлива и чтобы отвоя боль утраты прошла.
- А ты, Мандо?
- А мне есть что делать, - грустно улыбнулся он.
Вольф подошел к нему с Тором на руках и положил руку на его плечо, и Мандо услышал его негромкий мягкий баритон:
- Мандо, я знаю, это решение было трудным, потому что ты скучаешь по отцу и память о нем для тебя важна, но клянусь, я ничем не обесчещу ее. Тор был таким же. И, вероятно, ты так же обижен на меня. Но я тебе не враг, и ты мне не чужой.  Если что, то я всегда готов помочь тебе. Ты, Тор и Кьяра для меня одно целое, и делить я вас не могу. У мандалорцев есть обычай усыновлять даже тех детей, которые давно выросли. Я счастлив, что у меня есть два сына, Мандо.
Дин стоял опустив голову и чувствовал, что жесткая рука коммандера легла на нее. И опять коммандер. И опять охотник за головами. И опять раненный в ногу как... снова тот же жест, дарящий ласку, как тогда, в детстве, когда он сильно переживал из-за гибели родителей. И такая же жесткая рука, но теплая… Неожиданно Дин хлюпнул носом.
- Я рад, - коротко сказал он и хотел выйти, но Вольф Фетт вдруг сильно притянул его и прижал к себе. Хоть Мандо было уже за тридцать, но в душе он так и остался тем найденышем. Очень долго поскитавшись, побывав в боях, хлебнув горя и опасностей, и являясь долгое время одиночкой Мандо вдруг почувствовал нечто, чего ему не хватало все эти годы. Он обнял коммандера Фетта. Плечи его несколько раз дрогнули.
- Вод’ика! Вод’ика! – позвал его маленький забрачек, потом повернулся к отцу. – Па, а почему он плачет? Ты его обидел?
- Нет, Тор. Это трудно объяснить. Просто Мандо вернулся домой, - ответил клон, одной рукой обнимая старшего сына, а на другой держа младшего.
Все удивленно смотрели на них. Кьяра подошла к ним и обхватила всех троих.
- Что, Боба, понял? Вот так, - ухмыльнулся Рекс. – Мать она всегда мать. А отцом стать может не каждый.
- По-разному бывает, вод, - отозвался Боба.
- Значит у нас две свадьбы, да? – спросила любопытная Винта. Малыш на ее руках улыбнулся.

0

405

Ланна и Кид принесли Шии в свою комнату. Ланна укачивала на руках малышку, поглаживая ее голову и прижимая ее к груди. Маленькая тви не двигалась, не говорила, не плакала. Она просто сидела у Ланны на руках, грустно глядя в одну точку.
- Похоже у нее шок, - вздохнул Манд'Крей.
- Надо дать ей поесть, искупать и переодеть. И еще постелить постель.
- Посиди с ней, я сейчас все принесу, - предупредил Кид.
Против купания девочка не возражала. Она перенесла это равнодушно и безвольно. Ланна пыталась побщаться с ней, но натыкалась лишь на барьер молчания и потухший взгляд.
Вскоре вернулся Кид. Когда они поппытались переодеть ее в мандалорскую одежду, девочка испуганно схватила и прижала к себе старое платьице Винты, отнять которое было просто не возможно.
- Пусть пока походит в нем, - решила женщина.
Теперь Шии сидела на постели расстеленой на лавочке.
Она забилась в угол. Будущие супруги пытались ее накормить, но она не хотела есть и отпихивала их. В довершение она беззвучно заплакала, отвернулась и уткнулась в этот угол.
Ланна попыталась повернуть ее. Уговорить. Она вытащила малышку из угла и снова взяла на руки, прижав к себе.
- Что ты, маленькая, не бойся, - ласково сказала она девочке.
- Я к маме хочууу!
- Шии, так вот же она, мама, -  улыбнулся Кид.
- Смотри, какой у тебя папа! - так же в тон Манд'Крею произнесла Ланна. - Он герой. Не плачь. Я буду для тебя самой лучшей мамой. Мы с Кидом будем тебя любить как свою дочку. У тебя будет скоро братик или сестричка. Подрастет и станете вместе шалить и играть.
- Ты не моя мама, - полушепотом с горечью ответила ей Шии.
- Смотри, крохотусечка, у меня такие же лекку как твои. И цвет кожи у нас одинаковый. Ты моя дочка.
- Ты не моя мама, - повторила девочка. - Ты другая.
- А любит она тебя, как настоящая, - Манд'Крей забрал ее из рук Ланны. - Не скучай, детка, тебе здесь у нас будет хорошо.
Он снова попытался накормить ее, но она молча отвернулась. Лишь воды попила.
Весь остальной день она молчала. Стоило ее уложить в постель, она тут же перебиралась в угол и утыкалась туда носом, ни на что не реагируя. Выбиралась она оттуда только в уборную и снова пряталась туда. Либо она просто сидела там, что-то еле слышно шепча и чиркая ноготком по стене, будто что-то рисуя, либо сидела тихо и молча с закрытыми глазами, может, спала, либо тихо плакала.
У Кида и Ланны сердце сжималось, но они не знали, что могут сделать для того, чтобы развеселить и разговорить четырехлетнюю девочку. Есть она не желала. Общаться тоже. Создавалось такое впечатление, что ей было все равно. Ланна, глядя на нее плакала от жалости, но сделать ничего не могла. Кид ничем не мог помочь. Если Шии вытасеивали из угла, то она была какая-то безвольная и смотрела на все отсутствующим, будто кукольным взглядом. Приемные родители пытались заинтересовать ее, но другой ребенок радовался бы игрушкам и сластям, а для Шии это все не имело значения. Будущие супруги просто не знали, что девочка не умела играть, игрушек у нее никогда не было, а сладкого она особо не получала. Она была словно в полузабытьи, чувствовала руки Ланны, которые обнимали и ласкали ее, либо крепкие и надежные объятия охотника за головами и твердость бескара, напоминающего ей старого дроида-астромеха, который няньчил  ее.
- Что же нам делать, Кид? Девочка пропадет, - Ланна гладила малышку по голове и плечам, утешая: маленькая тви опять беззвучно плакала в углу, повторяя "хочу к маме".
- Ума не приложу, Ланна. Быть может, у нее что-то болит? Надо показать ее Салите.
Они отнесли ее целительнице, но та объявила ее здоровой и физически и душевно.
- У нее дипрессия. Вероятно от шока и стрессов, - пояснила Салита.
Тогда они рассказали, что попытались вывести девочку из этого состояния, но проиграли.
- Не удивительно. Положительные впечатления и любовь должна быть в сочитании с определенным лечением. Я буду заходить к вам утром в течение месяца и делать ей специальные инъекции. А теперь несите ее домой.
Но инъекции не помогали. Шии все также молча сидела в углу, только теперь она спала. Есть она все равно не хотела и пила изредка лишь воду. Ей становилось все хуже и хуже. Супруги не знали, чем еще могут помочь, пока ночью, возвращаясь по стенке из санузла она не упала и не разбудила их.
Ланна перенесла ее на постель. Несчастный отец испытывая нереальный ужас и горе, быстро оделся, связавшись с целительницей и накрыв голову шлемом побежал в сторону оружейного святилища.
Салита забрала девочку в госпиталь. Там она поставила ей капельницу с питательным раствором. Ланна сидела рядом с постелью, пытаясь проанализировать, что она и Кид могли сделать не так.

В дверь матери-оружейниицы отчаянно кто-то трезвонил. Забрака проснулась, надела шлем и подойдя к шкафу, вытащила оттуда бластер. Но видеодатчик показал лишь стоящего на пороге Кида. Она открыла:
- Какого ранкора ты не спишь?! - напустилась она на него. - Раздолбай! Ты видел который час?!
В полутьме раздалось сонное:
- Мама, это вод пришел?
- Тш-тш-тш! Спи.
Ей пришлось снизить громкость до полушепота:
- Я тебя пристрелю! Ты Тора разбудил!
- Мать-оружейница, у меня беда! У нас с Ланной беда! Шии в госпитале!
- Медициной я не занимаюсь.
- Я знаю, но прошу тебя, пойдем. Я все по дороге расскажу. Мы думали, что сами справимся, а теперь не знаем, что нам делать. Пожалуйста, спаси ее! - Кид плакал под шлемом не стесняясь. Его трясло.
- Ладно, идем, - проворчала она и строго сказала сыну. - Тор'ика, спи. Я скоро вернусь.
Закрыв дверь, забрака пошла вслед за Манд'Креем.
Он привел ее к палате и почтительно пропустил вперед.
Увидев Шии в плачевном состоянии, Кьяра приказала рассказать все без утайки, что они и сделали.
- Сегодня ты дважды раздолбай, - рассердилась мать-оружейница на Кида и хлестко с точностью врезала ему подзатыльник. - Девочку надо любить не КАК СВОЕ ДИТЯ, а как СВОЕ ДИТЯ. Всему вас ди'кутэ учить надо.
Он молчал опустив голову, потому что знал, забрака права.
- Ланна. Не волнуйся. Береги ребенка. Я посижу с ней. Мне есть о чем с ней поговорить. Возьми мужа и идите к себе. Я вас вызову, если будет нужно.
- Может быть я могу остаться. Все-таки я ее мама. Мало ли что может произойти.
- Послушай, тебе обязательно надо выспаться и перестать волноваться. Все будет хорошо. Иди. Я побуду с ней. Я воспитала уже много найденышей и смогу ей помочь.
И пара ушла, повинуясь прикзу своего Мандалора.
Раствор медленно перетекал в зафиксированную на медкойке маленькую руку. Кьяра рассматривала девочку и думала о чем-то своем. Ей вспомнилось, как Мандо, только-только принесенный в Убежище точно так же лежал на топчане под шкурой банты, глядя в стену и плакал или спал. Его удалось расшевелить. Она тогда подсказала мужу правильное решение. Т'орн отпоил его молоком банты и выходил. Сейчас Мандо взрослый, у него самого семья...кстати, а что подействует на этого ребенка? Она не желает принимать новых родителей. Почему? Не верит в предательство и уход матери или есть еще какая-то причина? Ведь ее не бьют, относятся к ней с любовью. В чем же тогда дело?
Забрака посмотрела на Шии. Девочка лежала на спине с открытыми глазами, неподвижно, тихо и смотрела в потолок пустым, ничего не выражающим взглядом. Трудный случай. Мандо был десятилетним мальчиком, понимающим и осознающим гораздо больше, поэтому ему удалось справится со своей внутренней бедой. А что делать с Шии?
- Шии, - позвала она.
Малышка не двинулась, она лежала так, будто не хотела принимать этот мир. Вероятно у нее было разбито сердце. Сложно. Сколько найденышей было воспитано. Были и сложные, как Мандо, Каатин или Паз, но подход к ним нашелся.
Кьяра потормошила девочку.
- Шийла!
Неожидано она среагировала и повернула голову, посмотрев на мать-оружейницу. Так. Интересно, почему?
- Тебе лучше? Ты очень напугала нас. Почему ты отказываешься от еды?
- Я не хочу, - прошептала Шии. - Я к маме хочу.
- Но ведь у тебя теперь есть мама и папа, которые тебя любят. Ты их дитя.
- Это не моя мама.
- Знаешь, у меня есть маленький сынок Тор. Забрачек. Он чуть старше тебя. У него папа погиб на войне. Я забрала его к себе. Теперь у него есть мама с такими же как у него рожками, которую он очень любит,- забрака по-доброму улыбалась. - А у Ланны такие же лекку. Чем она не мама?
- Она не моя мама. Я к маме хочу, - повторила малышка и опять расплакалась.
Опять вся таже загадка. Мать-оружейница снова задумалась.
- Когда-то очень давно у меня был муж, а детей у нас не было. Однажды он принес мне  мальчика- найденыша. Мы оставили его у себя. Он так же как и ты ничего не ел и ослаб. Мой муж давал ему молоко банты. Так у нас появился сынок. Он теперь уже взрослый.
- Мандо тоже давал мне молоко банты, - всхлипывая сказала малышка. - Оно вкусное.
"Тебя, деточка, надо не молоком банты отпаивать. Ты такая маленькая и слабенькая, что тебя мама кормить еще должна, да где же тебе маму взять", - мысленно сказала ей с сожалением Кьяра.
В это время раствор подходил к концу.
Забрака встала и куда-то ушла ненадолго. Вернулась она с кружкой горячего молока банты и поставила ее на столик рядом с собой. Сняв с Шии капельницу, она аккуратно взяла ее на руки, слегка укачивая, как Тора.
- Расскажи, что с тобой случилось? Почему ты плачешь? Может я смогу тебе чем-нибудь помочь. Как ты попала к Мандо?
Шии решила, что мать-оружейница ей ничего плохого не сделает и наверное она для Тора хорошая мама, если у нее такие же рожки. Она доверилась ей интуитивно.
- Я жила на корабле с мамой и злыми дяденьками, которые меня били.
- А мама?
- Она тоже. Они приходили к ней и она прогоняла меня.
- И никто не заступался?
- Нет. Там был еще Сэн Кит'Лам.
- Тви'лек?
- Да. Он был старенький и добрый. Давал мне поесть и прятал у себя в каюте. Ругался с мамой и другими дяденьками. А со мной играл в прятки. Он хороший.
- Что же было дальше?
- Он пил. Однажды напился и больше не встал. Его выбросили за борт. Мама приказала. Она его не любила, потому что старенький. А еще у меня был дроид. Я пряталась в кладовке за ним. Он был теплый, умел петь и качал меня. Правда когда меня находили, могли побить и ругали. Я с ним дружила.
- Бедный ребенок. Это правда, что Мандо нашел тебя у забраков?
- Да. Дядя Дор и тетя Лола взяли меня к себе. Мама за что-то на меня рассердилась, притащила к трапу и скинула вниз. Я больно ушиблась. Но я ждала, что она вернется.
- Ты любишь ее?
Шии пожала худенькими плечиками.
- А что же забраки?
- Дядя Дор был сердитый и всегда ругал меня, а тетя Лола хорошая. Они мне давали есть. А еще они дали мне платье, потому что мое порвалось. У них были дети, но они со мной не хотели играть и дергали за лекку. Мне было больно. Они говорили, что я оборванка. Тетя Лола и дядя Дор ругали их за это.
- У Ланны скоро будет малыш. Подрастет и вы с ним сможете играть вместе.
- У них тоже был маленький забрачонок. Он только молоко пил. Меня заставляли с ним сидеть, и дядя Дор всегда кричал  меня, если малыш просыпался. А еще я всегда что-нибудь роняла случайно и будила его. Тетя Лола на меня не кричала, а дядя Дор кричал.
- Ты боишься, что на тебя тоже будут кричать?
- Да.
- А после?
- Я долго ждала, когда мама прилетит. А прилетел Мандо. Он дал денег дяде Дору и забрал меня. У него тоже были дети: Малыш и Винта. Мы подружились. А еще их мама меня пожалела. Она помыла меня и дала мне хорошее чистое платье, а Мандо дал еду. Он тоже меня пожалел.
- Омера, да?
- Да. Она очень хорошая и добрая. Она даже сказала Мандо, чтобы он не отдавал меня.
Мать-оружейница никогда не ошибалась, умела видеть то, что не видели другие и принимать решение. Но здесь она чувствовала, что разгадка где-то близко, но где пока не понимала.
- Знаешь, Ланна и Кид очень хотят с тобой подружиться. Им очень грустно, потому что ты не хочешь с ними дружить.
- Они хорошие, но они не мои папа и мама. А они правда хотят со мной дружить?
- Конечно, - мать-оружейница улыбнулась ей, погладив ее по голове.
Она взяла уже теплую кружку и поедложила ее Шии. Девочка отвернулась.
- Шии, не отвергай еду. Быть может, это одно из утешений в плохих обстоятельствах.
- Я не хочу! Я хочу к маме! - запротестовала маленькая тви. - Почему все говорят, что ее нет? Она есть. И она мама.
- Это не возможно, Шийла.
Она снова предложила девочке  кружку. Просто поднесла к ее носу. Забрака была готова к любой реакции, даже самой агрессивной, но неожиданно малышка обхватила кружку ручками и потянула из нее бантовое молоко, так напоминающее девочке о заботливой и доброй Омере, мужественном Мандо и об их детях.
Пила она медленно, наслаждаясь каждым глотком. Но все когда-нибудь кончается.
- Еще?
- Нет...спасибо...ты как она, но ты не она, - с сожалением и горечью вздохнула Шии.
- Знаю. Спи.
Мать-оружейница негромко запела на мандо'а. Малышка прижалась к ней. Почему-то она была уверена, что мать-оружейница все понимает и все может. Может потому что она мать?
- Найди мою маму, пожалуйста, - сквозь сон попрасила Шии'Ла. - Ты можешь...
Кьяра уложила Шии спать, но не ушла, а снова села рядом. По всей видимости малышка понимает, что с ней произошло и понимает, что значит "за грань". Однако почему тогда она хочет к маме? Не ест. Хочет умереть? Врядли. У детей ее возраста нет понятия суицид. Они все жить хотят. Семья забраков о ней позаботилась, но надлежащего тепла и любви она там нн получила. Они заботились о своих детях, а ее оставляли по остаточному принципу. Тогда где же тут мама? Лола? Но если бы тна была привязана к девочке, она бы не отдала ее. Значит не она. Мандо и Омера? Шии сказала, что они пожалели ее и о ней позаботились. Судя по тому, как переживал Мандо, наверное она почувствовала себя дома. Неужели малышка считает Омеру своей мамой? Да. Сложно. Ланна и Кид только опекуны, не родители, но уже привыкли к ней. Забрать девочку у них будет трудно. Но и травмировать дитя, разбивая все время сердце Шии не допустимо. Что же делать? Да, жизнь как кузнечный пресс: может раздавить, а может и выковать. Не стоит сейчас спешить и решать аврально это дело. Пусть все решится само. Таков путь!
Забрака зевнула под шлемом и ушла спать к себе.

Утром Манд' Крей и Ланна пришли в палату к Шии. До этого мать-оружейница заглянула к ним, обходя и проверяя посты. Супруги внимательно слушали, что она им скажет.
- Вам будет очень сложно. Малышка травмирована, у нее разбито сердце, так как она вытерпела много боли и физической, и душевной. Радостей в жизни у нее почти не было, а если были, то заканчивались они очень быстро. Она росла в отсутствие любви и заботы. Шии могла бы озлобится, но хорошо, что этого не произошло. Она не доверяет и осторожно относится ко всему новому. Но даже в таком возрасте понимает ценность дружбы. Вам не стоит давить на девочку тем, что вы ее родители. Не упоминайте это. Просто попробуйте подружиться с ней. У тви ее возраста развито чувство привязанности. Вероятно кто-то отнесся к ней с пониманием и пожалел ее, поэтому она и говорит, что хочет к маме. Изменить свое мнение ей сейчас трудно. Не стоит говорить, что мамы нет или что она не придет. Вообще не стоит говорить на эту тему. Старайтесь перевести разговор на другую тему и переключить ее внимание на что-то еще. Пытаться насильно накормить ее не надо. Просто оставляйте ей еду. Если ей нужно, она сама ее найдет. Хотя...она очень истощена физичесеи и опустошена морально. Она еще совсем маленькая. Ей четыре года. У меня сложилось впечатление, что мать кормила ее слишком мало по времени и по количеству. Шии слабенькая. Я бы посоветовала ее сейчас выпаивать молоком банты. И еще. Она реагирует на имя Шийла, вероятно так ее звал кто-то, кому она доверяла. Больше я вам ничего не могу сказать.
Она поднялась с лавочки, на которой сидела в течение разговора. Кид и Ланна поблагодарили ее за рекомендации и она  удалилась.

Шии'Ла уже проснулась и ее ждал завтрак, заботливо принесенный целительницей Варди. Супруги пришли к ней. Ланна присела к ней на топчан и погладила малышку по лбу и торчащим как косички лекку. Девочка почувствовала ласку. Тви'лечка заметила, что глаза у ребенка уже не пустые, как раньше, но очень печальные и растеряные. Она взяла ее на руки, целуя и осторожно прижимая к себе. Женщина обвернула девочку своими лекку и почувствовала маленькие ладошки и пальчики на одном из них: Шии'Ла обхватила его ручками.
- Он такой мягкий и теплый, - вполголоса сказала маленькая тви, погладив лекку Ланны.
Тви'лечка приласкала девочку, ничего не говоря. Кид стоя у двери наблюдал за ними.
- Ланна, а ты правда хочешь со мной дружить? Мне мама-оружейница вчера сказала.
- Конечно, крохотусечка. Я очень хочу с тобой дружить и Кид тоже, - улыбнулась она.
- Счел бы за честь, - ухмыльнулся охотник за головами. - Мы с Ланной будем только рады этому.
Малышка вздохнула:
- Ты хорошая. Ты не виновата, что мама не приходит.
С этим она обняла Ланну, прижавшись к ней. И все же Манд'Крей отметил, что взгляд у девочки веселее не стал, но стал задумчивым.
- Шиил'ика, может, позавтракаешь? Сегодня нам испекли шикарный удж. - Манд'Крей пытался ее заинтересовать. Однако девочка тяжело вздохнула и ничего не сказала в ответ.
- Не грусти, кнопка. Хочешь, мы съедим удж пополам? Ну, друзья же делятся друг с другом?
- Я к маме хочу, - повторила Шии свое "заклинание" и уткнулась Ланне в плечо.
- Кид, не приставай. Видишь, она сейчас не хочет. Может потом поест, - сказала ему невеста.
- А когда мама придет?
Кид озадаченно почесал в затылке, пытаясь придумать еще что-нибудь.
- Ну, когда-нибудь. Хочешь поиграем в дар'бинес? Умеешь?
- А Мандо? Он придет?
- Мандо? Не знаю, он улетел наверное. А может на охоту пошел. Ему некогда, Шийла. Он на одном месте не сидит. Вряд ли придет.
Этим ответом Манд'Крей огорчил девочку. Она как-то убито снова уткнулась в Ланну.
Роль отца была нелегка для него, но Манд'Крей никогда не искал легких и обходных путей. Он был лучшим наемником на Татуине и если касалось трудных задач, то он брался их решать и решал всегда успешно и ничего не боялся, так как был далеко не глуп. Быть отцом маленькой девочкии ему нравилось, особенно потому, что для него был важен опыт, который бы ему пригодилмя в дальнейшем по отношению к их с Тви'Ланной ребенку. Неожиданно дверь открылась и в комнату шагнул Мандо.

В это утро Омера собралась зайти к Рексу и Асоке с Малышом и Винтой. Когда дядюшка Рекс познакомил ее со своей супругой, Винте очень понравились их дети, а еще общение с маленькими Атин и Актаарчиком. Маленький сын и падаван тётушки нашел общий язык с Малышом, и Винта теперь могла поговорить со своим братиком. Актаару было почти четыре, он был самостоятельным и любознательным мальчиком. Когда отец в первый раз привел его знакомится с братьями и сестричкой, сын разглядывал их, постукивая указательным пальцем по пухленьким, как у мамы, маленьким губкам карамельного цвета и о чем-то думал. В это время Асока кормила двух братьев близнецов. Актаар стоял у кроватки с найденышем. Тот был уже сыт. Наконец он задал вопрос, почему этот братик не похож на других, на что Рекс сказал ему, что этот братик похож на папу. Второй вопрос, которвй он задал, почему его братьев мама прижала к себе. Асока объяснила мальчику, что она вовсе не прижала к себе его братьев, просто так от мамы питаются все маленькие детки. Винта Малыш, Акти и Атин подружились. Хоть дети Рекса и Асоки были младше, чем дети Мандо, но им нашлось что делать вместе.
У Омеры и Асоки нашлись общие темы. К тому же джедайка очень хорошо знала отца омеры, клона Файвза, о котором многое смогла расскзать его дочери. Мать почти ничего не рассказывала дочке о тайном браке с Файвзом. Боялась. Клонам не разрешалось заводить семьи, хотя не запрещались небольшие любовные приключения без последствий с девушками. Рекс слушал, хитро прищурившись и улыбаясь. Он-то знал своих бойцов. Тайные браки его братьев-клонов иногда имели место быть. У Файвза они с Асокой были свидетелями на бракосочитании. Рекс тогда отметил, что тому очень идет мандалорская броня, которую он выпросил у одного из Куэ'Валь Дар навремя. Скирата не стал жадничать. Файвз был на свадьбе в броне Кэл'буир.
Словом, родственные связи наладились. Но если для Винты Рекс был дедом, а Асока особо не переживала относительно звание ба' буир, то Бобу Винта предпочитала звать по имени. А самому охотнику за головами пришлась по душе эта маленькая девочка. Глядя на нее Боба Фетт вспоминал свою дочку Айлин. Теперь они на "разных берегах", но дочь он все равно любил и сожалел, что все так прискорбно вышло в личной жизни, когда он по-молодости наломал дров.
В данное утро дочка уговорила Омеру пойти в гости к деду Рексу, но поскольку в Убежище без сопровождения ходить было нельзя, то Мандо пошел к Рексу вместе с женой и детьми. Обговорив, когда за ней зайти, он оставил семью у Феттов-Тано и вышел в коридор. Тут же он заметил промелькнувшую в соседнюю дверь спину Манд'Крея и лекку Ланны. Озадачился, подошел к двери, но войти не решился.
- Мандо, ты тоже пришел навестить Шии? - услышал он за спиной голос Салиты.
- Она что...больна? - для Дина это был неприятный сюрприз.
- Она не ела неделю, ослабла, попала ко мне в госпиталь. Мандо!
Но Джаррин уже не слушал. Он открыл дверь и вошел. Первое, что он увидел, маленькую тви, крепко обнимающую Ланну. Кид стоял у двери, подпирая стену, он едва успел прикрыть голову шлемом.
- Понял, - растерянно обронил Мандо, хлопнул по плечу Кида и добавил, - У тебя хорошая дочь, Кид.
С этим он вышел. Шии не видела его, но услышав знакомый голос быстро повернулась отпустив тви'лечку, но увидела лишь закрывающуюся дверь.
- Мандо! Мандо! - позвала она, но было поздно. Мандалорец ушел. Слезы потекли из ее глаз. Она, содрогаясь всем телом, прижалась к Ланне.

0

406

Мандо лишь сделал широкий шаг за порог и наткнулсяя на мать-оружейницу, идущую к Шии с кружкой бантового молока, которую она чуть не уронила.
- В чем дело, Мандо? - сурово задала вопрос "кузнечиха".
- Все нормально. Мое присутствие не требуется.
Дин хотел улизнуть, но та крепко схватила его за руку.
- Стоять! - скомандовала она и приказала. - Иди за мной!
Втащив упирающегося Джаррина за собой в комнату, она останоаилась, глядя на Ланну, успокаивающую плачущую девочку.
- Что на этот раз у вас произошло? - строгим тоном поинтересовалась мать-оружнйница.
- Как всегда, - ответил ей Кид, лениво подпирая стену.
Ланна легонько похлопала по спине Шии.
- Шийла, смотри, Мандо вернулся. Ты ведь хотела его видеть. Вот он.
Малышка размазывая слезы повернулась и увидев мандалорца потянулась к нему.
- Мандо!
Дин подойдя, взял ее на руки. Она все еще всхлипывая крепко обняла его. Он заметил поднос с едой.
- А это что?
- А это она есть опять не хочет, - пожаловался Кид.
- Тааак. И как это называется? - спросил у девочки Мандо.
- Я тебя ждала- ждала и ты пришел.
- Ты же хорошая девочка, Шийла? Что же ты меня подводишь? Ай-яй-яй! - Дин казалось бвл суров, но на самом деле он слегка улыбался под шлемом. - Плохая идея.
- Я к маме хочу, - повторила она уже который раз. - Мандо, забери меня. Отнеси меня к маме.
Джаррин похолодел. Он вдруг понял о какой маме говорит маленькая тви.
- А если мама придет, а Шийла ничего не ест? Это что такое? Нехорошо!
Он уселся рядом с Ланной, придвинул поднос,  взял с него миску с кашей и подал малышке.
- Валяй, берись за оружие, - пошутил он.
- Ты не уйдешь?
- Нет. Ешь, - спокойно ответил Дин.
Шии съела всю предложенную кашу. Чтобы каша не казалась пресной, Дин отщипывал удж и давал кусочки девочке. Вместо компота, Мандо предложил ей кружку бантового молока, дитя с удовольствием выпила всю кружку, поддерживаемую мандалорцем.
В то время, пока малышка пила молоко, дверь открылась и в комнату зашел Фенн Шиса. Кид, Кьяра и Дин тут же обнажили и склонили головы перед своим Мандалором. Ланна так же склонилась перед ним.
- Хоть шел я вовсе не затем, но пришел вовремя, - улыбнулся он, снимая с головы шлем. - Вольно!
Он обвел глазами присутствующих:
- Ну, что у нас нового? Заметив девочку, сидящую на коленях у Мандо, Фенн понял все без слов.
- Вот теперь порядок, - негромко одобрительно произнес Дин, вытирая молочные усы с ее лица.
- Теперь мама прийдет? - Шии смотрела умоляющим взглядом на Джаррина, и он чувствовал себя самым большим мерзавцем в парсеке. Он не знал что сказать.
Шиса понял, что надо спасать ситуацию. Он еще в первый раз все видел сидя в оружейном святилище.
- Кид, объясни мне тупому, почему твой ребенок оказался в госпитале?
- Она ничего не хотела есть, Мандалор, и мы не могли ее накормить. Она ослабла.
- Но у Мандо она ест? Так в чем же дело? А спрашивать за нового члена мандалорской общины я буду с тебя. Три шкуры с тебя сдеру, любитель сладкого и острых ощущений.
Кид покраснел и стал похож на влюбленного зелтрона.
- Я пока что не назначала их родителями Шийлы. Они только опекуны, - подала голос забрака.
- Ясно. А что сам ребенок думает? Вы у него спросили, что он сам хочет? - Шиса обратился к маленькой тви. - Шийла, чего ты хочешь? Можешь сказать мне.
Она немного испуганно посмотрела на Шису.
- Ну? Не бойся. У меня дочка такая же как ты.
- Фенн подошел к Мандо и пирисев на топчан с другой стороны от Мандо, ласково провел по ее щеке рукой. - Ты вполне можешь все рассказать своему Мандалору.
- Я к маме хочу, - сказала ему девочка.
- И вот так все время. " Хочу к маме" и плакать начинает. Ничего не ест. Общаться не хочет. Мы не знаем, чем ей помочь, - пожаловалась Ланна.
- Да, сложная ситуация. Что думаешь, Кьяра?
- Я не вправе решать, я подчиняюсь своему Мандалору.
- Ну, тут может помочь только мама, - усмехнулся Фенн.
Он встал, подошел к двери, попросил присутствующих оставаться на своих местах и ненадолго вышел. Конечно он знал все, что происходит у его бойцов, в том числе и у Рекса. Поэтому сейчас он направился к нему за помощью.
Минут через десять Фенн вернулся. Следом за ним вошла Омера, за Омерой Рекс и Винта с Малышом на руках.
Мандо повернул голову и встретился с ней взглядом. Шии проследила, куда он смотрит, и тоже повернулась туда. И вдруг сорвалась с коленей Дина сгромким воплем, который никто не ожидал:
- Маамааа!!!
Девочка бросилась к женщине, схватилась за подол ее платья и впервый раз за все это время громко разрыдалась. Это даже больше было похоже на крик от боли, будто малышка пыталась выплакать все несчастья за четыре года своей маленькой жизни, повторяя "мама, мама". Оторвать ее от подола платья было просто не возможно, да и никто не пытался, так как все застыли в крайнем изумлении. Омера наклонилась и взяла девочку, привлекла к себе, в молчаливом утешении, ласково гладя и укачивая ее.
Малыш опустил ушки и отвернулся, уткнувшись в плечо Винты.
- Вии...ааауугг...
Девочка крепче обняла братца. Она посмотрела на Рекса и спросила:
- Деда, а Шии папа возьмет к нам?
- А как иначе, Винта, если Омера и ей мама? Значит Мандо ее папа.
- Мне ее жалко, деда. Она как Малыш найденыш.
- И мне жалко, - вздохнул генерал Фетт.
Ланна опечалилась. Она приняла эту девочку и полюбила как свое дитя, а получилось, что она не смогла стать для Шии матерью, как бы она того и не желала. Кид тоже сидел с похоронным видом. Он так же привык к найденышу, стал считать маленькую тви своей, а теперь ее отняли, и жена будет переживать, что может дурно сказаться на их совместном ребенке. А всему виной...
Кид сделал бросок и уцепился за Мандо:
- Ах, ты...затронул честь семьи, я тебя убью сейчас!
- Манд'Крей! Прекрати! - прикрикнула на него Кьяра.
Но мандалорцы сцепились.
- Не стоит ссорится со мной, Кид, - серьезно ответил ему Мандо. Но неудавшийся родитель Шии не послушал. Вмиг виброклинок оказался в его руке:
- Поединок за честь жены! Это оскорбление для нее! Шийла наша дочь! Я так просто не отдам ее!
У Мандо в руке так же сверкнул виброклинок. Ножи скрестились. Рекс задвинул внуков за себя, схватившись за бластер на бедре. Ланна закрыла лицо руками, чтоьы не видеть, что произойдет. Омера отвернулась, уткнувшись в дядю Рекса. Мужчин вмиг растащили: Манд'Крея оттащил в сторону Мандалор, а Дина Джаррина мать-оружейница.
- Раздолбаи! - рыкнула она. - Как вы смели устроить поножовщину при детях и незадолго до собственной свадьбы?! У вас что, одни шлемы без голов на плечах?! Ди'кутэ!
Она врезала крепкую пощечину сначала Киду, а потом Дину.
Оба мандалорца поникли головами, убрав холодное оружие. Фенн Шиса развернул к себе Кида и тряхнул его, схватившись впереди за плащ.
- Ты соображаешь, что ты делаешь? А если бы Мандо тебя убил? За честь жены! А ты понимаешь, что с ней будет из-за твоей горячности? Она переживает за ребенка, взятого на попечение, но это несравнимо с тем, что ты устроил. Один миг и ты лишился бы и второго, своего. Мандо не виноват в том, что дитя тебя не приняло. А ты сам интересовался, чего она хочет? Она столько раз говорила, что хочет к матери. А ты спрашивал, к какой? Послднее слово было за ней, и она его сказала. Это ее выбор. Извинись перед Мандо. Дин и сам не знал, что так будет. Да, ситуация не хороша. Но бывает и хуже, - Шиса смягчился. - Тебе это хороший урок, друг мой. Если действительно чего-то желаешь, то учись прислушиваться и понимать. Ты молодой, тебе терпения не хватает и хочется всего и сразу. Это не удивительно. Но форсировать события не годиться. Ты же не базу имперцев штурмуешь.
Шиса миролюбиво похлопал покрасневшего Кида по плечу. Рекс, стоящий сзади, снял руку с бластера, подошел к Киду и положил ладони на его плечи. Сейчас генерал Фетт вспомнил самого себя недавнего, как он защищал младенца, которого временно назначили под его опеку.
- Мандалор, этот боец не так уж и плох. Он все правильно сделал, подравшись за честь семьи и не спустив оппоненту обиду жены. Вот только обиды тут никакой нет, и честь семьи затронута не была, - Кид исподлобья посмотрел виновато на клона, обратившегося теперь к нему. - Видишь ли, парень, я и сам не так давно подрался за найденыша. Только вся разница в том, что у меня найденыш еще молоком питается, а у тебя личность со своим свободным выбором. Вот об этом стоило подумать. Поговорить, расспросить. А уже потом хвататься за дело. Думать надо, прежде чем делаешь.
- Генерал, она с нами не общалась. Мы пытались.
- Значит, не нужно было все доводить до плачевного финала. С самого начала ты мог обратиться к Фенну Шисе или матери-оружейнице- к тому, кто опытнее и мудрее, и выйти победителем из ситуации.
- Ланна переживает.
- По-другому не будет, боец.
Неожиданно подала голос Ланна:
- Кид, он прав. И Мандалор прав. Насильно мил не будешь. Да, я переживаю за девочку, но хорошо, что у малышки нашлась мать. Теперь у нее есть семья. А с Мандо ты зря так. Он хотел как лучше и пытался помочь. У нас будет наш малыш. Давай подумаем об этом.
- Поистине мудро, - улыбнулся Рекс.
Мать-оружейница не встревала в разговоры, она наблюдала со стороны. Здесь решал Мандалор, и лишний раз выступать означало оказать ему непочтение.
- Что скажете, мать-оружейница? - очередь дошла и до нее, Фенн Шиса спросил ее мнение.
- Таков путь, - произнесла она строго и услышала, как остальные повторили фразу.
Кид с виноватым видом подошел к Мандо и протянул руку.
- Я приношу свои извинения.
Мандо пожал ее.
- И я тоже, - он помолчал немного, пока пожимал руку своему другу, а после предложил. - Кид, я знаю, как иногда бывает туго с заказами. У тебя теперь семья. Хочешь, устрою тебя в Гильдию наемников к Шерифу Татуина Грифа Карго. Я сам работал на него раньше, прежде, чем по некоторвм обстоятельствам уйти в свободный полет. Ему нужны мандалорские охотники за головами. От них пользы и порядка больше. Ну? Ты в деле?
- А ты?
- Я после свадьбы покину Убежище. Мне есть, куда вернуться.
- Спасибо за предложение. Я подумаю. Скорее всего, я его приму. Ты прав, с заказами не всегда хорошо.
Неожиданно дверь открылась и в комнату прошла Салита держа за руку мальчика-нурианина лет шести-семи.
- Мать-оружейница, ты занята?
- В чем дело? Что ты хочешь?
- Он опять хулиганит. Только что подрался в Трапезной, стащил бластер у инструктора, да так ловко, будто мальчишка джедай, а теперь еще отправился на поиски приключений в пустыню, искать тускенские сокровища и подбил двух малолетних мальчишек идти на поиски. Их еле-еле нашли. Коммандер Паз с Килредом и Тованом искали. Мальчиков чуть джайвы не утащили. И этот вот...Дерется, ругается, ворует и ищет приключения, покоя ни мальчикам, ни девочкам от него нет!
- Вот как? - заинтересовалась Кьяра. - Ворует и дерется? А что ожидать от мальчика, который рос в семье кантинного вышибалы, а после оказался на улице просто потому, что отца убили в драке, а мать вышла замуж и ребенок стал не нужен?
Салита с мелким нурианским паршивцем стояла как раз за спиной Кида Манд'Крея. Никто, кроме Мандо, Винты и Малыша не видел, как мальчик тихо протянул руку и положил ее на бластер охотника за головами, желая ее вытащить и прикарманить, а потом похвастаться друзьям. Планам не удалось осуществиться. Кид развернулся и схватил его за руку уже когда мальчишка вытягивал оружие из кобуры.
- Тебя не учили, что красть нельзя?
Пойманный на месте преступления маленький нурианец икнул от страха.
- Дядя мандалорец, я больше не буду.
- Ловкий, значит? Подрастешь, будешь хорошим охотником за головами.
Мальчик опустил голову и почувствовал, как Кид жалея погладил его.
- Как звать?
- Тоби.
-  Кто инструктор?
- Кассиан Корд и Вольф Фетт.
- Стрелять умеешь?
- Немного. Кассиан сказал, что рано.
- Так, проверим, - сказал Кид со скепсисом в голосе и вдруг сделал выпад, будто хотел ударить Тоби, но мальчик ловко ушел от удара и провел ответный. Кид подставил блок и перехватил его руку. Присутствующие с интересом наблюдали за учебной дракой. Мандалор рассмеялся, увидев, как мальчишка ловко ответил охотнику за головами.
- Парень, тебе сколько лет? - Кид смотрел на Тоби улыбаясь.
- Семь.
- А чтож ты воруешь?
- Мать-оружейница сказала, что оружие мне дадут после тринадцати лет, а бескар надо заслужить, - жалобно сказал мальчик.
- Ну и как? Заслужил бескар-то?
- Не-а, - грусно мотнул он головой.
- Не торопись взрослеть. Еще успеешь. Воровать плохо. Лучше если ты станешь честным охотником за головами или...ну, воином в рядах Защитников.
Мать-оружейница спросила:
- Кид, может возьмешь его в свои ученики? Да, учить его требуется с восьми, но развитием заниматься надо с ранних лет.
Манд'Крей задумался. Ланна снова подала голос:
- Кто его родители? Они будут согласны, если Кид станет его инструктором.
- Он без родных, - ответила мать-оружейница, - с четырех лет тут живет. Проблемный ребенок. Слишком активный. Проявляет агрессию. И что из него вырастет?
- Может он такой, потому что его никто не любит? - поинтересовалась женщина.
- Возможно. Я об этом его не спрашивала.
Тви'лекка подозвала его к себе. Он подошел, стараясь двигаться развязно, как кантинный задира. Ланна приласкала его и спросила:
- Хочешь, Кид будет твоим инструктором?
От нежданной ласки казаться крутым расхотелось. Он отшатнулся и хотел убежать, но она поймала его за руку и подтащила к себе. Он упирался, не хотел выглядеть слабым неудачником, но Ланна была сильнее. Она чмокнула его в щеку. Он потер ее и...его глаза увлажнились. Тоби стоял перед Тви'Ланной опустив голову и потирая глаза кулаками.
- Ну, что за несчастное дитя! Почему ты крадешь?
- Я по-другому не умею.
- В кантине крал, да?
Тоби кивнул.
- Ты ведь это делал для семьи, которая была не богата?
Тоби опять кивнул.
- Здесь тебе незачем так делать. Тебя кормят и одевают. Тут это не нужно.
- А я еще в саббак играть умею.
- Знаешь, тебе просто нечем заняться, поэтому ты и заполняешь пустоту. Не плачь.
Она мягко погладила его и слегка обняла. Кид подошел к ним и присел на корточки перед маленьким нурианцем, разглядывая его.
- Дядя Кид, возьмите меня в ученики. Я понятливый и ничего не боюсь. Я не буду воровать. Честно.
Манд'Крей обхватил ладонями его плечи, заглянув в глаза.
- Не будешь?
- Не-а.
- Ну, что, Ланна, пусть поживет у нас. Посмотрю, какой он честный. Сделаю из него отличного охотника за головами.
Тви улыбнулась.
- Чтож, надо попытаться. Грустно, когда тебя не любят.
Мать-оружейниица строго предупредила Тоби.
- Будешь ленится, драться и дерзить, я тебя накажу. Выдеру при родителях и других найденышах в присутствие Мандалора.
- Я не буду, мать-оружейница, - испуганно заверил ее Тоби.
- Надеюсь. Слушайся Кида и Лану, учись хорошо.
- Он постарается, - улыбнулась женщина.
- Надеюсь на это. Пока определяю его под вашу опеку. Возьмется за старое, пойдет к остальным.
Тоби смотрел на мир счастливыми глазами. До этого он был никому не нужен и все делал, чтобы обратить на себя внимание окружающих мандалорцев. Обращал внимание. Одни смеялись над его выходками, другие ругали его, третьи жалели, но не больше, а он хотел, чтобы рядом кто-то был. Конечно, среди всех мандо практиковалось коллективное воспитание найденышей, которых не разобрали по семьям: кто-то отругат, кто-то пожалеет, кто-то пообщается, подарит что-нибудь или чем-нибудь угостит. Но все так или иначе пытаются воспитывать таких как Тоби. Однако все, значит никого. Никого, кто бы любил. А теперь у Тоби появился...опекун? Инструктор? Или… Многие из найденышей хотели бы для себя такого счастья.
- Дядя Кид, а я буду у Вас жить?
- У нас, Тоби. Только знаешь, зови меня просто по имени. И Ланну тоже.
Ланна встала с топчана.
- Пойдемьте домой, мальчики.
- Да, дорогая.
Они ушли. Тоби, шагая рядом с Кидом, посмотрел на него и...взял его за руку.

Время неумолимо приближалось к обеду. Вернувшись в комнату Кид и Ланна посоветовавшись друг с другом, постелили найденышу на лавочке для одежды и бескара. Кид предварительно отодвинул ее в другой угол комнаты, противоположный по диагонали тому, где стоял их топчан, закрытый со всех сторон длинной ширмой.
Мальчишка посмотрел на все эти "меры предосторожности" и вдруг фыркнул:
- И что я такого не видел?!
Кид и Ланна остановившись переглянулись. Если бы не шлем, то она увидела бы озадаченное и омрачившееся лицо Кида. Да, его предупреждали, что просто не будет. Он повернулся к мальчику:
- Ну и что ты такого видел?
Тоби даже не смутился.
- Всякое, - он гордо сунул руки в карманы штанов.
- Да ладно?! - Кид решил не придавать значение, посчитав, что возможно мальчишка их просто испытывает. - Проверка на ржавость? Ну-ну.
- Не "ну", - обиделся Тоби. - Я в кантине рос! Там были девушки!
- Нашел чем удивить, - спокойно отозвался Кид. - А то я не знаю, что в кантинах обычно бывают девушки.
Ланна тревожно взглянула на мужа, а после укоризненно покачала головой:
- Тоби, ты обещал, что хулиганить не будешь.
- Я не хулиганю. Я подглядывать не буду. Только стоните потише, не мешайте спать.
После такого заявления не будь он в мандалорской общине, получил бы хороший подзатыльник, но Ланна и Кид снова переглянулись и прыснули со смеху.
Отсмеявшись, Манд'Крей сказал ему:
- Значит так, парень, вижу ты борзый очень и знаешь много. Что нам делать, мы решим сами, а ты будь добр, уважай тех, кто поручился за тебя.
- Не то что? - спросил Тоби.
- Ищешь с кем бы подраться? - Кид упер руки в бока. - Ну, давай! Сто кредитов на кон, что я тебе наваляю по самое немогу. Спорим?
Он протянул ему руку, но маленький шпаненок отстранился и поник.
- Ну, давай. Ты же храбрец каких мало.
- Кид, - одернула его тви'лечка. - Он маленький еще.
- Знаю. Был бы большой, давно бы получил, - ответил Манд'Крей и усмехнулся. - Ну, что, воин, пойдем штурмовать Трапезную.

Пока они ходили за едой на троих, Ланна на несколько минут прилегла. Ей подумалось, что кантинная жизнь всех ломает и этого ребенка надо спасать от самого себя. Она не исключала, что набравшись дурного, возможно, он был свидетелем непозволительного. Вопрос как часто и кто рассказал ему про это? Да, он агрессивен. Почему? Отношение родителей к нему самому сыграло роль или его просто испортили чужие люди? Но мальчик сам по себе не плохой. Он еще мал, а значит, все можно исправить. Придеться поговорить с ним или матерью-оружейницей. Ланна не хотела второго промаха после неудачи с Шии'Лой.

Толкая перед собой поднос, нагруженный обедом на троих, Кид спросил у своего подопечного.
- Ты про...кгхм...ну, про сегодняшнее откуда знаешь?
- Видел. Случайно. А потом мне рассказали.
"Плохо. Очень плохо", - подумал охотник за головами.
- Что рассказали?
- Откуда я взялся.
- Знаешь, то что ты видел, хоть и случайно, видеть неприлично. Особенно в твоем возрасте. Ну, это нехорошо.
- Почему?
- Это тайна для двоих. И особенно если они любят друг друга, а не весело проводят время жизни. А любить, значит уважать того, кого любишь, быть опрой, заботится, защищать... Это дело чести. Любой настоящий мандалорец это знает. В противном случае, это использование, но вовсе не то, что я сказал. А тот, который использует, поступает бесчестно и безответственно, а в итоге все от него отворачиваются, потому что такой ни дружить, ни любить не умеет. С таким общаться не хотят. Ну и потом, это неприятно, когда твои тайны становятся всеобщим достоянием. Все равно, что в Трапезной при всех рассказать, как ты сидишь в туалете.
Последняч фраза позабавила мальца и он хихикнул.
- Ничего смешного.
Рубашка на шее Тоби была распахнута и Кид не увидел там Кирбес, но он не удивился, только спросил:
- Тебе меняли имя?
- Да. Меня звали Солан. А когда попал сюда, мать-оружейница назвала меня Тоби.
- Наверное в честь Тоби Далы, правой руки и верного друга нашего Мандалора. Дала народный герой. Он пожертвовал собой, чтобы дать пленным и рабам уйти. Отчаянный парень. Хочешь быть героем?
- Ага. Это же круто!
- Круто. Но часто болезненно, а иногда смертельно.
- А ты тоже герой?
- Нет. Я обычный воин-мандалорец. Рядовой. Охотник за головами. И бывший хулиган. Так что я тебя понимаю, но не поддерживаю. Хулиганство должно быть деловым.
Мадьчишка остановился, удивленно посмотрел на него и задумчиво почесал в затылке.
- А как это по-деловому?
- Вот была война с империей и в бою против штурмовиков без хулиганства нельзя. Вот так. А ты как сюда попал?
Они продолжили свой путь.
- Мама вышла замуж за какого-то мажора, родилась сестра, а я стал не нужен. Меня этот дядька выгнал из дома, а я в кантину пошел, где моя мать была танцовщицей. Она сказала, что у нее новая жизнь и я ей моего папашу напоминаю. Туда пришел какой-то дяденька мандалорец и она меня ему продала. Он привел меня сюда. Так я тут и оказался.
- Продала?
- Да. Как кантинную тви'лечку... Ой!
Он вспомнил тут же, что у Манд'Крея жена тви'лекка и смутился.
- Ничего. На правду не обижаются. К сожалению, это имеет место в мире, - миролюбиво сказал ему Кид. - Может это и к лучшему, что ты попал сюда. Иначе ты пропал бы совсем. Мандалорцы собирают найденышей. Не все, но многие попадают в семьи. Тебе повезло. Ты ведь тут давно?
- Год.
- А читать умеешь? Считать?
- Считать умею. И немного мандо'а знаю. Нас Кассиан учит.
- А какие слова на мандо'а знаешь?
- Верд- воин, акаан- война, кад- меч, джурир кад- носить мечь, алор-командир... Еще много.
- Хорошо.
- А еще...буир, - Тоби посмотрел на Кида какими-то странными глазами и тут же уткнулся в пол. - Кид, это правда, что у вас с Ланной скоро малыш родится?
- Да. Правда. Будет у тебя вод'ика.
Тоби снова остановился и задрав голову посмотрел на своего опекуна. - А...а я тогда тебе зачем? У тебя будет свой...
- А зачем дети рождаются? Семья больше, чем кровь.
Мальчик вдруг сделал движение, дернулся к наемнику, но остановился, будто наткнулся на стену.
Маленький нурианец опустил голову, средней длинны густые волосы медового цвета свесились вниз, мужчина заметил, что глаза у мальчика увлажнились. Тоби отвернулся и сжал кулаки.
- Я не слабак! Пускай девчонки обнимаются!
- Ты чего такой злюка?
- Я не злюка, - ответил как-то глуховато Тоби, чувствуя, как ладонь Манд'Крея легла на его плечо. - Ненавижу их!
- Слышишь, семья больше, чем кровь, Тоби, - повторил мандалорец, развернул его и привлек к себе, чувствуя, как он уткнулся лбом к нему в живот под нижними пластинами бескара.
Они постояли так немного, а после мальчик вывернулся из его рук и пошел рядом с ним дальше.
- Почему ты шлем не снимаешь дома? - теперь он снова был беззаботным.
- Я опекун. А шлем можно снимать только родителям.
Они остановились перед дверью.
- Пойдем, ад'ика. Но больше не борзей, - усмехнулся Кид и погладил ласково мальчика по голове.

0

407

Кид решил, что сам научит мальчика всему, и поэтому вместо того, чтобы пойти на тренировки к коммандеру Фетту, Тоби остался тренироваться с Кидом. В башне был оборудован еще один зал, в котором приимущественно занимались либо отдельные взрослые мандалорцы, либо туда приходили отцы с детьми. Маленький нурианец знал про этот зал, так как иногда совал свой нос куда не следует. Часто глядя на то, как папы учат своих детей рукопашному бою и обращению с оружием, он сожалел, что ему неповезло в жизни. Он прятался и плакал от безысходности. Как-то раз он даже попросил Кассиана взять его к себе, но старый инструктор сказал, что к сожалению у него уже есть внуки, а в плане отцовства он слишком старый, боиться оставить мальчика одного.
Теперь Тоби шел рядом со своим опекуном Кидом Манд'Креем предвкушая отличные тренировки. Он знал, что просто не будет и вероятно без синяков и шишек не обойдется, но он был готов и это перенести, лишь бы не чувствовать пустоту и одиночество. " Пусть лучше побьет", - думал мальчик, глядя на молодого мужчину рядом с ним.
- Эй, Кид! Су'куэ гар! - весело окликнул его баском один дюжий мандалорец в темно серой, почти черной броне с синеватым отливом.
"Да это же коммандер Паз Визсла! А вот и его мелкий сын Дайго!" - сказал про себя Тоби.
- Су'куэ! - кивнул Кид, отсалютовав коммандеру.
- Никак сына привел заниматься? А я и не знал, что ты отец Тоби.
- Да я пока его опекаю. Мать-оружейница назначила нам с Ланной срок опеки. А дальше либо отдаст нам Тоби насовсем, либо заберет его к найденышам, пока ему не подыщут новую семью.
Услышав такое мальчик вдруг затрясся и вцепился в Кида, крепко прижавшись к нему.
- Нет-нет, не отдавай меня, пожалуйста! Не надо! Не отдавай! Я не хочу! Я хорошо себя буду вести, только не отдавай! Возьми насовсем!
Манд'Крей обнял его, заметив, что глаза Тоби увлажнились.
- Парень, тут не я решаю. Но от тебя тоже многое зависит, - он приласкал его. - и, знаешь ли, дружок, мне бы тоже не хотелось с тобой расставаться. А сечас надо успокоится и заняться делом. Мы ведь не зря сюда пришли?
Мальчик виновато поник головой, отпустив охотника за головами и хлюпая носом. Он расстроился.
- Папа, Тоби хулиган, с ним Тор'ика подрался, - тихо сказал отцу Дайго.
- Ну, я тоже как этот парнишка хулиганил в детстве. Меня даже мать-оружейница порола по попе. А потом вырос и поумнел. Кто знает, может из Тоби хороший воин получится, а из Кида хороший отец, - улыбнулся под шлемом Паз. - Давай-ка сынок, заканчивай с тренажером, а потом иди отжимайся. Отожмешься, будем обе руки качать.
В это время Кид наблюдал за тем, как Тоби старательно выполняет свод разминочных упражнений. Далее он проверил уровень рукопашного боя мальчика. В целом он был удовлетворен познаниями маленького нурианца, но дал ему пару советов и сделал замечания в процессе обучения. Кид был совсем другим. Если Вольф жеско требовал подчинения и выполнения, Кассиан Корд акцентировался на внутренрих ощущениях во время боя, то Кид заставлял по многу раз вполнять и оттачивать одно и тоже, а обьяснял весьма подробно и доходчиво. Он был серьезен и собран. Может быть, силовые приемы и оттачивались ими в паре, но Кид не давил и не стремился наставить подопечному синяков и шишек. Он умел вовремя остановиться, баллансировал. Тоби это очень нравилось. Наконец пришла пора возвращаться домой. Уходя из зала, мальчик обернулся и еле слышно вздохнул. Вот и сбылась его мечта: он пришел сюда с...опекуном? Старшим другом? Кто же для него Кид Манд'Крей? А вдруг ничего не получится и придется вернуться в мальчуковую спальню в башне и снова ждать, пока кто-нибудь захочет взять его? А Кид ему понравился. И Ланна ничего.
- Кид, когда я жил дома, то в кантине была тви'лечка Лила. Она была повариха и давала мне поесть. Она была добрая. Только она была зелененькая. А еще у нее родился маленький твилечонок. Кроватка стояла на кухне. Пока она готовила, я приглядывал за ним. Он был маленький совсем. Ланна чем-то на нее похожа.
- Ланна хорошая женщина, - согласился Кид. - Ты ей понравился. Не огорчай ее.
Они шли домой. Кид обнял мальчика за плечи, а Тоби Кида рукой за пояс. Тоби было сейчас спокойно.
Вдруг он остановился, посмотрел на Манд'Крея и предложил:
- Пойдем в Трапезную, Кид'буир и сразу возьмем ужин.
- Чтож, ад'ика, пойдем, - согласился охотник за головами.

Ночью Ланна проснулась от того, чтоуслышала всхлипы в углу, где спал Тоби. Она растолкала своего будущего мужа.
- Слышишь? - шопотом спросила она.
- Что это? Это...Тоби? Вроде бы он сегодня не перезанимался...
- Да. Я посмотрю, что с ним.
Тви слезла стопчана, надев рубашку и штаны, увеличила процент освещенности комнаты и направилась к лавочке, где спал Тоби. Мальчик лежал завернувшись в бантовую шкуру с головой и почему-то плакал.
- Тоби, - позвала его негромко Ланна.
Она откинула шкуру. Тоби уткнулся в подушку, всхлипывая и не реагируя ни на что.
- Тоби, ты что? - тви'лечка погладила его по волосам медового цвета. Он сначала поднял голову, потом сел, размазывпя слезы по щекам кулаками.
- Что случилось, дорогусичек? Ты кошмар увидел во сне? Ну, ничего. Это всего лишь плохой сон. Иди ко мне, мой хороший.
Ланна привлекла его к себе, обняла. Тоби плакал так обильно, уткнувшись ей в грудь, что она почквствовала, как намокла ткань рубашки. Она обнимала его, целоала голову, приглаживала волосы, и мальчик, никогда не получавший столько ласки и тепла расслабился и заплакал еще больше.
- Ненавижу ее, - буркнул он. - Она меня продала.
- Кто, Тоби? Кто тебя продал?
- Мать. Нашла себе какого-то богатого папика и избавилась от меня.
Ланна поняла, что душа у мальчика болит и вероятно ему не с кем было поговорить об этом.
- Жаль. Бедный ребенок, - сказала она ласково. - А мы с Кидом тебя никому не отдадим. Нам нужен только такой мальчик и больше никакой. Не плачь.
С этим она поцеловала его голову.
- Ты похожа на добрую повариху Лилу, которая в кантине давала мне поесть.
- Тебя дома совсем не кормили? Ах, ты несчастное дитя!
- Кормили, но не всегда. Если отец деньги посменные не пропивал. Они с матерью ссорились, потом...мирились. Вдвоем...
- Тоби, а кто тебе рассказал...ну, откуда ты взялся...
- Мама танцовщицей была в кантине и иногда...с ней некоторые были. Я видел... случайно. Мне отец по-пьянке все рассказал. Я вырос в кантине. Меня брали с собой. Я крал. А еще в пять лет обыгрывал в саббак. Я не хотел, они меня заставляли. Мы плохо жили. Часть добычи я оставлял себе и мог купить еду. Потом отца убили в пьяной драке, а мать сошлась с каким-то болваном. И они...они сестру сделали. А я не нужен стал. Лила меня бы взяла, я бы ей на кухне помогал, но ее муж не хотел.
- Бедняшка, - Ланна погладила Тоби по голове.
- Меня купил инструктор Кассиан Корд и привез сюда. Он скащал, что мандалорцы берут к себе детей и любят любых: и своих, и не своих. Я думал, что меня возьмут. Посмотрят и скажут, что крутой парень, что именно такой и нужен, а меня никто не брал.
Слезы вновь покатились по щекам Тоби, и он опять уткнулся в грудь Ланны.
- Уууууу!!!
Тви очередной раз приласкала его.
- Тоби, я очень рада, что  нам достался такой чудесный мальчик. А у тебя теперь есть мама и папа, которые тебя любят.
- Кид'буир сказал... что... что меня отберут, - всхлипывая произнес Тоби. - Не отдавайте меня! Пожалуйстааа!!
- Как же мы тебя отдадим, дорогусичек? Нет, никому мы тебя не отдадим. Ты наш мальчик. И я тебя люблю и папа тебя любит. Не плачь, маленький.
Тоби словно прорвало. Он заревел еще громче, вжавшись в ту, которая приняла его не требуя ничего взамен и полюбила как свое дитя, которое носила под сердцем.
- Маааамаааа!!!
Лана обвернула его мягкими теплыми лекку и он почувствовал тепло и начал успокаиваться. Пока они беседовали, Кид уже успел выбраться из кровати и сидел рядом с ними. И он был без шлема. Он ждал. Конечно, он слышал весь разговор. Ланна видела, как лицо Манд'Крея омрачилось. Ему было жаль мальчишку, которому пришлось стать хулиганом и задирой не по своей воле. Он подсел поближе и молча обнял жену и Тоби. Найденыш наконец отлепился от Ланны, еще всхлипывая. Немного обернулся и увидел лицо Манд'Крея.
- Папа Кид, ты без шлема! - воскликнул удивленно он.
Кид ничего не скащал. Вместо ответа он привлек мальчика к себе и обнял.

Утром Кид и Тоби собрались и пошли в Трапезную за завтраком. Они вошли и столкнулись с Вольфом, ведущим свой поднос в комнату Кьяры, чтобы позавтракать с семьей. Тоби шел первым и налетел нп коммандера. Тот остановился и уперев по деловому руки в бока навис над мальчиком.
- Приветствую, коммандер Фетт, - робко сказал маленкий нурианец и потупившись, залился краской.
- И тебе не болеть.Почему ты пропускаешь занятия? Тебя не было вчера.
- Я с отцом занимаюсь, - тихо ответил Тоби и спрятался за своего папу Кида.
Кид Манд'Крей заметил, что тут что-то не так.
- Вольф, привествую. Могу я с  Вами побеседовать как-нибудь?
- Кид, Аы я так понимаю, отец мальчика?
- Да. Почти. Я забрал его к себе. У парнишки нелегкая судьба.
- Оно и видно. Ладно, буду оад с Вами побеседовать, но позже. У меня тоже жена и сын ждут завтрак.
- Я зайду к Вам на тренировки.
- Буду рад пообщаться.
Мужчины пожали руки и разошлись. Кид повернкл к себе Тоби, выудив его из-за своей спины и спросил:
- Ты чего прячешься? Что ты натворил?
- Я ремня получил от инструктора, - с грустью ответил мальчик еще больше раскрасневшись.
- За что? - Кид сел на длинную скамеечку и поставил названного сына перед собой. - Что-то недостойное совершил?
- Я с Тором поссорился. А еще я с ним подрался и не раз. Не люблю таких! Он лучше всех все знает, весь такой чистенький, прелестненький забрачонок!  Ууу! Банта с рогами! Если бы не он, может быть,  я бы был героем! Конечно. Он всех из огня спас, лучше всех стреляет и вообще идеал! Мечта родителей! А я...эпар'йаим верд! - Тоби начал хлюпать носом, опустив голову. - Меня можно ко всем ситхам...
- Завидовать недостойно мандо, - строго произнес охотник за головами. - Хочешь быть героем- будь, но не смотри на других. Это нехорошо. И искать проблемы на свой бескар постоянно задирая других просто недопустимо. Тоби, твоя несдержанность может сыграть с тобой злую шутку. Я серьезно. И потом, я так понимаю дело с Тором не исчерпывающее. Надо ведь заслужить хорошую порку, хотя, знаешь, быть поротым своим инструктором-это почетно. Так что произошло? Мне ты можешь доверять, я теперь все-таки твой отец. Ну?
- Я плохо сказал про коммандера и мать-оружейницу.
- Что сказал? Небось глупость какую-нибудь?
Тоби кивнул и вытер нос рукавом.
- Я не знал, что коммандер отец Тора и муж матери-оружейницы. А мать-оружейница...кузнечиха...я ей до блурга.
- Ты не прав, парень. Ох, как не прав! - вздохнул Кид.
- Коммандер Фетт тоже сказал, что я не прав.
- И что ты такого ляпнул, что задел их честь?
- Я сказал, что Вольф ее любовник, который с ней спит. Я же не знал, что у них семья. Когда у нас появился новый инструктор, вместо Кассиана Корда, Тор его тепеть не мог, потому что Вольф его побил и про его родителей сказал нехорошо.
- Ну, То-о-оби! Ты же умный, а ведешь себя, будто тебе три года. Знаешь, что у кого происходит, не твоего ума дело. А тебе следовало бы порадоваться, что у Тора есть папа и мама. И вдвойне порадоваться за то, что он помирился с коммандером.
Тоби вдруг подался вперед и обнял Манд'Крея.
- Папа Кид, они все такие хорошие, только на меня все они смотрят как на осик'ла шебс. Даже коммандер с кузнечихой. Они думают, что я осик, ну и пусть!  А ты...ты меня полюбил. И мама тоже. Я вас тоже люблю.
Кид обхватил мальчика, прижав его к себе.
- Ты борзый Тоби, но ты не плохой. Я понимаю, что тебе пришлось стать таким, потому что ты жил в таких жутких условиях, да тебя еще и аыбросили как ненужную вещь. Но твоя беда в том, что тебе нужно было изменится, потому что нельзя жить по-старому, когда у тебя началась новая и не самая плохая жизнь. Мерить новое старой меркой просто смешно. От этого все твои беды. Здесь все другое. И люди другие, и условия существования другие. А ты завязал себе глаза грязной тряпкой и хочешь идти дальше. А нужно просто посмотреть вокруг. У Тора своя трагедия, Тоби. У него кроме папы никого не было и он остался один, когда отец погиб на войне. Я его немного знал. Настоящий мужчина и настоящий мандалорец! И он очень счастлив сейчас, потому что у него есть мама-оружейница и папа-коммандер.  И потом, он очень уелеустремлен. Ему все интересно. А главное, он знает, чего он хочет в этой жизни. А это достойно уважения. Вот ты к примеру чего хочешь? А кем хочешь быть?
- Пап, я не знаю.
- Вот видишь. А у настоящего мандалорца не должно быть пустого сердца, потому что он всегда знает, чего хочет. И еще. Мать-оружейница не кузнечиха. Она наместница Мандалора и очень уважаемая женщина. Она коммандер, глава анклава и фактичесеи местный Мандалор. Много знает и умеет, участвовала в боевых действиях. Она из тех, кто не отсиживает тыл в окопе, но всегда на передовой и ведет за собой своих воинов. И так о ней отзываться просто невежливо. Она тебя приняла, благодаря ей ты здесь. И хочешь того или нет, но она же о тебе и позаботилась. Поэтому так относиться к ней нехорошо. Да и коммандер человек военный и доблестью не обделен. Я бы на твоем месте извинился за ту глупость, которую ты ляпнул. Ты можешь с Тором не дружить и не общаться, хотя, как я слышал, именно Тор вместе с Дайго помог найденышам сбежать из плена, был ранен и еле выжил на радость отцу и матери. И коммандер тоже. Он спас твою жизнь. Так в чем тут его упрекать? Ты же не смог сделать того, что им удалось? И на что претендуем, а, сын?
Тоби пристыженно и тихо расплакался, уткнувшись в Киду в плечо.
- Пап, я больше не буду. Ты меня не бросишь?
- Нет, ад'ика. Мы с Ланной тебя не бросим. Какой бы ты ни был, мы принимаем тебя таким, как ты есть. Но для того, чтобы стать отличным мандалорским воином, тебе предстоит хорошо поработать над собой. И, сынок, начни с малого. Я бы посоветовал тебе попросить прощения у матери-оружейницы и ее мужа, а для боекомплекта, на твоем месте попросил бы прощения у Тора. Видишь ли, обидеть легко, а случись что и рядом никого кроме них не будет. Ломать не строить. Заодно потренируешь свою совесть и честь. Ведь если ты понял в чем ошибся и признал это, говорит о том, что ты умный. Ведь ты умный, Тоби?
- Да, папа, конечно, я умный. Я понял. Не хочу кого-нибудь обижать. Но...мне страшно.
- Ты же мандалорец, Тоби! И ты вовсе не трус.
- Нет. Я совсем не трус, пап.
- Вот видишь, - Кид улыбнулся, еще раз прижал к себе мальчика и отпустил его. - Заговорились. Давай скорее завтрак возьмем и пойдем к маме.
Кид встал и в компании сына прошел к раздаче.

Вечером Кид снова повел Тоби тренероваться.  У двери в зал, Кид остановился, заметив, как из лифта вышли Тор и Вольф.
- Тоби, подожди збесь.
- Еуда ты, папа Кид?
- Я к Товану загляну на пару минут. Дело есть.
Он тут же исчез за одной из дверей. Тоби остался один. Он повернулся и увидел коммандера с сыном. Больше всего мальчику хотелось куда-нибудь убежать, но он вспомнил утренний разговор с отцом и осталмя спокойно стоять в коридоре, опустив голову и смутившись.
- Приветствую, Тоби. Тренероваться пришел?
- Д-да, коммандер Фетт. Я папу жду. Он к Товану пошел.
- А почему в зал не идешь? Его можно подождать и там.
Мальчик пожал плечами. Он поднял голову, глядя на Вольфа.
- Коммандер Фетт, простите меня за недавнее. Я больше не буду.
Вольф помедлил, переглянулся с удивленным Тором, потом поднял руку и провел ладонью по голове Тоби.
- Извинения приняты. У тебя хороший отец. Слушай его.
- Командер Фетт, Аы правда, не сердитесь? - удивленно спросил его иалолетний нурианец.
- А зачем? Ты же вину признал, принес извинения. За что тут сердится? Ты сделал все правильно. По чести. Только на будущее, больше глупостей не делай, Тоби.
- Я не буду, коммандер, правда. Честно.
- Вот и хорошо.
Клон через визор покосился на удивненного Тора.
- Так, парни, надо бы и мне повидаться с Тованом и кое-что ему сообщить по делу. Подождите меня здесь.
Он зашел в щал, где занимался Тован и закрыл дверь. Тоби и Тор остались одни. Малолетний хулиган, сначала посмотрел на дверь, куда ушел Вольф, а после, глядя в пол, сказал обращаясь к забрачонку.
- Тор, ты это...ну, извини, что ли...я не знал, что Вольф твой отец...я тебя больше дразнить не буду.
Забрачек смотрел на своего недавнего врага с крайнем изумлением.
- Извинения приняты, - сказал он, копируя отца. - А я на тебя уже не сержусь. Папа сказал, что ты не плохой, просто не воспитанный. А еще он сказал, что это можно исправить.
- Наверное, - вздохнул Тоби. - Знаешь, ты молодец. Ты меня и всех остальных спас, а я просто неудачник. Я вообще-то тебе завидовал, потому что у тебя папа и мама есть, а у меня никого. Меня ведь бросили и продали и никому не был нужен. Ко мне только Кассиан Корд хорошо относился. Он хороший. А еще я тебя зазнайкой считал. А ты нормальный.
- Зато теперь у тебя папа есть. И ты не такой уж плохой. Ты храбрый. Вон как драться со штурмовиками полез! Если бы они не были вооружены, они бы получили.
- Ага. А они были вооружены, - как-то сокрушенно произнес Тоби. - Не получился мой подвиг. А от тебя я правильно получил. Твой папа прав.
- Это ничего. Мама сказала, что в тринадцать лет мандалорец должен пройти боевое испытание. Не обязательно воевать, можно и на негодяев всяких охотится или в Защитниках быть. Не переживай. И потом ты же остался с найденышами, чтобы защитить, и младших помогал из горящего транспортника вытаскивать. Разве ты неудачник?
- Ты правда так думаешь? - теперь нпстала очередь Тоби удивляться.
- Ага. И еще тебе повезло: тебя твой папа нашел. Я его знаю немного. Когда Убежище на Татуин эвакуировали с Наварро, Кид Манд'Крей познакомился с моим погибшим отцом и иногда заходил к нам. Они оба охотники за головами. А еще Кид герой. Паз рассказывал, как Кид ценой своей жизни не дал взорвать оружейное святилище и Убежище защитил, а потом попал в госпиталь.
- Ого! А я не знал, что у меня такой папа. Он мне ничего не говорил. А у меня еще и мама есть. Она тви'лечка. И еще у меня скоро братик маленький будет.
- А у меня наверное братиков не будет, а почему, я не знаю. А было бы здорово, - погрустнел забрачек.
Тоби протянул Тору руку:
- Так что? Мир?
- Мир, - ответил сын Кьяры и пожал руку Тоби.
В это время Кид и Вольф вышли, разговаривая о чем-то. Тор с отцом пошли в один зал, а Кид с Тоби в другой.

Кид и Ланна ушли, уведя с собой Тоби. Омера  прижимала к себе захлебывающуюся горьким плачем Шийлу и старалась ее успокоить. Мандо стоял рядом с ними и так же пытался приласкать и успокоить маленькую тви. Он даже не пытался забрать ее из рук Омеры, так как чувствовал себя виноватым перед девочкой и досадовал на собственную непонятливость. Малышка плакала громко и долго. Малыш сидя на руках у сестры шумно вздохнул и посмотрел сначала на Винту, перевел взгляд на Рекса, а после взглянул на отца с матерью и печально опустил ушки. Он не говорил, но все понимал, ему тоже было жалко Ши.
- Деда, Ши плачет. Что же нам теперь делать? - спросила Винта у Рекса. Тот пожал плечами.
- Не знаю, мать с отцом сами разберутся.
- Не грусти, Динчик, теперь у нас стобой есть еще одна сестричка с хвостиками. Ты ведь с ней подружился? Она очень хорошая девочка, - рассудительно произнесла Винта, погладив братца по ушкам.
- Да, - вздохнул Малыш и тут же потянулся ручкой в сторону Омеры и новой сестренки. - Эээ...
- Что такое? - удивилась девочка.
- Эээ...Ви-и-и...- повторил мальчик.
- Наверное, он хочет утешить вашу новую снстренку, - догадался клон. - Давай ему поможем.
Он взял дитя из рук Винты и стоя за спиной своей племянницы поднял мальчика вверх. Джаррин младший протянул ручку и погладил ею по руке плачущей девочки.
- Ши-и...- сказал он оченьь нежно. - У-у-у...
Он вскарабкался на плечо матери, потянулся и обвил ручками шею маленькой тви, прижавшись к ней ушастенькой головенкой. Она, обнимая мать, удивленно хлопнула слипшимися мокрыми ресницами и внезапно перестала громко плакать, лишь всхлипывала и слегка постанывала от слез. Мандо переглянулся с Омерой.
- Не плачь, дочка, видишь, как брат тебя любит? И мы все тебя любим. И мама, и Винта, и я, - улыбнулся Мандо.
- Малышка, - сказала ей Омера и поцеловала ее маленькую нежно голубую щечку. Неожиданно Малыш тоже как умел поцеловал ее в щечку, но с другой стороны. Джаррин старший усмехнулся: "Ну и малой! Усвоил же!"
Как бы там ни было, а ба'буир у него тоже есть, - вдруг произнесла Кьяра, стоящая поодаль рядом с Шисой и наблюдающая со стороны за всем. Она подошла к Омере и приласкала тви и Малыша.
- Мандо, ты раздолбай, - строго произнесла она, обращаясь к сыну. - Тебе следовало выяснить раньше, что малышка хочет. Вероятно она говорила тебе, что хочет остаться? Я не понимаю, почему ты ее так и не услышал.
- Ба, она мне сказала, что боится, - Винта подошла к забраке и взяла ее за рукав. - Она хотела быть с нами и ей стало грустно, когда папа сказал, что отдаст ее мандалорцам.
Жеская как бескар кисть руки, ласково опустилась на голову девочки.
- Все верно, Винта.
- Ба, не ругай, пожалуйста папу, он как лучше хотел.
- Не буду, дорогая.
Рекс подошел и взяв за руеу отвел внучку в сторону, наелонился и шепнул ей на ухо:
- Ба'буир принимает сейчас решение и ей мешать нельзя, Винта. Надо подождать.
Ши почти совсем успокоилась. Она сидела на руках у матери, отпустив ее и обнимая Малыша, который бережно обхватил ее ручками.
- Ши, помнишь, ты просила найти твою маму? Мы ее нашли. А вот Мандо тогда кто?
Шийла удивленно посмотрела на мать-оружейницу, все еще хлюпая носом. Малыш слегка отпустил ее, взглянул на Мандо, указал на него ручкой:
- Папа...
- Тс-с-с, тихо, парень, - произнес Мандо строго.
Малой тут же испуганно опустил ушки и уткнулся в маленькую тви. Он понял, что совершил что-то не то, и отец может его сурово отругать. Шийла посмотрела на Мандо, потом на братика, перевела взгляд на Омеру.
- Это моя мама.
- Мандо, возьми детей у Омеры, - приказала Кьяра. Шиса пока не вмешивплся не вмешивался. Он молчал и контролировал процесс. Дин забрал детей.
- Омера подержи мальчика, пожалуйста, - снова попросила мать-оружейница. Когда Омера повиновалась, никто не ожидал, что Джаррин обхватит и прижмет маленькую тви к себе.
- Прости меня, Ши. Винта права, я хотел как лучше, а в итоге, чуть не потерял тебя. Теперь я никому тебя не оставлю.
- Мандо, - девочка обняла его.
- Шийла, может тебя все же отдать Киду Манд'Крею? Он будет для тебя хорошим отцом. Он заботливый, добрый...- забрака смотрела на малышку, она ждала.
- Нет. Это не мой папа, - ответила Ши. - У меня есть Мандо. Он мой папа. Он меня любит.
- Кид тебя тоже любит.
- Нет! - вскрикнула она, прижавшись к бескару мандалорца. - Папа, забери меня к маме!
- Чтож, Мандо и Омера, вы позаботились о девочке. Хоть Мандо, ты и совершил ошибку, пребывпя в заблуждении, но не специально, а от желания помочь. Ты теперь отец Шийлы, а Омера ее мать. У вас хорошая дочь. Учи ее.
- Мам, а она твоя внучка, - ухмыльнулся Мандо, чмокнув шийлу в лоб, как выстрелив. - Балуй ее.
Неожиданно в этой серьезной и драмматической ситуации строгая "кузнечиха" и Мандалор Шиса рассмеялись. Настроение передалось и остальным. Раздался взрыв смеха. Засмеялся и сам Джаррин, а у маленькой Ши на заплаканном мокром лице появилась самая настоящая улыбка.
- Чтож, похоже, я сделал все, что мог. Пойду займусь своими обязанностями, - Мандалор пожал руку Мандо. - Я тебя поздравляю, парень, с предстоящей свадьбой и пополнением в семье. Большая семья, большая армия. Только не забудь: бескар куют горячим!
Он похлопал Дина по плечу и вышел.
Омера забрала дочку из рук мужчины.
- Мандо, я с детьми и дядя Рекс пойдем на борт Лезвия бритвы, если ты не против. Нам нужно с ним кое о чем поговорить.
- Да, дорогая. Кончео, идите. Отдохните в каюте, - согласилмя Дин.
- Вот и славно. Решили дело. Нам с Мандо тоже есть о чем поговорить. Омера, я ненадолго заберу Мандо? - спросила мать-оружейница.
- Да, Кьяра, конечно. Я понимаю.
- Я к тебе еще загляну. Нам тоже есть с тобой о чем побеседовать и чем поделиться, улыбнулась забрака.
Салита пришла в палату по зову Кьяры, чтобы подготовить помещение для других пациентов, а вся семья вышла в коридор и разделилась: Кьяра повела Мандо к себе, а Рекс, Омера и дети отправились на борт Лезвия Бритвы.

Кьяра отвела Мандо в свою комнату, заперла дверь и сняла шлем. Мандо также снял его, положив на низенький столик, и уселся на топчан. Она села рядом с Дином.
- Мандо, я хотела тебе собщить важную новость.
- Для кого важную? - серьезно поинтересовался сын.
- Для...меня, Дин, - забрака собралась с мыслями. - У меня будет дитя.
- Решила найденыша в пару с Тором взять? Хорошо. У него будет товарищ по играм.
- Нет, ад'ика. У Тора есть друг по играм. Я о другом.
Мандо повернулся к ней и недоуменно спросил:
- Ты хорошо себя чувствуешь?
- Ты думаешь я сошла сума? Нет, сынок, это правда. Я всю жизнь хотела этого.
Дин вдруг рассердился на нее.
- Значит с моим отцом у тебя не получалось, а новый муж пару раз залил бескар и таков путь?!
- Мандо! - строго притормозила его пыл мать- оружейница. - Прекрати!
Она немного поразмышляла и объяснила ему:
- Я не обманывала Т'орна. У нас действительно не получалось. Мы очень хотели и сокрушались, что ничего не выходит. Особенно твой папа. Он хотел наследника, мальчика. А потом это стало как-то не важно. Появился ты, наш любимый сын. Потом ты вырос, муж погиб...а желание родить малыша осталось. Знаешь, ощущение пустоты порой просто ужасное и давящее. Я уже ни на что не надеялась, а мне жизнь дала еще один шанс почувствовать себя счастливой матерью и женой, пусть даже в преклонном возрасте. Появился маленький забрачек Тор'ика. У меня такое ощущение, что это мой родной мальчик, которого именно я родила. Появился мужчина, которого я полюбила и которого принял Тор. Я даже не смела думать, что это произойдет. Ты ведь помнишь, почему я не могла родить дитя?
- Д-да, помню, - устал потирая лоб согласился Мандо. - Тебя отравили какой-то гадостью бойцы Дозора Смерти.
- Этот яд остался во мне и являлся блокирующим фактором, как предохранитель бластера. Это нельзя было вылечить ни одним из существующих способов, потому что в геном не влезешь. И я сама не могу понять что произошло. Совершенно неожиданно для себя самой я узнала, что у меня будет дитя и я абсолютно здорова. О моей беде знала Салита, она обследовала меня и пдтвердила, что этот блокирующий фактор попросту...исчез! Я мгу иметь детей, как нормальная женщина! Она так же не могла понять, как такое возможно. Может быть все дело в партнере?
Мандо сидел и напряженно размышлял, пытаясь понять, что же произошло на самом деле.
- Скажи, а до коммандера Т'орна у тебя был кто-нибудь?
- Да. Когда служила у Бо-Катан, у меня была короткая связь с одним парнем, который был на десять лет меня младше. Его убили.
- И что?
- Ничего не произошло.
Дин снова погрузился в размышления, но никак не мог связать все воедино. За последние дни он был шокирован происходящим. Забрака обняла его и прижала к себе, а он как в далеком детстве, положил ей на плечо голову и тоже обнял, чувствуя, как она приласкала и поцеловала его. Сейчас Мандо вновь почувствовал себя маленьким мальчиком и будто бы ничего и не было. Она поглаживала его по щеке и по волосам, слегка укачивая его.
- Нер Мандо. Нер ад'ика.
Он прикрыл глаза, наслаждаясь лаской и нежностью. Какой бы взрослый он ни был, но в своей матери он нуждался всегда.
- Мам, ну, что же мне делать?
- Ты о чем, сынок?
- Вольф...ты выходишь за него замуж и это твоё личное дело, в которое я бы не рискнул соваться. Он отец Тора и это хорошо. Тор'ика маленький. Он нуждается в защите и опеке. Н-но что делать мне? Я понимаю, что Вольф нормальный честный мандо, но у меня другой отец и...мам, почему? Что это? Опять коммандер, опять с ранением в ногу и при этом в ту же, и опять охотник за головами...
- Хочешь сказать, что он напомнил тебе отца и таких совпадений не бывает? - переспросила мать-оружейница.
- Ну...да.
- Ты помнишь, что он тебе сказал? Он усыновил тебя и искренне рад этому. А такие совпадения бывают. Мандо, мне он тоже напомнил моего Т'орна. Когда он только появился, то я увидела странный сон. Тай Т'орн по зову Мандалора отправлялся на войну, а вместо себя оставил мне Вольфа Фетта. Твой отец попрощался и сказал, что мне жить дальше и пришедший после него, даст мне то, на что я уже не расчитывала. И вот...
Кьяра отпустила Мандо, встала и вытащила из стенного шкафа две статуэтки подаренные Шисой.
- Твой отец вырезал их когда-то давно и отдал Фенну, попросив передать их мне в случае, если погибнет в боевых действиях. Мандалор забыл об этом и вспомнил о них не так давно.
Мандо рассматривал статуэтки очень внимательно, словно портрет из жетона перед охотой. Видел он и надписи. Несомненно они были вырезаны рукой старого Тая. Лот-волк! Когда Джаррин сажал корабль, рядом с Убежищем видел корабль с эмблемой лот-волка.
- Это мы с Тором? - удивился он, глядя на двух мальчиков, обнимающих мать.
- Вероятно, да, ад'ика.
- Хммм...четверо годовалых забрачат...немыслимо! Невозможно! Какое их количество ты носишь под сердцем?
- Я не знаю, Мандо. Срок еще мал, всего лишь месяц. На таком сроке нельзя определить. Но я буду рада, если у меня внутри хотябы один крохотный забрачек. Но я вынуждена верить Т'орну, он никогда не ошибался.
Джаррин аж свистнул коротко.
- Тогда твой новый муж меткий стрелок.
- Я не знаю, сын. Быть может, Тай Т'орн прав.
- Я его видел, когда был на Дагоба. Он сказал, что больше мы не встретимся и велел передать, что любит тебя.
Глаза к забраки стали влажными. Она отвернулась, чтобы сын не видел ее слез.
- Мам...- Дин повернул ее к себе и крепко обнял. - Мне его тоже не хватает. Скажи, может быть ты знаешь...кто такой Квай-Гон Джин?
Кьяра слышала вопрос, но сейчас она боролась с собой, чтобы не расплакаться и пока что не могла ответить из-за душащих ее слез. Она уткнулась в бескар сына, который она же сама ему выковала год назад. Всеже женщина сдержалась. Минут через пять она ответила:
- Квай-Гон джедай Старой Республики. Жил еще в эпоху Мандалорской гражданской войны. По происхождению мандалорец-фермер с Конкорд-Доуна, а по жизни...дар'мандо. Он отец Тай Т'орна. Мой муж не унаследовал Силу от своего отца, может быть, не в полном объеме, но у него был дар предвидения событий и некоторые другие странности, например, он чувствовал людей, умел чувствовать опасность, но ложки с пола Силой не поднимал. Не потому что дар был неразвит, а потому что дар был весьма скромный.
- Но почему, когда его убили он не почуствовал этой опасности?
- Он знал все заранее и готовился к этому, Мандо. Муж рассказал мне, что сначала Квай-Гон сказал сказал о том, что его убьют. Он предупредил, чтобы Тай не тянул и успел обучить наследника, потому что этот мальчик тот, о ком гласит пророчество Тарра Визслы. Потом Джин- старший погиб, а Тай гораздо позже выстругал статуэтку, которую чуть не сжог. Я выхватила ее почти из огня.
Она снова полезла в стенной шкаф. Мандо увидев еще одну работу отца, чуть не выронил статуэтку из рук, потому что она изображала убитого, прислонившегося к стене мандалорца, шлем которого лежал сбоку, и сидящего рядом с мужчиной юношу, держащего свой шлем в руках.
- Мама, что...это? Это отец и...я? - Мандо снова вспомнил эту часть своей жизни и не выдержав заплакал, закрыв лицо руками. - Зачем...ну, почему так?
Теперь Кьяра снова обняла его. Она утешала, целовала, гладила и укачивала такого взролого сына, по сути оставшегося в душе тем же маленьким найденышем, которого она очень давно приняла, согрела своим сердцем и полюбила как свое дитя.
Когда Мандо успокоился, она спросила:
- Откуда тебе известно про Квай-Гона?
- Дагоба. Странное и непонятное место. Я искал там хоть какое-нибудь упоминание о йоде, джедае той же расы, что и мой сын. Но ничего не нашел. Йода сам пришел ко мне. Благодаря Дину-младшему я смог пообщаться с ним. Он сказал, чтобы я оставил попытки найти родственников Малыша и воспитывал и обучал его сам.
- Но ты же не джедай.
- Он сказал, что мой пример для мальчика важен, так как я сам могу обьяснить ему где добро, а где зло, и остановить, если он уклонится со своего пути. Так же я видел и Квай-Гона. Оба они сказали, что через много лет я стану Мандалором и сменю Бобу Фетта.
- Да, это предсказывал еще Тарр Визсла. Именно по этому Гидеон искал тебя и убрать. Он желал изменить пророчество мандалорца-джедая в пользу дар'джетии, на которого работал.
Неожиданно дар' бинес в голове Дина начал складываться. Он связал все события за прошедший период воедино.
- Мама? - тревожно позвал он.
- Что случилось, Мандо?
- Малыш!
- Что? В чем дело, сын? - тревога и взволнованность передались Кьяре
- Мам, ты понимаешь, что произошло и почему?
- Что произошло? Где? - растерянно спросила забрака. - О чем ты, ад'ика?
- Послушай, ты ведь оставалась с мальчиком, да? И на руках он у тебя был не раз...
Кьяра вдруг вспомнила, как она отправила в убежище своего сына, потерявшего много крови, с серьезными ранениями, которые оказались...зажившими, в результате воздействия на них Джаррина-младшего. И тут ей стало все ясно. Она испугалась, так как поняла, что ее вылечил собственный внук.
- Да как же это...- мать-оружейница растерялась.
- Прежде, чем год назад я столкнулся с Гидеоном, мой бывший работодатель Гриф Карго был смертельно ранен какими-то ядовитыми тварями. Малыш вылечил его за считанные секунды. Если бы я не видел это, то никогда бы не поверил. А рядом со мной была Кара Дьюн. Мальчик избавил тебя от яда и вылечил. Он маленкий имногое понимает интуитивно, но при этом обладает огромным потенциалом способностей. Я не понимаю всего этого, и меня это иногда сильно пугает.
Я не знаю, скольких забрачат ты носишь под сердцем, нопонимаю, что произошло. Только, мам, у тебя уже возраст. Пожалуйста, будь аккуратнее. Есди что, то мы с Омерой поможем тебе.
Забрака покрыла поцелуями его лицо.
- Дин, спасибо.
- Незачто. И кстати, Вольф знает?
- Да. Он счастлив. У него есть мы с Тором, а скоро будет и еще один маленький забрачек.
- А Тор?
- Я пока не говорю ему? Скажу ему позже.
- Почему? Может быть мне стоит сказать ему.
- Нет, я сама, Мандо. Видишь ли, у Тора с Вольфом было не все гладко. Прежде чем понять и принять друг друга они прошли через затяжной конфликт.
- Расскажи мне все, - попросил сын Кьяру.
- Я не все знаю. А что знаю, то расскажу, - согласилась она.
Мандо внимательно слушал про то, как Вольф нашел себя в качестве инструктора в группе найденышей, как в первый день обидел Тора и получил от матери-оружейницы, как Тор и Вольф ревновали Кьяру друг к другу и произошел новый конфликт из-за нее, как всем троим помог генерал Рекс, как маленький Тор'ика отошел в сторону и поступил по чести, снискав уважение у коммандера. Так же Мандо узнал об учениях, вторжении Таркина и о тускенах, укравших Тра и желающих его убить, о том, что с Вольфом что-то случилось и он изменил мнение о мальчике, отбив его у тускенов, а потом вытащив из горящего транспортника. Поведала она сыну и о том, что оба были ранены и отправлены в госпиталь. Тор отличился тем, что сумел спасти найденышей из огня и защитил коммандера при столкновении со штурмовиками, а Вольф, несмотря на свое плохое состояние как настоящий отец пришел к нему, чтобы быть рядом и позаботится о мальчике, которого полюбил всем сердцем, и  все закончилось тем, что Тор стал его сыном.
- Когда же он успел залить бескар? - спросил Мандо.
- В самый первый раз, когда у нас были отношения. К сожалению, он не был опытен в них. Это парень из бака, его никто этому не учил, а кроме того, это были первые его отношения. До меня у него женщин не было. Он всю жизнь воевал и не разменивался на это.
- И он самым первым выстрелом сделал тебе дитя?
- Да. Я не знала тогда, что здорова, думала, что ничего не будет, как и в случае с твоим отцом, а посему предохранятся бессмысленно.
- Чтож, - вздохнул Мандо. - Значит у меня будет два водэ.
Кьяра надела шлем и собралась уходить.
- Пойду за Тором. Он сейчас у Паза Визслы с Дайго. Скоро обед. Пообедаешь с нами, Мандо?
- Угу, - задумчиво промычал Дин.
- Хорошо. Жди.
Дверь за ней закрылась. Дин пересел на скамейку для одежды и взял в руки статуэтку, которую чуть не сжог его отец. Он так погрузился в свои невеселые мысли, что не заметил, как пришел Вольф. Клон зашел и увидел Мандо, опечаленного, поникшего, с огорченным лицом. Пара капель прокатилась по щекам Джаррина.
Вольф тихо подошел и сел рядом, взглянув на статуэтку в руках Дина. Сын Кьяры не замечал клона, а тот поглядел на две фигуры, вырезанные Т'орном, вдруг все понял. Мандо слегка оторвался от размышлений, когда почувствовал теплую ладонь на своей голове, ласково прокатившуюся по ней. Сердце Дина дрогнуло. Он пока не осознал, кто сидит рядом и подумал, что ему показалось. Он горько вздохнул:
- Почему ты ничего мне не сказал, отец? Почему не остановил мать, когда пытался сжечь эту статуэтку? А если не остановил, почему не отдал мне? Я хотя бы знал тогда...
Вольф сидел молча, он понимал, что вопрос адресован не ему. И еще он точно так же сидел и задавал  вопросы и плакал, когда не стало Пло'буир.
- Мандо...я тоже потерял того, кто был мне как отец. Я сожалею. Что я могу сделать для тебя? - коммандер снова провел ладонью по голове Дина и положил ему руки на плечи, так же, как магистр Пло. Джаррин вздрогнул и повернулся. Рядом с ним был вовсе не Тай Т'орн, а коммандер Фетт.
- А...Вольф...я... я жду вот...мама и Тор сейчас придут...- неловко сказал он. - Я пойду...
Но клон не отпустил его.
- Ты что, парень? Куда ты пойдешь в таком состоянии? - заботливо произнес он. - Что у тебя случилось? Мы все-таки не чужие друг другу. Может расскажешь, а я попробую помочь.
- Это...нет, тут не поможешь уже...спасибо...- сокрушенно ответил Мандо.
- Эту статуэтку отец твой вырезал? Он талантлив.
- Да.
- Почему он хотел от нее избавится?
Дин опустил голову и сморгнул еще пару капель.
- Ну-ну, Мандо, ты что? Такой хороший парень! - с этим Вольф обнял его и прижал к себе. - Что у тебя случилось?
Мандо чувствуя руку коммандера на своем затылке, почему-то отпустил себя и как-то обмяк.
- Это он и я. Мне было десять, когда папа взял меня к себе. Он заступился за меня и спас от дроида, который убил мои настоящих родителей и чуть не убил меня самого. Я любил их, они спрятали меня во время боевых действий, а сами отвлекли дроида ценой своей жизни. Когда папа Тай вынес меня с поля боя… я видел их. Они…они погибли, чтобы я жил дальше… Только-только настоящие отец с матерью несли меня на руках, стараясь убежать, сберечь и… Тай Т’орн и мама вырастили меня…Папа очень меня любил, научил меня всему… У меня никого, кроме них не осталось. Он...погиб. С честью. Как воин. Я не смог его дотащить...он на моих руках...не могу забыть. И он это знал, но ничего не сказал мне. Он не сказал...- Мандо вытер глаза рукавом на сгибе руки.
- Живи, чтобы сражаться,- вспомнил вздохнув Вольф. - Пло'буир тоже погиб как воин. И он тоже ничего не сказал мне. Говорят, джедаи многое предчувствуют, а он даже не пытался уйти, когда клоны из 104- го стреляли по нему. Меня не был там. Мне сказали об этом позже. Я тебя понимаю, Мандо. Это тяжело. Даже со временем рана не излечивается и время от времени болит и кровоточит.
- Н-но как?! Почему?! Так не бывает! Таких совпадений просто нет!
- Каких совпадений? - нахмурился Вольф. - Почему? О чем ты, Мандо?
- Мой отец коммандер Тай Т'орн, сын джедая Квай-Гона Джина, был ранен в ногу, до конца жизни не избавился от хромоты. Он так же являлся инструктором у найденышей... Да что же это?
- Сложно сказать, что это, ад'ика. Для меня самого это загадка. Но знаешь, когда теряешь тех кого любишь, остается пустота. Ее заполняют кто чем...
Услышав это Дин похолодел и округлившимися глазами с растерянным видом посмотрел на Вольфа. Он немного испугался.
-  Мандо, что с тобой?
- Н-нет, н-ничего...А у Вас?
- А у меня есть ты, Тор и Кьяра. Я был совсем один, никому не нужный старый клон, отслуживший свое и выброшенный за борт. Стал охотником за головами, чтобы как-то обепечивать свою жизнь, а получилось так, что обрел семью и стал нужным. Теперь у меня есть все вы и я благодарен за это.
Внутри у Мандо все перевернулось. Он крепко обнял коммандера Фетта, неожиданно он понял, что хотел ему сказать старый Тай.
- А у меня есть ты, отец. Я не понимал раньше, прости. Не думал, что так повернется.
- Это ничего, сынок. Все хорошо. Хоть ты уже большой парень, но знаешь, всем хочется тепла.
Мандо чувствовал как в детстве теплые надежные руки, обнимающие его. Он уткнулся Вольфу а плечо, как когда-то Тай Т'орну. Вольф совсем не был похож на старого Тая, но суть от этого не менялась. И еще Мандо ощутил, что он дома, в своей семье, где есть отец, мать и брат. И семья эта больше чем кровь. Кроме того, семья на четверых не заканчивалась, потому что в этой же семье у Мандо была нежно любимая жена и трое маленьких  обожаемых ребятишек. Сейчас Дин Джаррин испытывал поистине какое-то огромное счастье.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-10-23 04:11:32)

0

408

Военные чины мандолорцев.

Рядовой (верд'ика на мандо'а)
Капрал (алор'уус на мандо'а)
Сержант (руус'алор на мандо'а)
Лейтенант (вер'алор на мандо'а) (превое офицерское звание)
Капитан (алор'ад на мандо'а)
Коммандер (ал'верде на мандо'а)
Мандалор (верховный лидер)

0

409

Клон капитан Рекс и мастер-джедай Асока Тано.

http://forumfiles.ru/uploads/0019/3a/78/16/848128.webp

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Фанфики целые и лоскутные