Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Фанфики целые и лоскутные


Фанфики целые и лоскутные

Сообщений 61 страница 90 из 383

61

Сколько времени прошло- неизвестно: может, десять минут, может, полчаса. Но неожиданно он пришел в себя и понял, что боли нет. Он был жив и ощущал себя сносно здоровым. Приоткрыв глаза, Дин обнаружил Малыша, сидящего недвижно на его животе. Ребенок внимательно и задумчиво, не без некоторого удивления наблюдал за реакцией своего отца. Он в первый раз видел его без шлема. Через шлем Мандо было видно не четко, но сейчас…
Малыш поднялся на ножки, стер маленькой ручкой влагу с бескаровых пластин и вопросительно посмотрел на него, потом, словно пытаясь утешить, полез вверх, обнял трехпалыми маленькими ручонками его шею и прижался к нему.
- Папа…
Мандо тоже обнял его и прижался небритой щекой к его ушастенькой голове. Он в этом мире никого так не любил, как этого маленького мальчика.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/3a/78/16/18677.jpg

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-02-27 16:25:47)

0

62

Он был маленький, теплый, с нежнми трогательными ушками. И сейчас ребятенок, обнимая своего отца прижался к нему, боясь оставить его и потерять насовсем.
Мандо обхватил рукой его затылок. Никому бы он и никогда не отдал своего маленького сына, который не побоялся быть обнаруженным и пришел на помощь в который раз в безвыходной ситуации.
Прижимаясь к его голове мокроой от обильных слез щекой, на которой растительность уже стала весьма явной, Дин тихо и хрипловато произнес:
- Ты мой.
Он почувствовал, как сидящий недвижно в его объятиях ребенок дрогнул словно просыпаясь и отпустил его. Теперь он смотрел на Мандо прямым и открытым взглядом. Из-под воротничка пролядывал кожанный ремешок, на котором под одежкой висел бескаровый знак Мандалора. Малыш потянулся маленькой ручкой и погладил отца по щеке.
- Папа...
По глазам мальчика было понятно, что он хотел сказать.
- Прости, что не послушал тебя, - произнес тихо Мандо. - Спасибо за помощь.
Взгляд мандалорца был добрым и усталым. Он слегка улыбался своему маленькому сыну. Тот тоже улыбнулся в ответ, и большие глазенки его радостно заблестели.
Мандо подобрал свой шлем с пола.
- Шлем снимать нельзя, дружок. Но пусть это будет нашей тайной.
Крохотусик слегка кивнул. Он отлично понял, что хотел сказать ему его папа.
Спрятав голову под шлем, Джаррин ласково пригладил ушки Малыша, внимательно глядя на него, сквозь визор.
- Теперь ты истинный мандалорец, - сказал он сыну с улыбкой. - И ты заслужил свой первый бескар.
С этим он снова обнял мальчика и Малыш улыбаясь, вздохнув с облегчением, прикрыл глаза и прислонился к броне. Он как всегда ручкой обнял Мандо, чувствуя сильную усталость.

Шлем был одет вовремя, так как вскоре послышался звук чьих-то шагов и по всей видимости не только одного человека. Джаррин напрягся. Он был слаб-слишком много крови потерял он за один вечер, но это не умаляло его возможностей в стрельбе и метании ножа, а наручи вполне годились, чтобы отстоять себя в схватке. Вытащив из кобуры бластер, Дин ждал. Предчувствие не обмануло. Среди стеллажей мелькнули люди в белой броне. Штурмовики!
Возвратившиеся дозорные, высланные на охрану  периметра, обнаружили лишь убитых сослуживцев и отсутствие складской двери.
Еле встав, опираясь на стену, Мандо шатаясь как пьяный, с ребенком на руках, тихо отошел в угол и спрятался за краем стеллажа с ящиками бескара. Сына он предусмотрительно посадил сзади на спину, приказав ему держаться за плащ и не высовываться.
- Что тут произошло?
- Не знаю, никого в живых. Что за ерунда?
- Кто-то пробрался на склад. Если что-стреляй.
- Где же господин Мофф?
- А кто его знает. Выполняй приказ охранять и не спрашивай.
- Да я и не спрашиваю. Что-то тут не...
Штурмовик не договорил. Мандалорец выстрелил первым. Наповал. Второй Штурмовик отшатнулся и попытался застрелить Мандо, но сам пал жертвой меткого выстрела, не сумев пробить броню.
Больше "сюрпризов" не предвиделось. Дин опустился на пол.
- Эй, вомпа-песчанка, вылезай! - шутливо позвал он сына. Малыш перелез с его спины на плечо, и Джаррин оперся ею о стену.
- Устал?
- Уувай.
- И я тоже.
Теперь он услышал звук антигравитационных двигателей спидеров, подлетевших близко к бывшему дверному проему и топот спешивших к нему.
Впереди шагала Кара Дьюн, за ней мать-оружейница с Гардой Вей, а замыкли шествие Хан и Чуи.

0

63

Решила сюда перенести, как самостоятельную еденицу. Ради прикола.
Итак. Дартс-февраль, 2020
Голосование.

Небольшая предыстория. В 2004 году мне попался в руки журнал Мир Фантастики, где было подведение итогов то ли конкурса какого-то, то ли годовых. Лан. Это не суть важно. Так вот. Комиссия по итогам была представлена фантастическими персонажами книг и фильмов, типа, магистра Йоды, Дарта Вейдера, Ведьмака, Бэтмена и др. Получился такой коллажик из персонажей. Вообщем-то и тут происходит иногда тоже самое при участии Бэсс, Шелл, Апекса и Сары Рйчел Коннели. Поэтому! Я тоже решила пригласить экспертов киношно-фанфического порядка из переферийного сектора далекой-далекой галактики. Итак, представляю вам тех, кто будет рассматривать сегодня работы.
В ролях:

Кошка/Синяя Сова (Я)
Мандалорцы охотники за головами- Мандо(М) и Боба Фетт(БФ)
Имперский Мофф Гидеон (МГ)
Бывший штурмовик повстанцев, ныне свободная охотница за головами Кара Дьюн(КД)

и

Независимый эксперт-Оружейница Мандалорской Диаспоры(ОМД)

Погнали!

Шестеро сошлись за столиком кантины в Татуинском Мос-Айсли, чтобы подискутировать насчет Дартс. На стол был выставлен ноут, работы на котором по очереди открывались и читались присутствующими. Затем Синяя Сова сидящая на спинке кресла, спрыгнула вниз, превратившись в Кошку, а затем и проявив себя во вполне человеческом обличии.

Я: Ну, давайте обсудим, какую работу стоит выбрать из того, что нам предоставлено. У нас пять работ. Надо выбрать. Работа №1. Что скажешь, Мандо?
М*сдержанно*: Впечатляет.
Я: Я не поняла, тебе нравится?
М*флегматично и немного устало, обнимая бэби Йоду, сидящего на его коленях и молча мусолящего бескаровый мандалорский символ*: Мой до сих пор развинчивает на корабле, все что можно и ловит лягух. Это нормально.
КД*усмехнувшись*: Ребенок как ребенок. Поддерживаю. У мальчика нормальное детство.
МГ*поморщившись*: И чем занимаются авторы сайта с этой самой Земли? Вот в Империи порядок...
М*перебивая и поднимая в качестве предупреждения руку с зажатым бластером*: Гидеон, пристрелю.
БФ*развалившись в кресле за столом*: А мне понравилось. Во всяком случае джедаев тут нет. Я бы выбрал эту работу.
М*убирая бластер*: Согласен.
Я: У нас еще четыре, которые надо обсудить. Кому понравилась работа №1? Руки вверх!

Кошка, Мандо, Боба и Кара подняли руки.

Я: Отлично. Занесла в протокол собрания. Работа №2
МГ*с раздражением*: Это проза? Тут заявлена была проза! Причем тут стихи?
Я: Значит так надо. Кара?
КД*задорно глядя в экран*: Забавно. Мне нравится.
БФ: Ничего не понял.
КД*:Тут же все написано! Боба, до тебя доходит как до банты!
БФ*погрозив Каре кулаком*: На себя посмотри.
Мандо промолчав, покачал головой, осуждая терки между своими коллегами и переглянулся с бэби Йодой, который после потянулся за печенькой в вазе на столе.
БФ: Нет, я все же больше за мордобой, криминал, стрельбу, а тут...
Я: Кто за эту работу?

Вверх поднялись руки Кошки, Мандо и Кары Дьюн. Мофф Гидеон с каменным выражением лица оглядел присутствующих и неожиданно тоже поднял руку верх.

Я: Продолжим.
М: Валяй.
Я: Работа №3. Мофф Гидеон, какое у Вас сложилось мнение?
МГ: Никакого. Это не литература. Вы только почитайте имперских авторов! Ну, это же отличнейшие детективы и приключения! "Кровавая луна Явина", "Промах джедая", "Последнее дело ситха", "Дарт Реван и его солдаты"...Это же шедеврально! А тут..*доставая платок и начиная всхлипывать, в это время раздаётся хруст печеньки* Нет...ну, вы издеваетесь. Я же...я же все-таки Мофф, у меня чувство прекрасногоооо...
Пока Гидеон рыдает на плече у Бобы Фетта, Мандо вчитывается еще и еще раз.
М*с улыбкой в голосе*: Автор похоже джедай.
БФ: А мне думается он просто много спайса взял. Явно Хан Соло писал.
КД: Нет. Чуи постарался. Вы голосуете, мальчики?
Я: Ну, что? Кто за?

Все воздержались.

Я: Понятно. Пошли дальше. Работа №4
МГ*отрыдавшись и громко высморкавшись*: Работая в Службе Безопасности при Императоре я конечно знал, что Палпатин и Дарт Вейдер, стремясь расширить возможности в Силе, употребляли грибы. Но чтобы так! Вот это точно писал какой-то оставшийся джедай...или ситх...*косясь на жующего очередную печеньку бэби Йоду*
М*снова вытаскивая бластер из кобуры на бедре, строго*: Глаза убрал! Хочешь вентиляцию во лбу? Могу помочь.
МГ*отворачиваясь*: Очень мне надо! Интересная психоделика.
КД*лежа на столе и безудержно смеясь*: Все, это в цель!
БФ и М*в один голос*: Не понял!
Я: Голосуем?

Вверх поднялась рука Моффа и Кары Дьюн. Кошка подумав тоже подняла руку.

Я: Пришли к финалу. Работа №5...
БФ*перебив*: Вот. Вот это по мне. Криминал, кровища...Мастерски подрезали. Видимо охотник за головами был высокого уровня. Правда герой пошел веселится, непонятно почему. А, ну, да. Идея: радуйся пока жив. Неплохо.
М*задумчиво*: Автор из наших.*наклонясь над дитем* Еще печеньку хочешь?
КД: А мне как-то... Ну, застрелили бы его, что ли... или по морде дали. Свадьба все-таки.
М: Я бы не стал.
КД: Почему?
М*со вздохом*: Мне не нужны лишние жертвы.
КД: И что думаешь?
М: Что у него в напитке была бакта.
Я: Давайте голосовать. Кто за работу №5?

Кара и Кошка переглянулись, но руки не подняли. Мандо тоже голосовать почему-то не стал. Мофф воздержался, мотивируя тем, что детектив не дописан. В итоге поднялась лишь рука Бобы Фетта.

Независимый эксперт молча наблюдала за ходом голосования. По окончанию рассмотрения работ вопрос был задан ей, так как от ее голоса зависело, кого выберут.
Я: А что ты скажешь? Есть ли работа, которая тебе понравилась.
ОМД*жестко*: Работа №2 подойдет. Писал истинный мандалорец, который знает, что клан - больше чем кровь. Я отдаю голос за нее. Автор заслужил свой  бескар. Таков путь!

М и БФ*в один голос*: Таков путь!
ОМД: А что ты выберешь?
Я*со вздохом*: Работу №2. Таков путь.

+1

64

Каре пришлось перешагнуть через убитых штурмовиков, жрица бесцеремонно отодвинула их ногой в сторону. Дойдя до конца, они обнаружили сидящего у стены Мандо, обнимающего своего приемного сына. Он тут же приветственно кивнул и прислонился затылком к стене, чувствуя усталость и слабость. Слабым быть он не любил, но свое состояние принял как данность.
Мать-оружейница прошла вперед и огляделась, заметив штабель доспехов и извоженный в крови пол, где раньше находился Дин Джаррин. В ее движениях чувствовалось беспокойство. Она присела рядом с ним, чтобы осмотреть его раны и была весьма удивлена тем, что бескар был проплавлен, а вместо раны в подреберьи осталась лишь глубокая нехорошая ссадина, покрытая коркой запекшейся крови.
- Кто? - коротко и строго спросила она у Мандо.
- Гидеон, - устало и хрипло сказал Джаррин. - Он носит Черный клинок Мандалора.
- Плохо. Но Гидеон не мандалорец. Он не имеет на этот клинок прав.
- Только он не знает об этом, - в голосе Дина появилась насмешка.
- Судя по твоей одежде, ты потерял много крови. Но особо глубоких ран на тебе нет. Как это может быть?
- Ребенок. Он вылечил рану и не дал умереть. Он спас меня в который раз.
Дин крепче обхватил и прижал к себе свое дитя.
- Что же вырастет из этого найденыша? - с удивлением произнесла мать-оружейница.
- Ты говорила так же и обо мне.
- И ты вырос раздолбаем! Как можно было пойти одному только лишь с небольшим вооружением на такое дело?! Это опасно!
- Я охотник за головами, а не девица-тви'лечка. Какого ранкора?!
Жрица тяжело вздохнула и потянувшись постучала костяшками пальцев по шлему над визором.
- Будем лечить. Его надо отвезти в Убежище, перелить кровь, обработать и накормить, иначе он ноги протянет. - жестко произнесла она, обращаясь к остальным. - Я починю его броню.
- Я могу отвезти его на его Лезвии Бритвы. Только без наручей открыть корабль и думать нечего, - предложила Кара.
- Я сам! - запротестовал Мандо. - Я могу его сам пилотировать.
Он попробовал встать, но сильная слабость не дала ему этого сделать, а боль резанула ногу и он сильно вдохнул при этом и  как всегда уперся, а в голосе опять прозвучала жесткость бескара:
- Я. Поведу его. Сам.
Кара подняла глаза к потолку. Соло и Чуи переглянулись.
- Сам он не дойдет. Я довезу его на спидере, можно? - спросила Гарда у жрицы. Та, подумав, отказала:
- Нет. Его надо втащить туда. У тебя не хватит сил. Тут есть вуки. Он сможет донести и двоих таких как Мандо.
- Я недалеко отсюда оставил спидер...если его джайвы на гайки не раскрутили...- задумчиво промолвил мандалорец.
- Даже не думай. Я подниму твой байк на сокол, - улыбнулся Соло и обратился к мандалоркам.- Барышни, я готов предоставить транспорт для перевозок, только скажите куда лететь.
- Ко дворцу Джаббы Хата, - поторопилась Гарда, прежде, чем мать-оружейница одернула ее.
- Кууудааа?! - Хан был более, чем удивлен. - Да, радостное место для радостных воспоминаний: карбонит, Боба Фетт и все такое...
- Фетт сам по себе, - строго пояснила жрица. -Его отец был настоящим мандалорским воином, но совершил ошибку. Боба только часть этой ошибки. К сожалению. Он тоже воин, но у нас слишком разные взгляды на одинаковые вещи.
- Боба спас меня и сражался за меня, - подал голос Дин. - Но я не знаю, чем реально задел его честь.
- Он вызвал тебя на поединок?
- Да...когда смогу...
- И?
- Я принял вызов.
- Чтож, Мандо, трусом ты никогда не был. В любом случае мы примем твоего найденыша.
- Я благодарен.
Дин взглянул на устало сопящего на его руках Малыша и погладил его по ушастенькой голове. Он не хотел отдавать мальчика кому либо, но обстоятельства в любую минуту могли сложиться не лучшим образом. Пусть лучше мандалорцы воспитывают дитя, если он не сможет. Они в силах его защитить и спрятать.
-Ты дал найденышу имя? - поинтересовалась иать-оружейница.
- Нет.
- Ты должен был это сделать, потому что ты отец ему.
- Я подумаю об этом, - Мандо вспомнил, что собирался ей сказать до того, как его перебили. - В ящике у входа то, что нужно вернуть на Релот владельцам. А остальное-бескар.
- Бескар?! - удивилась Гарда.
- Да. Бескар.
- Вот как? Это твой трофей, - сказала ему жрица.
- Используй его для починки брони и оружейных дел. Найденыши тоже нуждаются. Это то, что имперцы украли у нас. Забери то, что пренадлежит мандалорцам. Увези его сегодня. Гидеон может вернутся.
Мать-оружейница смягчилась:
- Это уже не твоя проблема. Твоя проблема уцелеть и воспитывать найденыша. О бескаре мы подумаем сами.
- Мы с Чуи не против помочь, но Сокол здесь не сядет, а везти на антигравитационой погрузочной платформе все это далековато, - пожал плечами Хан, когда все посмотрели на него.
- Как насчет Лезвия Бритвы, Соло? Он пройдет.
- Это старье? Да тут такая тяжесть, что твоя банка просто развалится!
- Я подгоню корабль, по частям загрузим туда, после перевезу и перегрузите на Сокол.
- Неплохо.
Далее, Чуи довез мандалорца на спидере матери-оружейницы до Лезвия Бритвы, а когда тот открыл корабль, сняв противоджайвовую защиту, внес его туда и пристроил на кресло. После он весело промычал, махнув шерстистой рукой и покинул Дина Джаррина, направившись за антигравитационной грузовой платформой.
Ребенок сопел на руках Мандо. Чтобы бесприпятственно пилотировать корабль, пришлось переложить его на колени. Малыш заворочился во сне и уткнулся в живот отца. Мандалорец посмотрел на своего спящего извозюканного и уставшего сына, тяжело вздохнул и покачал головой.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-02-24 22:14:46)

0

65

Еще шла погрузка. Хан и компания сгружали последние ящики с бескаром на Тысячелетний Сокол. Осталось только погрузить спидеры. К счастью, спидер Мандо не пострадал от джайвов. Те двое штурмовиков нашли и пригнали его к складу, так что и беспокоится было нечего. Мандо выдохнул с облегчением. Кара не стала принимать участие в погрузке транспорта и удалилась на Лезвие Бритвы. Мандалорец поднял трап.
Он видел, как суетятся Хан и Чубакка около своего корабля, похоже, они о чем-то спорили. Дин воспользовался передышкой.
- Кара! - негромко позвал он, следя за тем, чтобы не разбудить дитя.
- Как чувствуешь себя, Джаррин? - по-деловому поинтересовалась она, появившись сзади.
Дин пожал плечами. Затем коротко попросил:
- Сходи, налей воды.
- Ты есть будешь?
Мандо молча кивнул.
- Я тоже поем.
- Да. Пожалуйста, - устало согласился он.
- Можно мне в душ?
- Да, - он полез в подсумок и достал флакон с бактаспреем.- Там немного, но тебе хватит.
- Спасибо, - улыбнулась Дьюн.
Как только она ушла, ожила связь. Над консолью повисла голограмма.
- Мандо, ты готов лететь? У тебя все нормально.
- Да. Спасибо. Надо немного подождать.
- Что-то случилось?
- Нет, но так надо.
- Ладно, приятель, как скажешь, - ухмыльнулся Хан Соло.
- Жди. Я дам знак к взлету.
- Понял. До связи.

Кара порывшись во встроенных шкафах пищеблока, нашла большую металлическую кружку с хорошей чеканкой, куда налила до верху простой воды, вот только соломину никак отыскть не могла. Так и принесла, как есть.
- Ты не бойся, я не буду подглядывать. Пойду разогрею ужин.
- Спасибо, - она уловила нотки теплоты в голосе Мандо, который взяв кружку, повернул в сторону подруги голову и посмотрел на нее с благодарностью, сквозь светозащитное стекло визора.
- Ты много крови потерял. Не будешь пить-откинешь копыта.
- Я в курсе.
Наемница ушла за едой. Джаррин подумал немного, взглянул на спящего Малыша и потихоньку снял шлем.
Воду он выпил залпом.
Вскоре, услышав, что Кара уже поднимается вверх, снова скрыл голову под шлемом.
Она, как и обещала, принесла ему бульон. Он попросил еще воды. Лишь только получил полную кружку, то подождал, когда женщина спустится вниз, а после снова сняв шлем, быстро уничтожил еду и питье. Ему стало немного лучше. Когда охотница за головами поплесклась в душе и вернулась в кабину, Дин Джаррин спал, положив голову в шлеме на подголовник кресла и обнимая Малыша.
- Мандо!
- А...что...- он проснулся, схватившись со сна за бластер, но сообразил, что опасности нет и убрал оружие.

0

66

БВторое солнце закатилось за горизонт, когда Мандо дал Хану приказ на взлет. Татуин тонул в густой темноте. Если бы не навигатор, построевший воздушный маршрут до дворца, справочная информация и Кара Дьюн, ориентироваться в полете над ночной пустыней было бы сложно.
Однако перелет прошел без приключений, и добравшись до места назначения мандалорец и Соло посадили свои корабли рядом с дворцом.
Пока шла суета с разгрузкой, выносом тела Калина Вея и ожиданием целительниц, которых сразу же вызвала мать-оружейница, Малыш проснулся. Он посмотрел на отца жалобным взглядом, Мандо уже знал в чем дело: ребенок был голоден. Сам он встать не мог- голова кружилась и сил не было, а попросить кого-нибудь принести хотя бы чашку молока не представлялось возможным.
- Потерпи, дружок. Дойдет очередь и поешь.
Но мальчик уткнулся в него, не согласившись.
- Ууу! - произнес он грустно.
Джаррин вздохнул, печально покачал головой, не зная, что ему делать в этой ситуации.
Он выключил все системы корабля, оставив лишь подцветку над консолью.
- Ничего, прорвемся, - сказал он сыну, прижимая его к себе.
Малыш посмотрел на него большими грустными глазами снизу вверх.
Сквозь шлем очень не четко он сейчас видел спокойный, очень внимательный и добрый взгляд отца.
- Мать-оружейница права. Тебя надо как-то назвать...
Мандо задумался. Его приемный отец не ходил за именем далеко и назвал Дина по принадлежности к мандалорцам. С одной стороны конечно это было прозвище, но не совсем. Мандо-только сокращение от мандалориан'ад, что на общий язык переводилось как ребенок Мандалора.
Но Джаррину хотелось, чтобы в имени этого мальчика были и его имена. Ничего не поделаешь- клан двоих.
Но он не знал, как совместить одно и другое. В голову, как нарочно, ничего не приходило.
- Ладно, - решил он, - я еще подумаю об этом, а пока ты Малыш, найденыш без имени и Джаррин-младший.
В это время в кабину вошел Чуи, Кара Дьюн и одна из трех, вызванных жрицей, целительниц.
Вуки перенес Джаррина, обнимающего дитя, вниз на антигравитационные носилки и положил, вякнув что-то веселое, вероятно, пожелав выздоровления.
Затем целительница вывезла мандалорца по трапу наружу из корабля. Двое других стояли и ждали ее.
Одна из них была пожилая Салита Ти-Эйди, Мандо хорошо знал ее. Двое других были ему не знакомы: мандалорка средних лет и молодая девушка или женщина-под шлемом не понять.
- Ребенку нельзя с тобой, - сказала ему Салита.
В ответ Мандо поднял руку с бластером.
- Пристрелю любого! - предупредил он. - Ребенок будет со мной!
- Тебе нечего бояться, Мандо. Передай его твоей подруге.  Теперь клан будет их охранять. Но Дин Джарин не согласился. Тогда Салита пояснила ему:
- Ты болен и тебе нужен уход, а ребенка требуется выкупать и накормить. Сам ты это сделать не сможешь, Мандо. Мы вернем его тебе, как только ты пройдешь курс лечения. Это не долго. Опусти бластер. Не волнуйся за своего найденыша. Ему нужен здорвый отец.
- Ему нужен любой отец, - проворчал Мандо, но всеже бластер опустил. Он опять принял ситуацию так, как есть.
- Кара, побудешь с ним еще?
- А что мне остается делать? Похоже, мать-оружейница скоро определит меня в записные матери твоего мелкого. Хорошо хоть он не младенец, а чтобы я делала с ним тогда?
Она протянула руки, чтобы взять мальчика, но он уцепился за одежду отца и прижался к нему.
- Папа! -  вскрикнул он, Дин почувствовал, как испуганно колотится у него сердечко. Он пожалел мальчика, ведь сегодня день был весьма трудный и опасный для такого маленького.
- Не бойся, - сказал Джаррин с добротой в голосе, ласково погладив его. - Я подлечусь и приду к тебе.
Но Малыш ухватился ручками за своего папу и не хотел отпускать.
- Отца надо слушать, иди ко мне, - ласково улыбнулась Дьюн, аккуратно отцепив и взяв ребенка на руки. - На сегодня я твоя мама.
Он потянулся ручками за уезжающим на носилках отцом, но после, поняв, что это не избежность расхныкался и уткнулся мокрой мордашкой Каре в грудь. Уходя вслед за мандалорцем-стражем и одной из целительниц, женщина жалея мальчика вздохнула:
- Ах, ты мелочь ушастенькая. Пойдем за дядей-дозорным, поселимся и подождем пока твой папа не поравится.
Лезвие Бритвы она закрыла, подняв трап, но противоджайвовую систему не активировала, так как корабль остался под присмотром дозора.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/3a/78/16/21992.jpg

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-03-21 17:42:29)

0

67

На антигравитационных носилках его внесли в огромную комнату, почти зал, где было собраны и медикаменты, и медоборудование.
С него сняли абсолютно все, кроме шлема. Бескар, наручи, оружие и боеприпасы куда-то унесли, а одежду и нижнее белье отправили в чистку, обработку и обеззараживание.
Далее Солита осторожно и медленно просканировала все тело, начиная с шеи и кончая кончиками пальцев на ногах и потом осмотрела его раны и ушибы.
На спине, на руках повыше наручей и в районе солнечного сплетения были видны впечатляющие по своим размерам темно- фиолетовые синяки.
- Да, Мандо, тебя кто-то здорово приложил, - сказала она со строгой добротой. - Хорошо, что цел остался.
- Имперцы, - устало и равнодушно выдохнул охотник за головами.
Без одежды, брони и оружия он чувствовал себя сейчас уязвимым и беспомощным. Именно это он ненавидел в себе, но в данное время он ничего не мог с этим поделать, потому что так было нужно. Кроме того, он чувствовал себя очень неловко раздетым перед женщинами.
- Интересно, странный случай, - продолжила Салита, решив еще раз просканировать тело, и замерла, держа сканер на уровне раны в под ребрами.
- Что? - голос одной из ее помошниц был звонкий и молодой.
"Все же девушка", - понял Мандо.
- У него недавнее повреждение легкого и мышц, что несомненно привело к потери крови, но края недавних ран срослись, и там образовалась прочная соеденительная ткань, но регенерация еще не завершена. Надо сделать инъекции с бактой и не меньше трех.
- Разве так бывает? - мандалорец поставил бы десять кридитов на то, что у молодой девушки сейчас написано крайнее изумление под шлемом.
- В жизни бывает все. Но я такое вижу в первый раз, - так же удивленно ответила ей Салита. - И обрати внимание на то, что ожог остался только по краям, вокруг ран его нет.
- Бактаспрей? - промолвила вторая помошница целительницы Салиты.
- Верно, Варди. Бактаспрей.
Варди осмотрела ранение ноги и заключила:
- Рана закрылась, вероятно она была не глубокая.
Салита провела сканером над раной и кивнула.
Посовещавшись меж собой, целительницы пришли к заключению, что бактокамера ему не нужна: слишком затратно использовать ее для ожогов.
Их заклеяли не промокаемым бактопластом, затем Мандо подняли на руки и перенесли в резервуару с бурлящим раствором для мытья и дизинфекции.
Варди и вторая помощница держали Дина Джаррина под руки, пока Салита мыла его, оттирая губкой из сердцевины дерева джаппор. Движения ее были сильными, уверенными, но при этом она терла его кожу очень бережно, с любовью к своему целительскому делу, удаляя с Мандо пот, грязь и кровь.
Массируя его всего, начав от шеи , не обходя ни одного малейшего участка, она продвигалась очень медленно вниз.
- Он хорошо сложен, - заметила молодая помошница Салиты. - Говорят он привез столько бескара, что можно обеспечить целую армию.
- Не болтай глупости, Вейла. Бескар нынче в дефиците и если что-то привезено, но на целую армию его не хватит, - проворчала пожилая целительница.
- А он привез бескар? Это те ящики? - удивилась Варди.
- Вот любопытные! Держите его покрепче! - заругалась целительница, продолжая мыть лежащего в резервуаре.
Бурлящий раствор и своеобразный массаж раслабили Мандо. Раствор приятно пах какими-то травами, а может и пряностями- он не мог точно определить. Он прикрыл глаза и впал в какое-то счастливое состояние, которого не чувствовал очень давно. Но купание с массажом создало для него так же весьма неожиданный эффект. Заботливые прикосновения к нему породили ощущение, которое он всегда старался подавлять, как нечто не нужное и даже мешающее в его деле.  Иногда он мог поддаться, но это бывало не очень-то и часто. Последний раз такое возникло года три назад, когда он выслеживал отдного негодяя, сидя в беспинской кантине и глядя на извивающихся на суене танцовщиц. Одна из них, самая красивая и гибкая, проявила смелость, подойдя и усевшись на его колени... Словом, вместо того, чтобы выйти с негодником вон и потолковать по душам за жизнь, пришлось по душам потолковать с танцовщицей. Столковались они до небольшого романа, который закончился ничем: ее не устроила его мандалорская присяга, а он не хотел быть одним из нескольких поклонников "балета", что вполне предполагала ее артистическая деятельность. Впрочем, того мерзавца Мандо завалил, получив от клиента щедрое вознаграждение.
- Похоже ему нужна не только наша помощь, - заботливо сказала Варди.
- За этим дело не станет. В моей практике и не такое бывало, - усмехнулась жестко Салита. - Мужчины все одинаковые, не важно, мандалоры они или кто-то еще.
Вейла хихикнула.
- Да уж, - смешливо сказала она. - Кид Манд'Крей из числа таких "одинаковых".
- Кид Манд'Крей! - презрительно фыркнула Варди. - Может охотник за головами он и удачливый, но в очередную выплату становится охотником до женщин. Ему уже почти тридцать, пора бы и о семье подумать, а он все швыряет кредиты к ногам прелестниц. Хорошо хоть предохраняется!
- А мне он нравится, - улыбнулась под шлемом девушка. - Он веселый. С ним не скучно. Правда на меня он даже не смотрит.
- Главное не пьет.
- Кид Манд'Крей? - задумалась пожилая целительниица. - А у него сегодня была выплата за поимку. Наверное он уже приехал. А это мысль!
Мандо слушая все эти женские пересуды готов был сойти с ума, мучился и чувствовал себя "не в своей тарелке".
"Надо отвлечься!" - думал он. Хорошо, что шлем скрывал эмоции. Неловкость положения заставила его щеки гореть. Он попытался перевести внимание на ломоту в теле и боль от ожогов. Поборовшись некоторое время с самим собой, он всеже как-то смог избавиться от этого мучавшего его ощущения и выдохнуть с облегчением, сказав про себя:"Все под контролем!"
Его переложили обратно на носилки, покрытые чистой простыней и обработали раны. Затем, надели на него широкий белый и чистый балахон чуть ниже колен, с широкими рукавами из дышащего материала, а дальше Мандо почувствовал укол в руку. Хотелось спать. Он зевнул под шлемом, чувствуя, как синтетическая кровь на основе бакты побежала по вене и устало закрыл глаза и уснул. Хватит на сегодня подвигов!

0

68

Проспал Мандо не так уж и много и пробудился он
от того, что почувствовал боль под ребрами. Инъекция была болезненной, но необходимой. Затем это повторилось, но уже у раны на бедре.
Затем его накрыли чистой простыней, отвезли в одну из комнат и переложили на постель, накрыв толстым покрывалом. На вопрос удивленного мандалорца Салита ответила, что больной воин для скорого выздоровления должен находится в чистоте и комфорте, а шкуры бант лишь для здоровых.
Мандо забеспокоился:
- Где найденыш?
Он чуть не вскочил, но сильные руки пожилой женщины пригвоздили его к постели.
- Мандо, лежи и прекрати дергаться. Малыша сейчас купают и кормят. Он в полном порядке. Завтра его тебе отдадут. Твой сын в безопасности.
- Но я...
- Таков путь, - строго отрезала она.
После целительницы удалились, оставив Джаррина одного.
Он приподнялся на локте и огогляделся. В комнате царил  полумрак. Световые панели вверху на стенах давали слабый свет из-за которого обстановка была уютной. Над небольшим, приоткрытым окном  виднелись следы от бластерных выстрелов, складывающихся в инициалы: БФ.
Он знал, чьи это инициалы и так же знал, что бывший жилец Боба Фетт вряд ли будет претендовать на эту комнату. Рядом со своей постелью  Мандо заметил широкую и низкую скамью, на которой лежал его бескар, наручи и оружие. Он потянулся рукой и вытащил бластер из лежащей там кобуры, вздохнул и сунул его под подушку так, чтобы можно было при случае беспрепятственно схватить его. Низенький, грубо сбитый столик, знакомый ему с детства, был задвинут под широкий топчан, где лежал Дин Джаррин.
Дин стащил с себя балахон, пихнув его между подушкой и стеной- ему было жарко. После он развалился на постели с нескрываемым удоврльствием, накрывшись покрывалом. Ему сейчас хотелось лишь одного- выспаться. Он выбросил все из головы и постепено поплыл по течению сна, чувствуя, что все идет так как должно быть.

0

69

В двух соседних комнатах расположились еще одни раненные мандалорцы, с которыми у целительниц возникло больше проблем, чем с Мандо, так как ранения у них были весьма тяжелые. Но сейчас все спали. По коридору мимо комнат вот уже несколько часов ходили патрульные-так было положено.
Вейла и Варди стояли недалеко от комнаты Мандо и ждали Салиту, чтобы решить, кто из них останется на дежурстве при больных. Вскоре она пришла, но не одна. С ней рядом шла женщина-тви'лекка. Не говоря ни слова пожилая целительница подвела ее к двери комнаты Мандо и бесцеремонно впихнула ее внутрь.
- Кид Манд'Крей великодушно предоставил одну из двух своих подружек Мандо, - наконец сказала она своим товаркам.
- Куда смотрит мать-оружейница? - вздохнула сурово Варди. - И ведь попробуй ей что-нибудь скажи! У нее один ответ "это его выбор" и "таков путь". Неужели нельзя на него повлиять, чтобы он не позорил клан?
- Бесполезно его учить. Он уже большой мальчик, - отмахнулась Салита. - Мать-оружейница права: кривое дерево уже не выпрямишь. Одно хорошо- Кид не жадный и половину того, что получает, вкладывает в развитие диаспоры.
- А вторую половину спускает на женщин, - в голосе Варди послышался упрек.
- А вот я была бы ему хорошей женой, но он на меня как на девушку не смотрит, - печально произнесла Вейла. - Жаль.
- Даже не думай! - Салита погрозила ей. - Ты молодая, а с ним позор один выйдет. И хорошо, что не смотрит. Пригляди себе другого в мужья, а то неровен час выдаст тебя мать-оружейница за какого-нибудь старого мандалорца, и будешь всю жизнь его ворчание и храп слушать.
- Ой, нет-нет! Не надо! - испугалась девушка.
- А кто дежурит сегодня? - поинтересовалась Варди.
Салита подумала немного и указала на Вейлу.
- Сегодня ее очередь. Я была вчера.
Вейла шумно выдохнула. Ночные дежурства она не любила, но без этого хорошей целительницей не станешь, а значит надо выполнять приказ старшего.
- Ступай, - приказала ей Пожилая мандалорка. - Смотри, чтобы больные были довольны.
Вейла слегка поклонилась и отправилась исполнять врачебный долг, а обе целительницы отправились спать.

Джаррин разоспался и потерял бдительность. Пробудился он от прикосновений к себе.
"Опять обрабатывают, - подумал он. - Сколько же можно!"
Чьи-то цепкие и нежные руки массировали ему плечи и грудь. Сначала он приоткрыл глаза, а потом молниеносным движением выхвтил из-под подушки бластер и направил его в сидящую на его ногах женщину-тви'лекку.
- Ты кто такая и какого ранкора ты тут делаешь?! - сердито рыкнул он.
Но та даже не остановилась, продолжая массировать его.
- О-о! Какая у тебя крутая пушка! - ответила она смеясь. - Люблю парней, которые не мажут при стрельбе.
- Я задал вопрос.
- Меня зовут Тви' ланна. А тебя Мандо, да?
- Не выводи меня из себя, - процедил гневно Мандо.
Но Тви'ланна вдруг весело расхохоталась.
- А ты такой суровый, красавчик! - игриво воскликнула она. - Ты, наверное, очень крутой парень.
Отсмеявшись, женщина доверительно сказала ему улыбаясь:
- Я работаю в кантине около космопорта. Если я тебе понадоблюсь, то ты всегда можешь найти меня там. Я тут не в первый раз. Кид Манд'Крей привез меня и моюю подругу сюда сегодня ночью. Очень рисковый. Но ты не бойся, он меня даже распаковать не успел. Вот видишь?
Она повернулась к нему то одним, то другим боком, чтобы показать свой обтягивающий короткий топ.
Мандо нахмурившись, сурово рассмматривал тви'лекку. Она была молодая, высокая, фигуристая, стройная и красивая. Бледное ее лицо покрывал броский макияж, а когда она наклонялась, то оба ее теплых мягких лекку касались его и создавали эффект мягкого поглаживания. К Мандо снова вернулось мучавшее его недавно ощущение.
- Уходи отсюда! - строго сказал он. - Или я тебя пристрелю!
Тви'лекка хихикнула как девчонка:
- Не-а, дорогусик, меня для тебя проплатили. И потом меня тебе доктор прописал, чтобы я тебя как следует подлечила. А еще у меня самый лучший массаж в галактике. Да! - Тви'ланна задрала кверху свой очаровательный носик, но потом продолжила. - Так что если я буду тебя плохо развлекать, - на ее кукольном лице появилась жалостивая гримаска, - хозяин выгонит меня с работы.
Но через две минуты лицо ее снова стало веселым и она засмеялась.
- Мне это не...
- Нужно? - перебила она его. - Не скромничай, милашка, таким героям, как ты это нужно. Всем. А здешние порядки я знаю. Без шлема не останешься. Я ведь не хочу быть застреленной.
Она наклонилась и игриво прошептала:
- Тебе будет хорошо. Ну как, а?
Сдерживаться было уже не возможно. Кроме того, Мандо даже сквозь шлем чувствовал ее парфюм, от которого начала кружиться голова. Женщина поцеловала стекло Т-образного визора на шлеме, точно напротив губ Мандо. Тот коротко поразмыслил и решил, что тви'лекка ему пригодится на будущее в качестве информатора или укрытия, как повезет, и...согласился.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/3a/78/16/90676.jpg

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-02-18 20:41:48)

0

70

Ему хватило и раза. Хотелось спать и чувствовалась сильная усталость. Но несмотря на уверения Тви'Ланны о знании порядка, он не мог позволить себе уснуть и оставить ее в комнате. Однако он был удивлен: если многие тви'лечки, включая стерву Шану, были нервные, часто даже озлбленные и шипели, то эта женщина была другой, с добрым и веселым характером, покладистая и не унывающая, такая не похожая на своих соплеменниц. К сожалению в Имперские времена такие как Тви'Ланна из-за своих артистических качеств становились часто танцовщицами, воровками, мошенницами на доверие и девушками по вызову. Были среди них и холодные расчетливые убийцы и шпионки, но таковых было не так уж и много.
И всеже Мандо был ей благодарен за ее терпение его откровенной грубости, на которую она отвечала беззаботным весельем и лаской и превносила в обыденную жизнь элемент какого-то безумного веселого праздника. Однако он понимал, что затягивать общение не стоит, и тому есть свои причины. Он дотянулся до скамьи, где лежали его вещи, в частности, ремень с подсумками, залез в один из них рукой и выгреб оттуда всю наличность в десять кридитов. После он отдал их женщине.
- Возьми и оставь меня.
Она растерянно посмотрела на кредиты в своей руке, потом озадаченно взглянула на Мандо.
- Но...но это слишком много!
- Уходи...
- Тебе со мной скучно, милашка? Я плохо тебя развлекла? - спросила она его и на ее лице опять появилась жалостливая гримаска.
- Нет, - терпеливо ответил Мандо. - Я устал, оставь меня.
Тви'Ланна взяла его руку и пересыпала в нее кредиты из своей.
- Мне их некуда положить. И все равно, хозяин отберет их.
- Хозяин? Кантины?
- Нет, дорогусик. У хозяина кантины с моим договор, -улыбнулась она.
Мандо кое о чем догадался и теперь желал проверить верность своей догадки:
- Де две девушки в кантине...
- Мои сестры, - ответила женщина.
- Они несовершеннолетние?
Тви'Ланна стала серьезной и кивнула:
- Да.
- Манд'Крей был с ними?
- Нет...он понимает. Ему жаль их.
Она вздохнула и обняла его за плечи рукой, положив ему на плечо свою голову.
- Если бы у меня не отбирали чаевые, я бы уже давно выкупила свою свободу и свободу своих сестер.
- Вы рабыни? - серьезно поинтересовался Мандо.
- Да. Мы бесправны. Хозчин делает с нами, что сам захочет. Захочет продаст, захочет уволит. За грань.
Недавно грозилмя продать нас троих  какому-то важному имперцу. Моффу... моффу...
- Гидеону?!
- Ему. Говорят, он жесток настолько, что за любую мельчайшую провинность убивает.
- Истинная правда, - с явным раздражением подтвердил Мандо. - Этот мерзавец ни перед чем не остановится. Законченный подлец и негодяй, как и все в его Империи.
- Я не хочу, - прошептала тви'лекка со страхом в голосе.
Сквозь стекло визора он увидел ее округлившиеся испуганные глаза.
- Как ты попала в кантину? - перестав злиться на имперцев, заботливо спросил он.
- Я была юной девушкой, а мои сестры маленькими девочками, когда образовался антиимперский повстанчесеий отряд. Но всех перебили имперцы, а нас и еще пару мальчиков взяли в плен и сделали рабами. Мы трое были служанками у одного военачальника: подай- принеси. Потом он продал нас нашему хозяину. Я знаю этот дворец Джаббы. Раньше мы жили тут. Моих сестер по-малолетству заставили танцевать для Джаббы и местных негодяев, коих тут было полно, а я была намного старше. Я развлекала всякий сброд уже совсем по-другому. Потом, когда Джаббы не стало, хозяин перевез нас в Мос-Эйсли. Девочки подрости и... Я этого не хотела, пыталась заступаться за них- пусть лучше танцуют и моют посуду, но хозяин несколько раз побил меня и сделал так, как намеревался, непослушав. Чтож. Я делаю свою работу и стараюсь делать ее хорошо, принося доход. Все равно ничего не изменится. А я не жалуюсь. Просто делаю, что могу. И будь, что будет.
- Понимаю, - в голосе мандалорца послышалось сочувствие. - У каждого свой бескар. Таков путь.
Конечно, он мог бы недоверять ей, памятуя об артистичности тви'леккской натуры, но деньги, которые она не взяла, неподдельный страх и непосредственность- этого было достаточно, чтобы не просто поверить, а понять, насколько ей больно и грустно.
Мандо проникся уважением к этой очень молодой и стойкой женщине.
- Ты хочешь домой? - поинтересовался он.
- А кто не хочет? Только вот где этот дом....есть ли он...да я и улететь отсюда не могу...
- Биодатчик?
- Да...
"Придется подумать, как ей помочь, заодно и обломать кайф Гидеону", - подумал он.
- Ладно. Иди. Если мне  будет нужно, я найду тебя сам.
- Приходи, красавчик, - повеселела она. - Рада буду помочь.
Тви,Ланна встала, но прежде чем уйти, она наклонилась и обняла его, снова поцеловав стекло визора напротив губ Мандо.
- Увы, только так, - беззаботно сказала она и удалилась за дверь.

0

71

Оставшись один он посидел еще немного на постели, потом поежился от ночной прохлады, проникающей через приоткрытое окно с улицы, ссыпал кредиты под подушку и натянул на тело балахон, не желая обижать целительниц. Развалясь на спине, он решил, что о делах подумает как-нибудь завтра, а сейчас он был вполне удовлетворен и хотел спать. Однако веселое настроение тви'лекки передалось и ему. Мандо редко позволял себе веселится, только если прятался куда-нибудь подальше от всех, так как его жизнь не очень-то располагала к веселью.
Он вспомнил ужимки Тви'Ланны и засмеялся. Вот же артистка! Внезапно в голову пришел хит сезона. Песнь влюбленного негодяя можно было услышать в кантине двадцать раз на дню, если не вылезать из-за стола. Впрочем, эта страстная песня романтического толка с позитивной мелодией игралась и пелась не только на Татуине, но и уличными музыкантами на Наварро, а так же в других кантинах.

Красавчиком игривым и ветренным я был,
С красотками любыми романы заводил,
Их красотой бывал я застрелян наповал,
Но и своими ласками их тоже убивал.

Мандо попытался воспроизвести куплет. Получилось сонно, хрипловато, неожиданно правильно, но весьма громко. Это его позабавило. Через пару минут, отсмеявшись, он хорошенько укрылся покрывалом и заснул с улыбкой и хорошим настроением.

Пока Мандо обрабатывали и развлекали, Кара с малышом была препровождена в жилую комнату. Как ей объяснили, раньше там была кладовая, где хранились сломанные дроиды и запчасти от них, но с кончиной Джаббы дворец опустел и был разворован как некогда населяющими его преступными элементами всех мастей, так и джайвами несколько позже. Эти времена помнил только если только Кид Манд'Крей из татуинской диаспоры мандалорцев, присоединившихся к пришельцам с Наварро, либо Боба Фетт, подрабатывающий на Джаббу Хата. Тперь из небольшой кладовой соорудили простенькую, но уютную комнату с удобствами.
Мать-оружейница дала приказ Гарде присматривать за Карой Дьюн и Малышом и помогать чем-либо по мере возможностей.
Сам Малыш и его одежка были невозможно вымазаны и выпачканы.
- Ну и грязнуля! - вздохнула Гарда и попросив Кару немного подождать, удалилась на некоторое время. Вернулась она моющим раствором, губкой, небольшим полотенцем и  металлическим корытцем для детского купания. Кроме этого, она принесла детскую рубашку, в которые обычно мандалорки одевали своих младенцев, похожую на извазюканную старую, но напоминающую одежку Мандо под броней.
- Кара, помоги мне его искупать, позвала девушка охотницу за головами.- Подержи его.
Она стала снимать с Малыша его кофточку, но тот воспротивился, чуть не укусив ее и выскользнул из ее рук. Дьюн поймала его. Гарда с укором произнесла:
- Будешь капризничать, я все раскажу папе.
Услышав об отце, он примолк, опустил ушки и дал наконец себя раздеть и усадить в воду.
Купаться было приятно. Малыш повеселел и начал хлопать по воде тррехпалой ручкой.
- Не шали, -  сказала штурмовичка.
Он поглядел на нее веселыми глазами улыбаясь, но рукой шлепать по воде перестал: еще свежи были воспоминания о строгости Мандо и запрете трогать кнопки.
Две женщины хорошенько искупали Малыша, затем Гарда вытерла его насухо и одела. Теперь он чистенький сидел у Кары на коленях.
Штурмовичка была сыта, перехватив еще на Лезвии Бритвы бульона с мясом, чего нельзя было сказать о ребенке, который смотрел на нее несчастными глазами.
Гарда принесла ему чашку молока и немного отварного мелко порезанного мяса. Кара отказалась от ужина, но попросила воды и устало развалилась на топчане, скинув сапоги.
Малыш с охотцей поел и довольно щурясь выхлебал молоко из чашки.
- Какой он маленький! - восхитилась Гарда. - Сколько ему?
- Мандо сказал, что пятьдесят. Но возможно, его вид имеет тот же жизненный срок, как и вуки. Если пересчитать, получиться где-то около пяти лет. Может, меньше.
- Он совсем не похож на вуки.- улыбнулась под шлемом Гарда, взяв его на руки.
Мальчик сначала замер, глядя на нее широко открытыми глазами, а потом как-то опечалился и шумно выдохнул.
- Он скучает по отцу. - пояснила наемница. - Мандо вечно оставляет его на кого-нибудь просто потому, что не сидит на месте. В его положении я бы запряталась куда-нибудь подальше, чтобы спокойно растить дитя.
Она криво усмехнулась:
- Из меня нянька никакая.
Она тут же подумала о свидании с Бобой: " Если дойдет до отношений, то они могут закончится для меня весьма не радостно, и что мне тогда останется?"
- Бедняжка, - пожалела мальчика Гарда. - Жаль,  Мандо не понимает, что Малышу нужна мама. Если бы он разрешил мне...
- Ага. Помечтай! Он-одиночка и привык жить так как привык. Знаешь, подруга, могу тебе сказать с точностью до сотых процента, что он никого не впускает в свою жизнь. Это не простой человек. Он закрыт. И дело даже не в броне и шлеме.
- Но ведь он же заботится о мальчике и очень любит его.
- Ничего не было бы, если бы этот ребенок не напомнил ему его самого. Впрочем, Мандо человек с честью и совестью и сердце у него не камень, но и не тряпка. Он отличный верный друг.
Малыш тихонько сидел на руках у Гарды. Он был сыт и желал поспать, но не засыпалось, потому что Мандо рядом не было и кроватки с такой мягкой и уютной постелькой тоже.
- Кажется, он хочет спать, - догадалась Гарда, глядя на то, как мальчик трет ручками глаза.
- Похоже на то.
Кара подвинулась, и Гарда уложила его рядом с ней, накрыв шкурой банты.
Противостоять сну он долго не смог.
- Пожалуй, я тоже посплю. День у нас у всех тяжелый, зевнув сказала Кара. - Да и тебе надо поспать. Воевать со штурмовиками-дело не легкое.
Гарда согласилась и оставила их двоих, пригасив свет до приятного полумрака.
Но долго спать наемнице не пришлось. Только она вошла в блаженное состояние сна, как Малыш проснулся, заворочался и сел.
- Папа! - позвал он, испугавшись.
- Мелкий! Ты спать когда-нибудь будешь? - сонно проворчала пробудясь женщина. - Завтра его увидишь.
Но ребенок со сна не разобравшись принялся ныть и хныкать.
Она села на топчане, еле разлепив веки:
- И как у Мандо хватает терпения на твои капризы?
Дьюн задумалась:" Этот мелкий безобразник не успокоится, пока не очутится рядом со свои отцом. Так что мне делать? Идти и искать мандалорца или..."
Она вспомнила, как обычно ее друг управлялся с хныкающей деточкой.
- Ну, хорошо.
Она взяла его на руки и обняла. Он еще хныкал, но все тише и тише, пока спокойно не засопел.
- Ты отлично устроился, а мне что делать?
Улегшись обратно, она прижала его к себе и невольно полюбовалась на спокойное лицо спящего мальчика. Неожиданно она улыбнулась, осторожно погладила его по маленькой ушастой голове и сказала вполголоса, будто самой себе:
- Кто сказал, что в матери я не гожусь?

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-02-18 23:41:22)

0

72

0

73

Мандо разоспался. Так хорошо ему бывало очень редко. Погони, перестрелки и драки, иногда бои в космосе, и все окружавшее его порождало ночные кошмары, от которых он хватался со сна за оружие, либо иногда кричал во сне. Не всегда от ужаса. Бывало, что снилось столкновение со штурмовиками и тогда он командовал небольшой группой мандалорцев...
Сейчас сон был спокойный, без сновидений.
Проснулся Дин ближе к полудню, когда оба солнца Татуина стояли высоко. Он никак не мог прийти в себя, а когда сбросил последние оковы сна, почувствовалнна на груди нечто теплое и имеющее вес.
Джаррин улыбнулся, подлез пальцами под шлем, потер глаза и зевнув, открыл их.
Малыш уютно свернулся калачиком и спокойно посапывал, обнимая Мандо.
Мандалорец осторожно, чтобы не разбудить дитя, руками ухватил край сползшего на живот покрывала и аккуратно укрыл им сына. Мальчик шевельнулся во сне, поведя ушками, но не проснулся.
Дин сейчас чувствовал то, что не выходило почувствовать через бескар- тепло и беззащитность этого маленького ребенка, дороже которого у него никого в этой огромной галактике не было.
Возможно, кто-то из целительниц или сама Кара принесла Малыша и оставила его с отцом. Это для Мандо не было сейчас важно. Главное, что Малыш был с ним, цел, жив и здоров. "Пусть спит, - думал Джаррин. - будет крепче."

Вошла целительница Вейла, неся поднос с едой и питьем для двоих. Мандо повернул к ней голову в шлеме. Она слегка поклонилась и поставила поднос на столик, кем-то, может быть, ею уже выдвинутый из под топчана с постелью. Далее она покинула комнату.
Мандалорец чувствовал себя голодным, но он не сел двинуться, чтобы не разбудить свое салатовое ушастенькое сокровище, тихо сопящее под покрывалом. В довершение всего в животе Мандо "завелся краулер" и весьма громко. И это разбудило ребятенка. Он зевнул, показав маленькие зубки, приподнялся, потирая ручонкой глаза, а после с небывалым удовольствием  посмотрел на Дина Джаррина.
- Папа! - радосттно позвал его мальчик.
- Проснулся, мелкий? - усмехнулся отец. - Есть будешь?
- Бу! - Малыш слегка кивнул и расправил ушки.
- То-то. Не будешь есть-не вырастешь, - Мандо слегка мазнул указательным пальцем по детскому носу. Сын зажмурился от удовольствия и весело рассмеялся.
Теперь оставалось только накормить маленького шалуна и придумат, как поесть самому, не вызывая порицаний за снятый шлем от кого либо.

0

74

Завтрак у двоих был разный. Каша и чашка молока у Малыша, кружка воды и порезанные ломти мяса с хлебом у Мандо.
Заботливая Вейла положила даже соломину в кружку, чтобы он не утруждал себя лишним снятием шлема. Но остальное надо было как-то съесть.
Дин не знал, умеет ли мальчик пользоваться ложкой. Все это время Малыш ел либо руками, либо просто выпивал все из посуды, а бывало, что и сам мандалорец игнорируя столовые приборы мог дать ему с рук кусочек чего-нибудь вкусного.
Джаррин-старший сел на топчане, прикрыв ноги покрывалом и усадил сына на колени, предварительно забрав со стола мисочку с кашей и предложив затрак сыну. Тот потянулся ручкой в миску, но замер, глядя в нее, а после недоуменно посмотрел на отца снизу вверх.
- Уувв?
- Как все запущено у тебя, малой, - вздохнул Дин.
Мальчик опустил ушки и снова посмотрел на кашу. Мандо мог бы накормить его сам, но решил поучить мальца пользоваться столовым прибором, так как наличие свободного времени располагало к этому.
- Ложку видишь? Бери.
Ребенок обхватил ее маленькими пальчиками и повозил ею в миске.
- Не балуйся, - строго отреагировал Мандо.
Он аккуратно взял его ручку своей рукой и показал как надо.
Когда первая ложка каши была съедена, он отпустил руку Малыша.
- Теперь сам.
Но мальчику понравилась "игра". Он смотрел на отца не понимая, почему тот перестал с ним играть.
- Ээиии?
- Нет. Сам.
Малыш глубоко вздохнул. Он не понимал, что хочет от него отец.
Тогда Джаррин отобрал у него ложку.
- Видишь? - зачерпнул он кашу и акуратно скормил ее ребенку. - Так положено.
Тогда детеныш понял и когда Мандо отдал ему ложку, попробовал поесть самостоятельно. Получалось не слишком хорошо и завтрак растянулся на час. Он больше возил ложкой в миске, чем ел. Мандо терпеливо ждал-спешить было некуда. Остатки каши отец выскреб ему сам, а после подал ему чашку молока. Пока Малыш выхлебывал молоко, Мандо изловчился подсунуть под шлем немного мяса, ощутив, как голод ест его изнутри.
Ушастенькое чудо как-то быстро расправилось с молоком и теперь смотрело по сторонам в поисках какой-либо деятельности, пока мандалорец приподняв  слегка шлем, доедал завтрак. С водой получилось лучше всего. Дин вытянул более половины через соломину, оставив четверть кружки на тот случай, если Малыша будет мучить жажда.
Наевшись он снова развалился на постели, проворачивая в голове план, как привести себя в порядок при этом присмотрев за мелким, сидящим у него под рукой. И случай представился. В комнату зашла Кара Дьюн.
- Привет, Мандо. Ты как? - заботливо спросила она.
- Нормально. Малого ты принесла?
- Нет. Он полночи не спал, а утром опять начал вертется и звать тебя. Это Вейла отнесла его к тебе, - улыбнулась она. - Знаешь, почему он засыпает на руках? Вейла сказала, что вероятно ему важно слышать ритм сердца. В противном случае он не чувствует себя в безопасности. Обычно так бывает у совсем маленьких детей, но конкретно у данного вида скорее всего очень тесная связь с родителями.
Мандо задумался.
- Возможно...
Малышу надоело сидеть и он решил полезть и посмотреть на папины "игрушки", лежащие на скамейке за изголовьем. И он бы полез, но отец "просек" дерзкий план, остановил его.
- Кара, присмотришь, чтобы он ничего не трогал?
- А ты?
- Освежусь.
- Ладно, присмотрю. Мы уже с ним старые друзья, - лукаво улыбнулась Кара и поглядев на мальчика, добавила. - Да, мелкий?
Оставив дитя на попечение наемницы, Мандо отправился в портативный санузел, не обращая внимания на смешок подруги по поводу его балахона. Было немного тяжеловато, но вполне терпимо, что передвигаться на собственных ногах.

Тут было все, что нужно, но шлем пришлось выставить на пол за дверь и по окончанию приведения себя в полный порядок, осторожно забрать обратно.
Вот только кроме больничного балахона одеть было нечего. Мандо подумал, что и на этом спасибо. Он вздохнул:"Таков путь".

Под теплыми водяными струями думается лучше. Особенно, если они льются освежающим потоком на голову, смывая с нее все ненужное. Джаррин наслаждался душем. Ему было хорошо и легко. Но при этом он не переставал прокручивать в голове разговор с Тви'Ланной. Надо было придумать, как вызвалить ее с сестрами из лап жадного до денег хозяина.  Самый простой способ-грохнуть эту сволочь без сведетелей, где-нибудь подальше от центра. Однако тут были значительные минусы: во- первых, у тви'лекк стояли охранные биодатчики, изъять которые Мандо бы не смог, во-вторых, чтобы покончить с рабовладельцем, требовалось его с помощью чего-то выманить, а в-третьих, сведетели в любом деле найдутся. "Нет. Не то, - решил Дин. - Пойдем дальше." Второй способ-выкупить. Чем?
Мандалорец прикинул свое финансовое состояние и пришел к выводу, что денег хватит только на лекку отдельно от остального. Те кредиты, отобранные им ранее, требовалось поделить между ним самим, Карой, Карго и Пэлли.
Главе Гильдии должен был Хан Соло. Можно было бы закрыть это дело и даже не думать об этом, но Соло пришел на помощь, поэтому у Мандо перед ним был долг чести. Пэлли он обещал, так как она заботливо отнеслась к нему и его мальчику. Кара? Ну, ей же нужно где-то жить? Хотя бы на первое время снять комнату. Вероятно все это время она жила в офисе Карго, но это когда-нибудь ему надоест. И потом опять же долг чести. Мандо вздохнул и переключил режим с душа на кондиционную сушку: "Как же все не просто! И опять в кармане ветер!" По его подсчетам ему оставалось не так уж и много от всей суммы, чтобы прожить, а он теперь не один.
"Так, парень. Забей. Эти кредиты просто на карманные расходы, - сказал он строго сам себе. - Но ведь какой-то выход есть?"
Неожиданно ответ пришел сам собой.
- Бескар!
"Ладно, бескар, да. Если попросить немного на хорошее дело, то два варианта: либо загнать скупщику по бешенной цене-это все-таки дорогая вещь, либо расплатится им с хозяином этих барышень, а дальше пусть сам как знает делает,"- решил Мандо и понял, что этот способ является наиболее правильным из всех остальных.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-02-19 10:34:57)

0

75

Малыш сидел у Кары на руках и смотрел в окно на широко раскинувшуюся пустыню. Он с любопытством наблюдал за тускенским караваном. Судя по глазам, его заинтересовали банты, медленно шагающие по песку и трубяще-мычащие. Дьюн опасалась, что мелкий от восторга полезет в окно, а потому отрегулировала его на узкую щель. От незванных гостей оконый проем закрывала решетка, но ребенок мог спокойно пролезть между прутями, и это стал причиной предосторожности.
Внизу в тени из-под камня вылез пустынный квакух и звучно квакнул, чем привлек внимание Малыша. Мальчик хихикнул и указал на него женщине.
- Это пустынный квакух, - пояснила она, но для тебя он слишком большой. И да, твой папа прав, это вкусное мясо.
- Он знает. Уже пробовал, - раздалось за ее спиной.
Когда Мандо успел прошмыгнуть из душевой кабины обратно в постель-неизвестно. Теперь он  забрав руки под шлем и накрывшись покрывалом, с наслаждением развалился на широком топчане.
Кара отдала ему сына и присела на постель  с боку.
- Мандо, Соло и Чуи затащили вчера к тебе на борт твой спидер. Он мне нужен.
- Уезжаешь?
- Да. Заодно прихвачу маячки. Карго их очень ждет.
- Кроватку прихвати?
- И это тоже. Может нужно что-то еще?
- Да. Смену одежды. В шкафу. В душе.
- Все?
- Ты вернешься?
- Сегодня вечером-нет, - она помедлила, прежде чем сказать. - Я приглашена на свидание.
Мандо коротко свистнул от удивления.
- Да. А что такого? - лицо у Дьюн приобрело выражение как у девчонки-шалуньи.
- И кто счастливец?
- Ревнуешь?
- Даже не пытаюсь.
- Это Боба Фетт.
- Я бы не советовал. Это плохая идея.
- Почему?
- Он тобой попользуется. Но если обидит-пристрелю.
- Я сама его пристрелю, если что. Мандо, по поводу Фетта я хотела с тобой поговорить.
- О вашей вечной любви до первого выстрела?
Штурмовичка пихнула его в плечо.
-Эй! Не напрашивайся!
Мандо молча пожал плечами.
- Послушай, ты не задел его честь. Тебя ему заказали.
Мандалорец напрягся, услышав это и настороженно спросил:
- Кто?
- Не знаю. Но он желал разделаться с тобой сам без имперцев.
- Что помешало?
- Твое состояние. Похоже он из тех, кто не добивает раненых. Он обещал мне, что вызовет тебя на поединок.
- Мне он тоже это обещал. Это мандалорская дуэль на ножах.
Он замолк, глядя в потолок. Малыш развалился на нем и похоже задремал.
- Не понимаю, - произнес наконец Джаррин.
- Что?
- Почему он решил расправится с заказом поединком чести? Он врядли слышал, что я сказал Хану. Но он спас мне жизнь.
- Может быть поэтому? Получается, что у тебя перед ним долг чести?
- Да.
- Я нехочу твоей гибели. У тебя маленький сын, которому ты нужен.
- Таков путь.
- Мандо, как мне войти в корабль без наручей?
Он поманил ее, и когда она наклонилась, он кое-что прошептал ей на ухо.
- Если дозорный спросит, скажи, что я разрешил и пошли его ко мне за подтверждением.
- Я поняла.
- Два медпака в душевой. В одном из них упаковка того, что тебе нужно. Бери и валяй на свидание, - вдруг как-то участливо предупредил ее Мандо.
- Разберусь, - усмехнулась Дьюн.
Охотница за головами встала и отправилась за спидером и вещами.
Пару минут спустя в комнату вошла Салита. Просканировав Дина еще раз, она сочла, что инъекций больше не требуется и лечение прошло хорошо.
- Завтра будешь, как новый, Мандо. Твою одежду штопают. Принесут не раньше полудня.
Целительница не ожидала, что Джаррин попросит какие-нибудьчасти механизмов дроидов без мелких деталей и острых краев. Она удивилась, но узнав, что таким образом он пытается занять Малыша, чтобы никуда не лез, согласилась и обещала принести.

0

76

Джаррин отсыпался, пока его маленький боец, сидя в кроватке, был занят делом и усердно развинчивал  какую-то штуковину, которую нашла для него Салита. Мандалорец не боялся, что с мальчиком что-то случится, так как все оружие накрепко закрыл в найденный встроенный шкаф, а окно слишком высоко.
Он редко так безмятежно спал, как правило, он спал очень чутко, зачастую просыпаясь от каждого шороха. Жизнь охотника за головами полна опасностей, она не предусматривает спокойный сон. А появление ребенка в его жизни еще больше сократило его отдых. Но сейчас Мандо позволил себе эту роскошь. За оставшийся день он просыпался только два раза: в первый, когда малыш наконец-то раскурочил на запчасти свою "игрушку", устал и начал хныкать, во второй, когда им двоим принесли ужин.
После еды Мандо снова отправился спать, но прежде подождал, когда Малыш от сытости заснет у него на руках, и уложил его в кроватку. Слегка подумал, снял шлем, ощутив приятную вечернюю прохладу и лег.
Засыпая Дин Джаррин протянул руку, нащупав ее край и слегка покачал ее, так как ему показалось, что мальчик проснулся, но ребенок спокойно сопел в своей постельке.
Солнца Татуина медленно опускались за горизонт.

Ночь близилась к концу. Гарда Вей, охраняя один из коридоров дворца, никак не могла избавиться от мыслей о Мандо. Для юности свойственна романтика и неважно кто ты: мандалорец или джедай. Но и у тех, и у других, представляющих собой военные образования, такя романтика не очень-то и приветствовалась. Хорошо, если пары складывались по-любви. Однако довольно согласно жесткому кодексу мандалорских воинов девушку или юношу могли легко сосватать друг за друга и от такого брака дется было некуда. Хорошо, если со временем они становились семьей, но были случаи, когда в таких браках супруги просто дрались меж собой. Увы! Разводов мандолорцы не признавали, но при этом на пару была жестко возложена обязанность рожать и воспитывать детей своих собственных и найденышей. Были и одинокие мандалорцы, которые не собирались заводить семью или уже ее потеряли, а так же пожилые. Впрочем, не так много их осталось.
Гарда Вей, размышляя о превратностях судеб мандалорок вышагивала по коридору дворца с карабином за спиной. Неожиданно ее внимание привлекла целительница Варди, несущая кому-то перевязочный материал. "Мандо! Он же здесь! Интересно, как он себя чувствует? Наверное, после такого ранения ему не очень хорошо. Дитя ему отдали, значит, он уже не один. Он так любит мальчика! - думала девушка, пытаясь понять, за какой дверью комната ее объекта размышлений. - Вот я бы была ему хорошей супругой. Интересно сколько ему? Лет двадцать? Двадцать два? Надо обязательно посетить его." Оглядываясь по сторонам она тихо подошла к одной из дверей. Туда? В соседнюю?
Слегка преоткрыв дверь, Гарда заглянула в комнату. Она не ошиблась. В мягком полумракн она разглядела кроватку. Оглянувшись, не видит ли кто, она скользнула внутрь, осторожно подошла к топчану, на котором спал Дин, и слегка наклонилась Он был без шлема.
В полутьме разглядеть черты его лица было не просто, особенно если смотреть через визор шлема. И девушка сняла свой шлем, чтобы посмотреть, каков он, ее герой.
Мандо показался ей очень красивым. Может быть потому, что она не очень-то и часто видела мужские лица, но и влюбленность сделала свое дело.
У него были темные,  немного волнящиеся волосы и такие же темные густые брови. Лицо его, довольно мужественное, обрамленное негустой  растительностью с весьма явным намеком на усы было безмятежно спокойным. Он слегка улыбался во сне. Красивый изгиб чуть полноватых губ делал его младше реального возраста.
Гарда залюбовалась им и размечталась. Своими тонкими девичьими пальцами она провела ему по щеке, а потом повинуясь какому-то странному, неизвестному ранее чувству она наклонилась и поцеловала его...

Мандо снилось, что он опять на Соргане, недалеко от поселения фермеров. Трап опустился, выпуская на волю хозяина корабля и его маленького спутника. Навстречу ему через пролесок к нему бежала Винта. Мандо подхватил девочку-она была легкая. Потом он наклонился и подобрал с земли Малыша. Теперь он обнимал двоих детей.
Омера уже спешила к ним.
Мандо опустил ребятишек вниз.
- Можно нам поиграть? - спросила Винта.
- Да. Конечно, - мягко ответил Джаррин, и девочка убежала с Малышом на руках. Омера была уже рядом. Он молча обнял ее. Она так же молча и очень осторожно сняла с него шлем. Мандо был выше ее на голову. Он ласково смотрел на Омеру. Забрав шлем из ее рук, онвзял его в одну руку, а другой обнял ее за талию, наклонился и коснулся ее губ...
Неожиданно сон рассыпался. Дин почувствовал, что  его сон стал слишком реальным,  и протянув руку под подушку, сонный Дин Джаррин автоматически за долю секунды выхватил бластер.

0

77

Гарда не ожидала, что мандалорец проснется и в  момент крепко схватит ее за светлые длинные волосы одной рукой, а второй упрет дуло бластера в ее лоб.
- Ай! Мандо, пусти! - негромко вскрикнула она.
- Тихо! Разбудишь ребенка-убъю! - громким шопотом пригрозил ей Джаррин.
- Пусти! -  девушка пыталась отцепить его от своих волос, но он держал ее крепко. По виду брони он узнал ее.
- Какого ранкора, Гарда ты делаешь у меня в комнате?! - разозлился он. - Что все это значит?!
- Мандо, пожалуйста, не стреляй, я...зашла спросить, как ты себя чувствуешь и...
- Ночью? - перебил ее Дин.
Она покраснела и смутилась, опустив глаза.
- Я дежурила в коридоре...
- Под моей дверью? - снова не дал он ей ничего сказать.
- Нет, я потрулировала коридор и...и...решила зайти...
Но от этого Мандо легче не стало. Ее признание выбесило его.
- Ты понимаешь, что ты сделала?! Ты подставила меня! - гневно прошипел он. - И себя тоже! Ты  ты самовольно ушла со своего поста! Понимаешь, что тебе за это будет?! И мне по твоей милости тоже прилетит!
- Я не нарочно.
- Ты принимала присягу?
- Нет, - ответила она виновато.
- Значит ты еще несовершеннолетняя?
Она кивнула в ответ. Мандо опять разозлился:
- Ты в курсе, что я тебя старше вдвое?! Я нормальный, а мне из-за тебя повесят бесчестие! Какое право ты имела лезть ко взрослому мужчине?!
Девушку трясло. Она понимала, что мандалорец прав и осознание сделанного было тяжелым. Она хлюпнула носом.
- Ты мне нравишься, - сказала она, сморгнув влагу с ресниц.
- Что?! О, Мандалор Великий! И поэтому надо лезть ко мне ночью целоваться, да?! Мандалорский десант двадцать раз растак!
- Я случайно. Я не хотела.
Джаррин отпустил ее и опустил ствол. Подышал немного, чтобы успокоится, одел шлем.
- Все, вон отсюда, - шопотом сухо сказал он.
Но девушка разрыдалась:
- Пожалуйста, Мандо, не выдавай меня матери-оружейнице! Ты же ведь не скажешь ей? Пожалуйста! - она потеряла контроль и перешла с шепота на негромкую речь, обняв его и уткнувшись в его балахон.
Он снова шикнул на нее и отцепил ее от себя.
- Прекрати реветь! - шепотом скзал он строго. И в этот момент из кроватки раздалось сонное гуканье. Дин повернул голову и увидел два глаза, с ужасом глядящие из кроватки.
- Ты его разбудила! - снова разозлился он. - Уходи! Я тебя убъю сейчас!
Шептаться уже смысла не было, он перешел на нормальную громкость.
Гарда шарахнулась к двери.
- Не надо, Мандо, не стреляй! Нет!
За ее спиной дверь поехала в сторону и вошла мать-оружейница. Жрице не спалось. Она лично проверяла посты и не обнаружила лишь Гарду Вей. Быстро проанализировав  поведение девушки в последние дни, она кое о чем догадалась, но догадка требовала подтверждения. Войдя в комнату она увидела чудную картину: плачущую гарду без шлема у двери, сидящего на постели и целящегося в нее Мандо и два глаза со страхом глядящие из кроватки.
- Что здесь происходит? - жестко спросила она. - Гарда Вей, почему ты не на своем посту и без шлема? Что ты делаешь сдесь?
Ответа на вопросы не последовало. Тогда она жестко взяла ее за ворот и без всякой жалости вытолкнула за дверь.
Забрезжил рассвет. Все окрасилось в серый тон.
"Хуже некуда. И чт мне со всем этим делать?" - Думал Дин. Сын отвлек его от мрачных мыслей.
- Папа...- робко позвал он.
Мандо повернулся к кроватке.
- Что, Малыш, и тебе поспать не дали, - пожалел своего маленького отец.
Он забрал его из кроватки на руки.
- Испугался?
"Что там Кара говорила про сложившуюся связь и ритм сердца?" - подумал он, прижимая к себе свое дитя.
Малыш успокоился. Он положил на грудь мандо свою маленькую ручку, будто обнял. Ушки его сонно повисли, он зевнул.
- Папа...- позвал он сонно вполголоса.
- Я здесь. Спи.
Джаррин ласково пригладил его ушки.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/3a/78/16/24852.jpg

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-02-27 16:51:28)

0

78

Как только Гарда оказалась за дверью в коридоре, мать-оружейница жестко задала ей вопрос:
- Что ты делала в комнате Мандо? Кто дал разрешение уйти с поста?
Девушка молчала, опустив голову.
- Шлем одень, - строго приказала она. 
Жрица связалась с начальником охраны и потребовала немедленно прислать вместо Гарды Кида Манд'Крея для смены караула, а после крепко взяла ее за плечо и толкнула вперед.
- Идем.
Вести ее в кузнечный зал глава диаспоры не видела смысла, так как он не закрывался и имел охрану, а лишние глаза и у ши в сложившейся ситуации ей были не нужны. Поэтому она привела ее к своей конмате и втолкнула внутрь.
Там она уселась, преклонив колени за низенький столик и жестом указала Гарде на него. Девушка повиновалась, усевшись напротив нее.
- Итак. Кто разрешил тебе покинуть пост? Ты разве не знаешь, что это наказуемо?
Гарда молчала. Ей нечего было сказать.
- Что ты делала в комнате Мандо?
- Ничего...
- Если ничего, то почему ты прячешь глаза и краснеешь? Посмотри на меня?
Юная мандалорка повиновалась, хлбпая носом. Она ничего не боялась в этой жизни, кроме матери-оружейницы.
- Я хотела только спросить о его самочувствии. Я случайно...
- У спящего? - в голосе женщины девушка услышала жесткую насмешку, но затем глава диаспоры стала вновь строгой. - Почему Мандо хотел убить тебя?
- Я его разбудила.
- И сняла свой шлем? Он что, глушит голос? Или в нем нет вокодера на всякий случай?
- Нет...
- Тогда в твоих интересах сказать мне правду.
- Я... Он мне нравится...- Гарда опять опустила глаза долу и раскраснелась еще пуще прежнего.
Мать-оружейницу невозмодно было провести, она догадывалась, что произошло что-то из ряда вон выходящее.
- Он обесчестил тебя?
- Нет.
- Тогда что между вами произошло?
- Я поцеловала его, -призналась Гарда полушепотом, почувствовав, что горло стало сухим. Она испугалась.
- Что?! Что ты сделала? Ты вообще понимаешь, что творишь?! Как ты, несовершеннолетняя посмела войти к взрослому мужчине да еще и шлем с него снять, не тобой одетый?! А кроме того, еще и себя опозорила!
Девушку трясло, она поняла, если скажет, что Мандо был без шлема, то подставит его. Поэтому она молчала.
- Ты видела его лицо? - продолжила строгий допрос мать-оружейница.
- Да, - всхлипывая кивнула Гарда.
- Что ты еще видела?
- Ничего.
- Не лги.
- Ничего.
- Кто-нибудь еще видел кроме тебя его лицо?
- Нет.
Жрица задумалась. Ситуация складывалась непростая. Девчонка уже была наказана страхом за содеянное, но оставлять дело так как есть было нельзя, потому что существовал строгий устав и традиции, не терпящие попустительства.
- Уход с поста более тяжкий проступок, чем твой романтический бред, - жестко сказала она наконец. - Еще каких-то сто лет назад за такого рода вину нещадно пороли. Снятый шлем грозит бедой только его хозяину, оставленный пост грозит бедой всем. Ты будешь арестована до моего решения по этому делу.
Мать-оружейница снова связалась с начальником стражи и прикзала прислать ей троих, для конвоя. Вскоре они явились к ней, а затем она обратилась к Гарде:
- Все оружие и наручи сдать!
Девушка повиновалась.
- Тебе надо учится держать себя в руках. Твой брат был для тебя хорошим примером.
- В чем ее вина? - спросил командир.
- Уснула на посту, - отрезала жрица тоном, не терпящим возражений. - В карцер, под стражу до востребования.
Как только хлюпающую  под шлемом носом юную воительницу увели, женщина снова задумалась: "И все-таки, что же мне с ней делать? Пожалуй, надо выяснить все обстоятельства и выслушать другую сторону." С этим она отправилась к Мандо.

0

79

Сон был потерян. Отец измучился с мальчиком: то возникла острая необходимость в посещении санузла, то Малыш хотел пить, то не желал засыпать, задремывал, но быстро просыпался. В довершении всего он громко расхныкался и крепко ухватился за балахон Мандо уткнувшись в него. Мандолорец опешил:
- Эй, парень, ты чего? - недоуменно спросил он и пожалел, что мальчик не может ничего сказать.
- Ууууу!! Паааапаааа!!!
- Что болит?
Но Малыш дернул отрицательно ушками, не отпуская отца.
- Да в чем дело?! - рассердился Джаррин. - Какого ран...
Он замер на полуслове, вспомнив, как сын опечалился и не хотел отпускать его, а в результате произошло столкновение с Гидеоном. Ребенок обладал  Силой и непостижимым образом предугадывал события. Речь у него была не развита, но как мог он старался предупредить Мандо об опасности. Мандалорец остыл и укорил себя, что так нельзя и ребенок еще маленький.
- Я буду осторожен, - пообещал ему Дин, пригладив его ушки. - Не плачь.
Он аккуратно отцепил его от одежды, завернул  в одеялко и снова покрепче прижал к себе. Сын смотрел на него из "свертка" как в тот день, когда Мандо отбивался от разъяренных наемников.
- Прорвемся, малой, - с суровой лаской сказал ему Дин.
Понемногу Малыш затих. Сначала Джаррин и его сын смотрелидруг на друга, потом мальчик зевнул и выпростав маленькую ручку из одеяла потянулся и погладил боковинку шлема, а после убрав ее, слегка повозился в своем "свертке". Мандо хотелось спать. Он заметил, что мальчик все чаще прикрывает глаза и трет их руками, взгляд у ребенка стал сонный. Небольшая попытка укачать его дала свои результаты. Дитя начало спокойно сопеть, закрыв глаза. Мандалорец прислонился к стене спиной и обнимая мальчика сам погрузился в сон.

Мать-оружейница вошла в комнату. Мандо сидел на постели у стены и, обнимая завернутого в одеяло Малыша, спокойно спал. Она задумчиво полюбовалась на них. Клан Двоих- ничего не поделаешь. Эта картина заставила ее по-доброму улыбнуться под шлемом. Будить Мандо было жаль, но дознание по горячим следам требовало этого.
- Мандо! - вполголоса позвала она его.
Мандалорец спал не крепко. Он разлепил тяжелые веки и увидел перед собой мать-оружейницу, силящую на его постели в ногах.
Дин Джаррин тут же вспомнил о недавнем инциденте.
Он посмотрел на сына, но тот безмятежно спал глубоким сном и не собирался просыпаться.
- Прости, что бужу, но дело не терпит отлагательств, - произнесла женщина.
- Да.
- У тебя были какие-либо отношения с Гардой Вей?
- Нет.
- Что ты сделал такого, что Гарда бегает за тобой?
- Ничего.
- Мандо, - в голосе послышалась угроза.
- Я спас ее там, на поле боя. Закрыл ее собой и утешил в скорби о брате. Жаль что этот мальчик погиб. Из-за  меня, - женщина услышала в словах Мандо печаль.
- Он погиб за Честь Мандалора, - строго сказала она.
- Что произошло между вами здесь?
- Она разбудила Малыша.
- И поэтому ты целился в нее?
- Да. Она не должна была оставлять пост. Я-причина. Мне жаль.
- Ты был с ней сегодня?
- Нет. Я не обесчестил ее, если ты об этом.
- Тогда почему она была без шлема и в слезах?
- Плакать женский удел.
- Я задала вопрос, Мандо. Я знаю, что ты никогда не врал мне. Она видела твое лицо?
- Да.
- Значит что-то между вами было? В твоих интересах сказать мне правду.
- Она...коснулась меня и разбудила.
- Но при этом видела твое лицо? Она сняла с тебя шлем?
- Нет. Она не причем. Я спал без него.
- Это правда?
- Да.
- Какого рода касание было?
Мандо покраснел и взмок под шлемом. Ему было неловко. Он почувствовал, что горло перехватило.
- Поцелуй...- наконец сказал он хрипловато.
" Похоже, Гарда сказала правду. Однако он ее выгораживает и старается взять вину на себя", - подумала мать-оружейница.
- Твой сын видел тебя без шлема?
- Он проснулся позже.
- Это плохо, что вы видели лица друг друга. Но слава Мандалору Великому, что между вами ничего не случилось. Обычно без шлема видят друг друга супруги или готовящиеся вступить в брак. Традиции таковы, что мандалорцы вступают в брак рано: ранний брак-крепкая армия. Но тебе уже тридцать шесть, Мандо, пора бы задуматься о семье.
- У меня есть семья и свой клан. Мне большего не надо, - твердо ответил Дин, с ужасом понимая, что жрица имеет в виду.
- Ребенку нужна мать, которая заботилась бы о нем, а тебе жена и поддержка. Мужчина - Мандалор в семье.
- У него уже есть отец, который о нем заботится. Я привык быть один и я сам себе хозяин.
- В моей власти выдать за тебя Гарду. Она будет тебе хорошей женой, а ребенку хорошей матерью. Но у тебя есть выбор. Если же все-таки между вами что-то было, то мое решение не обсуждается.
- Не было. Я против.
- Почему?
- Она еще дитя. Я не настолько испорчен, чтобы взять замуж сопливую девчонку. Мне хватает моего сына. Не собираюсь сажать себе на шею еще и ее, - возмутился Дин.
- Я могу выдать ее за тебя после совершенолетия и принятия присяги.
- Нет. Не надо. Я слишком стар для нее. И нет гарантий, что за моей спиной она не найдет себе кого-нибудь помоложе. Хватит с меня предательств!
Малыш шевельнулся в одеяле и зевнул. Дин осторожно погладил его, чуть наклонил голову, глядя на дитя и ожидая пробуждения. Но ожидания не оправдались. Мальчик шумно вздохнул и продолжил спокойно спать. Он пригрелся на руках у отца, успокоился и разоспался.
Мать-оружейница с интересом наблюдала за Мандо. "Да. Ему, пожалуй, жена не нужна. Сам справится", - неволно подумалось ей.
- Ты отказываешься от брака, Мандо?
- Да. Я не готов.
- А ребенок? К нему ты был готов?
- Он меня сам выбрал. А я с самого начала понял, что он-мой. Таков путь.
- Таков путь, - вздохнула мать-оружейница. - Чтож. Заботься о нем.
- Что будет с Гардой.
- Посидит под арестом, за уход с поста. Это более серьезная вещь. А этот инцидент не имеет под собой никаких оснований. Он продиктован подростковым безрассудством и мог бы окончится весьма печально. Дело закрыто. Таков путь.
-Таков путь.
Жрица покинула Мандо и он наконец-то смог выдохнуть с облегчением. Осторожно уложив сына в кроватку, он лег сам и осторожно покачивал ее, пока не заснул.

0

80

В то время как Мандо отсыпался, Кара достигла Мос-Эйсли. Спидер она оставила у Пэлли и отправилась к Карго.
Он собедатся обедать. Так как у него всегда было чем занятся, то он решил, что тратить попусту время на хождения по солнцепеку и ожидание еды в кантине- роскошь. Он просто заказывал обеды в офис.
У главы Гильдии не было выходных, как впрочем, не было их и у охотников за головами. Но сегодня выдался спокойный день. Маячки разобраны, наемники разбрелись по заданиям. Очень удобный день, чтобы разобраться с налоговой документацией и некоторыми финансовыми подсчетами. Однако сейчас Гриф решил передохнуть и пообедать. Разложив еду на столе он только взял столовый прибор, как вошла Кара Дьюн. Старина Гриф был не очень рад ее видеть: он был голоден.
- Привет. Вот маячки. Вор-оборотень был уничтожен, второй мерзавец пребывает под арестом и ждет, пока его доставят на Корусант, тви'леккские артефакты найдены и находятся на борту Лезвия Бритвы под усиленной охраной, - отрапортовала она. - Оба негодяя работали на Моффа Гидеона.
- На кого?! - Карго обедать тут же расхотелось. Он глотнул воды из стакана.
- А Мандо? Где он? Он жив?
- Да. Поправляет здоровье и скоро вернется.
Мофф Гидеон! Этот имперец распугал всю клиентскую базу на Наварро, теперь сунулся сюда! Катастрофа!
- И что ему надо в этой дыре?! - проворчал он.
- У него был тут схрон, который он охранял.
- Интересно. Оружие?
Кара не стала говорить Грифу про бескар и уклончиво ответила:
- И это тоже.
- Я был у матери-оружейницы. Она отказалась помочь... Но я ее понимаю.
- Она помогла, - ухмыльнулась Кара. - Ее стараниями Мандо жив.
Глава Гильдии вытащил из ящика стола и отдал штурмовичке положеное вознаграждение.
- Увы, клиент нанявший Мандо ничего мне не заплатил, а потому я не смогу расплатится с исполнителем.
- Мандо сделал это не ради денег. Ему не нужны лишние жертвы, - напомнила ему женщина.
- Понимаю.
Гриф взглянул на свой обед и пригласил Дьюн разделить с ним трапезу.
После обеда она попросила разрешения поспать на диванчике в его офисе и получив, удобно устроилась на нем, а Карго снова занялся документами.

Охотница за головами проснулась уже когда жара спала. Она немного привела себя в порядок и отправилась в кантину, на свидание с Бобой Феттом. Автомат она оставила в офисе, взяв с собой лишь бластер и виброклинок.
Вечером в кантине прибавилось народу. На сцене голосила какая-то певица, и два кубаза подыгрывали ей. В основном зале витали пары алкоголя и дым. Посетители ели, пили, веселились, решали свои вопросы и флиртовали. Все как всегда, и не важно, кто стоял у руля-тут ничего не менялось.
Боба заказал столик с красными диванчиками в VIP-зоне и теперь ждал, наблюдая за посетителями через визор шлема и медленно мешая соломиной коктель в бокале. Он сидел расслабленно развалясь на диванчике.
Фетт допускал, что Кара может не прийти, но эта женщина чем-то зацепила его и Боба испытывал к ней жгучий интерес. Она ему нравилась и притягивала.
Наконец она появилась, протолкавшись через толпу, подошла к столику и села, но не рядом с ним, а напротив.
- Я бы не советовал садится спиной к посетителям. Некоторые из них могут быть вооружены и агрессивны, - лениво сказал он.
- Стрелять с разворота и утихомиривать вручную моя специфика, - шаловливо подмигнула ему Дьюн.
Боба подозвал дроида-официанта, выложил на стол горсть кредитов и приказал принести все самое лучшее.
Вскоре столик был сервирован на двоих и ломился от обилия еды и напитков. Но Фетт не ожидал, что Кара посмотрит на это с недоуменным огорчением. Он не понимал, в чем дело.
- Не понял. Что не так?
- Боба, ты сейчас пытаешься купить меня своей обеспеченностью или тарелкой деликатесов? - нахмурилась охотница.
Мужчина не рассердился и не обиделся. Он с удивлением и уважениием смотрел на штурмовичку. Ему нравилось, что эта женщина знает себе цену.
Однако широкий жест Бобы ее просто выбесил.
- Что в этом такого?
- Все это хорошо для молоденьких и глупых девиц, подцепивших богатого папика, но не для меня. Ты все испортил! - произнесла она огорченно.
Дьюн поднялась и хотела уйти, но охотник за головми вскочив в один момент схватил ее за руку и остановил.
- Прости. Я не знал, что тебя это так заденет. Ты не уйдешь?
- Боба, людям на внешних территориях зачастую нечего есть, потому что Империя отняла у них даже это, в то время как ты шикуешь. А я при этом чувствую себя виноватой перед ними. Убери это все куда-нибудь...это меня раздражает.
Она уселась обратно.
Как только дроид-официант оказался около их столика, кара положила перед ним два кредита и приказала:
- Мне как обычно.
Боба прикзал ему все убрать и наклонившись что-то негромко сказал ему.
Тот все унес, оставив лишь столовые приборы.
Вскоре женщине принесли печеного минокка с овощами и сок из пали.
- Любишь печеных минокков? - с усмешкой произнес Боба.
- У меня жизнь сплошной поход, требующий сплошных энергозатрат. Для меня важны крепкие кости, железные кулаки и жесткие мышцы. А то, что ты заказал, хорошо только для светских барышень.
Охотник за головами ничего не сказал и согласился молча.
Пока она ужинала, воин наблюдал за ней, продолдая потягивать коктель. Она была ему интересна. Он ломал голову, чем бы ее развлечь после ужина. Театров тут как в центральных мирах не было, музеев тоже. Разве что бега ранкоров или...
- Как насчет боев без правил? Хочешь посмотреть?
Наемница задумалась слегка, а потом кивнула.
- Положительно. Люблю бои без правил.
Через некоторое время они вышли из кантины и направились в центральную часть Мос-Эйсли, где на арене, построеной в имперские времена, проходили бои без правил и прочие силовые состязания.

0

81

Вечерело. Двое шли по улице, оживленно обсуждая закончившееся только что зрелище. Они то спорили, почти до хрипоты, то мирились и восторженно делились впечатлениями от удачных моментов боя, то смеялись, вспоминая забавные мгновения.
Казалось, что они просто гуляют, а на самом деле они направлялись в один из тихих районов Мос-Эйсли, по однообразным улицам, покрытым пылью и песком, с безликими домами и одинаковыми дверями по обе ее стороны. Прохожих становидось все меньше и меньше.
Наконец они подошли к одной из таких однообразных дверей, и Боба, приложив к ней маленькую карточку, открыл ее. Дверь поехала вбок, гостиприимно пропуская пришедших и тут же плавно закрылась за их спинами.
Во всем доме было темно. Но Фетт каким-то известным только ему способом включил световые панели во всем жилище.
Квартира-студия казалась огромной из-за отсутствия комнат как таковых и представляла из себя единое пространство, включающее коридор, кухню, столовую и комнату. Исключеним был лишь санузел. Кара подумала, что такая большая площадь хороша для тренировок и физической подготовки воина.
Однако ее больше интересовал путь отступления. Она подошла к окну и выглянула наружу: ничего такого, вид на стену соседнего дома. Она не заметила ничего подозрительно, окно было как окно, а значит, при случае можно было "эвакуироваться" через него.
Оставшись довольной Дьюн повернулась и оказалась лицом к лицу с Бобой. Они стояли почти вплотную и молча рассматривали друг друга. Боба был уже без шлема, но еще в видавшей виды зеленой броне и наручах. Он как-то не торопился их снимать. Наемница отметила про себя, что если бы он не прятался под шлемом, то был бы довольно смуглым, будто загоревшим на солнце.
Крепко сложенный и сильный он вызвышался над охотницей за головами. Это свидание для него самого было каким-то необычным и в первый раз он не знал, что ему делать: Кара была непредсказуемой и сильно отличалась от всех тех женщин, с которыми его сталкивала когда-либо судьба. Он молчал, что-то обдумывая. Затем отодвинулся.
- Душ к твоим услугам, - произнес он следя за ее реакцией.
- Это намек? - спросила она, задрав бровь.
- Нет.
Он отошел в сторону:
- Как хочешь. - Только сейчас она заметила свернутое полотенце в его руке. - Тогда он занят.
Прежде, чем отправиться освежиться, Боба запер в сейф все свое оружие и шлем с наручами.
- А если я захочу тебя убить? - поинтересовалась Дьюн.
- Не получится. Или я тебя сам пристрелю доступным мне способом, - усмехнулся он коротко. - Если хочешь-развлекись. На голографе полно слайдов и фильмов.
И он оставил ее одну совершенно ничего не боясь.
Кара была осторожной. Она не знала, что в его голове. И если с Мандо было все понятнее, то Фетт напоминал глубокий колодец, в котором было непонятно что: песок ли, вода или просто каменистое дно. Конечно посещение боев без правил немного открыло его. Однако и тот, и другой были мандалорцами, скрытыми за прочной броней и шлемом, но одновременно и разными, и одинаковыми.
Штурмовичка задумалась. Ей казалось, что что- то здесь не так, и она не знала, правильно ли поступает. Может быть, стоит сбежать? Но кто, кроме нее сможет с ним серьезно поговорить? Она ведь и согласилась на свидание из-за своего друга и его сына. Нет. Нельзя допустить, чтобы этот безжалостнвй охотник за головами убил Мандо, надо попробовать отговорить его от поединка или хотя бы уговорить не убивать отца мальчика.
А с другой стороны...Боба Фетт заинтриговал ее, к тому же он ей нравился. Как сильный и независимый мужчина.
Пока Кара размышляла, она не заметила, как он вернулся. Охотник за головами был уже без брони. Он смотрелся вполне по-домашнему. И если бы она не знала, кто он, она приняла бы его за самого обыкновенного местного жителя. Выглядел он довольно мощьно: сквозь тонкую ткань одежды, обтягивающей верх, была видна рельефность торса и рук.
Он молча прожег ее взглядом темных глаз, но ничего не сказал. Просто прошелся по комнате и нажал на  стену, противоположную окну. Часть ее опустилась на пол, оставив большую квадратную нишу в стене, где женщина увидела встроенный шкафчик и пара полок. Опустившаяся часть оказалась огрмной квадратной кроватью, на которой он тут же развалился.
Дьюн поняла, что вероятность стала неизбежностью. Она присела на край и вздохнув вытащила из кармана, а потом бросила на кровать перед Бобой маленькую упаковку, которую забрала по совету Мандо из медпака.
Фетт подобрал ее и повертел в руке, криво улыбнувшись, коротко взглянул на наемницу, снова обжег ее взглядом и продолжил рассматривать пакетик.
- Хорошая вещь. Дорогая и качественная.  Износостойкость высокая. Выдерживает до десяти выстрелов. Но неудобная.
- Почему?
- Нет свободы.
Он отдал упаковку женщине, встал, прошел к холодильной камере и вытащил оттуда две упаковки с двухкубовыми инъекциями и отдал ей.
Упаковки были разных цветов: одна желтая, другая оранжевая. И на обеих была надписи на незнакомом и на всеобщем языках.
- Тройная броня?
- Да. Стоит очень дорого, но не имеет серьезных побочных эффектов, а защиту и свободу дает стопроцентную. Разработка Мандфарм Солар. Эта редкость только под заказ. Выбирай.
Женщина протянула ему упаковки обратно.
- Я не могу это принять, - ответила она. - И потом у нас первое свидание.
- Ты...боишься?
- Нет, не боюсь. Но я встретилась с тобой вовсе не для увеселения. Есть дело.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/3a/78/16/45927.jpg

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-02-27 16:43:41)

0

82

Боба Фетт не предполагал такого поворота событий. Он хмуро смотрел на наемницу и ждал какого-то подвоха.
- Кто заказал тебе Мандо? - напрямую серьезно спросила Кара Дьюн.
- Я не выдаю своих клиентов.
Он хмурился и думал, что, вероятно, это очень умная женщина, которая грамотно продумала переговоры. Ему совершенно не хотелось говорить о своей работе.
- Ты вызвал его на поединок...
- Это будет честный бой, - перебил ее Фетт.
- Обещай, что ты не убъешь его. У него маленький сын, Боба. Они - Клан Двоих. Ради мальчика не убивай его отца. Это не честно.
- Гарантировать не могу. Смотря на что он способен. В таком поединке важную роль играет случай.
- Если ты убъешь Мандо, то я тебя достану даже из ядра Набу и убъю! - безжалостно произнесла с бескаровой твердостью штурмовичка.
Фетт слыл самым жестоким наемником во всей галактике, не ведающим жалости и пожалуй самым востребованным в определенныых кругах, но сейчас он не мог отделатся от ощущения какой-то неправильности, но в чем она он не понимал.
- Это моя работа и я делаю ее хорошо без розовых соплей, - на лице охотник за головами появилась жесткая ухмылка. - Я давно понял, что благородство тут ничего не стоит.
- Ошибаешься. Я пришла просит за него.
Неожиданно перед глазами снова развернулся бой на арене Джеонозиса. Вот меч Мейса Винду чертит короткую дугу и...
Боба закрыл глаза и помотал головой.
- Хорошо. Поединок я отменять не стану, но драться с ним буду до первого серьезного ранения, а дальше как сложится судьба. Выживет- имеет полное право разыскать меня и так же вызвать на Поединок Чести, не выживет- таков путь. У него лишь такой выбор.
- А что будет с его сыном?
- Слышишь? Таков путь.
Кара поняла, что Боба больше не намерен говорить на эту тему. Сам Фетт сидел рядом с ней, задумчиво вертя в руках желтую упаковку с инъекцией. Он смотрел в пол и был мрачен кк никогда. Неожиданно разозлившись, он быстро встал и отошел к окну. Он не мог понять, в чем он прокололся и что не так. Жизнь всегда была для него ясна, но не сейчас. Он не знал, что сейчас выползло из тайных уголков его подсознания. Страх? Неуверенность? Тревога? Или что-то еще, что он давно похоронил в себе и никогда не вспоминал об этом.
Он был зол на себя самого, огорчен. Вспомнилась Айлин, единственная дочь, которую он так любил, сидящая на его руках и прижимающаяся к его броне. Теперь же она готова убить его. Сам виноват.
Но Айлин плоть от плоти его дочь! Он не мог понять, как можно было усыновить детеныша неизвестной рассы, которого и человеком-то считать нельзя. "Наверное у парня большое сердце. Жаль будет, если погибнет, " - подумалось Бобе.
Он вспомнил, как ранненый Мандо пошел в бой за Честь Мандалора.
"Герой! Герой, каких мало. Боец. И настоящий мандалорец. Интересно, что бы сказал о нем мой отец Джанго Фетт?" - размышлял он.
- Боба, я пойду, - Каре надоело ждать пока он изволит к ней повернуться. Она встала и хотела уйти.
- Подожди, - попросил он и пока стоял отвернувшись к окну, надорвал упаковку и вколол себе средство чуть ниже живота, поморщившись он моментной боли. Затем повернулся. Дьюн смотрела на него и ждала. Боба подошел к ней. Все же она была хороша и смотрела на него пытливо снизу вверх.
- Я не собиралась долго засиживаться в гостях. Пора бы и...
- Не уходи...- попросил он.
Фетт обнял ее за талию, подтащил к себе, наклонился и поцеловал ее губы, потом еще и еще. Она ответила ему. Внезапно он остановился и произнес вполголоса:
- У меня есть к тебе предложение. Я хотелбы поработать с тобой. В паре.
Она не успела ничего ответить, Боба не дал ей ни малейшего шанса.

0

83

За весь день и половину ночи Боба устал. Сон стал для него желанной наградой. Он редко видел сновидения, и в основном они были жестокие. В них Фетт кого-то преследовал, убивал, в кого-то стрелял и дрался. Вот и в эту ночь он увидел нечто подобное.
Боба был на борту Звездного Разрушителя и держал в руках джедайский меч. Тот самый который он некогда направил против своего клиента Дарта Вейдера при возникших с ним крупных разногласиях. Сам ситх стоял перед ним с обнаженным красным клинком и ждал нападения. За его спиной Фетт за метил Люка Скайуокера и...своего отца Джанго, с каким-то напряжением наблюдающего за действиями  сына.
Клинки скрестились. Вейдер не отступал, Боба не сдавался. Они кружились в боевом танце, но никто из них двоих не мог победить, пока Вейдер не сделал выпад, от которого охотнику за головами удалось уйти, быстро развернуться и...
- Боба!! - вдруг гневно прикрикнул на него Джанго Фетт, подавшись вперед и пытаясь остановить бой, но не успел.
Клинок прошел по дуге, снимая голову в черном шлеме с бронированных плеч. Люк бросившись вперед еле успел подхватить падающее тело.
- Отец! Нет!
Боба остановился тяжело дыша и отбросил меч, глядя на скорбящего над обезглавленным телом Люка. В это время Джанго вцепился в сына и тряхнул его с какой-то неестественной силой, а потом снял с него шлем и со всей силы влепил ему увесистую пощечину.
- Нечестивец!
От этого Фетт младший проснулся и долго не мог прийти в себя сидя в постели и обхватив голову руками. Ему казалось, что щека до сих пор зудит от этого удара. И еще он не мог понять, почему отец пытался заступиться за Вейдера. Для Бобы было неразрешимой загадкой, в чем он был нечестен, ведь он же выиграл бой, он был победителем, однако, почему-то осознание победы было не радостным. Почему он увидел Джанго спустя столько лет? Что хотел этим сказать ему отец?
Кара проснулась.
- Что случилось? - заботливо спросила она. -Голова болит?
- Нет...просто плохой сон...- он обнял ее, коротко поцеловав. - Ничего такого.

0

84

http://forumuploads.ru/uploads/0019/3a/78/16/99224.jpg

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-02-27 16:40:29)

0

85

Хоть ночь была беспокойная, но Мандо всеже выспался и встал гораздо раньше, чем проснулся его сын, успев позавтракать, привести себя в порядок и одется. Дин не любил залеживаться и болеть тоже. Он не стал одевать чистый комлект одежды, принесенный Карой в прошлый раз, а решил все же в пользу выстираной и заштопанной одежды.
Бескар пришлось одевать какой есть, с проплавленными в нем дырами. Джаррин решил, что пора бы показаться матери-оружейнице и починить доспех.
Ребенок проснулся и сел в кроватке, потирая ручками сонные глаза. Через пару минут он уже расправил ушки и с интересом выглянул из нее.
Отец вытащил его, пересадил на свою постель, застеленую покрывалом, и дал ему миску с завтраком.
Пока он надевал и застегивал на себе оружейные ремни, Малыш пытался поесть сам, но получалось медленно и плохо.
- Не возись, ешь, - поторопил его Джаррин.
Через некоторое время он поймал на себе взгляд сына и взгляд этот был укоризненный.
- Что? В чем дело?
- Буугубуу! - с протестом заявил ребенок и протянул ему миску с наполовину съеденной кашей.
- Нет. Ешь до конца, - твердо заявил Дин и отвернулся.
Малыш еще немного поковырялся с кашей и снова протянул ему миску с жалостливым:
- Ууу!
Мандо тяжело вздохнул. Вот как договариваться с этим сопливым мелким ребятенком, если он не слушается? Все время приходится придумывать что-то для пользы дела. Ребенок был маленький и с непонятными для мандалорца особенностями развития, понимающий вроде бы все, но... Мандо боялся "перегнуть палку", но при этом пытался как-то воспитывать найденыша, хотя порой  это выходило весьма неуклюже. По-другому он не умел.
- Ладно, парень, не хочешь как хочешь, но до обеда еще далеко. Кормить тебя тут в любое время никто не будет. Тут не дома, - строго сказал он, давая ему чашку молока и забирая миску. Малыш виновато опустил ушки.
Мандо задумал идти к матери-оружейнице, но не оставлять же Малыша одного. Можно было бы попросить целительниц посидеть с ним... Джаррин почувствовал укол совести. В конце концов, сколько можно оставлять сына на чужих людей? В результате, коротко поразмыслив, он решил взять его с собой.

0

86

Неожиданно в комнату вошла мандалорка с небольшим свертком в руке.
- Чем обязан? - сухо поинтересовался Мандо, забрасывая через плечо ремень импульсной винтовки.
- Это тебя зовут Мандо? - голос у женщины был молодой.
- Да. Я. В чем дело?
- Хотела отдать тебе детские вещи.
Она протянула ему сверток. Мандо посмотрел на него.
- Тебе самой могут пригодится.
- Уже нет. Моему мальчику они уже ни к чему.
- Вырос? Может родится второй.
- Нет. Он уже никогда не вырастет и другого не будет. Возьми.
Мандо нахмурился под шлемом. Сквозь стекло визора он бросил взгляд на сына. Тот сидел на покрывале с чашкой в руках и  недоверчиво смотрел на мандалорку, будто прикидывая, стоит ему сейчас спрятаться или ничего страшного нет.
Дин опять вспомнил тот день и своих родителей, прячущих его в темнвй подвал...
- Что произошло с твоим сыном?
- Его украли тускены семь лет назад.
"Имперское время", - подумал Дин.
- Как это случилось? Они подбили флаер и напали на нас, когда мы были на пути в столицу . Мужа ранили. Мальчика утащили. Нам пришлось вернуться.
Потом мы искали его около двух лет, надеялись, что он жив и найдется, но нашли только лоскуты его одежды на одной из стоянок. Говорят, тускены приносят пленников в жертву. Мужа убили в бою штурмовики.
Мандо почуствовал сухость и горечь в горле.
- Сколько ему было? - спросил он тихо.
- Всего лишь три.
Он с сожалением покачал головой.
- Ты могла бы выйти замуж повторно или взять найденыша. Это выход.
- Нет. Мы пара-на-всю-жизнь. А найденыши...они все старше. И они другие. Не такие как мой Дайго.
Джаррин знал, что такие пары, как эта всю жизнь верны друг другу по-любви, и если половина утрачена, то вторая половина никогда не создает семью заново, блюдя верность. Такие пары-редкость.
- Как тебя зовут?
- Тана.
Она снова протянула сверток:
- Возьми, Мандо. Они тебе нужнее, чем мне.
Мандалорец принял сверток с детской одежей из ее рук.
- Спасибо...- искрене и по-доброму поблагодарил он.
Тана посмотрела на кроху, сидящего на покрывале, потом на его отца.
- Извини, что помешала.
- Все нормально, - ответил Дин.
Тана покинула комнату, а Мандо озадаченно посмотрел на сверток и подожил его рядом с Малышом. Тот заинтересовался и развернул его,разглядывая детские вещи и так же озадаченно глядя то на них, то на отца.
- Нет, парень, мы их сейчас примерять не будем. Сначала мне нужно уладить вопрос с тобой, - сказал ему миролюбиво Джаррин.
- Угуубуу?
- Да. Пойдем к матери-оружейнице. Прогуляемся.
Он критично оглядел своего сына с головы до ног. Внешний вид мальчика ему нравился, так как был вполне аккуратен, но...
- Малой, не советывал бы я тебе разгуливать в одеже мандалорских младенцев.
Чистую одежку Малыша принесли еще вчера вместе с одеждой Мандо, и теперь кофточка лежала в его кроватке дожидаясь своего часа.
Малыш передеваться не хотел, ему нравилось в мандалорской детской одежке. Дин даже усмехнулся:"Кто скажет, что это не сын мандалорца, получит в лоб". Ребенок вертелся цапался и выл. Не обращая внимание на протест мальчика, отец аккуратно переодел его.
- Другое дело.
Бескаровый мандалорский знак, выбившийся наружу, он заправил под кофточку  сына. Малыш смотрел на отца обиженно, но Мандо решил оталечь его.
- Знаешь сынок, откуда у меня этот знак?
Взгляд мальчика стал удивленным, так как он приготовился к тому, что отец будет ругать его или жестко отреагирует на его капризы, но этого почему-то не произошло.
- Уууиииаа?
- Да. Тот самый мандалорский знак, который теперь твой, - подтвердил Дин. - Его мне когда-то подарил мой папа. Так было положено. А теперь он перешел к тебе.
Мандо сделал несколько шагов кдвери. Сын испугался, что останется один.
- Папа! - жалобно позвал он.
- Пойдем, малой! - позвал его отец.
Малыш спустился с топчана на пол и закосолапил вслед за своим большим папой Мандо.

0

87

Как только они вышли в коридор, Малыш задрав голову с расправленными ушками остовился и затоптался на месте, глядя на все вокруг себя слюбопытством и чуть приоткрытым ртом.
- Эй, мелкий! - Джаррин привлек его внимание, опустившись рядом с ним на одно колено, как при стрельбе.
Малыш тут же перестал озираться и уставился на отца.
- Иди рядом со мной и никуда не отходи. Понял? Ни-ку-да, - строго произнес мандалорец.
Дале он встал и медленно пошел прочь по коридору. Мальчик покосолапил вслед за ним, с восхищением глядя на своды и колонны коридора.
Мандо часто останавливался и оборачивался, чтобы подождать и проконтролировать идущего за ним сына, который во время прогулки задерживался и с любопытством озирался.
-Мандо, приветствую!
Охотник за головами кивнул идущему на встречу мандалорцу в сине-красных доспехах.
- И тебе не болеть, Килред.
Они остановились напротив друг друга.
- Это твой найденыш? - спросил Килред у Мандо.
Джаррин опять кивнул. В это время Малыш увидя чужака, испугался и кинулся к Мандо.
- Папа! - мальчик ухватился за ногу отца и спрятался за ней.
Дин вспомнил, как сам так же первое воемя прятался за спину своего приемного отца, когда выходил вместе с ним из комнаты.
- Не бойся. Ему можно доверять, - спокойно поянил он мальчику. Тот выглянул из -за, немного испуганно посмотрел на подошедшего, а потом повернул ушастенькую голову и вопросительно взглянул на Мандо. Тот вздохнул:
- И что из тебя вырастет? - но тут же поймал себя на слове с округлившимися глазами и слегка прикусил нижнюю губу. Обычно так говорила ему мать-оружейница.
- Чего ты этого младенца за собой потащил? Гляди, он у тебя еле ходит, а ты его заставляешь бежать. Сколько ему? Год? Полтора?
- Ему пять.
- Да ладно, Мандо! Разыгрываешь! Он же маленький! - усмехнулся Килред. - Мне ли не знать? Сам вот уже полгода отец.
- Поздравляю. Кто?
- Дочь. Намучились с ней, но это не девка-командос! - засмеялся знакомый Мандо. - Твой парнишка что-то не боевой совсем и маленький очень. Зашел бы ты к нам, я со своей бантой договорюсь- поделится.
- Нет. Мой самостоятельный, - добродушно ответил ему Дин, глядя, как Малыш успокоившись отцепился от ноги и снова занялся разглядыванием колонн и сводов задрав голову. - Он уже ложкой вовсю в тарелке копает.
- Эх, Мандо, куда ты ранкоров гонишь? Дал бы ты ребенку детство почувствовать. Это у нас с тобой его не было...
- Безвременье, - перебил его задумчиво Дин махнув рукой и спохватился.- Килред, в какую сторону до матери-оружейницы?
- А. Так вы к ней? Я думал, вы так, гуляете. Пойдешь по коридору прямо, свернешь в радиальный и дуй по нему до конца.
Тут собеседник Мандо заметил, то, что он пропустил, увлекшись разговором.
- Эх! А гдеж ты бескар'гам умудрился так раскурочить?
- В бою, - котротко ответил ему Джаррин.
- Понял. Ладно. Еще увидимся. Не буду задерживать.
И Килред отсалютовав на прощание пошел дальше по своим делам. Дин посмотрел ему вслед. В детстве он часто играл с ним. Килред был таким же найденышем чуть младше Мандо. "Вот интересно, он себе жену сам нашел или ее за него выдали? Может, мать-оружейница права, мне стоит тоже поискать, а потом за Честь Мандалора в комплект моему мальчику штампануть обойму из троих? Бескар куют горячим",-усмехнулся он и по-доброму улыбнулся своим мыслям.
Отвлек его Малыш, дернув за штанину и призвав идти дальше.
- Ладно, малой, пойдем, - спокойно сказал он сыну.

0

88

В радиальном коридоре было оживленее. Тут уже появились стражи, охраняющие коридор. Иногда можно было встретить группу мандалорцев, стоящих у стены и что-то обсуждающих на мандо'а или встречались отдельные личности. Дин вспомнил Убежище на Наварро. Мимо него пробежала тройка играющих мальчишек лет восми-десяти. В руках у них было поломанное недействующее оружие, которое годилось разве что на свалку.
- Тигед! Прикрой сбоку! - звонко крикнул один.
Джаррин когда-то и сам так бегал и играл с другими мальчиками. Но он был постарше, чем они. Здоровенный Паз был у них тогда командос.
Один из троих чуть не сбил зазевавшегося Малыша, и Мандо поймал мальчишку за ворот и придержал, пока ребенок не ушел с дороги.
- Воин должен видеть не только врага, но и что у него под ногами, иначе рискует голову потерять, - спокойно пояснил он мальчику крепко держа его за ворот.
- Я понял, - смутился мальчишка.
- Джууур, догоняй! - раздалось далеко позади мандалорца.
Дин отпустил его, и тот тут же улизнул играть дальше.
Впереди показалась огромная арка со стоящими по бокам от нее часовыми. Над аркой был выведен лепной мандалорский знак.
Зал за ней был и кузницей и залом переговоров, где мать-оружейница вершила бытовые и судебные дела.
Взяв под свою опеку тех, кто жил на татуине она фактически являлась местным Мандалором и забот у нее прибавилось.
Когда Мандо вошел в зал, она стояла к нему спиной около плазменного горна и переплавляла бескар погибших воинов, найденный Дином на складе в слитки, для удобного хранения и пользования.
Они были не такие, как имперские и представляли собой длинные толстые прямоугольники.
- Проходи, Мандо. С чем пришел? - поинтересовалась она не обернувшись.
Мандолорец не удивился: шлем позволял видеть на 365°.
- Приветствую, - негромко поздоровался Джаррин, чуть наклонив голову в шлеме.
Он прошел к столу переговоров и преклонив колени сел. Малыш забрался к нему на колени.
- Изложи суть дела.
- Оно не одно.
- Начни с трудного.
- Найденышу нужна защита.
- Ты его отец. Это твоя обязанность.
- Моя жизнь кочевая. Я не могу оставить его на корабле, но и брать с собой его опасно. Я там, где оружие достойный аргумент.
- Так что ты хочешь?
- Защитить его. Он постоянно со мной в боевых действиях и не раз спасал меня. Он заслужил свой бескар.
Мать-оружейница тем временем остудила в растворе слиток и взяв его клещами выложила на стол перед мандолорцем, после отложила их и села напротив.
- Он еще мал и слаб, чтобы носить броню.
- Ему потребуется лет двадцать, чтоб подрасти. Я не знаю, буду ли жив.
- Таков путь.
- Так что мне делать?
Жрица помолчала немного, прежде чем ответить.
- Я подумаю над твоей проблемой. У тебя все?
- Нет.
- Что еще?
- Что будет с Гардой?
- Почему тебе это важно?
- Мне ее жаль. Она должна быть при деле, иначе будет беда.
- Ты отказался.
- Я не это имел в виду.
Мать -оружейница приказала привести девушку. Как только поникшая Гарда вошла в зал, ее пригласили сесть третьей стороной стола переговоров.
- Выход есть, - строго сказала жрица. - Когда родители Гарды и Калина погибли в последней битве с Империей, я взяла их под свое покровительство. Я надеялась обучить их двоих, но Калин погиб. Мне нужен кто-то после меня, кто будет ковать бескар, делать оружие и доспехи, кто будет знать всю суть мастерства. Гарда достойна. Работать с бескаром может только мандалорец с пылким сердцем, таким же горячим, как расплавленный в горне металл, но с холодной рассудительной головой, словно бескаровый слиток. Я видела ее в бою. Я знаю ее ум и способность к обучению. Она стойкая и сильная. Она достойна. Калин был таким же.
- А если и она погибнет.
- Я найду подмастерье ей в пару.
- Разве мандалорцы участвовали в битве против Империи?
- Некоторые. Супруги Вей были среди поповстанцев. Они воевали как отличные пилоты и погибли вместе. Это был их выбор и их путь, - она обратилась к Гарде. - Надеюсь, тебе все понятно. 
Девушка встала, почтительно поклонясь:
- Да, мастер.
- Ступай, - сурово промолвила мать-оружейница и вновь спросила Мандо. - Что-то еще?
- Да. Еще два дела. Ты обещала починить бескар'гам.
- Верно. Это не сложно. Какое второе дело?
- Мне нужно пять слитков бескара имперской работы. Для дела.
Женщина смотрела на него молча и ждала, что он скажет дальше, ничего не спрашивая.
- Нужно кое-кому помочь, - с серьезным спокойствием пояснил Мандо.
- Хочешь продать?
- Да.
- Тебе нужны деньги?
- Да. Дело чести.
- Хорошо. Пойдем со мной.
Они встали, и мать-оружейница повела его по каменным ступеням вниз из зала в подвал, где ранее Джабба Хатт кормил танцовщицами ранкоров.
Спустившись вниз, он увидел, что подвал был заставлен ящиками с бескаром. Ребенок, сидевший у него на руках с интересом разглядывал окружающуб обстановку. Открыв один из них, Мандо уже протянул руку, чтобы взять слитки, но мать- оружейница позвала его из дальнего угла подвала и указала на небольшой ящичек, стоящий на низенькой деревянной скамеечке. Емкость у того была приблизительно такая же, как у контейнера, в котором некогда Дин Джаррин принес некогда бескар от имперца, может, чуть больше. Ящичек был даже чем-то похож, но открывался сверху.
Мандалорец откинул крышку и замер в недоумении.
- Кредиты? Откуда? Их...много...
Он смотрел то на ящичек, то на жрицу.
- Бескар ты можешь взять и столько, сколько потребуется. Но эти кредиты твоя награда. Мы нашли их, когда грузили ящики с бескаром. Я спрятала это.
- Но...я не могу их взять, - как-то виновато произнес Мандо. - Они скоплены бесчестием.
- Тогда твоя забота, чтобы они пошли на дела чести. Имперцы могли купить на них оружие или еще что-либо для всеобщей беды.
- Этого много. Половина принадлежит мандалорцам.
- Достаточно бескара.
- Нет. Я отдам половину в качестве взноса в общину, -
Мандо вытряс половину кредитов на скамейку, закрыл его и повернулся к жрице. - Таков путь!
- Чтож, таков путь, - вздохнула она.
Ей пришлось принести еще емкость и заполнить ее высыпанными кредитами.
- Бескар возьми. Как запас. Воможно тебе не раз придется чинить броню. И еще. Когда решишь улететь, возьми побольше оружия. А теперь бери, что хотел и идем. Тебе надо починить бескар'гам.

Солнца Татуина клонились к горизонту. Мандо счастливый, с новой броней, бескаром и контейнером кредитов возвращался в свою комнату. Настроение у него было отличное. Кроме этого он получил от матери-оружейницы новый плащ с застежкой в виде грязерога вместо старого, заношенного и дырявого.
Сын восседал на его плече. Ему нравилось, что он теперь такой "высокий" как папа. Но оба они очень проголодались и спешили в свою комнату, куда целительница обычно приносила еду.
Мандо убрав все во встроеный шкаф бросил взгляд на детские вещи, которые он оставил на покрывале и вспомнив несчастье Таны тяжко вздохнул. И хотя он никому не давал каких-либо обещаний, но решил при случае попытать счастья- вдруг получится помочь? "Я же все-таеи охотник за головами с опытом, пусть не таким большим, как Грифа Карго или Бобы Фетта. Заниматься поисками и выслеживать-моя работа. Еще и не таких находил",- сказал он сам себе.
Убрав одежку с постели и переодев сына, он сбросил сапоги и устало развалился поверх покрывала. В животе урчало. Ребенок забился ему под бок и шумно вздохнул.
- Ничего, Малыш. Ужин скоро. Чего-нибудь и нам принесут, - утешил его отец, ласково погладив по голове.
- Увв...- отозвался мальчик.
Чтобы немного скоротать время до ужина, Джаррин уставился в потолок и предался воспоминаниям.

Сначала мальчик всего дичился. Он начал выходить из комнаты, но только держась за своего спасителя и прячась за него. Все вокруг было непонятным. С мандалорцем Дин подружился. Мужчина все больше молчал, но при этом Мандо чувствовал какую-то немую поддержку. Может еще и по тому, что тот обращался с ним по-доброму. Потом любопытство у маленького Джаррина начало брать верх и он чаще стал выбираться из-за спины опекуна. Теперь мандалорец брал его на прогулки по коридорам и переходам Убежища, но делал это не просто так. Он обращал внимания мальчика на скрытые знаки и счет тонелей, по которым можно было найти дорогу обратно в спасительную комнату. Мандо все быстро запоминал. До сих пор он иногда чувствовал широкую теплую ладонь на своей макушке, ласково приглаживающую его волосы.
Часто вместе со своим опекуном  он ходил в кузнечный зал к матери-оружейнице. Дин побаивался ее. Она была строгая и часто жесткая, требовательная ко всем. Но однажды мальчик понял, что это лишь одна ее сторона. Другая, которую женщина тщательно скрывала, являла собой интуицию, мудрость и справедливость.
Позже он сам приходил к ней спросить совет, поделиться своей радостью или печалью, а иногда и выплакать в ее бескар свою какую-то беду, хоть она и не одобряла чрезмерные эмоциональные всплески. Здесь другой матери у него не было, как небыло ее другой у найденышей, о которых она заботилась.
Она жалела его, наставляла на путь истинный, который именно таков как есть, учила и объясняла, часто ругала, всегда находя причину для какой-либо малейшей критики, но по-своему она  любила мальчика. За это Мандо готов был ей все простить. Он всегда помнил ее руки, тяжелые, как кузнечный молот, жесткие, как бескар, и при этом она умудрялась время от времени приласкать его и это выходило по-жески нежно. Мандо сам любил ее, хотя многие найденыши ее боялись, потому что не понимали мать-оружейницу из-за ее строгости. Однако он стал ее понимать и перестал бояться после пары случаев, открывших ее для Мандо совсем с другой стороны.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-03-13 01:20:11)

0

89

На следующее утро Мандо собрался покинуть Убежище. Все что у него было он перенес на Лезвие Бритвы. Пульт управления был обесточен, поэтому Малышу было разрешено посчелкать кнопками и тумблерами, но запрещено что-либо отвинчивать и разбирать. Джаррин копался в схроне в нижнем отсеке корабля, пристраивая туда ящики с оружием. Он изрядно умаялся, прежде чем разместил там всю эту тяжесть.
Прежде чем вылезти он прислушался. Ничего подозрительного.
Дин заглянул в кабину, чтобы посмотреть, чем занят его сын. Мальчик наигрался и уснул в его кресле с круглым шариком от тумблера в руках.
"Все-таки отвинтил, паршивец", - усмехнулся про себя Мандо, глядя на довольную и умиротворенную мордашку своего спящего нежно обожаемого сына. Проблема безопасности Малыша решилась очень просто: мать-оружейница подарила ему сумку, обшитую бескаром, в том числе и по лямкам, которую можно было таскать на плече или присоединив две лямки- на спине или на груди. В таких сумках мандалорки или их мужья в боевых условиях носили своих младенцев. Такой вариант Мандо устроил- в эту сумку мальчик мог спрятаться весь, не боясь выстрелов со стороны, и быть рядом со своим отцом в любых условиях.
Дин осторожно взял его на руки. Малыш продолжал спать, не обращая ни на что внимания. "Интересно, каким он будет, когда подрастет? Смогу ли, успею ли я обучить его чему-либо?" - задавал Джаррин вопросы сам себе и представил вдруг себе невысокого мальчика-подростка в бескаре и шлеме с наручами.
"Что его ждет? Путь воина-мандалорца или охотника за головами?"- спрашивал Дин сам себя, но ответов не находил.
Он переложил его аккуратно в кроватку и прикрыл одеялом. Задумчиво постоял рядом, а потом спустился вниз, услышав, что кто-то вошел в корабль. Внизу он столкнулся с матерью-оружейницей и удивился, что она оставила свою кузницу лишь для того, чтобы нанести ему визит.
- Мандо, мне нужно кое-что сказать тебе без свидетелей. Один на один.
- Я слушаю, - почему-то прозвучало сухо.
- Ты знаешь, что такое дом, Мандо?
Он отрицательно мотнул головой.
- Я считал своим домом Убежище, но и там не спрятатся. Особенно от себя самого.
- А теперь? У тебя он есть?
- Нет, - честно ответил Дин. - Я одиночка, живущий кочевой жизнью охотника за головами. У меня есть только этот корабль, в котором я живу. Дом ли это? Случись что, и меня найдут в дрефующем корабле мертвым.
- Но у тебя есть семья и клан.
Джаррин кивнул, но пока не понимал, к чему она клонит.
- Дом для мандалорца-это личное пространство, где он может снять шлем перед своей семьей и быть уверенным, что кроме нее никто не увидит его лица, - сказала она негромко и неожиданно мягко, - запомни это Дин Джаррин, Мандолориан'ад. Таков путь.
Она провела рукой по боковой части шлема Мандо, потом повернулась и ушла, оставив мандалорца одного. Он стоял и никак не мог сообразить, что за странный намек с ее стороны. На что?
Так ничего и не придумав, он поднял трап и вернулся в кабину. Малыш спал. Было тихо. Джаррин уселся за консоль.
Минут через десять Лезвие Бритвы медленно поднялось в воздух. Мандо развернул корабль и направил его в сторону Мос-Эйсли.
В кабине сработала голосвязь.
- Ну-ка, кто там еще?
Над консолью повисла голограма человека в доспехах, отсалютовавшего Мандо.
- Приветствую, - коротко ответил Джаррин, он все понял и без слов.
- Где?
- К закату от Тускенских гор за Дюнным морем.
Пришло время отдать Бобе Фетту долг чести. Мандо покачал головой. Он не знал, чем закончится их дуэль.
Сажая Лезвие Бритвы Мандо видел, как недалеко идет на посадку корабль Бобы Фетта.
Ребенок спал. "Хорошо, что спит. Ему не стоит снова смотреть на шокирующие обстоятельства моей жизни. Если мне доведется пасть от руки Бобы, что не исключено, то пусть он не увидит этого. Он и так повидал немало плохого, за свою жизнь, - решил Дин. - Не знаю, как сложится судьба, но мне нужно быть живым. Ради него. Таков путь."
Он чуть помедлил, протянул руку и осторожно пригладил ушки Малыша, несколько раз слегка качнул его кроватку, а потом скинул плащ, накрыв им сына поверх одеяла, и вышел.
Мальчик во сне перевернулся на другой бок, захватил маленькой ручкой ткань плаща и прижался к ней щекой, продолжая мирно посапывать в кроватке.
Трап был опущен и Джаррин не спеша вышел из корабля и остановился, ожидая Бобу Фетта.
Оба мандалорца отсолютовали друг другу, когда расстояние меж ними сократилось до десяти шагов.
- Я готов, - сообщил Бобе Джаррин.
Они немного разошлись. Правила требовали оставить огнестрельное оружие, допускалось лишь любое холодное и чаще всего это были виброклинки. Любой мандалорец сам считался оружием, так как поединок являлся рукопашным боем. Приемный отец учил его приемам рукопашного боя и был доволен мальчиком, схватывающим все на лету и впитывающим знания и умения как губка. Мандо вспомнил, как в двенадцать лет на показательном соревновании победил здоровяка Паза Визслу, которого боялись все мальчишки Убежища-он был самый сильный из них. Но свой первый бескар он заслужил от матери-оружейницы вовсе не за это.
Отец заинтересовал Мандо оружием, кроме того, он учил сына обращаться с ним, много рассказывал про модификации и оружейные марки.
Однажды Мандо и его отец сделали вылазку в город, для закупки кое-какого провианта. Имперский патруль засек их, и им пришлось спрятаться на крыше дома. Мальчик слышал, как они переговаривались, что надо вызывать подкрепление, чтобы снять с крыши мандалорца и его отпрыска. Штурмовики стреляли по ним. Их было около десяти человек. Мандалорец снял двоих. Мандо понял, что если они вызовут подкрепление, то будет беда. Поэтому пока его отец целился еще в одного штурмовика, мальчишка потихоньку снял с пояса отца адгезионную бомбу и с точностью зашвырнул ее прямо посередине стоящих в кругу солдат. Раздался взрыв. Никто больше не стрелял в мандалорца с мальчиком. Мандо думал, что отец отругает его, за то, что тот все решил по своему усмотрению, но этого не произошло, а после мандалорец привел мальчишку к матери-оружейнице и рассказал, как было дело. Так Мандо стал обладателем своей первой брони и простеньких наручей.
Все огнестрельное оружие, включая наручи, были сложены на землю. Потом бойцы сошлись. В этом поединке не имело значение, кто начнет бой, и Боба атаковал первым. Дин отклонился от удара кулаком, мгновенно развернулся. Бобе тут же сильно прилетело по шлему так, что он чуть не упал, но удержался на ногах и сделал вторую попытку ударить Мандо, увернувшись от его ноги, чуть не впечатавшейся в шлем. Мандо подставил блок и подсек его. Падая Фетт ухватился за своего оппонента и увлек его за собой. Джаррин нечеловеческим усилием перемахнул его через себя и вскочил на ноги. Боба быстро поднялся и снова получил удар кулаком в шлем, но не растерялся и успел ответить тем же. Это было еще боевой разминкой перед последовавшим боем.
Далее два мандалорца яростно лупили друг друга, осыпая градом быстрых ударов, держа их, отбиваясь и ставя блоки. Победа переходила то к одному, то к другому. Каждый из них стремился измотать соперника, используя все свои умения и боевые навыки. Боба был более массивный, Дин более гибкий. Мандо пришлось бы худо, если бы не бескар. У Бобы броня была попроще и кое-где прогнулась от ударов кулаков в бескаровых перчатках. Охотник за головами был удивлен. Он не думал, что встретит такого  ловкого противника. Весь комплекс боевых качеств Мандо вызывал у Бобы уважение. Ему нравились люди такого типа.
Однако тут у Фетта был один существенный недостаток. Он рос на Камино и кроме собственного отца ему драться и совершенствовать боевые навыки было нескем, тогда как в Убежище, где рос Мандо было много мальчишек, с которыми можно было соревноваться и даже подбить друг другу носы в споре и поставить пару-тройку синяков в доказательство собственной правоты, а потом долго реветь в бескар матери-оружейницы и слушать от нее нотации при молчаливом одобрении отца.
После еще одной серии ударов и блоков в ход пошли виброклинки. Отец научил Мандо основным приемам и положениям пользования холодным оружием, которым сам неплохо владел, но совершенствовать это умение доверил матери-оружейнице. Она безупречно владела приемами с любым режущим и колющим оружием, великолепно фехтовала на бескадах и виброкликах. Кроме того, она могла превратить в оружие любую вещь, попавшуюся ей под руку. Даже самые опытные воины побаивались своего Мандалора. В бою женщина была крайне непредсказуема, сильна и стремительна. Мандо являлся одним из лучших ее учеников. И теперь обнажив виброклинок и кружась в боевом танце с Бобой Феттом он старался не уронить эту честь первенства.
Боба попробовал напасть на своего оппонента сверху. Клинки скрестились. Из-за тонкой вибрации и трения металом о метал посыпались искры. Джаррин удерживал натиск Фетта, не давая ему двинуться, а потом быстро сбросил его по дуге. Воин в зеленой броне попытался ударить Мандо по шлему, чтобы отвлечь этим обманным маневром и напасть заново, однако, верткий Дин поднырнул под руку и парировал удар клинком, сведя его на нет. Они снова закружились, делая выпады. Боба вооружился коротким мандалорским лезвием держа его в другой руке, Мандо откопировал его жест. Теперь они нападали друг на друга, стараясь ранить либо виброклинком, либо малым ножом, но в равной степени, отбивали атаки.
В результате Боба выбил ногой короткое лезвие из руки Мандо, а сам потерял мандалорский нож, при подсечке с переворотом. Оба остались лишь с виброклинками и не давали друг другу подобрать с земли потерянное оружие. Теперь в ход пошли снова приемы рукопашного боя с применением холодного оружия. Фетт злился на себя самого, Мандо боролся с холодной головой. Он помнил, что гнев - плохой советчик. В конце концов они завалились оба. Мандо удалось выбить из руки противника клинок. Они покатились по земле. Фетт удерживал руку Мандо с занесенным клинком, а Джаррин старался преодалеть сопротивление Бобы. Сверху оказывался то один, то другой. Наконец удача улыбнулась Бобе Фетту. Он оказался сверху, придавив Дина к земле и свободной рукой ухватив за горло. Джаррин не остался в долгу и ухватил за горло соперника.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2020-03-21 19:27:00)

0

90

Малыш проснулся и завозился в своей кроватке, зевпя и потирая ручками сонные глаза. Сверху он кроме одеяла был накрыт свернутым вчетверо отцовским плащем. Мальчику было тепло. Вставать не хотелось. Но тишина и возникшее смутное ощущение тревоги заставили его сесть в постели.
- Папа! - позвал он негромко. Ответа не последовало. Было тихо. Никто не копался в схронах и трюмах внизу, не топал по полу нижнего отсека и в капитанском кресле за консолью тоже никто не сидел.
- Папа! - позвал ребенок громче. Отец не ответил. Значит, что-то случилось. А может, мандалорец просто заснул в нижнем отсеке около сейфа с оружием или ушел в душевую кабину.
Мальчик вылез из кроватки, прошлепал до отцовского кресла и залез с него на консоль, прижавшись к холодному стеклу экрана и глядя на пустынный пейзаж. Снаружи он тоже никого не увидел. Тогда Малыш решил пойти поискать вниз. Аккуратно спустившись он заглянул в угол с пищеблоком, но отца там не обнаружил. И в душевой никого не было.
И около сейфа с оружием. И схрон с трюмом был задраен.
- Папа!! - страх вырос до невозможных пределов. Неужели то, что он видел недавно, но так и не смог рассказать отцу, поэтому плакал, стало реальностью?
Он заметил, что корабль открыт, и трап опущен. Тревога расширилась до размеров космической бездны. Переваливаясь и косолапя Малыш побежал к выходу, спустился по трапу и остановился, глядя на то, как два мандалорца-один в серебристой броне, а другой в зеленой катаются по земле, выясняя какие-то свои отношения. Опять тот человек в зеленой броне, напавший на Кару, но спасший Мандо. Почему он сейчас напал? Что ему нужно?
Мальчик застыл на месте, глядя на них со страхом и укоризной. Ну, почему взрослые все время дерутся и стреляют? Почему все время нападают и заставляют отца драться? Он закрыл глаза руками отступив и прислонившись к опоре. Всеже как у всех маленьких детей в нем жила особая надежда на то, что его отец самый сильный и все может, а значит победит. Но он боялся. Он мог бы применить Силу, но папа запретил ему это делать. А вдруг взрослые просто играют и лезть к ним не надо? Однако на поединок двух мандалорцев смотреть было страшно. Еще страшнее стало, когда они поймали друг друга и захрипели.

Мандо понимал, что это не выход. Он оторвал руку от горла соперника и сильно, коротким ударом в шлем попытался отвлечь его. Частично это удалось, Боба отпустил его, чтобы блокировать второй удар и нанести свой. В этот момент Дин отбросил его от себя. Не отпуская руку Мандо с виброклинком, Боба отвалился на спину, почувствовав под собой  свой потерянный в бою клинок и вытащив его свободной рукой. В этот момент Джаррин за метил сына, стоящего на трапе и закрывшего лицо руками и громко рыкнул:
- Малой, уходи! Прячься!
Секундное промедление стоило дорого. Фетт мгновенно развернулся...
Мандо почувствовал сильную боль и холодный метал клинка, проникший глубоко между ребрами и вибрирующий, разрезая плоть. Он при этом сильно вдохнул, пытаясь встать, и снова почувствовал уже знакомый металлический привкус. Встать не получалось.
Боба убрал нож вставая и глядя на лежащего на земле Мандо.
- Ничего личного. Тебя заказали.
- Кто...- полушепотом спросил Дин.
- Першинг.
Джаррин повернул голову и неожиданно заметил висящую неподалеку небольшую платформу со стоящей на ней клеткой, вызванной Феттом с корабля еще до начала боя. Дин все понял. Пальцы заскребли по песку, пытаясь найти оружие.
Боба сделал несколько шагов к трапу, без всякой жилости схватив Малыша, глядящего на него с ужасом, и бросил его в клетку, закрыв на кодовый замок.
- Боба...оставь...оставь мальчика...не трогай его...- осипшим голосом умолял Дин, шаря по песку рукой и стараясь продвинутся в сторону лежащего неподалеку оружия. Фетт подобрал свое оружие и наручи, валяющиеся в стороне.
- Это моя работа, парень. И я делаю ее хорошо. Мне за это платят.
- Оставь...он не животное...зачем ты...оставь моего сына в покое...
Но охотник за головами не слушал. Он повернулся и медленно пошел прочь, закинув за спину карабин. Клетка следовала за ним. Малыш протестовал внутри, выл, бился и тряс прутья, а потом просто расплакался, поняв, что его не отпустят. Боба повернулся и пригрозил ему:
- Заткнись! Убъю!
Протест в клетке сошел на нет.
Джаррин всеже дотянулся до бластера, почувствовав, как кровь стекает по подбородку под шлемом. Дышать становилось все труднее. Он подтянул к себе руку с оружием, ставшим вдруг тяжелым. Над ним наклонился пожилой мужчина с длинными белыми волосами, забранными сзади.
- Вырос ты, найденыш Дин Джаррин, - улыбнулся он. - С тебя теперь и шлем не снять. Взрослый ты стал.
- Отец...
- Мандо, ты ведь никогда не стрелял в спину. Я тебя этому не учил.
- Но как...Малыш...он там...
- Не торопись. Подумай.
Мандо прикрыл глаза, давая себе полминуты отдыха. Неожиданно кто-то дотронулся до него. Приоткрыв глаза Мандо увидел Куиила, сидящего рядом с ним и осматривающего рану.
- Не повезло. Рана нехорошая, - он махнул на него рукой. - Знаю. Твоего малого в клетку посадили. Но у техники свои секреты. Целься в платформу, если хочешь его освободить.
- Я попаду...в него...
- Мандалорцы самые меткие стрелки. И ты один из них. Я-то знаю. Целься в платформу. Испортишь схемы - откроешь клетку и выручишь сына. Я все сказал.
Мандо с трудом приподнял глову, но Куиил исчез. Он сделал попытку приподняться на локте, прицелился...Силы кончились раньше, чем он выстрелил.

Чужой мандалорец не только посадил его в клетку, но и пригрозил убить, увозя его прочь от лежащего на песке Дина Джаррина. Малыш чувствовал, что отец еще жив, но нить, связывающая их, становилась все тоньше и тоньше. Он не знал, зачем он чужаку, но понял, что Мандо дрался, защищая его от чужого человека. Побывав в Убежище мальчик надеялся, что у этого воина в броне есть что-то хорошее, ведь он тоже мандалорец. Но что? Ребенок даже спросить его ни о чем не мог. Поднять его вверх как грязерога или схватить за шею? А вдруг там броня и ничего не получится? Вон он какой большой! И папа запретил так делать...
Тогда оставалось лишь одно. Чужак шел неспеша и не оглядывался. Он не знал, что происходит в клетке за его спиной. Малыш поудобнее уселся в углу, закрыл глаза и поднял обе ручки вверх.

До корабля нужно было пройти значительное расстояние. Боба шел не спеша, подсчитывая в уме, сколько кредитов ему заплатят за выполнение заказа. Поединок Чести выиграл, заказ выполнил, обещания соблюл. Ведь не убил же этого парня? Только ранил. Выживет, может повторно вызвать на поединок. Скончается...Чтож. Таков путь!
Однако Фетт снова почувствовал какую-то неправильность. Что-то было не так. Понять бы что именно! Радости и счастья от победы не чувствовалось. Он ощущал себя так, будто продул в саббак Хану Соло. "Ситх побрал! В чем же дело?!" - выругался он про себя.
Неожиданно он услышал:
- Боба! Не смей этог делать!
Фетт остановился. "Кажется кондиционная система в шлеме начала паршиво работать, - подумал он с раздражением. - Напекло. Придется ее получше отрегулировать." Он двинулся дальше, но тут снова раздалось:
- Боба! Я сказал тебе, оставь их!
Охотник за головами заоглядывался по сторонам. Он узнал этот голос, который не слышал более тридцати лет, принадлежавший его отцу Джанго Фетту.
Он потряс головой, закрыв глаза, но как только он сделал очередной шаг раздался гневный окрик:
- Боба!!
Обычно так Джанго мог прикрикнуть на сына, если тот не обращая внимания на предупреждение продолжал баловаться или не слушался. Обычно после такого окрика оргументом мог стать отцовский ремень или хороший подзатыльник. Боба снова остановился. Он не мог понять, почему он слышит Джанго вот уже более 30 лет лежащего в могиле и каким образом. Вспомнился недавний сон. Неожиданно он снова увидел сражение на арене Петранаки на Джеонозисе. Вот фиолетовый клинок Мейса Винду идет по дуге и голова Джанго Фетта слетает с бронированных плеч, и все это видит он сам-маленький десятилетний мальчик Боба...
Фетт младший был вовсе не из тех, про кого говорили: сила есть-ума не надо. И теперь он стоял, пытаясь понять, что произошло. Если это действительно Джанго, то что он хотел  сказать своему сыну? Почему он явился только сейчас? И почему вообще явился?
Боба и раньше слышал про всякие джедайские штучки, когда ушедшие в небытие джедаи становились призраками и являлись кому-нибудь из своих. Но Джанго Фетт был мандалорец, как и его сын, джедаев не любил и не жаловал, хоть и работал с Дуку. Но Дуку и не джедай вовсе, а ситх. А вообще, какая разница?! Что те, что другие-одна компания!
Так что это было? Он снова ощутил гудящую от оплеухи щеку и словно услышал гневное "нечестивец".
Ребенок завозился в клетке. Боба развернул и посмотрел на то, как он протянул между прутьями маленькие ручки к лежащему не так далеко Мандо.
- Папааа!! - вкрикнул мальчик.
И тут Бобу словно окатили холодной водой. Он понял, что пытался сказать ему Джанго. При всей нелюбви к джедаям в целом и Мейсу Винду в частности, сейчас Фетт младший по сути скатился на их уровень, фактически убив отца мальчика у него на глазах и сломав ему жизнь. И все это за горсть кредитов?! Его подписали на это бесчестие, заставив перешагнуть через собственный принцип никогда не уничтожать семьи. И главное, кто? Першинг, затеявший какую-то свою игру за спиной вышестоящего по рангу имперского лица.
Боба разозлился на себя самого. Он открыл клетку и прикрикнул на Малыша:
- Вон отсюда! Чтобы духу твоего тут не было!
Мальчик не заставил себя долго ждать, выскользнуль прочь и неуклюжа косолапя побежал в сторону Мандо, путаясь в полах своей длинной одежки, падая, вставая и торопясь.
Фетт смотрел вслед ему. Потом, вскинул карабин и расстрелял платформу. Посыпались искры, что-то коротнуло и она завалилась на песок. Боба ото всей души хорошенько пнул ее ногой прочь от себя.

Малыш торопился. Он потратил Силу, переволновался, запыхался и устал. Нить истончалась больше и больше. Он чувствовал лишь тонкий волосок, что связывал сейчас его с отцом. Добежав до неподвижно лежащего Джаррина он остановился и уцепил коготками отца за рукав. Потянул. Мандо не ответил. Мальчик обошел его кругом и заметил, что слева вся одежда была в крови. А вот и дыра в одежде от виброклинка, а под дырой...
Он всеми шестью коготками впился в края раны, стянув их, закрыл глаза, понемногу опускаясь в состояние транса. Ребенок чувствовал, как через него, через его маленькие руки идет большой поток.
Не смотря на усталость, Малыш старался спасти того, кому он был дороже всего. Его трясло от напряжения, но он не отступал. Он знал, что отступать нельзя. Он каким-то никому не понятным образом видел, как срастаются раздробленые кости ребра, затягивается и исчезает дыра в легком, регинерирует ткань перикарда, восстанавливаются кровеносные сосуды и мышечная ткань. Он чувствовал, как еле бившееся сердце Джаррина будто запустили заново. Удар, еще, еще, еще...Он слышал сердечный ритм своего отца и про себя звал из небытия. Ну, же, папа, давай! Оживай! Я здесь, с тобой! Я тебе помогу!
Он почувствовал, что его что-то вытолкнуло наружу из того состояния, в котором пребывал. Накатила небывалая обессиленность. Пальцы выпустили края раны, от которой остался только глубокий порез с полузапекшейся кровью. Мальчик не смог довести дело до конца. За сегодня он растратил всего себя. Он качнулся, завалился на локтевой сгиб руки мандалорца и затих.

Боба наблюдал за Кланом Двоих издалека. Он видел, что ребенок копошится около Мандо, но что там происходит даже не догадывался и подойти тоже не решался.
Наконец он спохватился:"Что стоишь как болван?! Или помоги!"

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Фанфики целые и лоскутные