Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » ... день Олимпа


... день Олимпа

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Это было написано ооооочень давно. И не окончено.
Не весь кусок от написанного.

http://www.kolobok.us/smiles/madhouse/mail1.gif
" … день Олимпа" или диалоги Богов

Чёрти что творилось в некогда славном Олимпе. Грехи и пороки, которые были придуманы богами для людей, теперь во всю пиршествовали среди них самих. Люди же давно забыли, что когда-то верили в богов. Ныне они верили только в себя. Боги, забытые людьми, и в свою очередь тоже потерявшие к своим созданиям интерес, занимались разной ерундой не приличествующей богам. Чёрти что творилось в славном Олимпе.

-Семь треф.
-Да? И на что ты рассчитываешь?
-Не твоё дело.
-Хорошо. Семь бубей.
-Идите вы в задницу. Я – пас. Играйте вдвоем.
-Семь червей.
-У тебя же их нет. Мало в горе что ли?
-Я разберусь, что мне делать. Говори.
-Свои.
-Без козырей.
-Дело твое. Играй. Гермес, открой прикуп, пускай этот бородатый молниепуск обрадуется.
В огромной не имеющей ни конца, ни начала зале, утыканной колоннами, за маленьким инкрустированным столиком сидело трое. Один – давно не стриженный и обросший бородой – сидел, развалясь, на колченогом стуле в одних семейных трусах красного цвета. Некогда мускулистое и стройное тело, теперь представляло из себя массу жировых складок, набегающих одна на другую. Груди висели, как у старой женщины. В пегой длинной бороде проглядывались куски хлеба и макаронных изделий. Второй – с хитрыми глазами, острым длинным носом и выдающимися скулами был тощ, как палка. На его голове красовалось подобие бейсболки с отогнутыми, будто крылышками, краями. На плечах висела тонкая просвечивающая накидка, почти не скрывающая голое тело, а на ногах торчали раздолбанные кроссовки с отходящей подошвой. Третий с каштановой шапкой волос квадратным лицом и массивной нижней челюстью был абсолютно гол и сидел на каком-то пеньке, расставив ноги в разные стороны. На этом же самом пеньке покоилось и его огромное мужское достоинство. На запястьях проглядывались следы, видимо оставленные кандалами или браслетами. Это он просил Гермеса показать прикуп. Гермес ловко перевернул карты, и в прикупе оказались семерка червей и семерка треф.
-Гаденыш, - взревел Зевс, взявший прикуп. – После твоей сдачи прикуп лучше не брать. Передергиваешь, сволочь.
-Я всегда играю честно, - ухмыльнулся Гермес.
-Твоя честность мне уже сотню в гору принесла.
-Я тут ни при чем. Не умеешь играть - не садись.
-Это я-то не умею, - вспыхнул Зевс. – Ах, ты…
Он замахнулся рукой на Гермеса, но потом, видимо, передумав, бросил её в другую сторону. С пальцев сорвалась белая ослепительная молния и, громыхая, унеслась вдаль.
-На чем я остановился, Прометей?
-Восемь без козырей.
-Какие восемь? Семь. Я помню.
-Чего тогда спрашиваешь?
-Моё дело. Хорошо. Восемь пик.
-Вист.
-Вист.
-Они еще и вистуют. Родной сын отца подставляет.
-Игра – есть игра, папочка, - захихикал Гермес.
-К тому же не на интерес, а на нечто лучшее, - поддержал Прометей. – Только вот чем ты отдавать будешь.
-Я еще отыграюсь.
-Сомневаюсь, - покачал головой Прометей. – Вот в этом я искренне сомневаюсь. Ты в такой заднице, что у неё даже края не раскроешь. От силы ты возьмешь взятки четыре, не больше.
-Да-да, на большее и не рассчитывай.
-Ну, вас, - мрачно глянул Зевс. – Все карты крапленые.
-Как ты мог такое подумать, - делано обиделся Гермес. – Всё по честному.
-При тебе колоду вскрывали.
-Я Гермеса знаю. Этого подленького выродка. От него хитростью за милю несет.
-Мы будем играть? – спросил Прометей. – Или будем выяснять вопрос отцов и детей?
-Будем. Кто ходит?
-Ты, Зевс, и ходишь.
-Надо было бескозырку оставить.
-Поздно, батенька, уже прокомпостировали, - хихикнул Гермес.
-Чего прокомпостировали? – не понял Зевс.
-Проехали.
-Ах ты – жертва моего невоздержания. Все Атлант виноват, подсунул мне свою дочь.
-Ты моего брата не трожь, - сказал Прометей. - Мало тебе того, что ты заставил его свод небесный держать?
-За  то и заставил, что дочку мне свою подпихнул. Как у меня только на нее встало?
-У тебя на всех встает. Независимо от возраста. Сексуальный маньяк. Всех, кого мог, уже перетрахал. Я удивляюсь как ты только свою мамашку не трогал.
Зевс густо покраснел и отвел глаза.
-Неужели, - удивился Прометей. – И туда успел залезть? Ну семейка, ё моё.
-А чего семейка-то, - буркнул Зевс, глядя на Прометея. – Сам отсюда же. Не забывай, что ты мой двоюродный брат, как-никак. Родственнички.
-Засунул бы я это родство куда подальше.
-О, - заметил Гермес, - еще один дальний родственник пожаловал.
-Где? – спросил Зевс.
-Да вон, плывет, - указал Гермес рукой.
Издалека показалось тело, медленно плывущее по воздуху, лавируя между колонн. Тело находилось на высоте полуметра от земли и спокойно, лежа на боку, продвигалось в сторону играющих. Кожа имела бледно-синий оттенок с какими-то желтоватыми потеками. Прозрачно-белесые волосы беспечно свисали вниз. Веки у субъекта были опущены, но глаза под ними шарахались из стороны в сторону. В левой руке, лежащей вдоль тела, находился зажатый шприц с какой-то жидкостью. Тело подрулило к столику и остановилось. Веки медленно поднялись, показав безумно-обгашенные глаза с ноткой безразличия.
-Приятный день, - произнес слабый тягучий голос. – Приятное место. Кому укольчик?
-Приятный-приятный, - пошевелил своей массивной челюстью Прометей, - но нам не нужен укольчик, Гипнос. И так все хорошо.
-Зачем же ты отказываешь двоюродному дяде, Прометей, - вяло прошептал Гипнос. – У меня качественный продукт. Мир белых лилий и розовых мечт тебе обеспечит.
-Не надо. Я лучше пива.
-Ах ты, ребенок, - ласково тек голос, - пиво – это для маленьких. А для взрослых мальчиков лучше моего состава ничего не бывает. Зря отказываешься. Милая штучка. Полетаем-поплаваем ... Может ты, Зевс?
-Летел бы ты, дядя, куда подальше.
-Какой ты грубый, племянник.
-А я не откажусь, но только маленькую дозу, - встал из-за стола Гермес.
-Ооо, внучек меня поддержал, - глаза сразу ожили и Гипнос, ловко перевернувшись в воздухе, оказался стоящим на ногах. – Подставляй ручку.
Гермес вытянул правую руку и сжал ладонь в кулак. Вены мгновенно проступили синими змейками.
-Какие у тебя хорошие вены, искать не надо. Одно удовольствие колоть в такую руку.
-У тебя в шприце возбуждающее или расслабляющее?
-По твоему желанию. Хочешь – будет такое, хочешь – будет другое. Смесь универсальная. Зависит от твоих желаний.
-Мне бы возбуждающего, чтобы поржать и побуянить.
-Хорошо, - мило сказал Гипнос и встряхнул шприц. Голубоватая жидкость в нем стала красной. – Желание клиента – закон.
Игла мягко проткнула вену и с еле слышным поскрипыванием вошла внутрь. Гермес сразу ощутил, что ему в кровь входит что-то веселящее. И так вечно ухмыляющееся лицо Гермеса теперь вообще расползлось в улыбке. Гипнос аккуратно вытащил иглу; в шприце будто и не убавилось.
-Не пожалеешь, внучек.
-А я и не собираюсь жалеть, - рассмеялся Гермес и плюхнулся обратно на стул. – Все хорошо, дед.
Гипнос щелкнул пальцами и мгновенно оказался висящим в воздухе как и прежде – на правом боку.
-Хорошо. Приятно, - растягивал он слова. – В преф играете.
-Да, - ответил Прометей. – Испортил нам игрока.
-Он сам захотел, - певуче произнес Гипнос. – Преф – это ерунда. Это для детей. Вот мой составчик – это хорошо. Это приятно.
-Лети отсюда, - рявкнул Зевс, - баянист хренов. У меня в горе за триста, а из-за тебя сейчас еще больше будет.
-Дурачок ты, Зевс. Тешишь только свою пустую голову и свой огромный член. Все это детство.
-Лети, я сказал, - Зевс замахнулся рукой и пустил в Гипноса молнию.
Однако молния спокойно прошла сквозь того, не причинив вреда, зато колонна, стоявшая за Гипносом, разлетелась в пух и прах.
-И шуточки у тебя детские, - сказал Гипнос, закрыл глаза и тихонько поплыл дальше.
Гермес схватил со стола карты, посмотрел на них, заржал и ударил по столу кулаком, отчего тот тихонько хрустнул.
-Хааааа, - тупо заржал Гермес, - ну мы чего, будем играть или как? А, Прометей? Хаааааа.
-С тобой сейчас только и играть. Все просрем.
-Не боись, он у нас не то, что четыре, даже две взятки не сможет получить.
-Это я то не смогу, - вскипел Зевс. – Подумай с кем говоришь, юнец обдолбанный.
-Что за оскорбления, - удивился Гермес. – Чем я заслужил такое обращение, хаааааа. Видишь, что твое дело труба и решил оскорблениями отвлечь меня от игры? Хрен это у тебя выйдет. Я все соображаю. Хаааа. Будет у тебя гора выше нашего Олимпа. Хаааа.
-Предлагаю остановить игру, - сказал Прометей. – Продолжим после, когда Гермес ...
-Ничего подобного, - перебил Зевс, - не будем мы откладывать. И так уже какой день подряд доиграть не можем. То одно, то другое. То кто-то придет, то кого-нибудь куда-нибудь позовут. Нет. Никаких остановок.
-Оставь его, Прометей, он надеется выиграть, рассчитывая, что я сейчас буду бездейственным. Ты, Зевс, глубоко ошибаешься. Мне ничто не может помешать.
-Посмотрим.
-А тут и смотреть нечего. Я в себе уверен на все сто.
-Кто ходит? – спросил Зевс.
-Да ты ходишь, - пробубнил Прометей, почесав яйцо, - сколько раз уже выясняли.
-Хааа, разве он помнит, этот склеротик жирный. Он помнит только одно – как двигать тазобедренным участком своего тела, лежа на чем-нибудь шевелящемся.
Глаза Зевса налились яростью; он вскочил с табуретки и швырнул молнию в сторону Гермеса. Стул под Гермесом разлетелся в щепки и тот, свалившись на пол, заржал пуще прежнего.
-Хаааа, правда глаза колет, хаааа. Нервный ты какой-то стал, старик. Подлечился бы у Аполлона. Он тебе выписал бы какое-нибудь успокаивающее. Или, вон, уколоться надо было. Авось полегчало б.
Зевс грузно плюхнулся обратно на седалище и его жир заходил из стороны в сторону.
-Спортом тебе заняться надо, хааааа, - поднялся с пола Гермес. – Бег трусцой, подтягивания на перекладине, приседания. Еще отжимания, только чтоб под тобой никто не лежал, а то так отжиматься ты любишь, а затем разные на жилплощадь претендуют. Стоят перед входом на Олимп и плачут, что ты их папа и что им жить негде.
Зевс молча выслушивал речеизлияния Гермеса и только что-то тихо бубнил про себя, шлепая толстыми губами.
-Слушай, Зевс, а может с тобой поступить точно также как твой папаша с твоим дедом, а? У нас проблем меньше будет. А то превратил Олимп в какую-то коммунальную квартиру. Бардак. Хаааа. Сделаем тебе тоже самое.
-То есть, то же самое? – не врубился Зевс.
Прометей ухмыльнулся, поняв, что предложил Гермес.
-Совсем ты стал тупоголов, - хмыкнул Гермес, - только и умеешь, что молнии пускать.
Что-то появилось в глазах Зевса; видимо еще не весь его мозг заплыл жиром. Он начал понимать на что намекает Гермес, вспомнив о его дедушке.
-Что? – взревел Зевс после некоторого раздумья, вскакивая и бросаясь к Гермесу. – Что-о-о-о-о?!
Гермес ловко отпрыгнул и оказался по другую сторону стола.
-Я же говорю, тугодум, хаааа.
Зевс кинулся напрямик, опрокинул стол, перелетел через него, но Гермеса так и не схватил. Тот уже стоял в другом месте. Зевс опять хотел ринуться на него, но его обхватили чьи-то цепкие сильные руки. Зевс дернулся – бесполезно. Руки держали крепко.
-Успокойся, Зевс, - сказал Прометей, - все равно ты его не поймаешь. Успокойся.
-Отпусти. Как это – успокойся? Он мне яйца предложил отрезать. Я ему сейчас сам их отрежу.
-Остынь. Забыл, что из себя Гермес представляет? Не обращай на него внимания. Ты знаешь его скабрезные шутки.
-Да отпусти, ты. Не буду я на него охотиться.
Прометей убрал руки от Зевса; тот угрюмо стоял, переваривая все происшедшее.
-Хааа, не бери в голову, Зевс, бери в ...
-Заткнись, ты, - сказал Прометей. – Дай ему ...
-Вот ведь скотина, - грустно произнес Зевс, - яйца мне отрезать ...  Да я этими яйцами тебя на свет породил.
-Ну не ими, во-первых, и не ты породил, хаааа.
-Скотина ...  у ты – скотина ...
-Заело папашку. Явно надо Аполлона вызывать, может чего от головы пропишет.
-Вы успокоились? – поинтересовался Прометей, поднимая стол. – Можно обратно садиться?
-Мне сидеть не на чем, ха.
-Сам виноват. Язык лучше бы себе отрезал.
-Во, точно, чем на меня зариться.
-Ладно, проехали. Побузили и хватит, - улыбнулся Гермес.
-Отошел, что ли, уже? - осведомился Прометей.
-Похоже да. Доза-то крохотная оказалась. Можно и поболее было принять.
-Тогда вы точно друг друга порешили бы. Садитесь.
Зевс занял свою табуретку, Прометей устроился на пеньке, Гермес остался стоять.
-Хорошо устроились, а как же я?
Прометей щелкнул пальцами и рядом с Гермесом образовался новый стул. Гермес проверил его на прочность и подсел к столу.
-А ты у нас еще и столяр? – как бы удивился он.
-Я много чего могу, но об этом не стоит говорить, завидовать будешь, а завистников я терпеть не могу.
-Но ты не можешь того, что могу я. И я это точно знаю.
-И что же это такое?
-А я тоже не скажу. Завидовать будешь
-Тогда остановимся на том, что не станем друг другу завидовать, и не будем знать, что каждый из нас может.
-Да онанировать ты не умеешь также как он, - буркнул Зевс, решив отомстить сыну. – Я как-то подглядел – сверхпрофессионально дрочит.
Гермес залился краской и злобно зыркнул на отца.
-Что и тебе правда глаза колет, - заржал теперь Зевс. – Да и дети у тебя сплошные уроды получаются. Один козлоногий Пан чего стоит. Что, съел? Я тоже могу настроение испортить – мало не покажется.
-Может, закончите. Надоело, - сказал Прометей.
Никто не ответил; все замолчали. Тишина повисла в бесконечном зале, не имеющем потолка. Колонны уходили высоко вверх и там терялись среди облаков, проплывавших мимо. Пол, выстеленный квадратными мраморными плитами, имел свойство менять свой цвет. Сейчас он был тускло-зеленый с вкраплениями черных точек.
Недалеко от столика стоял маленький постамент, на котором была водружена чья-то голова, очень похожая на настоящую. Глаза были закрыты, а на голову натянуты кружевные женские трусики кремового цвета. Прометей посмотрел на голову, скривил уголок рта и отвернулся. Он не любил этот постамент с этой головой на нем. Постамент всегда преследовал троицу, сидящую за столом. Стоило им где-нибудь собраться втроем, как тотчас образовывалась эта проклятая голова и начинала говорить разные гадости. Вот и сейчас она находилась рядом с играющими, но пока что молчала, чему Прометей был несказанно рад.
"Тишина, - подумал Прометей, - как мало ее осталось. Последние дни только и делаем, что шумим. Но какая-то зловещая эта тишина. Не нравится она мне. Вот ..."
Но тишина была прервана; донесся странный звук "тук-дук, тук-дук", будто по мраморным плитам катили тележку. Прометей огляделся, но ничего не увидел.
-Что ты чердаком вертишь? – поинтересовался Гермес.
-"Тук-дук", слышишиь?
-Ну, слышу.
-Что это?
-Да вон, Эрос катится. Я его еще издалека увидел.
Прометей глянул, куда указал Гермес, и действительно увидел маленького голого Эроса, который приближался к ним на роликовых коньках. В одной руке у него была стопочка какой-то бумаги, а в другой он сжимал АКМ. Ростом Эрос доходил Прометею до пупка.
Резко затормозив перед столиком, Эрос подмигнул всем левым глазом.
-Нет, вы только посмотрите на него, - возмутился Зевс, - по возрасту старше, чем Гипнос, а все никак не набалуется. Все детство в попке играет.
-Понимал бы чего, - огрызнулся Эрос. – Сидишь и сиди – жиром заплывай.
-Ну и что у тебя за фигня на ногах?
-Эээх, - вздохнул Эрос, - отстал ты от моды, Зевс. Это же самая классная вещь – роликовые коньки. Я их давеча на крылья выменял.
-Тебе для того крылья давали, чтоб ты их менял?
-Ну, это уж мое дело.
-Эрос, а что у тебя за бумажки в руке? – спросил Гермес.
-Сейчас покажу, - ответил Эрос, подходя к Зевсу. – Не возражаешь? – спросил он у того, прикрепляя ему на лоб одну из бумажек, оказавшейся мишенью.
-Возражаю, попробовал ответить Зевс, но это ничего не дало.
Эрос мгновенно отъехал от него, вскинул АКМ и дал очередь. Голова Зевса затряслась как в эпилептическом припадке. Пули ложились аккурат в центр мишени, но отскакивали от непробиваемой головы Зевса.
-Сдурел, что ли? – закричал Зевс вскакивая.
Эрос прекратил стрелять; глаза его пылали от счастья.
-Чумовая фенька, - восторженно сказал он.
-Я тебе сейчас такую чумовую феньку устрою, - побежал на него Зевс.
Но куда ему было угнаться за маленьким юрким Эросом. Зевсу приходилось цепляться за колонны, чтобы менять курс, преследуя Эроса шустро орудующего коньками. Через несколько минут Зевс остановился и тяжело задышал. Сердце в его груди прыгало как бешенное. Еле добравшись до своей табуретки, он довольно опустился на нее. Эрос подъехал и встал рядом с Прометеем.
-Что это у вас старик сегодня бешенный какой-то?
-Да это его еще Гермес до тебя довел, а ты добавил.
-Ааа. Нет, ну правда, классная штучка этот АКМ?! Не зря я его на лук выменял. Полезная вещь в хозяйстве.
-Кто его делал? – спросил Гермес. – Гефест наверно?
-Да куда нашему Гефесту до такого предмета. Ты что! Это славяне сбацали. Меня с ними Геракл свел.
-Геракл-то откуда славян знает? – удивился Прометей.
-Да он последнее время только у них и гостит. Тамошнему Перуну пиво сам Озирис поставляет, а Геракл большой любитель пивка. Вот у Перуна и торчит день и ночь.
-Пиво – это хорошо, - довольно облизнулся Прометей. – Надо мне будет как-нибудь с ним пойти.
-Не выйдет. Он никого туда не водит. Жаден стал. Просто ужас. Я его еле уговорил. Пиво действительно мировое. Еще у них там медовуха есть. Местного разлива. Обалденная штучка.
Прометей сидел облизываясь; Зевс отдышался и сказал:
-Слушай его больше, он тебе таких песен напоет.
-Я не вру, - вскипел Эрос, - у Геракла спросите.
-Где ж его взять? Сам говоришь, что он у славян гостит, - усомнился Зевс, соскребая со лба мишень, которая совершенно не хотела оттуда слезать. – Что у тебя за клей такой?
-Водой надо, - посоветовал Эрос, - так не снимешь. А Геракл собирался на днях на Олимп заскочить, вот у него и узнаете – врал я или нет.
-Водой, говоришь, - принял к сведения Зевс. – Нужно попробовать. Только ты смотри, так больше не шали. У меня до сих пор голова гудит как после пьянки. Шутник, пальмы драные. Вода. Где-то здесь была вода, оливки давленые.
Зевс махнул правой рукой снизу вверх и рядом со столиком образовалась ванна, наполненная водой доверху. Вода почему-то пузырилась, а с одного конца из воды торчало две голые волосатые ноги.
-Это еще что такое? – удивился Прометей.
-Не знаю, - также удивился Зевс.
Он встал и подошел к ванне. В ней оказался какой-то субъект; он и пускал пузыри по воде.
-Ха, братишка, - воскликнул Зевс и ударил по воде рукой. – Посейдон, ты чего тут?
Субъект открыл глаза и поднял голову из воды.
-Что ты по воде долбишь? – недовольно сказал он.
-Я говорю, ты чего тут делаешь?
-Чего-чего, плаваю.
-Это же моя ванна, - возмутился Зевс, - вылезай!
-Что за частнособственничество? Его, видите ли, ванна, - пробурчал Посейдон. – Ну и что? Ванны для брата жалко? Ну и паскудненький у тебя характерец.
-Да это же хамство! Лежит тут со своими волосатыми ногами в моей ванне и чем-то еще недоволен.
-Не ори. Ванна может и твоя, а вот вода в ней моя. Так что заткнись.
-А-о-э, - не знал как возразить Зевс.
-И не мычи тут, не корова.
Гермес, Прометей и Эрос заржали в один голос.
-Два брата, блин, - захохотал Прометей, - ванну поделить не могут. Это что-то.
Зевс был огорошен; он не знал, что делать. Видимо, Посейдон и не собирался вылезать из его ванны. Откровеное хамство со стороны брата так подействовало на Зевса, что он не врубался чего предпринять. Постояв в нерешительности над ванной, он все-таки зачерпнул из нее воду и стал оттирать мишень со лба, кидая мокрую бумагу на Посейдона.
-Ты что творишь?!! - вскипел Посейдон так, что даже забурлила вода. – Я тут плаваю, а он сюда мусор скидывает. Охренел что ли совсем?!! Хватить засорять мои водоемы! Совесть хоть поимей.
-Совесть он не умеет, - хихикнул Гермес, - а вот кого-нибудь – это пожалуйста. В этом он силен.
-Я тебе говорю или нет?! - Посейдон возмутился еще больше, потому что Зевс, совершенно не обращая на него внимания, продолжал отмывать бумагу со лба. – Да он меня и не слушает, скотина!
Посейдон вытащил из воды руку и швырнул в Зевса чем-то зеленым. Предмет попал Зевсу в грудь, квакнул и перепрыгнул на голову. Зевс закружился на месте, пытаясь руками стряхнуть со своих волос это зеленое и квакающее, однако, лягушка прочно закопалась в длинные седые волосы.
-Снимите с меня эту гадость, - завопил Зевс визгливым женским голоском. – Фуууу. Снимите быстрее.
Проворнее всех оказался Эрос. Он вскинул свой АКМ и нажал на спусковой крючок. Маленькие зеленые кусочки повисли на ближних колоннах.
-Я ж тебе говорил, не балуй своей игрушкой, - хлопая глазами сказал Зевс, - забыл?
-Сам же орал – помогите. Я тебе и помог. Улыбайся.
-Да пошел ты. Вы меня, видать, все решили сегодня достать. Никакого житья от вас не стало. Только и умеете, что пакостить, либо мне, либо друг другу.
-Расслабься, Зевс, все хорошо, - посоветовал Прометей.
-Улыбайся, - повторил Эрос.
-Может в преф доиграем? – осведомился Гермес.
-Эээ, - покачал головой Зевс, - тьфу на вас, идиоты.
-А вот оскорблений не надо, - предупредил Посейдон, плескаясь в ванне, - а то сейчас еще одну зверушку запущу, только похуже прежней.
-Да шли бы вы все ..., - сокрушенно сказал Зевс, усаживаясь на свой табурет. – Достали.
-Не плакай, папочка, - съязвил Гермес, - кликнем Гипноса или Аполлона – они тебя успокоят.
-Не надо Аполлона, - воспротивился Зевс. – Не хочу видеть этого педрюка.
-Что ж ты так? – удивился Посейдон. – Вроде сын твой.
-Сын, хэ. Тебе бы такого сына. У меня все дети какие-то моральные уроды.
-Все в своего отца, - сказал Эрос, - точь-в-точь.
-Да меня к мужикам никогда не влекло, - возмутился Зевс.
-Я в общих чертах.
-То-то и оно, что в общих. Вы думаете, что если он такой красавец этот Аполлон, то от него все бабы без ума? Ага, хрен на. Ему ни одна не дает, кроме, конечно, единоутробной сестры Артемиды. Да и она-то из жалости. Он поэтому на мальчиков и переключился. Нашел себе Кипариса и Гиакинта и теперь с ними дни напролет развлекается.
-Ну семейка, - опять покачал головой Прометей. – Ну, блин, родственнички достались. С такими родственниками впору повеситься.
-Туда тебе и дорога, - огрызнулся Зевс. – Ты уже один раз повисел. Недостаточно?
-Да, - вскрикнул Эрос, - все забываю у тебя спросить, Прометей, а зачем ты тогда огонь украл, для людей все-таки?
-Для каких людей. Больно надо. По глупости. Как-то напились вдвоем с Аресом и поспорили – смогу я огонь увести или нет.
-А на что спорили? – спросил Посейдон.
-Не твоего ума дело.
-Ты не дерзи; я могу и у Ареса узнать.
-Сначала найди этого Ареса. Его днем с огнем не сыщешь. Самому нужен. Спор-то я выиграл, а он мне до сих пор не отдал, что проспорил.
-А я знаю где он, - спокойно сказал Эрос.
-Где? – взревел Прометей.
-Залез в одну из каморок наш военачальник и сидит в "КВАКУ" рубиться, что аж слюни на монитор летят. Маньяк виртуальный. Около половины игры прошел, а остальное не может – мозгов не хватает.
-Что это за игра такая? – спросил Зевс.
-Обыкновенная. Бродишь по коридорам и мочишь кого ни попадя.
-По каким коридорам? – не понял Зевс.
-Ё, ну ты и тупоголовый, - скрипнул зубами Гермес. – По виртуальным коридорам. Понял?
Зевс утвердительно покачал головой, но по нему было видно, что он ни черта не понял из вышесказанного. Чтобы как-то замять это дело, он обратился к Прометею.
-Так значит, я тебя по твоей же глупости заставил приковать?
-И по моей и по своей.
-Оба погорячились. Благо тебя освободил кто-то, а то я и забыл напрочь, что повесил тебя на скалу.
-Склеротик. Спасибо Гераклу, что отколупал меня оттуда, иначе и по сей день бы висел. Хоть один добрый парень попался, помог.
-Терпеть не могу этого Геракла, - проворчал Посейдон.
-Ну это ты зря, он хороший ...
В это время издалека раздалось громыхание и гудение. Было похоже, что-то кто-то сотрясал колонны. Следом послышался раскатистый бас, который пел про какого-то замерзшего ямщика.
-Принесла нелегкая, - закряхтел Посейдон. – Вспомнишь о дураке. А он тут как тут. Глаза б мои его не видели. Дебил великовозрастный. Нарожал ты, Зевс, ублюдков, что ими земля полнится. Терпеть не могу этого Геракла. Свин похабный, - голова Посейдона ушла под воду и по воде опять пошли пузырьки.
На поверхности остались только ноги, торчащие за пределами ванны. Ванна повернулась на девяносто градусов и начала удаляться, набирая скорость. Через несколько секунд она скрылась в одной из сторон безразмерного зала, а с другой стороны показалась массивная фигура Геракла. Он горланил свою песню и бил какой-то огромной железной трубой по колоннам, видимо, создавая себе аккомпанемент. Черные волосы ершились на голове во всевозможные стороны и плавно переходили в такую же черную торчащую бороду, которая также плавно перетекала в растительность на груди, не менее пышную, чем на голове. Живот тоже не отличался от всего остального, но вот, что творилось дальше, невозможно было увидеть, потому что там располагалось золотое руно, используемое в качестве набедренной повязки. Зато дальше все было понятно: ноги не выбивались из общего волосяного покрова. В сторону собравшихся вокруг столика двигался совершенный обезьян с железной трубищей в руке....

+2

2

Прикольно. Насмешил)))

0

3

Прынцессе мой поклон))
И цвяточек http://www.kolobok.us/smiles/big_he_and_she/give_rose.gif
Хотя... и грибочек еще http://arcanumclub.ru/smiles/gribnik-club-01.gif

0

4

#p168777,Пчелочка написал(а):

Прынцессе мой поклон))
И цвяточек http://www.kolobok.us/smiles/big_he_and_she/give_rose.gif

http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/curtsey.gif  Спасибочки, Пчелочка)))

#p168777,Пчелочка написал(а):

Хотя... и грибочек еще http://arcanumclub.ru/smiles/gribnik-club-01.gif

Вау) За грибочек отдельное грасьяс)))
Приглашаю на "отвар". Изюмительная весчь!)))

0

5

#p168967,Диана Б. написал(а):

Вау) За грибочек отдельное грасьяс)))
Приглашаю на "отвар". Изюмительная весчь!)))

Прекрасно)) обязательно прилечу на изюмительность)))

0

6

Добавим еще немножко.

...-О, какая теплая компания, - воскликнул он, увидев собравшихся. – Вот вы где. А я иду, смотрю – никого нет, думаю, куда все подевались, а вы здесь торчите. И папашка мой здесь. Здравствуй, папочка, - сказал Геракл добродушно и потрепал Зевса за бороду, - как дела?
Зевс дернулся от него в сторону; последнее время он тоже не мог терпеть выходки Геракла.
-Нормально дела. В карты проигрываю.
-Я ж тебя учил как играть надо. Эх ты, пустая голова. Над тобой уже весь Олимп смеется, а как я про тебя славянам рассказал, так там хохот полдня стоял. Правда, ихний Перун чем-то на тебя смахивает, но намного лучше выглядит. Держит себя в форме.
-На себя посмотри. Весь шерстью зарос. Хоть бы побрился.
-Зачем? Я на север хожу, а там холодно.
-Ты где золотое руно спер? – спросил Гермес.
-Во-первых, не спер, а взял, потому что плохо лежало, а, во-вторых, это мое личное дело ... Прометей, как руки, не болят?
-С чего им болеть?
-Ты ж сколько времени провисел, должны болеть.
-Нет, не болят. Так, значит, это правда, что ты к славянам ходишь? Говорят, там выпивка хорошая, может, возьмешь как-нибудь с собой?
-Да я теперь туда не скоро собираюсь.
-Я же говорил, жаться будет, - прошептал Эрос Прометею. – Скаредный стал до невозможности.
-Что ты врешь, - услышал его Геракл. – Зря я, видать, тебя с собой брал, уже всем растрепал, балаболка маломерная.
-Геракл, шел бы ты куда шел, - посоветовал Зевс; ему так надоела вся эта ругань, что он хотел поскорее спровадить отсюда Геракла.
-А я никуда не тороплюсь, как раз к вам шел. Давно не виделись, братья, отцы и деды с дядями.
-Еще бы столько не видеться, - пожелал Зевс.
-Я думал, ты меня с распростертыми объятьями встретишь, а ты так, глупый ты.
-Да глупый, - согласился Зевс. – Первая моя глупость была – когда я дал тебе возможность появиться на свет, а вторая – когда пустил тебя на Олимп.
-Ах вот, значит, как, - разъярился Геракл и ударил трубищей по полу. – Такой ты, значит. Недалеко ушел от своей супруги Геры. Такой же сволочной как и она. Давно я хотел тебе морду набить, видимо, пришло теперь время.
-Только попробуй – испепелю.
-Сейчас проверим.
Однако проверить не получилось – рядом со столом, теперь уже в красной мраморной плитке, разверзлась трещина и оттуда показалась плешивая голова с горящими глазами и сумрачным лицом бледного цвета.
-Кто здесь долбит? – закричал плешивый, клацая зубами. – Кому жить надоело?
-Ну, я долблю, - вышел вперед Геракл, держа трубищу наперевес, - а что, не нравится?
-Да как-то не очень, - сразу же поостыл плешивый при виде Геракла. – Мешаете.
-И чем же это я тебе мешаю, старый пердун?
-Мы с Персефоной только что легли в кровать, а тут в потолок долбят, думаешь приятно?
-Не люблю думать. Не доставляет удовольствия.
-Зря.
-Что зря? – спросил Геракл, играя трубищей как тростью.
-Зря ... ты ... мне Кербера испортил. Сидела собачка на цепи. Никого не трогала ...
-Как это не трогала? Он меня за ногу укусил, пес паскудный. Я ему за это по голове и настучал.
-По какой?
-По всем сразу, одним махом.
-Тебе лишь бы руками помахать. На другое не способен. Теперь Кербер ссыт где попало, все ковры мне обмочил. На меня из-за этого Персефона ругается, говорит, что жить так невозможно и, что она к матери своей уйдет. Только начали налаживаться отношения, только в постель легли, а ты опять мешаешь. Из-за тебя у меня нет счастья в семейной жизни.
-Ну, кто меня сегодня еще в чем-нибудь обвинит? – спросил Геракл. – Видно у меня сегодня день неблагоприятный. От Зевса выслушал, от Аида выслушал, теперь от кого?
-А о тебе еще и Посейдон высказался, - хихикнул Гермес, почесывая свой острый нос.
-Во, хорошо. От всех трех братьев получил.
-Ты больше не стучи, пожалуйста, - очень вежливо попросил Аид. – Буду крайне благодарен.
-Ладно, уговорил, хрен плешивый. Иди, занимайся со своей Персефоной.
-Аид, дочке моей привет передавай, - сказал Зевс.
Аид кивнул своей плешивой головой и убрался в пол. Трещина засосалась и пол был опять идеально выложен плитами желтого цвета.
-Нет, ну вот ведь бардак, - опять начал Прометей, - кто только с кем не спит. Племянница с дядей, отец с дочерью, брат с сестрой, и так далее. Бедлам. Как меня все-таки угораздило родиться в такой семейке?
-Только вот я не видел, с кем ты спишь? – задумался Эрос. – Не замечал.
-А он ни с кем не спит, - ответил Зевс, - он импотент от рождения. Ему не дано.
-Наглая ложь, - взгудел Прометей. – Разве может быть у импотента такой агрегат? – показал он на свои гениталии.
-Так ты их для того напоказ и держишь, чтобы тебя ни в чем не заподозрили. Мол, большой, значит, рабочий. Хрен-то там. Мне Геба как-то рассказывала ...
-Кто? – перебил Геракл. – Геба? Моя жена?
-Ну да, твоя жена – моя дочь. Так вот, пыталась она его соблазнить, и так перед ним вставала и эдак, стриптиз показывала, руками пыталась, языком. Бесполезно. Никаких признаков жизни.
-Сучка! - заорал Геракл. – Морду набью. Потаскуха. Блядь олимпийская.
-Ты не горячись, - остановил его Эрос. – Сам виноват. Гуляешь незнамо где, а она тебе что, железная? Ее тоже понять надо.
-Все равно морду набью.
-Я тебе, набью, - встрял Зевс. – Ты ее и пальцем не тронешь, иначе с Олимпа вышвырну.
-Испугал. Теперь не вышвырнешь, я здесь зацепился.
Прометей, видя, что его оставили в покое и ушли в другое русло, сидел и спокойно улыбался.
-А ты чего ржешь, - уставился на него Геракл, - я к тебе как к брату, а ты к моей жене.
-Так он же и не сделал ничего, - рассмеялся Зевс. – Я же говорю, что он импотент. Уж если Геба не смогла с ним справиться, то это диагноз.
-Гад ты, Зевс.
-Не все же на мне отыгрываться, - рассмеялся громовержец.
Гермес и Эрос также засмеялись, только Геракл и Прометей были сумрачными. Один узнал о неверности жены, а другой был смущен раскрытием его тайны.
-Так, значит, ты даже и подрочить не можешь, - захохотал Гермес. – Я ж тебе говорил, что ты не умеешь того, что могу я.
-Все, хватит Прометея опускать, - вступился вдруг Зевс. – И так он уже ниже уровня канализации сидит. Хорош.
-Чёй-то в тебе такая жалость проснулась? - изумился Гермес. – Сам же первый начал.
-Я начал, я и закончу. Довольно.
-Боишься, что он потом тебе отомстит, - предположил Эрос, - неужто струсил?
-Ни хрена я не боюсь.
-Похвально, - зааплодировал Гермес. – Похвально. Старина Зевс ничего у нас не боится. Он просто предполагает, что в один прекрасный день подобное может произойти и с ним, а вот тогда посмеется Прометей. Все-таки хороша поговорка: "Хорошо смеется тот, кто смеется последним". Актуальна.
-Сказал бы я тебе, - огрызнулся Зевс.
-А ты скажи, я вытерплю.
-Возможно, но ...
Послышался смех и цоканье по мраморному полу; к столику приближалось двое. Один был высок, гол и красив, а другой низок и уродлив. У первого в одной руке находилась бутылка, из которой он постоянно отхлебывал и заливался после этого смехом, а на сгибе второй руки висела огромная авоська с не менее огромным количеством бутылок, которые чарующе-мелодично позвякивали. Второй держал в руке только свирель. Они шли обнявшись и были совершенной противоположностью друг другу. Тот, что держал в руке свирель, был козломордый и козлоногий Пан, сопровождавший всюду и везде красавца Диониса. Именно эта парочка и следовала к столику...

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » ... день Олимпа