Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Дневники Алёны думовой. Скорлупа.


Дневники Алёны думовой. Скорлупа.

Сообщений 1 страница 30 из 75

1

Дневники Алены Думовой. Скорлупа

Предисловие

Прежде чем начать повествование, я посчитала необходимым кое-что пояснить. Делается это, прежде всего для того, чтобы не возникало вопросов, которые, возможно, могут быть заданы. Однако это не комментирование собственного произведения, а скорее, некая история его возникновения. Поэтому мне бы хотелось коснуться некоторых моментов, связанных с данным произведением.
Итак. Данное произведение не детское, оно вероятнее всего, для людей шестнадцати лет и старше.
Возникновение «Скорлупы» не совсем обычно. Многое из того, что я пишу, приходит во сне. Так же было и с данным произведением. Оно мне приснилось, когда я задремала в поезде направления Можайск-Москва. Это была просто история без начала и конца про двух влюбленных людей, убегавших от каких-то странных опасностей. Таково свойство всех снов: что-то откуда-то берется и куда-то уходит. Чем все кончилось, я так и не узнала, потому что была разбужена фразой контролера, сказанной довольно громко над моим ухом: «Ваш билет!». Ох уж эти контролеры! Именно поэтому начало, конец и все окружающее пространство, в котором существовали герои, пришлось додумывать уже дома.
Что касается главных героев, то с девушкой мне было все ясно. Она и во сне была научным работником. Алена Думова - ее оригинальное имя. А вот с молодым человеком все оказалось не так просто, как хотелось. Кроме того, что он военный с польскими корнями и фамилией Ченски, мне ничего не было известно. Ему нужно было дать имя. Неожиданно в этом помог мне один мой хороший друг из ближнего зарубежья, общение с которым, к моему большому сожалению, было прервано по независящим от нас двоих причинам. У меня на выбор было два имени: Збигнев и Вацлав. И я спросила своего друга, какое имя лучше дать главному герою. На это он сказал, что Збигнев лучше, так как это национальное польское имя, не такое уж редкое, а имя Вацлав скорее ассоциируется у него с Чехией и названием торта. Я подумала, что мысль весьма хороша, и главный герой получил имя Збигнев. С другой стороны, мне показалось, что хоть мой персонаж и не похож на героев,  сыгранных в кино Збигневым Цибульским, однако что-то общее в их героизме есть. Но большее удивление я испытала позже. Провидение словно само вмешалось в создание главного героя. Поясню. Как-то раз я решила поискать на просторах Интернета значение этого имени. Как оказалось, имя Збигнев означает «избавленный от гнева». И это вполне отражается в характере героя.
Теперь об Алене Думовой, от лица которой и ведется все повествование. Мне пришлось ее, как героиню, немножечко «дорисовать». Впрочем, об этом прочитаете сами. Всех секретов открывать не буду.
Нелепость сна была в том, что действие происходило неизвестно где. Возможно, на другой планете.
А герои? Как туда попали? Почему? Научная экспедиция? Пожалуй. Тогда нужна и исследовательская группа. И пусть уж будет международная, чтобы было честно. Ведь литература должна служить миру во всем мире.
Когда была написана «Скорлупа», у меня оставалось еще несколько задумок, превратившихся в рассказы с данными героями. Произведение не было разбито на главы и составляло единое целое. И тогда я решила соединить рассказы с основным текстом и разбить на главы.
И еще хотелось бы сказать, несмотря на сон как базу, что все-таки я уделила достаточно внимания проблемам, вполне актуальным на сегодняшний день.
Счастливого чтения!

1.Алена Думова

Одни открытия делаются специально, другие - случайно. Просто время приходит. Случай - великая вещь. Иногда, чтобы понять какую-то истину во всех взаимосвязях, не надо делать ровным счетом ничего. Да, вся жизнь - борьба, но и плыть по течению надо уметь. Жизнь - странная штука, никогда не знаешь, какие сюрпризы она преподнесет.
Впрочем, то, что мы считаем случайностью, где-то там, в узорах бытия, вполне может быть запланировано. Утверждать не буду, так как человеку многое не дано понять.
Шла середина двадцать второго века. Пик технологического и научного прогресса во всем мире был обусловлен помощью и даже неким ненавязчивым вмешательством братьев по разуму. Да, контакт все же состоялся, но вовсе не тогда, когда его пытались предсказывать великие умы, а в тот момент, когда степень агрессии и экологических проблем, набравшая обороты к середине двадцать первого века, стремительно возросла до критических значений. Благодаря своевременной помощи межзвездных дипломатов и ученых к началу двадцать второго века удалось снизить уровень мировой агрессии практически до нулевой отметки. Одно скажу точно, по улицам любого города любой страны теперь можно было гулять даже ночью, не боясь за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье своих близких.
Еще одним плюсом явилось то, что международные отношения постепенно наладились до такой степени, что человек преспокойно мог переезжать из страны в страну.
«Со скрипом», но нас все-таки приняли в Межгалактическое Сообщество. Военные остались, но теперь они, в тесном сотрудничестве с Межгалактическим Сообществом, выполняли иные цели и стояли на страже спокойной жизни землян и прочих космических граждан.
Затем последовал взлет научно-технической мысли, опять же не без содействия наших космических соседей. Японцем Якиро Мотумото в сотрудничестве с учеными с других планет был изобретен Электронный Переводчик: небольшой прибор, переводящий с любых языков. Первое его испытание на кошках и собаках, затем на шимпанзе и гориллах, а потом на дельфинах изначально дало поистине высокие результаты. В конечном итоге это изобретение было пущено в массовое производство.
Примерно в то же время на основах разработок наших космических коллег был создан и собран двигатель для межзвездных кораблей, позволяющий землянам бывать в гостях в других мирах.
Сотрудничество было обоюдным по любым направлениям деятельности: будь то экология, медицина, экономика или техника.
Назревающая экологическая катастрофа была остановлена.  Нам были подарены и внедрены поистине чудесные технологии, такие как бессменные фильтры, очищающие воду и воздух и не изменяющие их качеств. Технологии выработки энергии уже не предполагали использования нефти, газа, угля, сланцев и урана. Все это было перенаправлено для развития техники. А что до ядерного оружия и радиоактивных отходов, то они были просто уничтожены без вреда для населения или преобразованы и пущены на мирные нужды.
Количество мусора привело в ужас инопланетных ученых. Поэтому они даровали нам установки рециклинга, которые уже земными учеными и инженерами  были приспособлены к условиям нашей планеты и позволяли преобразовывать неорганический мусор в тонкодисперсную пыль, а затем восстанавливать из нее стекло, пластик, металл или, например, бумагу, что само по себе снижало затраты на вырубку, да и леса не портило.
Когда-то скептики предсказывали исчезновение бумажных носителей информации и замену их на электронные.  Эти предсказания не оправдались, потому что бумажные книги были признаны самым безопасным и экологически чистым по всем параметрам носителем информации. А возросший интерес к чтению принес ренессанс в книгопечатании. Но все же преимущество в удобстве пользования и хранения информации осталось за электронными носителями.
С пищевыми отходами и канализационными стоками было сложнее. Но решение нашлось само собой.  Их  перерабатывали и создавали из них аналог вполне плодородной почвы как для фермерских хозяйств, поднявших к тому времени уровень производства продукции, так и для обычных садоводов-дачников. С помощью генной инженерии были восстановлены вымершие виды животных и растений из Красной Книги. Прекратилось сокращение численности вымирающих видов. Были восстановлены лесные, арктические и морские экосистемы.
Несмотря на то, что братья по разуму все же считали нас милитаризованными неряхами, им пришлось по душе, что мы сохранили искусство и культуру. Они всячески стремились развивать и поощрять эти два великих начала.
Словом, совместная работа дала отличные результаты.

Я, Елена Викентьевна Думова, родилась намного позже этих событий. Как и все обычные дети, ходила в детский сад, потом училась в общеобразовательной и музыкальной школах. Окончив школьный этап обучения и сдав выпускные экзамены, я не знала, куда поступать учиться дальше. 
Тесты школьного психолога прочили мне интеллектуальную карьеру. Как в сказке, у меня было три пути: с одной стороны, я могла бы пойти учиться в медицинский или педагогический институт, но с другой стороны, мне было интересно читать про географические открытия и путешествия, а третий путь вел в журналистику. Мой выбор был определен двумя факторами. Первым являлся мой друг-одноклассник Федя Сусликов, ставший впоследствие сокурсником, а позже – коллегой по работе.
Так как школу мы окончили с отличием, то решили вдвоем поступать в МГУ на археологический факультет. Археология предполагала научную работу, интересные экспедиции, раскопки и, конечно же, приключения, которых очень хотелось. Однако произошла ошибка, и вместо археологического факультета наши документы попали на географо-этнологический факультет.

Когда нам сообщили об ошибке, сделать уже ничего было нельзя. Мы решили, что это не такая уж большая беда, сдали экзамены и благополучно поступили, набрав проходной балл.
Правда, интересы наши немного отличались. Если я любила читать про первооткрывателей, быт и культуру различных мировых цивилизаций, то Федя любил древность вообще. Наверное, гены сыграли свою роль, потому что прадед Федора был археологом, а у меня в роду было больше родственников с инженерным и архитектурным образованием.
Да, на дворе была середина двадцать второго века, а МГУ на  Воробьевых горах продолжал  существовать, несмотря на то, что новый, более высотный его вариант был давно построен. И этот памятник архитектуры и образования находился рядом с моим домом. Меня устраивало, что не надо далеко ехать. Это и послужило вторым фактором в выборе образовательного учреждения.
В целом, мои родители остались довольны моим выбором, только папа немного поворчал, что надо было найти что-нибудь престижнее. Я не могла с ним согласиться, так как МГУ продолжал быть кузницей научных кадров, а следовательно, престиж свой не терял.
К тому же, качество образования, повысившееся вообще, в МГУ было доведено до какого-то недостижимого уровня и считалось самым лучшим не только на Земле, но и за ее пределами. Там учились студенты с других планет, пусть их было не слишком много, но они были. Студенческие вечеринки, на которых мне приходилось бывать, я использовала с пользой для себя, чтобы познакомиться поближе с культурой данных планет.
После института меня и Федора Сусликова пригласил к себе в Научно-Исследовательский Институт Межпланетной Археологии лаборантами профессор космической археологии и этнологии Матвей Ильич Гаврилов. Будучи лаборантами, мы с Федькой умудрились поступить в аспирантуру под начало Гаврилова. Правда, тут уже у нас пути разошлись: Федор выбрал кафедру любимой археологии, которой он бредил с детства, а я кафедру космической этнологии.

В отделе Инфомационных Технологий НИИМА работал программист-реконструктор из  Великобритании. Звали парня Джонатан Кингсли. Ему было двадцать семь лет. Это был обычный программист классического типа, души не чающий в своем компьютере, «повернутый»  на программах, девайсах и компьютерном железе. Он постоянно мечтал,  поэтому попадал в разные ситуации. Иногда забавные, иногда грустные. Когда я только пришла работать, он заметил меня, проявил интерес и стал ухаживать. Но ухаживания его были какие-то странные. Он словно боялся, что его кто-нибудь за что-нибудь отругает, и был склонен не тратить ни лишних слов, ни лишних денег. Даже признание в любви он сделал какое-то куцее. Конечно, мне льстило, что за мной ухаживает зрелый мужчина,  да еще и специалист со связями и хорошим достатком, но я бы предпочла, чтобы этот зрелый мужчина перестал вести себя как подросток. Я решила понаблюдать, что он сделает дальше. Кингсли намекал на то, что желал бы быть со мной поближе, но я не позволила ему даже думать об этом.
Незадолго до экспедиции он пригласил меня в небольшой ресторанчик, не отличающийся ни красотой, ни приличным обслуживанием, и сделал предложение. Он был так уверен, что я соглашусь, и сразу «обрадовал меня», сказав, что, как настоящий мужчина, все сам решил: где и как мы будем жить, что и когда я буду (и вообще должна) делать, что носить, как вести себя, сколько денег он будет мне выдавать на хозяйство, а сколько на туфли и платья…  Не жизнь, а расписание поездов. Компьютерная программа. Вот только мое мнение он спросить забыл. Когда я попросила объяснить мне, в чем заключаются его обязанности, он ничего не мог толком сказать. Конечно, мне это не понравилось. Настроение тогда было испорчено. Кольцо я не взяла, сказала вежливо, что подумаю. Но ответ на его вопрос я уже знала. Кингсли все еще надеялся, что я выйду за него. Мама и сестра поддержали меня, а вот папа долго понять не мог.  Наверное, он маме так же предложение делал. Да, сватовство вышло еще то…
Прошло совсем немного времени, Гаврилова назначили руководителем очередной научной экспедиции. Ранее он возил нас на практику, но теперь нам с Федей доверили по-настоящему серьезное дело. Экспедиция была международной. В ее состав вошел и Кингсли.
Мы отправлялись на Альбану. Планета-гигант вращалась вокруг двух солнц под углом пятьдесят четыре градуса и тридцать семь минут к плоскости орбиты. Ее оборот вокруг оси составлял вдвое больше времени, чем у Земли. Благодаря идеально круглой орбите и почти четырехкратному удалению от солнц, по сравнению со средней величиной удаления Земли от Солнца,  на Альбане царил постоянный весеннее-летний период. Названа она была в честь итальянского исследователя-путешественника Альбано Каротти, который первым высадился на ее поверхность семь лет назад, а затем привез описания, изданные на земле в двух томах. Конечно, многое зависит от переводчика, что-то в книге иногда вообще опускается, чему-то не придается должного значения. Не скажу, что читать Каротти было неинтересно. Из описания я узнала, что океан расположен только на экваторе и разделяет два огромных материка, что на материках произрастают джунгли, что хищники для этой планеты большая редкость, а травоядных ящеров и млекопитающих много, что есть ядовитые змееноги, москитоподобные насекомые и пентокрылы. К большому моему сожалению,  о местном населении ничего не было сказано. Для меня, с профессиональной точки зрения, это являлось большим минусом. В книгах были свидетельства только о былой цивилизации, какие-то отрывочные сведения о находках разумной жизнедеятельности, но не более того.
Ну, ничего. Я найду аборигенов и докажу, что они существуют! Я даже представила, как открытию дадут имя Елены Думовой. Как говорит Гаврилов: мечты - это удел молодых, а удел стариков - опираться на факты.
Я была очень рада этому полету, ведь это настоящее дело! Да и в душной осенней Москве сидеть совсем не хотелось. Сердце просило романтики и приключений. Я представляла себе контакты с внеземными цивилизациями, сенсационные открытия, сделанные мной, совершенно не предполагая, что меня ждет впереди, и от этого кружилась голова.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Отредактировано Marysia Oczkowska (2018-03-12 22:55:05)

+3

2

2. Збигнев Ченски

Во время перелета  нас погрузили в анабиоз, из анабиотического сна вывели, когда корабль уже приземлялся на оборудованном Международным Космическим Военным Агенством космодроме. Я даже пожалела, что не увидела Альбану с орбиты.
Далее нас ждала формальная процедура таможенного досмотра, а после нашу исследовательскую группу посадили в вездеход и провезли по болотистым джунглям на базу. Конечно, тут была дорога, но научный руководитель экспедиции попросил везти нас сквозь джунгли, чтобы мы могли посмотреть на местную флору. На Альбане база существовала семь лет. Первыми колонистами были военные, прибывшие сюда для охраны научно-исследовательской группы под руководством Альбано Каротти. А защищать было от чего. Разрозненные группировки некогда известной террористической организации Даммарских Рейдеров продолжали свою деятельность, нападая, грабя, убивая и угоняя в рабство. Упоминание о Даммарцах я  часто слышала в новостных сводках. К сожалению, Даммарцы были неплохо вооружены и являлись весьма серьезным противником для тех, кто охранял порядок в космосе. Хуже было то, что эта организация являлась сектой, последователей которой хватало.

База находилась среди джунглей. Купол силового поля, накрывающего территорию площадью в два квадратных километра, возвышался над лесом. Военные встретили и сопроводили  нас по пологому спуску, уходящему куда-то в подземелье. Над входом росли огромные широколиственные деревья с толстым стволом. Нам рассказали, что эти деревья пытались спилить при колонизации, но это оказалось безрезультатно, потому что ствол необъятных размеров имел потрясающую прочность: стальные электропилы с алмазным напылением ломались, не принося стволам ни малейшего вреда. Однако любая другая растительность на Альбане отлично рубилась, пилилась и ломалась. Купол пришлось поднимать над этими чудесными деревьями. Лично у меня они ассоциировались с колоссальными банными вениками.
Затем нас повели вниз. Странно, неужели нас ведут в бомбоубежище?
Внизу оказался коридор с круглым потолком, переходящим в стены, сделанные из какого-то странного материала. Я подумала, что это на бомбоубежище не похоже: никаких намеков на коммуникации. Поверхность, не каменная, не кирпичная и даже не из пластика, была ровной и монолитной. Стены коридора, пол и потолок светились тусклым светом, будто они состояли  из сплошных световых панелей. Вереница проемов, закрытых круглыми деревянными земными дверями, шла по обеим сторонам коридора. Каждая из дверей открывалась с помощью поворота вокруг центральной оси.  Подземелье оказалось очень необычным многоуровневым зданием, построенным под поверхностью планеты и уходящим глубоко вниз.
Нас встретил генерал Родимин - старый друг и одноклассник нашего профессора Гаврилова.  Могучий плечистый мужчина совершенно не походил на шестидесятилетнего человека. Гаврилов был другой, да и выглядел старше. Два пожилых человека обнялись, обрадовавшись друг другу, так как они не видели друг друга очень долго. В то время Межзвездного Интернета не было, он появился гораздо позже. Видеосвязью пользовались лишь  военные по долгу службы. Такая связь для простого человека была бы слишком дорога, ввиду огромных межпланетных пространств между обитаемыми мирами, а следовательно, огромных затрат энергии на ее осуществление.
Оба друга родились в русской глубинке под Архангельском, росли и учились вместе, но в юности каждый пошел по своему пути. Родимин поступил в Международную Военно-Космическую Академию (МВКА), которую окончил с отличием,  был в горячих точках, служил в космической разведке, участвовал рейнджерских космических операциях, дослужился до генерала, а сейчас командовал военным составом на Альбане и уходить в отставку не собирался.
  Гаврилов же сделал научную карьеру, сначала отучившись в МГУ, потом в МГИМО, после МГИМО, в Московском Историко-Архивном Институте, участвовал в инопланетных археолого-этнологических научных экспедициях, прошел долгий научный путь от лаборанта до профессора.
Человек этот был умный, прямой в общении, всегда внимательный к людям, честный со всеми и, в общем-то, незлой даже по отношению к разгильдяям.
Студенты его обожали. А еще он столько всего знал!
Он познакомил Родимина с научно-исследовательским составом группы. Кроме нас с Федькой, туда входили: англичанин Джонатан Кингсли - программист и  реконструктор, близнецы-мачо Хуан и Пабло Рамирос из Мексики, один - палеоэколог, а другой - геолог, француз Жак Тьюри - химик, биолог и врач, два китайца-техника Яо Вень Ши и Ли  Хван Су, Григорий Прутко и Иван Тишенко - наши картографы.
Пока Родимин знакомился с нами, в полутьме коридора я заметила еще одного человека в военной форме. Худощавый, слегка угловатый, невысокого роста, он стоял безмолвно в тени. Почему-то я решила, что это юноша-новобранец.
Тем временем Родимин, ознакомившись с нами, повернулся к Гаврилову.
- Вам будет нужен человек, хорошо знающий местность. Поэтому отдаю под ваше руководство своего старшего помощника,- он указал на человека-в-тени.- Капитан пан Збигнев Ченски теперь к вашим услугам. А пока он расквартирует вас.
И генерал как-то по-отечески посмотрел на парня.
- Ест расквартыроват прыбывшых! – козырнул Ченски.
«Новобранец» оказался военным чином.  Интересно, как его зовут дома? Збышек?
Ченски поприветствовал  каждого из  нас на разных языках, чем очень удивил меня. Он, оказывается, полиглот! Пока я размышляла, он успел подойти ко мне и негромко поздоровался, после спросил, хорошо ли прошел перелет и получил вежливый ответ. Я протянула руку для рукопожатия.
- Алена Думова, аспирант кафедры космической этнологии.
- Збигнев Ченски,- представился он, но не пожал мою руку, а очень нежно поцеловал, чем удивил меня еще больше своей любезностью, и продолжил.- рад виджьеч.
Голос у него был приятный, мягкий, с юношеской хрипотцой.
Я приветливо улыбнулась ему. Он задумчиво глядел на меня большими серыми с поволокой глазами, очень внимательно, серьезно и по-доброму. Худое и бледное лицо, чуть выдающийся нос с легкой, почти незаметной горбинкой, красиво очерченные губы… Еле заметный намек на усы делал его еще больше похожим на восемнадцатилетнего юношу. Только некоторое время спустя я случайно узнала, что ему не восемнадцать лет, а тридцать четыре года. Я никогда бы не подумала, что у него за спиной МВКА, три высших образования, восемь иностранных языков, три из которых инопланетные, долгий срок службы в  Международных Космических Войсках. Но это мне стало известно о нем позже.
Его образ совсем не вязался с армией и был какой-то милый и домашний. Пожалуй, внешне он был так обычен, что встреть я этого человека где-нибудь в Москве на улице, прошла бы мимо.
- А Вы - поляк, пан Ченски? – спросила я. Он кивнул, слегка улыбнувшись. Какой же он немногословный! Тут же он почему-то смутился, отошел от меня и призвал нашу группу следовать за ним.
Збигнев провел нас к лифту. На Земле было нечто подобное, но вместо стекла круглую площадку в полу окружало поле, появляющееся при движении. Этот лифт также был сделан неизвестными. Удивительно, как долго он служит, ведь по земному летоисчислению это здание  покинуто четыреста пятьдесят или пятьсот лет назад.
Мы спустились на третий уровень. Капитан Ченски лично показал каждому его комнату. Моя комната оказалась в конце коридора, куда Збигнев помог мне занести мой тяжелый рюкзак.
- Располагайитысь,- коротко произнес он.
- Спасибо. Пан Ченски, Вы давно тут находитесь?
- Збигнев, - мягко поправил он меня и ответил. - Давно. Пят лят.
Изъяснялся по-русски он сносно, но часто искажал русские слова на польский манер или мешал их с польскими. Странно, он почему-то разрешил мне называть себя по имени.
- Ужин к ощми. Столова на первшем. Удобства прямо и направо.  Ваш ключ, пани. Проше.
Я взяла ключ, протянутый мне.
- Еще раз спасибо.
- Не ма за цо… Alina.
- Алена, - теперь уже я поправила его. Он задумчиво посмотрел на меня и как-то грустно улыбнулся, а после вышел, и без него сразу стало пусто и одиноко.
В комнату откуда-то проникал солнечный свет. Это было невероятно, так как третий этаж находился глубоко под землей, и солнечному свету взяться было не откуда. Я огляделась и поняла, что свет идет от стен и потолка. Комната впечатляла большими размерами, рассчитанная на существо высокого роста, и была без углов, с плоским полом и куполообразным потолком. Воображение рисовало каких-то великанов, построивших это здание. Судя по высоте потолков и конструкции помещений, они - прямоходящие. Я придвинула небольшой столик к походной кровати и, сев, стала разбирать рюкзак.

На адаптацию нам дали две недели. На следующий день после прибытия нам ввели вакцину против укусов местных насекомых, многие из которых были ядовиты. Последствием такого укуса у непривитого человека становился комплекс болезненных реакций: дикая слабость, головная боль, жар, аллергия и расстройство желудка. Конечно, это лечилось и не было смертельным, но «исследовать» лазарет вместо того, что требовалось, было бы очень неприятно.
Все две недели мы совещались, изучали материалы, коих тут за семь лет скопилось немало, или просто шатались по базе, например, как я. Близнецы-мексиканцы флиртовали с местными девушками из медицинской лаборатории. Что уж поделаешь, горячие мексиканские мачо.
Однажды я наткнулась на груду какого-то необычного металлолома, которую дроиды загружали в оцинкованные ящики. Это были обломки и части каких-то механизмов. Металл, похожий на сталь, сверкал масляным блеском. Если приглядеться, то на металлической поверхности выступала структурная вязь, будто металл получили путем прессования и сплава частиц. Однако вся структура представляла единое целое. 
Дроиды, не замечая меня, делали свою работу, так как в их программе не было предусмотрена реакция на чье-либо вмешательство.
Никто меня не прогнал даже тогда, когда из груды я вытащила металлический обломок длиною в кисть руки. От земного металла он отличался своей легкостью. Шутки ради я попыталась его сломать. Кусок оказался пластичным. Он перегнулся почти пополам, но не треснул, не сломался.
- Изучайте? – спросили меня. Я вздрогнула от неожиданности и чуть не выронила железку из рук. Сзади стоял Збигнев. Ход мысли был нарушен.
- Ага. Странное железо. Что это?
- Машина. Их было много. Тепер их отправят на Зэмлю. Пуст кибырнетики разберут. Компьютерова систэма не аналогичне жэмной.
- Значит, это инопланетная технология? А можно я возьму это себе? Ну… для образца.
- Так. Можна.– Збигнев был согласен. – Може, помуц?
- Я сама.
- У них машинна цывилизацыя,- объяснил Ченски. - И я их виджел.
- Где? – дыхание сперло от волнения.
- Гжещ там, - махнул он рукой в сторону леса.

Его манера говорить меня забавляла. Он очень заинтриговал меня. На  потоке в МГУ я была знакома со многими молодыми людьми, слава Богу, без  интимных глупостей. Своих знакомых я делила на две категории: одни, очень умные и неплохие парни, но, увы, лелеющие свои достоинства и любующиеся собой, совершенно не придающие значения моим положительным качествам, а потому быстро переходящие в категорию деловых приятелей, другие, кроме своих, видели и мои достоинства, являясь очень хорошими людьми, но они так же быстро приедались, как и первые, потому что чего-то в них не хватало, а может, наоборот, было в избытке. Мама часто говорила шутя:
- Дочка, ты в женихах закопалась.
Может быть. Правда, я и сама не фотомодель. С рыжими косами и веснушчатая, конечно, не толстая, но стройной меня не назовешь, скорее пухленькая. Люблю покушать. Другое дело - Федька. Неплохой парень, умный, добрый, но уж очень погруженный в науку. Кроме того, он толстенький, курносый и кудрявый, что придает ему сходство с купидончиком. Но Федор только друг, которого обожает моя мама. Однако он никогда не интересовался личными отношениями и называл их «телячьи нежности» и «любовь-морковь».
Збигнев отличался от всех, кого я знала. Он притягивал к себе, был скромен, прост и загадочен, но пожалуй, не красавец. Просто очень симпатичный человек с «изюминой». Я не могла понять, чем же он так привлек меня? Может, своей внешней мягкостью, даже некой аристократичностью, за которой скрывался волевой характер? Может, его умом и пытливостью? Может, тихой добротой и пониманием собеседника? Для меня это являлось непостижимой тайной.
В результате, мы подружилась, перешли на «ты» и часто заходили друг к другу в гости.
Он снабжал меня информацией по здешним местам, которая была мне необходима и интересна. Все же Збигнев прожил тут пять лет, а в наблюдательности его я не сомневалась. Он охотно делился со мной собственными соображениями относительно данного места. С ним было интересно общаться.
Ченски был гостеприимен. Инопланетная комната его стараниями претерпела превращение в самую обычную земную. Портативный комодик, раскладывающийся в небольшой стол, походная койка, картина на стене, с ромашками и васильками, и постер с какой-то малопонятной живописью, раскладное кресло и окованный железом  старинный сундучок со стоящей на нем небольшой кофеваркой.  Збыш варил восхитительный кофе. Правда, пил его без сахара и, вообще, сладкого не любил, но меня баловал. В его комнате всегда царили порядок и чистота. Все было вымыто, вычищено, расставлено по местам и аккуратно сложено. Никаких разбросанных носков или других предметов одежды, никакой грязной посуды и прочих признаков холостяцкого быта.
Одно мне бросалось в глаза - Збышек был всегда молчалив, грустен и задумчив, даже когда улыбался.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Отредактировано Marysia Oczkowska (2018-03-12 22:59:45)

+1

3

3. Экспедиция

Две недели пролетели очень быстро. Настал день, когда наша научно-исследовательская группа двинулась в путь по джунглям.
От Родимина мы узнали, что в пятнадцати километрах к югу находится заброшенный город с какими-то странными сооружениями, и иногда там возникало непонятное свечение. У военных изучать ту местность приказа не было. Выяснить это предстояло уже нам.
Вообще-то, если более точно сказать о планете, обнаружили ее как раз военные, потому что в этой системе было зафиксировано присутствие Даммарских кораблей. Планета являлась, по-видимому, перевалочной базой для этих разбойников, а, может, укрытием. Во всяком случае, межгалактические войска прибыли сюда с целью избавить еще один участок космоса от этих негодяев. Однако Даммарцы оказали довольно сильное сопротивление. Поэтому, чтобы уничтожить их, ушло 2 года. Военные доложили о планете, которая вполне пригодна для жизни, в Главный Штаб. Чтобы изучить ее, хотя бы минимально, прислали первую экспедицию во главе с Карроти. Но к сожалению, первичные исследования носили только формальный физико-географический характер. Из-за военной обстановки и невозможности лучше обследовать Альбану, группа Каротти завешила изучение территории и покинула ее весьма быстро.
Пять лет ушло на то, чтобы укомплектовать базу, построить систему защиты, космодром, обжиться и немного разведать территорию, но как только все было готово и доведено до относительного конца, пригласили нас. Теперь мы шагали к джунглям за Збигневым Ченски,  неплохо знавшим окрестности Базы.
В лесу утром было очень хорошо. Из-за горизонта вставало первое солнце, играя в капельках росы и ласково освещая растительность. Флора в джунглях была представлена в основном иглолистными растениями двух видов - мягкие и жесткие, а так же произрастали жестколиственные кустарники и широколиственные лианы.
Время от времени нам приходилось пробираться сквозь заросли по еле видной тропе. Збигнев, Гаврилов и Федор Сусликов шли во главе группы, похоже, Збыш и Федор очень подружились, за их спинами о чем-то весело спорили мексиканцы и француз, следующей шла я, после - Тишенко и Прутко, за ними шагали китайцы-техники, неся оборудование, необходимое нам, а замыкал цепочку Кингсли. Полчаса спустя он попал в ситуацию, которая могла бы закончиться очень плохо.
Джон задержался, чтобы сфотографировать пентокрыла для отчетности, отстал от группы, не заметил, как сошел с тропы, а после, опомнившись, побежал искать нас, забрел в темные колючие заросли кустарников, куда почти не проходил солнечный свет, запутался в лианах и угодил в обширную топкую болотную трясину. Он так напугался, что забыл даже про мини-мобайл, с помощью которого мог связаться с нами. К счастью, у него были хорошие легкие. Он громко заорал, и это его спасло. Мы все кинулись искать его. Когда же нашли, то Кигсли затянуло уже по грудь. Он барахтался в трех метрах от берега, пытался выбраться и уходил в топь еще больше. Болото располагалось в низинной яме диаметром около шестидесяти метров. Довольно высокие пригорки окаймляли это царство стоячей цветущей воды, а у самой кромки произрастали густые кустарники и кустарнички, переплетенные с лианами. Деревья, так же обвешанные лианами, росли выше. Вся растительность сильно затеняла болото, делая его каким-то сумеречным.
- Ёжкин кот! – ругнулся в сердцах Прутко и крикнул Тишенко. – Ваня, быстрее, надо дерево спилить!
Они тут же взяли электропилу у техников и начали пилить молодое деревце для спасения утопающего, а Федька выхватил из рюкзака одного из китайцев моток веревки, чтобы вытащить страдальца. Пока он отматывал конец, все остальные увидели, как метрах в десяти из тины, покрывающей поверхность затхлой вонючей воды, лениво поднялись три пары жабьих глаз, растущие на толстых стебельках.
- Смотрите, бронедонты! Это же плотоядные хищники! Скорее! Они же Джона съедят! – заорала я от отчаянья и ужаса, вспомнив, что это единственный хищник планеты, обитающий в болотистых водоемах Альбаны.
Веревка была брошена, и мы стали спешно вытягивать Кингсли из воды. Это нам давалось нелегко: рюкзак тянул Джона обратно в воду, и кроме того, сам утопающий нервно барахтался в воде, чем мешал себя спасать. Збигнев светил мощным карманным фонариком туда, где тонул несчастный. Внезапно пара «стебельковых глаз» активизировалась и поплыла над тинной водой к веревке. Две другие пары глаз ждали. Тут же раскрылась пасть с двойным рядом частых и острых, как бритва, зубов и перекусила толстую веревку, словно нить, в один момент. Кингсли, увлекаемый собственным тяжелым рюкзаком, завопил от страха и еще больше погрузился в воду. Пасть снова раскрылась и была уже близко. Щелкнув зубами, бронедонт ухватил парня за торчащую над водой лямку водонепроницаемого рюкзака и потащил прочь от берега, чтобы потопить в воде, а потом славно позавтракать вместе со всем семейством. Все растерялись. В это время Тишенко и Прутко подтащили спиленный ствол и опустили его одним концом воду.
- Эй, хлопец, держись! – Крикнул Тишенко Джону.
Джонатан успел ухватиться обеими руками за ветви. Началось перетягивание Кингсли между нами и бронедонтом.
Збыш неожиданно спросил у меня:
- Зеркалце маш? Дай мне его.
Я рассердилась на капитана Ченски: человека сейчас съедят, а тут вдруг «дай зеркальце»!
- Нашел, когда в зеркало смотреться! Ты бы лучше пристрелил это чудовище!
- Но дай, а? Жаль? - умолял он.
Зеркальце у меня имелось всегда при себе. Как любая молодая девушка я в любых обстоятельствах старалась следить за своей внешностью. Я вытащила его из кармашка рюкзачка и вручила Збигневу, а после снова схватилась за древесный ствол.
В душной и дурно пахнущей полутьме сверкнул свет. Збигнев стоял на пригорке над болотом с маленьким зеркальцем в одной руке и фонарем в другой.  Он, озорно улыбаясь, пускал зайчика в глаза монстра и слепил его. Бронедонт дернулся в одну сторону, в другую, но избавиться от слепящего света не мог. Он выпустил добычу и поспешно поплыл прочь, уводя за собой свое семейство.
- Здорово! – воскликнул Федор. – А меня так научишь?
- Чему не? – снова улыбнулся мой приятель. - Боицще щвята. В теми обытает. Хыщник.
К тому времени вместе мы вытащили мокрого, облепленного водорослями парня, стучащего зубами и трясущегося от ужаса.
Отправлять его назад на базу смысла уже не имело, мы решили развести костер и обогреть его. К счастью, рюкзак Кингсли не пострадал, так как был из водонепронецаемой ткани. В нем нашлась сухая смена одежды. Англичанин был весьма запаслив и расчетлив. Да и профессор объявил привал. Так как местные сутки длились два земных дня, то все устали и нуждались в перерыве.
Во второй половине дня мы двинулись дальше. Джунгли кончились. Нашему взору открылось огромное, километров на десять, поле. Наша группа стояла на крутом откосе, обрамляющем это поле по периметру, на вершине которого рос лес.  Откос уходил вниз метров на пятнадцать-двадцать. Может быть, раньше он был еще выше, но природные процессы выветривания сделали свое дело. Низ склона порос высоким и густым жестколиственным кустарником. Поле будто выкопали. Где-то примерно на его середине торчали какие-то металлические балки.
- Ох! Ежкин кот! – воскликнул Прутко и всплеснул руками.- Чисто поле!
- Та не, Грыша, це ж нэ поле. Це ж целый стадион. Як для футболу. – Ответил ему Тишенко, задумчиво покручивая ус.
Я взяла у Феди зум-бинокль, чтобы рассмотреть балки. Они были толстые и высокие. Мне захотелось скорее спуститься вниз и посмотреть на них вблизи. Я выразила это нетерпеливое желание, но Гаврилов удивленно поднял брови:
- И как же ты спустишься? Как Суворов по Альпам, на копчике?
Остальные засмеялись.  Наверное, я покраснела. Мне стало неловко.
- Нет, рыба моя. Сначала обследуем верх, а потом низ. Мы уже пришли на место. Будем осматривать. Да и как я тебя одну отпущу?
- Не надо едну, – услышала я.
Збигнев Ченски подошел к Гаврилову.
– Може, со мной? Оружье ест.
- «Може, со мной»! – Матвей Ильич передразнил его, потом поворчал и… согласился.
- Ладно. Идите уж. Только, Аленка, смотри у меня, - профессор погрозил мне кулаком и нахмурился. -  От пана Ченски ни на шаг! Иначе верну тебя на базу под опеку Родимина.
Федька спросил:
- А я?
- А ты, друг мой Фидель, помоги лучше Рамиросам, Прутко и Тишенко ставить лагерь.
В это время Тьюри и техники нашли недалеко от лагеря какие-то развалины в лесу и теперь очищали их от буйной растительности, замеряя радиционный фон и забирая пробы почвы. Гаврилов и Кингсли присоединись к ним.
Чтобы не утруждать никого, Збигнев крепко привязал канат к огромному стволу, что рос недалеко от нашей стоянки. Сначала мы поспорили немного о том, кто первый отправится вниз. Но я настояла на первенстве.
Я спускалась почти по отвесной стене, поросшей травой и кустарничками. Когда я оказалась внизу, настала его очередь. До конца оставалось около трех-четырех метров, как вдруг канат оборвался, и Збыш полетел вниз. К счастью, он не потерял самообладания  и упал мягко, как кошка. Конец каната оказался у него под ногами. Збигнев поднял его и, нахмурившись, стал рассматривать.
- Спуйж на то! Его разрезали! – удивленно воскликнул молодой человек.
Я осмотрела конец каната. Ровный спил. Странно. Похоже, Збигнев прав, кто-то сумел канат разрезать. Конечно, я слышала жужжание электропил наверху, но кому понадобилось распиливать канат?
- Может, это произошло случайно?
- Или спешиално.
- Ну, подумай сам. Часть группы пилами очищает развалины от растительности, часть ставит лагерь и готовит ужин. И у тех, и у других есть электропилы. Да и у нас с тобой они тоже есть. Кому из группы надо, чтобы ты свернул себе шею? Не верю, что кто-то желает тебе зла.
- Може, Федор ревнуе? – предположил поляк.
- Нет. У него только одна девушка - наука. Вот ее он ревнует. И вообще, я его знаю очень давно. Не может быть.
Молодой военный нахмурился и взял у меня из рук зум-бинокль.
- Никого, – вздохнул он, передал мне вещь и усмехнулся. - Но случайне, так случайне.
Вооружившись портативными электропилами, мы врубились в густой высокий, одревесневший за века, кустарник, прокладывая в нем себе путь. Я шла сзади. Мы уже сильно углубились в заросли, но молодой человек остановился и озадаченно опустил пилу.
- Цо то ест?! Быч не може!
Я выглянула из-за его плеча. Впереди была полированная до блеска стена.
- Что быть не может? Это, видимо, ограда этого поля, которая заросла кустами, поэтому стала не видна. Значит, нам нужно туда, через стену.
Вызвав Гаврилова по мини-мобайлу, отрапортовав о находке и получив разрешение двигаться дальше, я выключила браслет. Збыш думал, как забраться наверх, ведь стена была гладкая, как в метро, и высокая.
Наконец ему в голову пришла кое-какая идея. Он, сложив пилу в рюкзак, попробовал на прочность толстые ветви высокого, разросшегося кустарника. Этот кустарник был обвит широколиственными толстыми лианами, годившимися для того, чтобы залезть наверх.
- Выдежыт, – его лицо сияло удовлетворением.
И Збигнев полез. Я опасалась, что какая-нибудь ветка подломится, и Збыш упадет, потому что кустарник трясся, ветви сгибались и трещали, под тяжестью человеческого тела. Однако молодой военный был ловок. Ему удалось влезть наверх и спустить оттуда веревку. Он втащил и меня. Тут, увы,  мое предположение рассыпалось. Эта стена оказалась вовсе не оградой. Это было то самое поле, которое мы обозревали сверху.
- Все ясно, – мне уже не требовались подсказки, чтобы все понять. – Все просто. Знаешь, Збысь, похоже, эта гигантская площадка - монолит. Понятно?
- А для чего?
- Шут знает! Может быть, тут у них ритуальные танцы были. Или гладиаторские бои.
- Да? – я вздрогнула, потому что это задумчивое «да» прозвучало как-то неожиданно. Я привыкла к его польскому «так». - А те стропила тэж для танцов?
Сощурившись от солнечного света, я посмотрела на далекие металлические балки. Мой провожатый был прав: что-то не то было в этом поле.
Был вечер, но жара еще не спала. Мы решили отдохнуть, присели на краю. Я вытащила флягу с водой. Он последовал моему примеру.
- Збыш, а почему ты вызвался меня провожать? - вопрос, конечно,  был глупый, но мне была интересна его реакция. Он возмущенно повернулся ко мне, нахмурился.
- Провошать?! Глупосчь! - воскликнул Збигнев. – Знам то мейсце бардзо добже! Вейзде опасност ест. Вшистко занам, якм… эээ… свое ренки. А она - провошать!
Он рассержено сопнул, а потом неожиданно он сильно покраснел и отвернулся. 
«Значит, все же это правда? Значит, я ему нравлюсь?» - подумала я. И услышала, как он тихо хрипловато выдохнул:
- To правда.
Я очень удивилась его ответу. И решила еще раз его проверить.
«Я, вообще-то, считала, что это из-за меня», – снова подумала я.
- Так,  – согласился негромко он.
Он уже встал, забросил наши рюкзаки за спину и протянул мне руку.
- Пойджеми, – потом сердито посмотрел на меня. – И не надо думат о… тут не в дому, – а потом добавил уже намного  мягче. – Не пытай мне более. Пожалуйста. Не надо.
Ого! Вот оно что! Ченски слышит, о чем я думаю!
- Збышек, что же ты не сказал, что ты телепат?
- Сфойство. Проше… не надо о том говорит. Неприетносчи будут. Никому. Обещай не говорит.
- Клянусь, никому не скажу.
Збигнев повеселел. Мы отправились к торчащим балкам.
На подходе к ним я зацепилась ногой за кустарничек и рухнула плашмя. Капитан Ченски остановился и помог мне подняться. Я отряхивала штанины комбинезона и разглядывала растительность. Кустарничек, конечно же, я выдрала ногой с корнем, а вот в зелено-серебристой траве, где он рос, что-то блестело.
- Подожди, Збигнев, – попросила я, вытащила из рюкзака специальный совок со шкалой на ручке, осторожно копнула. Слой почвы был не такой уж и толстый. Всего двести миллиметров! Под почвой обнаружилась такая же гладкая поверхность, как и у стены, на которую мы влезли ранее.
Молодой человек присел рядом и помог мне отгрести почву. Обнажился небольшой участок полированной поверхности. Мы переглянулись. Я искренне порадовалась, что и от меня в этой экспедиции есть польза.
- Цо бенжеми робич? – спросил у меня Збыш.
Решение у меня нашлось само собой.
- Все. Надо вызывать Гаврилова и всех остальных. Пусть расчищают и изучают.
Я тут же включила связь и сообщила о находке. Прошло около часа, прежде чем Матвей Ильич, Тьюри и Федька добрались до нас. Пока они разбирались, что это такое, мы со Збышем спокойно дошли до металлических балок. Они тоже заросли высоким кустарником и травой и были поистине гигантских размеров. Молодой человек задумчиво почесал бровь, оглядел это мегалитическое сооружение и высказал свое предположение:
- To не ест поле. Ест стартова площадка для леталных аппаратов.
- Летательных, Збышек. Летальным может быть только исход того, кто сюда сядет, - я поправила его, улыбнувшись.
Збигнев усмехнулся:
- Нех так.
Сработал мини-мобайл на моей руке. Вызывал Федя.
- Ален, надо уходить. Тьюри говорит, что тут радиация выше нормы. Он считает, что хоть излучение маленькое, но лучше не рисковать. Возвращайтесь.
- Федь, поняла тебя. Сейчас будем.
И мы пошли обратно, забравшись снова на откос к остальным. Мы посовещались, поделились информацией. Матвей Ильич со всей серьезностью отнесся к рассказу Ченски. Он долго расспрашивал его обо всем.
Второе солнце уже висело над горизонтом. Тишенко и Прутко соорудили очень вкусный ужин на открытом огне. Пока мы ужинали, Гаврилов рассказывал нам про своих товарищей:
- Когда я в молодости ездил в экспедиции, был в нашей исследовательской группе один грузин. Как сейчас помню – Валико Михашвили. Повар был отменный. А шашлык какой жарил - объедение! Пальчики оближешь! Ловкий. По горам лазил, как барс. Дружил он с Валерой Корцевым, геологом нашим. Тоже хороший парень был. Жаль. Нет Валико больше. На Карагате со скалы сорвался парень. Друга вытащил, а сам сорвался. Корцев после экспедиции ушел от нас. Валико забыть не мог. Сейчас он частный предприниматель. Дочка у него недавно внука родила, а вот сын погиб, к сожалению, на войне…
Я заметила, что у Збигнева рот вытянулся в строгую линию, а глаза округлились. Он как-то сильно опечалился. Я подумала, что ему жаль тех ребят, о которых рассказал мой научный руководитель.
Разговаривая, мы просидели у костра до темноты. Лес становился все таинственнее и загадочнее. Последние приготовления ко сну происходили уже при свете костра. Я решила еще раз поглядеть на наше завтрашнее «поле деятельности». Подошла к краю обрыва и ахнула: сквозь сформировавшийся слой почвы и растительность проникало фосфорисицирующее свечение. Поле светилось изнутри, переливалось голубым и салатовым светом. На мой возглас сбежалась вся наша группа. Мы стояли, наблюдая пульсирующий внизу свет. Збигнев сказал негромко:
- Там ест щвятло всегда. Мы давно знаем, но не никогда тут не ходжили. То дело ученых разбиратше.
Подождали еще, но ничего не происходило. Поле продолжало светиться. Наконец Гаврилов объявил отбой.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Отредактировано Marysia Oczkowska (2018-03-14 23:13:53)

0

4

4. Захват

Все разошлись по своим палаткам. У костра остались только я, Збигнев и Кингсли. Мне не хотелось ложиться спать: очень уж хорошо было в ночном лесу. А Збигнев дежурил. Он молча смотрел в огонь, время от времени подбрасывая сухие веточки. Я сидела на другом конце огромного бревна и глядела на звезды. Кингсли устроился на бревне между нами. Сначала он глядел на пламя костра, потом стал понемногу подвигаться ко мне. Еще и еще. Наконец сел рядом и попробовал меня обнять за плечи. Но я вывернулась.
- Не трогай меня! – капризно произнесла я.
Збыш напрягся и повернул голову в нашу сторону. Нахмурился, но ничего не сказал, словно ждал момента для действий.
- Почему? Что в том плохого? – спросил Джонатан у меня.
- Не хочу.
- Со мной не хочешь, а с ним хочешь? – резко задал вопрос Кингсли.
- Ревнуешь? – улыбнулась я.
Джонатан наклонился к моему уху и горячо зашептал:
- Слушай, мы знакомы уже давно, а отношений у нас еще не было. А сейчас очень удобный случай…
Он не договорил, потому что из ближайшей палатки вылез по своей надобности Гаврилов.
- Эй! Молодежь! Спать-то думаете?! Завтра еще один непростой день. А ну-ка кыш по койкам!
Я встала и поплелась к своей палатке, Джон пошел за мной. Но Матвей Ильич окликнул его:
- Сэр, палатки, что ли, перепутал? Твое место шестое! Давай-ка к себе!
Кингсли пришлось сменить направление и отправиться к себе. И сделал он это без всякого удовольствия, проворчав что-то себе под нос.
Я сначала спряталась в свою палатку, но затем, когда наш научный руководитель пошел спать, я снова вылезла, подошла к бревну и села. Я боялась, что явится Кингсли и не представляла, как я от него отделаюсь. Если раньше он меня забавлял, то сейчас он меня просто бесил.
- Иди спат, – устало попросил Збыш.
Я улыбнулась. И посмотрела на него.
- Смотри, какие сегодня звёзды!
- Они вседа такиэ. Не любе гвязды. – махнул он рукой.
Для меня это было открытием: человек, служивший в космосе много лет, не любит звезды.
- Почему?
Молодой человек молча пожал плечами. Вот интересно, у него на Земле, наверное, есть девушка, которая его ждет и так же смотрит в звёздное небо…   
Я совсем забыла, что Ченски обладает необычной способностью. Он неожиданно ответил:
- Нe. Жона была.
- А теперь?
- Не.
- Развелись? Расстались?
- Не. Ей… нет болше. Она была на «Галактыоне».
О крушении лайнера «Галактион» не слышал лишь младенец или глухой. По официальной версии возникший на борту пожар удалось потушить, но отказала система управления. Лайнер разбился на Юпитере. Не выжил никто: ни экипаж, ни пассажиры. С тех пор прошло 5 лет. Какую же боль носил в себе этот человек, оставаясь всегда вежливым, уравновешенным и добрым!
- Я видела репортаж. Это ужасно! Соболезную. Прости. Я не должна была ни думать, ни спрашивать об этом.
-Говорят, теракт, – коротко бросил капитан Ченски.
Я подбросила веточку в огонь. Мне стало жаль его. Мы сидели молча, глядя, как взлетают в ночное небо искры от костра. Я не знала, как прервать эту неудобную паузу, и глубоко задумалась над непредсказуемостью судьбы каждого отдельно взятого человека. Почему на долю одного человека выпадают тяжкие испытания, а для другого все как с гуся вода? Почему всегда найдется тот, кто присвоит себе право лишать кого бы то ни было жизни? Потом я с грустью подумала, что, возможно, у него могут быть маленькие дети, которые остались без мамы, что было совсем плохо, а постоянное несение военной службы отцом сводит до минимума их общение. Бедные-бедные детки! И все это представлялось мне в довольно мрачных тонах.
Збигнев вздохнул негромко, оторвав меня от размышлений.
- Не. Не мам джечи. Но был бы рад тэму… Не получилеще. Но хотел. Бардзо.
Ну, вот! Я ведь не желала  думать о плохом, но как-то все само вышло, а Збыш снова услышал мои мысли. Я снова пожалела его. Ведь он остался совсем один! И кроме воинской службы у него теперь ничего в жизни нет. Некому даже «привет» сказать, ну, или «доброе утро». Хуже некуда!
Он подвинулся ближе, снял куртку и укрыл ею мои плечи. Посмотрел на меня своими печальными глазами и отвернулся. Я успела заметить, как нервно дернулся уголок его рта. Не обидела ли я его тем, что случайно коснулась его боли, вызвала его на откровенный  разговор, заставив вытащить из потайных уголков души малоприятные воспоминания? Этот человек мне очень нравился. Мне стало жаль его. Я протянула руку и погладила его по голове. Как мальчика.  Он снова обернулся. Я провела рукой по его щеке, жалея его. А он перехватил мою руку и придвинулся так, что наши глаза оказались совсем близко. Обнял меня правой рукой за плечи. Он пользовался каким-то чудесным, приятным парфюмом, сочетающим розу, специи и морскую свежесть. А еще чувствовался слабый запах домашнего кофе. И это кружило голову.
- Збышек…
- Не. Не говори, - попросил он. – Не надо.
Тут он поцеловал меня. Коротко, очень осторожно и нежно, будто боясь обидеть. Во мне что-то перевернулось. Затем мы резко потянулись друг к другу. Мы не смогли сдержаться и наши губы слились в невероятно желанном и страстном поцелуе…
Я напрасно боялась, что зайдет слишком далеко. Но даже если Ченски и желал чего-то большего, то  это «большее» считал непозволительной невоспитанностью. Он обращался со мной, как с хрупким и тонким хрустальным изделием.
На следующий день, проснувшись в палатке, я почувствовала сильный приятный пряный запах. Открыла глаза. На моем спальном мешке в ногах лежал букет лесных цветов. Я улыбнулась. И кто знал, что Збысь такой романтик! 
На поле уже копались стройбат, и строительные дроиды, вызванные с базы,  очищая поверхность от земли и растительности. Командование решило использовать находку в практических целях, а наша группа отправилась дальше по краю обрыва.
На противоположной  стороне от нашего бывшего лагеря были видны какие-то заросшие руины. Это был заброшенный поселок. Збигнев по-испански спросил у Хуана, что тот думает об архитектуре. Тот ответил, что еще рано делать какие-либо выводы. Я удивилась, ведь чтобы общаться в международных экспедициях, каждый пользовался электронным переводчиком, годившимся и на случай контакта, а пан Ченски предпочитал сам разговаривать на испанском, английском и французском языках без помощи электроники. Он объяснил, что так заставляет свой мозг работать. Я не являлась таким исключением, поэтому мой переводчик был включен всегда.
С помощью портативных электропил мы разобрались с растительностью, покрывавшей поселок. Оказалось, что все корпуса соединены коридором в виде огромной круглой трубы. По анализам раскопок прошлого здания был сделан вывод: обитатели дома имели довольно высокий рост. Как и в случае с домом на базе, везде были круглые окна, круглые двери и комнаты без углов. А главное, все этажи дома находились ниже уровня поверхности земли.
Мы собрались у крайнего корпуса на совет. Предстояло выяснить, кто или что разрушило данные строения, куда подевались жители и почему, при  столь высоком уровне цивилизации, все пришло в упадок. Ведь по нашим расчетам прошло всего-то несколько сотен лет.
Пабло и Хуан анализировали почвы. Тьюри интересовался составом материалов и замером радиации, Кингсли вел зарисовки и моделировал их на экране компьютера, мрачно поглядывая на Ченски. О чем он думал в это время, оставалось неизвестным, но вероятно помыслы его были не чисты.  К счастью, этой ночью он не осмелился приставать ко мне. Но сейчас он сидел и сычом смотрел из-за монитора на Збигнева и был рассеян больше обычного. Тишенко и Прутко делали съемку местности, Гаврилов и Сусликов занимались раскопками в зданиях, а я и Збигнев пошли делать общий осмотр и искать какие-нибудь следы этой инопланетной культуры. На Земле проще. Там знаешь, что надо искать. Монеты, черепки, фрагменты одежды, орудия труда, оружие, а тут…  Ну какие орудия труда у технологически развитой цивилизации и вообще, неизвестно, ходили ли они в одежде или у них процветал культ голой натуры? Правда, Збыш видел в лесу издалека какие-то существа, одетые в белые тоги, но существа быстро исчезли. В одном «доме», почему-то одноэтажном, мы наткнулись на старые растрескавшиеся панели, покрытые мхом и землей. Мой друг помог мне расчистить их. Они были клетчатыми. Разноцветные клетки покрывали поверхность, схожую с резиной средней жесткости. Над панелями заросшее паутиной, пылью и землей находилось матовое, очень тонкое листовое зеркало.
- Скорее всего, пульт управления. Но чем? А это монитор. – осмотрев находку, сделала я вывод.
- Похоже. - кивнул молодой человек. – Но знаешь, лутше не трогат.
Я связалась с Гавриловым и описала странное помещение.
- Тебя понял. Сейчас буду. – услышала я его ответ. - Алена, далеко не уходи.
Мы подождали его прихода и двинулись дальше, на край поселка. Ченски был крайне сдержан и вежлив. Он вел себя как обычно. Видимо, флиртовать с девушками  он не умел, а может, и не хотел.
Он топал вслед за мной, а я тем временем осматривала дорожки, ведущие сквозь заросли. Дорожки! Как в саду или сквере! Значит, чувство прекрасного им не чуждо, раз они распланировали дизайн парка. Я и не заметила, что мы отошли от поселка и углубились в лес.
Как из-под земли передо мной выросла огромная фигура в белом. Скрюченные  конечности цапнули меня за комбинезон. Все это случилось так быстро, что я и пикнуть не успела. Збигнев вырвал меня у рослого существа в белой тоге, треснув его по  насекомоподобной роже кулаком, и пихнул меня себе за спину. Выхватив оружие, он пальнул для убедительности в воздух. Сделать второй выстрел он не успел. Абориген вдруг резко развернулся боком, выставив свою двупалую и сухую, как древесная ветвь, конечность. Какая-то неведомая сила вырвала оружие у молодого человека. Вслед за первым появились другие. Особей восемь. Но и тогда Збышек не сдался. Он ухватил молодой и уже довольно толстый ствол дерева обеими руками и, сильно согнув, сломал его у корня. Поднял, словно это была обычная бита,  и грянул этим стволом о соседний толстое и могучее дерево, так, что крона с ветками обломилась, и Збыш остался с бревном в руках. И этим бревном он замахнулся на существо. Сколько же силы было в Збигневе?!
Существо вновь взмахнуло конечностью. Липкая сеть, похожая на паутину и очень крепкая, накрыла нас двоих. Лишь на концах этой странной паутины висели блестящие черные шары. Сразу накатила дикая слабость. Я опустилась на колени. Збигнев выпустил бревно и свалился на землю. Как только я пыталась снять сеть, как она липла еще больше, становилась тяжелой и пригибала к земле.
- Помогите, кто-нибудь!!
Электронный переводчик, висящий на моем поясе, перевел скрипение и стрекотание главаря.
- Вам некуда бежать. Примите все, как есть.
Затем, они начали толковать о каком-то «живом поезде».
Я сделала попытку связаться с Гавриловым, но индикатор на браслете мини-мобайла светился желтым, а это значило, что связь отсутствовала.
- Збыш, связи нет. А у тебя?
- Тэж … - мрачно отозвался молодой человек, поднимаясь на ноги и борясь с сетью.
Главный абориген обратился к нам:
- Ваши методы связи тут не эффективны, пришельцы. Зачем вы пришли и кто вы?
- К чему такие допросы? Отпустите нас. Мы вам зла не сделаем. Мы просто изучаем ваш древний мир.
Мою попытку мирного контакта лишь частично можно было назвать удачной.
- Зачем вам это? – инсектоид говорил спокойно, похоже, его  это мало убедило.
- Не повторят ошибки прошлого, - ответил за меня Збигнев.
- Мудро. – согласился инсектоид, - Разум есть добро и зло в одном.
- Угу. А у вас, видимо, горе от ума, – проворчала я.
Ченски услышал мое негромкое ворчание и несмотря на наше незавидное положение издал тихий смешок.
Я догадалась, что это сеть экранирует сигналы. Мне стало страшно. До этого момента я не оставляла надежды на понимание собеседника, ну, или хотя бы на возможность убежать. Я вцепилась в молодого человека, который успел уже сесть. Двое подняли и поставили на ноги сначала меня, а потом его. Что-то зашуршало среди высоких кустов. На поляну выполз огромных размеров змей. Что же будет? Нас скормят ему на обед? Змей открыл пасть. Нас толкнули  прямо в самую глотку. Я заметила, что змей ненастоящий: своеобразное  средство передвижения, живая машина. Обернувшись, я успела увидеть, как на краю поляны появились Федор и профессор, как они бросились спасать нас, но в этот момент наши похитители протолкнули нас внутрь. Внутри змей был полый и круглый. Окон в этом виде транспорта,  видимо, не предполагалось, а чтобы не упасть при движении, вдоль круглых стенок шли поручни, за которые требовалось крепко держаться.
Направление и цель необычной поездки были неизвестны. Ехали долго. За это время я успела рассмотреть похитителей. Они, скорее всего, относились к одной из инсектоидных рас космоса,  похожих на огромных муравьев с фасеточными, как у пчел, глазами. Безносые, лишенные волосяного покрова, невероятно высокие, с двупалыми кистями тонких жилистых рук, коих они имели две пары: одни длинные, другие покороче. Аборигены были укутаны в белые полотняные одинаковые тоги, лишь у главаря тога отличалась вышитым на подоле ярким узором. Обуви они, видимо, не носили, передвигаясь босиком на трехпалых жилистых ногах. Лица этих человекоподобных насекомых ничего не выражали. 
С течением времени руки и ноги мои затекли. Я чуть не падала на пол, но верный Збышек поддерживал меня. Могу представить, как ему пришлось несладко.
Наконец «Живой Поезд» остановился. На нас надели шапочки, закрывающие глаза, как на ручных соколов. После куда-то повели. Я спотыкалась и пару раз чуть не упала. После продолжительной поездки мне казалось, что земля под ногами ходит ходуном и подпрыгивает, а, на самом деле, подпрыгивала я. Збигнев не давал мне упасть.

Нас просто вели, без всякого вмешательства и насилия.  Хорошо, что похитители не догадались разлучить нас с Ченски.
Когда с нас сняли шапочки, я увидела, что привели нас в комнату подземного дома, такого же, как на базе. Сеть с нас снимать не торопились. Главный Инсектоид стоял прямо напротив нас. Без свиты.
- Можна вы отпустыте едного? Едну? Девушку. А я останусь, – Збыш попытался наладить понимание с аборигеном.
Я вспомнила, что он служил в рейнджерах, а им время от времени приходилось вести переговоры об освобождении заложников.
- Нет, – инсектоид остался неумолим. - Вас не найдут здесь.
- Что же, нас съедят? – мне захотелось поехидничать. – На обед или на ужин?
- Есть себе подобных - неразумное варварство.
- А удерживать против воли - это разумно?
- Тогда, когда необходимо.
- Мы все равно найдем способ связаться! Нас спасут! - воскликнула я.
- Вас не увидят.
- А что увидят? – поинтересовалась я и представила, как моим родителям принесут известие о сгинувшей на чужой планете Елене Думовой.
- Лес.
Теперь я разозлилась:
- Мы что останемся здесь навсегда?! Да и какое право вы имеете нас тут насильно удерживать!
Лицо инсектоида по-прежнему ничего не выражало.
- Нет. Нужно понять.
С этим он взял сеть за один из шариков и потянул на себя. Легко шурша, она съежилась и вползла в шары, а наш собеседник повесил их на свою руку в виде браслета и быстро удалился. Мини-мобайл по-прежнему не работал.
Что и кому требовалось понять? Им ли? Нам ли? Кого или что? Контакт стал неразрешимой загадкой. Какой-то задачей, логики в которой было мало. Да и есть ли она, логика?
Голова шла кругом. Руки и ноги болели. Чувствовалась сильная усталость.
В комнате было пусто, какая-либо мебель отсутствовала. Збыш вздохнул, сел на пол, привалившись спиной к стене.
- Збышек, они ушли. Двери нет. Нас не заперли. Мы свободны. Бежим?
Но он негромко ответил мне, покачав с осуждением головой:
- Нет. Не надо.
- Почему?
Вместо объяснений он вытащил из кармана идеально чистый носовой платок, связал его в узел и кинул в дверной проем. Платок вспыхнул и исчез.
- Защытно поле там. Нелзя. Сгорыш.
Я вздохнула и присела рядом. И тут… пардон… мне приспичило. Вернее, желалось-то уже давно, но возможностей не было. Да и шут знает, пользуются ли альбанцы удобствами или у них безотходное производство?  Во всяком случае, сантехника на базе была с Земли. Пока пыталась сообразить, как бы корректно объяснить все молодому человеку, он как-то обреченно вздохнул:
- Естем теж…
Збигнев был смущен и делал вид, что разглядывает пол под ногами. Он тут же уселся на пол и отвернулся к стене. Что ж, свинство, конечно, но другого выхода не было.
Однако пол в комнате без остатка и следа впитал всю влагу. Проблема сантехники решилась сама собой. Чудные технологии! Затем пришлось отворачиваться уже мне. Я слышала, как Ченски смущенно возится, а затем он вполголоса сказал что-то по - своему. Похоже, он был озадачен.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Отредактировано Marysia Oczkowska (2018-03-15 23:16:17)

0

5

5. Освобождение

Я не знала, что делать и чего ожидать. Ситуация казалась безвыходной. Отчаяние и страх выросли величиной с комнату. Я встала и прошлась по комнате туда-сюда, пытаясь избавиться от волнения. Остановилась напротив моего друга.
- Что же нам делать? - спросила я обреченно.
- Щпат. – произнес спокойно молодой человек.  Он закинул руки за голову и закрыл глаза. Через несколько минут я услышала его тихое посапывание.
Положение узницы меня морально угнетало. Может, придумать, как выбраться отсюда? В комнате было довольно прохладно и свежо, а стены, плавно переходящие в пол и потолок, излучали мягкое свечение. Ну и карцер!
Я села на пол, обняла колени руками и положила на них голову, ощутив усталость. Задремала и пришла в себя, когда почувствовала, как Ченски, обняв меня и положив себе на грудь мою голову, укачивал и рассказывал мне что-то по-своему. Мне стало тепло. Прежде чем совсем провалиться в глубокий сон, я услышала, как Збышек тихо напевает…
Неизвестно, сколько мы проспали. Я проснулась первая. Открыла глаза. Мы лежали на полу. Збигнев завернул меня в свою куртку, подложил свою руку мне под голову, а чтобы я не мерзла, крепко прижал к себе. Он спал, даже слегка похрапывал во сне, а спокойное лицо его озаряла улыбка. Странное зрелище среди чужих стен. Будто ничего не произошло.
Кое-как выбравшись из  его объятий, я долго не решалась прервать блаженство Збигнева Ченски. Однако время шло, и надо было что-то делать.  Так ничего не придумав, я похлопала по плечу спящего героя, освобождая его от счастливого сна.
- Збышек! Збыш! Збигнев! Проснись!
Проснулся он не сразу. Сел, потирая глаза.
Может покричать, позвать кого-нибудь? План провалился. Никто не пришел.
Збигнев разозлился. Такое состояние неопределенности его не устраивало. Он по своей службе привык к активном действиям, а не к пустой неизвестности. Он сначала сунул руки в карманы штанов. Послонялся по комнате, видимо, чтобы успокоиться, потом вынул из кармана правую руку с еще одним носовым платком. Постоял и вдруг вспыхнул гневом, с досадой запустив смятым платком в дверной проем.
-  До чорта все! – сердито выкрикнул он и добавил крепкие русские выражения.
Платок перелетел через порог и шлепнулся, развернувшись, по ту сторону проема. Капитан Ченски перестал ругаться. Мы переглянулись, а потом он  приказал:
-  Шибко! Врэмя пошло.

Наша «камера» находилась приблизительно посередине коридора, а потому было без разницы в какую сторону бежать до лифта. Збыш ориентировался в таких строениях лучше, ведь он прожил в таком же здании 5 лет. Наконец мы достигли лифта. У края круглого отверстия шахты стоял столб. Стоило положить на него руку, как лифт тут же приходил. Збигнев прислушался.
- Очэн странно.  Нас не прэс… прэс… не ловят.
Я задумалась. Получалось, что аборигены давали нам уйти, но тогда какой смысл был во взятии в плен? Почему поле вдруг отключилось? Или кто его отключил? Нарочно ли, случайно? Может, за нами следили, как следят за крысами в лабораторном лабиринте? Ответы на эти вопросы оставались неизвестными. И не было времени их искать.
Пока мой товарищ по несчастью вызывал лифт, я заглянула вниз. Нижний этаж был так же абсолютно пуст. Внизу зияла бездонная дыра. Голова моя закружилась. Если бы не Збигнев, поймавший меня за комбинезон, я упала бы туда.
- Цо робишь?! – сердито прикрикнул он на меня. – Ах! Цо зa глупа джевчина!
Мне стало стыдно. Ведь с моей стороны я действительно повела себя глупо.
- Збышек, не сердись, пожалуйста. Извини.
- Ладно, – он опять прислушался. – Слышишь?
В коридоре раздавался топот нескольких ног. Так как сам коридор был дугообразный, то видеть топающих не представлялось возможным, однако мы прекрасно знали, кто это.
Капитан Ченски втащил меня в круг лифта и ткнул пальцем в голубую полоску, горящую на таком же столбе этажности, вмонтированном в середину круглой площадки. Я уже знала, как управляется это подъемное средство: горящие полоски обозначали этажи, от нижнего коричневого, до верхнего нежно-голубого. Мы находились приблизительно посередине в красном секторе.
Пока лифт поднимался,  из коридора выскочил уже знакомый нам инсектоид со своей свитой и кинулся к шахте. Однако поделать он уже ничего не мог.
Вдруг в голову мне пришла тревожная мысль.
- Они могут остановить лифт и тогда…
- Буде видно, – перебил меня молодой человек.
Оставалось проехать всего лишь один этаж, и лифт застрял ровно за пять метров до верхнего этажа.
Збигнев погрозил потолку кулаком, сказав что-то по-своему. И нервно выругался шепотом.
Мне хотелось плакать.  Неужели все так по-идиотски кончится?! Я уже шмыгала носом, но он мягко пригладил мои растрепавшиеся волосы.
- Не бойще.  Не отдам чебе им.
Он походил вокруг столба, а потом скомандовал:
- Лез на… эээ… плэчи!
- Я же тебя задавлю. Посмотри, какой ты худенький! – я не понимала, чего он хочет.
- Не в тэм дело. Давай! Проше, мойя мила панна! Так надо! –  уговаривал он.
Ослушаться его я не могла. Да и имело ли сейчас смысл препираться? Он усадил меня на плечи и снизу протянул толстый и очень прочный шнур с петлей на конце, который он вытащил из небольшой сумки на поясе.
- Збысь, ты меня повесить хочешь или сам повеситься? – съязвила я. Он мотнул головой.
- Не. То дэсантный трос. Целся в верхни столб. Накынь его и натяни,  не должен попаст в защытно поле.
- А дальше?
- Держи, як можешь. Крэпко держи.
Я оценила его выдумку. С его плечей мне виден был столб вызова. Я чувствовала себя ковбоем на родео. Попыталась размахнуться и накинуть петлю. Мимо. Вторая попытка тоже не удалась. Отдернув петлю, чтобы она не попала в защитное поле, кинула третий раз. Петля, просвистев в воздухе, оделась на столб. Збигнев болел за меня, словно за игрока футбольной команды, всячески подбадривая. Когда же дело свершилось, он еще раз попросил держаться крепко и вынул из поясной сумки перочинный ножик. Ох, уж эта его поясная сумка! М-да, запасливый молодой человек.
Затем он открыл лезвие, крепко зацепился за шнур рукой и с нечеловеческой силой воткнул нож по самую рукоятку в столб. Повалил едкий дым, что-то внутри столба коротнуло, посыпались искры. Лифтовая площадка задрожала и начала падать. Защитное поле исчезло. Мы болтались над черным провалом лифтовой шахты.
- Лез вверх! Шибче!
И я полезла. Медленно, подпираемая снизу Збышем, но все-таки я лезла вверх, навстречу неизвестности. Почему-то вспомнился рассказ про Валико. Мне стало жутко.
К счастью, мы без жертв доползли до верхнего этажа. Ченски тут же смотал шнур и, не дав мне отдышаться, схватил за руку и потащил прочь. Мы отбежали метров на десять. Послышался взрыв, этаж стало заволакивать дымом, а из шахты полыхнул столб огня. У меня было такое чувство, что мы находимся на вулкане. Пол под нами трясся.
Мы бежали к долгожданному выходу, где был видено вечернее небо, совершенно не думая о том, что он может быть охраняемым.
Перед тем как выйти, капитан Ченски проверил наличие защитного поля и засады. Ни того, ни другого не было. Кашляя от дыма, мы вырвались на свободу.
Вокруг входа в подземелье росли могучие деревья с грибовидной, густой широкой кроной. Я снова попробовала включить связь, но мини-мобайл не работал.
- Куда нам теперь?
- Не важно, -  ответил мой друг, - Но подалще.
Был вечер. Второе солнце уже коснулось кромки леса. Лесная сырость и свежесть бодрили. Мы отошли от входа метров на пять, как вдруг из-за толстых древесных стволов вышли наши преследователи. Они окружили нас. Но их было только шесть. Гадать, куда делись еще двое, уже не хотелось.
- Алина, бэги!! – заорал Збышек и оттолкнул меня в сторону. Я еще никогда не слышала, чтобы этот спокойный уверенный в себе человек так вопил. От сильного толчка я отлетела к ближайшим кустам и шлепнулась на землю. Вскочила на ноги и обернулась, хотя первым желанием было удрать побыстрее из этого страшного места.
Збигнев приготовился к драке. Первыми на него напали двое, что стояли сзади. Он увернулся от цепких конечностей одного, а второго, успевшего схватить его за руку, ударил ногой. Вырвавшись, он сильно ударил кулаком третьего, склонившегося над ним, в лицо, ускользнул от четвертого, отвесив ему хорошего пинка и отправив в густой кустарник, обошел пятого. На его пути возник уже знакомый нам главарь альбанцев. Он снимал с жилистой сухой конечности браслет с сетью. Я была за его спиной, очень испугалась и поняла, что если я ничего не сделаю, то…
- Не смей трогать Збыша!!
Мне под ноги попалась толстая палка, наверное, ветвь рядом стоящего дерева. Я схватила ее и, обезумев от ярости и страха, размахнувшись, треснула ею по руке главаря. Браслет отлетел в сторону, к кустам. Альбанец повернулся ко мне и отвлекся от Збигнева. Это нас спасло. Ченски бросился к браслету, оттолкнув одного из инсектоидов, пытавшевсегося остановить Збигнева, и поставил ему подножку.
- Отдыхни!
Инсектоид грохнулся навзничь, цапнув воздух конечностями, но Збигнева не поймал. Збышек отпрыгнул. После молодой человек схватил чудо инопланетной технологии за крайний шар и встряхнул. Сеть накрыла «веселую компанию». Далее он схватил мою руку и потащил меня с неестественной силой за собой.
Нас не волновали ни змееползы, ни насекомые, ни бронедонты. Мы ломились сквозь джунгли, будто стадо слонов. Пара альбанцев, сумевшая выбраться из-под сети, бросилась в погоню за нами, но Збышек (не зря он отслужил в рейнджерах) обманул их.
Мы бежали сквозь джунгли и двое в белых тогах почти настигли нас, но бравый капитан Ченски нырнул куда-то под раскидистый кустарник. Я полезла за ним. Далее мы проползли на четвереньках и вылезли с другой стороны. Мы были намного ниже наших преследователей, и это сыграло для нас положительную роль. Ветки трещали, но инсектоиды не могли пробиться сквозь заросли.
- Збы…
-  Тсс! – шикнул на меня мой товарищ.
Впереди я разглядела темный необъятный ствол дерева. В самом низу под ним, меж корней, зияла широченная дыра.
Збыш тихо подполз к этой дыре, пошарил рукой по земле, схватил какую-то небольшую ветку и ткнул ею под корни. Ничего не случилось. Там было пусто, по-видимому, в той норе никто не жил. Мы забрались туда.
Она была настолько большой, что вместила нас двоих. Збигневу хорошо, он невысокий и худенький, чего не скажешь о моих габаритах.
- Там блото. – шепнул мне Ченски.
Я не стала спрашивать, откуда он это знает, так как все-таки он прожил здесь не так уж  мало и набрался опыта. Я только поинтересовалась у него, что будет дальше.
Он подумал, потом выглянул осторожно. Двое альбанцев обошли кустарник и стояли в отдалении, не понимая, куда мы могли исчезнуть. Тогда Збышек, стараясь не шуметь, начал что-то искать на земле, и я увидела, как он подобрал что-то под кустами, а после снова залез в нору.
- Что это?
На мой вопрос капитан Ченски включил небольшой портативный фонарик, заслонив его так, что бы света не было видно из нашей белоги.
Он показал мне палку с развилкой и в один миг, сломав, укоротил рогатину.
- У чебе ест резынка? – спросил Збышек.
Я кивнула и стащила с конца толстой рыжей косы свою любимую резинку для волос. Молодой человек приладил ее к развилке, сотворив грозное оружие всех хулиганов на свете - рогатку.
Несмотря на тревожные минуты я тихо засмеялась. Сквозь смех я спросила, не желает ли пан Ченски пострелять по воробушкам. Збыш и сам озорно улыбнулся.
-  Не, - мотнул он головой. – Бендэ охотитше на крупну дичь.
С этим он осторожно вылез из норы, высунулся из-за ствола дерева, подобрав с земли какой-то камень, изо всех сил натянул пращу рогатки и стрельнул камнем куда-то в сторону густого кустарника, растущего на болотистом берегу. Послышался тихий удар, потом и треск сломанных веток. Двое в белых тогах обернулись в ту сторону. Збигнев подождал. Они направились туда, где упал камень. Я заметила, что они словно что-то обходят.
Вторым выстрелом Ченски послал в том же направлении второй камень, но чуть дальше первого. Теперь инсектоиды побежали туда, решив, что мы остановились там. И вдруг один из них рухнул куда-то вниз и заверещал. Я видела, как мелькнула белая тога. Видимо, он провалился в болото. Его товарищ тут же бросил все преследования, чтобы вытащить друга из трясины, пока нет бронедонтов. Теперь они были заняты собственным спасением, а мы получили возможность незаметно сбежать. Поначалу мы осторожно и тихо ползли на четвереньках, потом встали на ноги и побежали вперед. Все дальше и дальше, оставив преследователей ни с чем.
Теперь мы бежали по ночному лесу куда глаза глядят, не делая длительных перерывов. Единственный раз он дал мне отдохнуть. Отдал мне свою флягу, так как моя потерялась в процессе побега. Еще я «посеяла» где-то в джунглях электронный переводчик. Ладно, у меня есть еще один запасной, только бы добраться до своих.
Я вымазалась, растрепалась. Сердце прыгало, как яйцо в кипятке. Было страшно. Ноги подгибались, дыхание сбилось.
- Збысь, не могу больше! Не могу! – на глаза навернулись слезы, – Збышенька, милый, придумай что-нибудь! Пожалуйста! Я устала, мне страшно!
Збигнев принялся меня успокаивать и уговаривать, целуя мое лицо. Он говорил, что надо идти дальше, что так надо, что мы в большой опасности. Я готова была лечь замертво прямо в этом лесу. В результате он схватил меня на руки и понес по ночному лесу дальше. Перенес он меня на довольно большое расстояние. Потом аккуратно положил на землю.
- Прошэ, мила панна… Пойджеми… - взмолился он, тяжело дыша. - Так надо… Ради вшистких Щвентых!
Збыш был измотан. Он сам свалился бы тут, но желание  уйти и помочь мне гнало его вперед.
- Збышка, ты устал, отдохни. Пожалуйста.
- Потэм. Молю чебе!
И мы снова двинулись в путь. Бежать мы уже не могли. Збигнев понемногу восстанавливал дыхание. Теперь я поддерживала его, и со стороны мы были похожи на двух крепко выпивших, шли, шатаясь и спотыкаясь.
Светало. Прогулка кончилась странно: ломясь через кусты, Ченски как-то неловко взмахнул руками и пошатнулся, а я споткнулась и наткнулась на него сзади. Мы начали падать…
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Отредактировано Marysia Oczkowska (2018-03-16 22:43:07)

0

6

Предисловие и Часть 1

Marysia Oczkowska написал(а):

а, скорее, некая история его возникновения.

После "а" запятая не нужна, выделяется весь оборот.

Marysia Oczkowska написал(а):

оно скорее для людей шестнадцати лет и старше.

«Скорее» в значении «очень вероятно, вероятнее всего» — выделяется запятыми.

Marysia Oczkowska написал(а):

что хоть мой герой и не похож на героев

Повтор слова "герой". Во втором случае можно заменить на "персонаж".

Marysia Oczkowska написал(а):

И пусть уж будет международная, что бы было честно.

"Чтобы" - слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

Жизнь странная штука

Я бы после "жизнь" поставила тире, по аналогии с вышевстречающимися предложениями.

Marysia Oczkowska написал(а):

Утверждать не буду, так как человеку много не дано понять.

"многое" вместо "много" будет уместнее.

Marysia Oczkowska написал(а):

стояли на страже спокойной жизни землян и космических граждан.

Из этой фразы следует вывод, что земляне не являются космическими гражданами, а как бы противопоставляются им. Я бы использовала сочетание "прочих космических граждан".

Marysia Oczkowska написал(а):

После последовал взлет научно-технической мысли

"После последовал" - аллитерация не актуальна, я бы "после" заменила словом "затем" или каким другим синонимом.

Marysia Oczkowska написал(а):

Сотрудничество было обоюдным по любым направлениям деятельности будь то экология, медицина, экономика или техника.

После "деятельности" - двоеточие, так как идет перечисление.

Marysia Oczkowska написал(а):

такие, как бессменные фильтры, очищающие воду и воздух и не изменяющие их качеств.

В середине оборота "такие как" запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

С помощью генной инженерии были восстановлены вымершие виды животных и растений из Красной Книги. Прекратилось сокращение численности вымирающих животных и растений.

Повтор сочетания "животных и растений". Во втором случае достаточно замены на слово "видов".

Marysia Oczkowska написал(а):

Мой выбор был определен двумя факторами. Первым фактором являлся мой друг-одноклассник

Во втором случае слово"фактор" можно выбросить вполне безболезненно.

Marysia Oczkowska написал(а):

ставший, в последствие, сокурсником, а позже сотрудником.

Запятые вокруг "в последствие" не нужны, а писать следует "впоследствии", это наречие. Между "позже" и "сотрудником" - тире. И вместо "сотрудника" точнее будеть взять слово "коллега".

Часть 2

Marysia Oczkowska написал(а):

Однако произошла ошибка и вместо археологического факультета наши документы попали на географо-этнологический факультет.

После "ошибка" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

И этот памятник архитектуры и образования находился не так далеко от моего дома. Меня устраивало, что не надо далеко ехать.

Повтор слова "далеко".

Marysia Oczkowska написал(а):

а, следовательно, престиж свой не терял.

После "а" запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

Он словно боялся, что его кто-нибудь за что-нибудь отругает и был склонен не тратить ни лишних слов, ни лишних денег.

Запятая после "отругает", оборот надо закрыть.

Marysia Oczkowska написал(а):

но я бы предпочла, что бы этот зрелый мужчина перестал вести себя, как подросток.

"Чтобы" - слитно, запятая перед "как подросток" не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

Незадолго до экспедиции он пригласил меня в ресторан и сделал предложение. Он пригласил меня в небольшой ресторанчик

Повтор "пригласил" и "ресторан-ресторанчик".

Marysia Oczkowska написал(а):

Ее сутки составляли вдвое больше, чем земные.

Запятая, мне кажется, не нужна. И вообще, фраза довольно корявенькая, лучше бы заменить.

Marysia Oczkowska написал(а):

Во время перелета  нас погрузили в анабиоз, из анабиотического сна вывели уже в конце перелёта

Повтор слова "перелёт".

Marysia Oczkowska написал(а):

Конечно, тут была дорога, но  научный руководитель экспедиции, попросил везти нас сквозь джунгли

После "но" - лишний пробел, после "экспедиции" запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

Разрозненные группировки некогда известной террористической организации Даммарских Рейдеров, продолжали свою деятельность

Запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

К сожалению, Даммарцы были неплохо вооружены и были весьма серьезным противником

Повтор "были".

Marysia Oczkowska написал(а):

Нам рассказали, что эти деревья пытались спилить при колонизации, но это было бесполезно, потому что ствол необъятных размеров имел потрясающую прочность: стальные электропилы с алмазным напылением ломались, не принося стволам ни малейшего вреда.

Вместо "было бесполезно" я бы написала "оказалось безрезультатно".

Marysia Oczkowska написал(а):

Поверхность не каменная, не кирпичная и даже не из пластика, была ровной и монолитной.

После "поверхность" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

Гаврилов был другой да и выглядел старше.

После "другой" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

так как они не видели  друг друга очень долго.

После "не видели" - лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

В то время Межзвездного Интернета не было. Он появился гораздо позже.

Можно объединить в одно сложное предложение.

Marysia Oczkowska написал(а):

в виду огромных межпланетных пространств между обитаемыми мирами

"Ввиду" - слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

а, следовательно, огромных затрат энергии на ее осуществление.

После "а" запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

Гаврилов же сделал научную карьеру, сначала отучившись в МГУ, потом в МГИМО, после МГИМО в Московском Историко-Архивном Институте

Перед "в Московском Историко-Архивном Институте" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

англичанин Джонатан Кингсли

При первом упоминании имени было написано "Джонотан" - определиться надо!

Marysia Oczkowska написал(а):

один палеоэколог, а другой геолог

В обоих случаях перед названиями профессий нужно тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

француз Жак Тьюри, химик, биолог и врач

После фамилии - тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

еще одного человека в военной форме.  Худощавый,

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

Поэтому отдаю под ваше руководство своего старшего помощника,- он указал на человека-в-тени.- капитан пан Збигнев Ченски теперь к вашим услугам.

Вторая часть прямой речи - с большой буквы.

Marysia Oczkowska написал(а):

Еле заметный намек на усы делали его еще больше похожим на восемнадцатилетнего юношу.

Делал.

Marysia Oczkowska написал(а):

Только некоторое время спустя я случайно узнала, что ему не восемнадцать лет, а тридцать четыре года. Я никогда бы не подумала, что у него за спиной МВКА, три высших образования, восемь иностранных языков, три из которых инопланетные, долгий срок службы в  Международных Космических Войсках. Но это я узнала о нем позже.

Повтор "узнала".

Marysia Oczkowska написал(а):

Вы-поляк, пан Ченски?

Тут пробелов не хватает, получается дефис вместо тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Збигнев провел нас к лифту.  На Земле было

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Располагайитысь.- коротко произнес он

Запятая вместо точки.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Алена. - теперь уже я поправила его.

То же самое.

Marysia Oczkowska написал(а):

На адаптацию нам дали две недели.  На следующий день

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

против  укусов местных насекомых

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

металла  он отличался своей легкостью

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

легкостью.  Шутки ради я

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

Кусок оказался пластичным.  Он

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

спросили меня.  Я вздрогнула от неожиданности

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

Так. Можна.– Збигнев был

Вместо точки нужна запятая после первой части прямой речи. И пробел перед тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

–Може помуц?

Не хватает пробела после тире и запятой после "може".

Marysia Oczkowska написал(а):

У них машинна цывилизацыя,-объяснил Ченски-И я их виджел

Не хватает пробелов после и перед тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Гжещ там.- махнул он рукой

Не хватает пробела перед тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

меня забавляла.  Он очень заинтриговал

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

меня.  На  потоке в МГУ я была знакома

Два раза лишние пробелы.

Marysia Oczkowska написал(а):

не фотомодель.  С рыжими

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

конечно не толстая, но стройной меня

Запятая после "конечно".

Marysia Oczkowska написал(а):

Збигнев был другой.  Он притягивал к себе

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

Збигнев был другой.  Он притягивал к себе, был скромен, прост и загадочен. Пожалуй, он красавцем не был. Он был скорее

Слишком много "был", и "скорее" - нужно выделить запятыми.

Marysia Oczkowska написал(а):

Может, его умом и пытливостью.

Тоже в конце просится вопросительный знак.

Marysia Oczkowska написал(а):

Все же, Збигнев прожил тут

Запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

картина на стене с ромашками и васильками

Оборот "с ромашками и васильками" надо выделить запятыми.

Marysia Oczkowska написал(а):

Правда, пил его без сахара и, вообще, сладкого не любил, но меня сладким баловал всегда.

"Сладкого-сладким" - повтор.

Marysia Oczkowska написал(а):

баловал всегда. В его комнате всегда царили порядок и чистота.

Повтор "всегда".

Уф-ф! Перерыв на перекур, а потом дальше посмотрю.
Если что, сразу оговорюсь - наличие лишних- отсутствие нужных пробелов при публикации считается за ошибку...

0

7

Ага. Ок. Пасиб. Вечером поковыряюсь и поправлю текст. Лима, ты гений! Да здравствует конструктивность! Ура!  http://forumstatic.ru/files/0018/1c/c9/60864.gif
Как говорит Путин: "Будем работать.")

0

8

Лима, а так ли важно, что лишний пробел? Прям граммар-наци

0

9

Конечно важно. Лишнюю бумажку занимает.)))

0

10

Marysia Oczkowska написал(а):

Конечно важно. Лишнюю бумажку занимает.)))

Понятно  8-)

0

11

:flirt:

0

12

Ольга написал(а):

Лима, а так ли важно, что лишний пробел? Прям граммар-наци

Оль, мне за эти пробелы , знаешь, сколько раз работы возвращали? Уже в печенках сидят....
А ты тут обзываисси...

0

13

Девушки, не сорьтеся. Сообразим, что ли на троих. Чайку с тортиком.)

http://se.uploads.ru/t/QLBty.jpg

0

14

Всеж обсуждать за чашкой чая куда луцце.)

0

15

Часть 3

Marysia Oczkowska написал(а):

в пятнадцати километрах к югу находится заброшенный город с какими-то странными сооружениями и иногда там возникало непонятное свечение.

После "сооружениями" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

а, может, укрытием.

После "а" запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

Поэтому, что бы уничтожить их ушло 2 года.

"Чтобы" - слитно, после "их" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

Военные доложили о планете, которая вполне пригодна для жизни в Главный Штаб.

После "жизни" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

Что бы изучить ее, хотя бы минимально, прислали первую экспедицию во главе с Карроти.

"Чтобы" - слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

Но, к сожалению,

После "но" запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

первичные иследования носили только формальный физико-географический характер.

ИсСледования

Marysia Oczkowska написал(а):

невозможности лучше обследовать Альбану, группа Каротти завешила обследование территории

Повтор "обследовать-обследование".

Marysia Oczkowska написал(а):

Пять лет ушло на то, что бы укомплектовать базу

"Чтобы" - слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

Теперь мы шагали к джунглям за Збигневым Ченски,  неплохо знавшим окрестности Базы.

ЗбигневОм

Marysia Oczkowska написал(а):

Флора  в джунглях была представлена в основном иглолистными растениями. Иголки имелись двух видов - мягкие и жесткие. А так же произрастали жестколиственные кустарники и широколиственные лианы.

Лишний пробел.
И имеет смысл объединить все три предложения в одно.

Marysia Oczkowska написал(а):

Время от времени нам приходилось пробираться по еле видной тропе сквозь заросли.

Я бы немного перестроила фразу:
Время от времени нам приходилось пробираться сквозь заросли по еле видной тропе.

Marysia Oczkowska написал(а):

следующей шла я, после Тишенко и Прутко

Перед фамилиями - тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

не заметил как сошел с тропы

Вот тут перед "как" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

Довольно высокие пригорки окаймляли это царствие стоячей цветущей воды, а у самой ее кромки произрастали густые кустарники и кустарнички

Или совсем убрать "её", или заменить на "его", потому что смысловой центр предложения - слово "царствие". Которое, в свою очередь, логичнее заменить на "царство" как более современную версию.

Marysia Oczkowska написал(а):

Деревья, так же обвешанные лианами росли выше.

После "лианами" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

Федька выхватил из рюкзака одного из китайцев моток веревки, что бы вытащить страдальца.

"Чтобы" - слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

все остальные увидели, как метрах в десяти из тины, покрывающей поверхность затхлой вонючей воды лениво поднялись три пары жабьих глаз, растущих на толстых стебельках.

После "воды" - запятая.
Три пары жабьих глаз, растущиЕ...

Marysia Oczkowska написал(а):

-Смотрите, бронедонты!

Не хватает пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Это нам давалось не легко

"Нелегко" лучше написать слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

рюкзак тянул Джона обратно в воду и кроме того сам утопающий нервно барахтался в воде, чем мешал себя спасать.

"Кроме того" - вводное слово, в центре предложения должно обособляться запятыми, и плюс к этому - начало нового простого предложения "и сам утопающий барахтался в воде", поэтому запятая нужна и после "в воду".

Marysia Oczkowska написал(а):

потащил прочь от берега, что бы потопить в воде

"Чтобы" - слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Эй, хлопец, держись!

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Зеркалце маш?

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Нашел, когда в зеркало смотреться! Ты бы лучше пристрелил это чудовище!
-Но дай, а?

В обоих случаях - нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Здорово! – воскликнул Федор.

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Чему не? – снова улыбнулся мой приятель.- Боицще щвята.

Нет пробела после первого тире и перед третьим.

Marysia Oczkowska написал(а):

процессы выветривания  сделали свое дело.

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Ох! Ежкин кот! – воскликнул Прутко и всплеснул руками.- Чисто поле!

Нет пробела после первого и перед третьим тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Та не, Грыша, це ж нэ поле.

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-И как же ты спустишься? Как Суворов по Альпам, на кобчике?

Нет пробела после тире.
И - коПчик, "кобчик" - это птица...

Marysia Oczkowska написал(а):

-Нет, рыба моя. Сначала обследуем верх, а потом низ. Мы уже пришли на место. Будем осматривать.  Да и как я тебя одну отпущу?

Нет пробела после тире.
Лишний пробел между предложениями.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Не надо едну

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

– Може со мной? Оружье ест.
-«Може со мной»!

После "Може" - запятая в обоих предложениях.
После второго тире пропущен пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Ладно. Идите уж.

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Только Аленка, смотри у меня

Перед именем - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

профессор погрозил мне кулаком и нахмурился.- от пана Ченски ни на шаг!

Перед тире - пробел.
И прямая речь - с большой буквы.

Marysia Oczkowska написал(а):

-А я?
-А ты, друг мой Фидель

В обоих случаях - нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

В это время Тьюри и техники нашли не далеко от лагеря какие-то развалины в лесу

"Недалеко" - слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

Сначала мы поспорили немного о том, кто первый спустится вниз. Но я настояла на первенстве.
Я спускалась почти по отвесной стене, поросшей травой и кустарничками. Когда я оказалась внизу, он стал спускаться следом.

"Спустится-спускалась-спускаться". Слишком много повторов.

Marysia Oczkowska написал(а):

Збигнев поднял его и нахмурившись стал рассматривать.

"Нахмурившись" - надо обособить запятыми.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Спуйж на то!

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Может, это произошло случайно?
-Или спешиално.
-Ну, подумай сам.

Везде пропущен пробел после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

они  тоже есть.

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

Кому из группы надо, что бы ты свернул себе шею?

"Чтобы" - слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Може, Федор ревнуе?

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Нет. У него только одна девушка-наука.

Нет пробела после первого тире.
Между "девушка" и "наука" тоже нужно тире, а не дефис.

Marysia Oczkowska написал(а):

И вообще я его знаю очень давно.

После "вообще" - запятая. Но настаивать не буду, ибо не уверена.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Никого

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Вооружившись портативными электропилами, мы врубились в густой высокий, одревесневший за века, кустарник, пропиливая в нем себе путь.

"Электропилами-пропиливая" - повтор.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Цо то ест?!

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Что быть не может?

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Это видимо ограда этого поля

"Видимо" - обособляется запятыми.

Marysia Oczkowska написал(а):

поэтому стала невидна.

Не видна.

Marysia Oczkowska написал(а):

Значит нам нужно туда

Запятая после "значит".

Marysia Oczkowska написал(а):

Збыш думал, как забраться наверх, ведь она была гладкая, как в метро, и высокая.

Кто - "она"? Нужно более конкретное определение.

Marysia Oczkowska написал(а):

Он сложив пилу в рюкзак

После "он" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

Кроме того, кустарник был обвит широколиственными толстыми лианами, годившимися для того, что бы залезть наверх.

Повтор "того".

Marysia Oczkowska написал(а):

-Выдежыт

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

что какая-нибудь ветка подломиться

Мягкий знак в -тся не нужен.

Marysia Oczkowska написал(а):

Я напрасно опасалась, что какая-нибудь ветка подломиться и Збыш упадет, потому что кустарник трясся, ветви сгибались и трещали, под тяжестью человеческого тела.

После "подломится" - запятая.
И слово "напрасно", мне кажется, тут не нужно.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Все ясно

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

не требовались подсказки, что бы все понять.

"Чтобы" - слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

-А для чего?
-Шут знает! Может быть, тут у них ритуальные танцы были. Или гладиаторские бои.
-Да?

Везде - нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Я привыкла к его польскому «так».- А те стропила тэж для танцов?

Нет пробела перед тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Збыш, а почему ты вызвался меня провожать?- вопрос, конечно,  был глупый

Нет пробелов после первого и перед вторым тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Провошать?! Глупосчь!- воскликнул Збигнев

Нет пробелов после первого и перед вторым тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

А она-провошать!

Тут нужно тире, а не дефис.

Marysia Oczkowska написал(а):

Значит, я ему нравлюсь?»- Подумала я

Нет пробела перед тире.
Слова автора должны быть с маленькой буквы.

Marysia Oczkowska написал(а):

-To правда.

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

«Я, вообще-то, считала, что это из-за меня». – снова подумала я.

Запятая вместо точки после прямой речи.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Пойджеми, – потом сердито посмотрел на меня

Нет пробела после тире.
Нет точки после слов автора.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Збышек, что же ты не сказал, что ты телепат?
-Сфойство. Проше… не надо о том говорит. Неприетносчи будут. Никому. Обещай не говорит.
-Клянусь, никому не скажу.

Везде нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

На подходе к ним, я зацепилась ногой за кустарничек и рухнула плашмя.

Запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

Я  отряхивала штанины комбинезона

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Подожди, Збигнев.

Нет пробела после тире.
Запятая вместо точки.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Цо бенжеми робич?

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Все. Надо вызывать Гаврилова и всех остальных.

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

металлических балок.  Они тоже заросли высоким

Лишний пробел между предложениями.

Marysia Oczkowska написал(а):

-To не ест поле. Ест стартова площадка для леталных аппаратов.
-Летательных, Збышек.

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Нех так.

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Ален, надо уходить.

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

тут радиация выше нормы.  Он считает

Лишний пробел между предложениями.

Marysia Oczkowska написал(а):

лучше не рисковать.  Возвращайтесь.

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Федь, поняла тебя.

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

И мы пошли обратно, забравшись снова на откос, где остальные.

Кривовато звучит... Может, "на откос к остальным"?

Marysia Oczkowska написал(а):

Второе солнце уже висело над горизонтом.  Тишенко и Прутко

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Когда я в молодости ездил в экспедиции

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

А шашлык какой жарил-объедение!

Вместо дефиса нужно тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Тоже хороший парень был.  Жаль. Нет Валико

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

Разговаривая мы просидели у костра

Запятая после "разговаривая".

Marysia Oczkowska написал(а):

фосфорифицирующее

Нет такого слова. Есть "фосфоресцирующее", "мерцающее", "люминесцирующее"...

Marysia Oczkowska написал(а):

-Там ест щвятло всегда.

Нет пробела после тире.

0

16

Остальные части завтра...
Пока вижу три основные проблемы: оформление в диалоге прямой речи, написание "чтобы-что бы" и наличие лишних пробелов. Остальные ошибки эпизодические или являются опечатками.

0

17

А вот в оформлении прямой речи есть какие-нибудь недочеты с точками запятушками? Это то же очень важно. Поскольку работала и выправляла относительно где-то виденной таблицы, кажется, Триш выкладывала, но не уверена, что тут абсолютно все норм. Я на любом ресурсе за это по бошке получаю.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2018-02-08 19:13:34)

0

18

Ага. Понятно. Значит надо поработать над этими категориями обшибок. Пасиб, кисуль.)
Интересно, что какие у меня еще ковырявости есть. http://www.kolobok.us/smiles/standart/blush2.gif

0

19

Марысь, я всегда вот сюда как в шпаргалку подглядываю - http://gramota.ru/class/coach/punct/45_192, там очень понятные схемы приводятся.
Для меня всегда было главной закавыкой вторую часть прямой речи с маленькой буквы не начать, если первая часть закрыта двоеточием или восклицательным-вопросительным знаками.
И еще - обрати внимание: у тебя бывает, что начатые причастный или деепричастный обороты не закрываются запятой.

0

20

Лима написал(а):

Оль, мне за эти пробелы , знаешь, сколько раз работы возвращали? Уже в печенках сидят....
А ты тут обзываисси...

не не обзываюсь, это такие правильные люди в правописании)))

Лима написал(а):

Для меня всегда было главной закавыкой вторую часть прямой речи с маленькой буквы не начать, если первая часть закрыта двоеточием или восклицательным-вопросительным знаками.

Вот это меня тоже озадачило

0

21

Лима написал(а):

Марысь, я всегда вот сюда как в шпаргалку подглядываю - http://gramota.ru/class/coach/punct/45_192, там очень понятные схемы приводятся.Для меня всегда было главной закавыкой вторую часть прямой речи с маленькой буквы не начать, если первая часть закрыта двоеточием или восклицательным-вопросительным знаками.И еще - обрати внимание: у тебя бывает, что начатые причастный или деепричастный обороты не закрываются запятой.

Ага. Точно. Есть такое. Эт да. Грешна.)
Кисунь, а ты случайно в ЖиЖе в сообществе Заповедник Сказок не пишешь?

0

22

По ссыли он пишет, что страница не найдена.(

0

23

Ольга написал(а):

не не обзываюсь, это такие правильные люди в правописании)))

Оль, я не настолько правильная))

Ольга написал(а):

Вот это меня тоже озадачило

А мне пару раз вернули назад тексты именно с этим замечанием, так теперь трепетно отношусь))

Marysia Oczkowska написал(а):

Кисунь, а ты случайно в ЖиЖе в сообществе Заповедник Сказок не пишешь?

Неа, я есть только на Фанфиксе и Фикбуке, да на нескольких кулинарных ресурсах. Больше ни в каких сообществах не замечена)) Ленивая я.

Marysia Oczkowska написал(а):

По ссыли он пишет, что страница не найдена.(

Меня тоже не пускает, а вот в закладках у меня эта страница действует. Сейчас еще раз попробую вставить.
http://gramota.ru/class/coach/punct/45_192

На Предосмотре вроде работает.

Отредактировано Лима (2018-02-09 14:31:19)

0

24

Лан , с компа посмотрю.
А я вчера села за комп вечером, дай думаю поработаю, и дернуло меня глянуть на другой ресурс, а там написано, что до конца приема работ неделя. Блиииин!!! У меня по теме давно сказка в голове вертелась, но никак напечатать не могла. И вчера вместо того, что бы все исправлять я в авральном режиме 1/2 сказки накатала. Шумахер-стахановец.))) Надо вторую часть делать. Кстати, там можно давать ссыль на произведение с других ресурсов. Думаю, надо все это сюда тож выложить.
Скоро порадую вас. А Пинокия особенно, потому что там мордобой есть.)))

Отредактировано Marysia Oczkowska (2018-02-09 14:38:25)

0

25

Лима написал(а):

Оль, я не настолько правильная))

а я совсем не правильная :)

Лима написал(а):

А мне пару раз вернули назад тексты именно с этим замечанием, так теперь трепетно отношусь))

и учи нас неучей :)

0

26

Часть 4 (первая половина)

Marysia Oczkowska написал(а):

Я сидела на другом конце огромного бревна и глядела на звезды. Кингсли сидел на бревне между нами. Сначала он сидел, глядя на костер, потом стал понемногу подвигаться ко мне

Повторы слова "сидел".

Marysia Oczkowska написал(а):

-Не трогай меня!

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Почему? Что в том плохого? – спросил Джонатан у меня.
-Не хочу.
-Со мной не хочешь, а с ним хочешь?

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Ревнуешь?

Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Слушай, мы знакомы уже давно, а отношений у нас еще не было. А сейчас очень удобный случай…
Он не договорил, потому что из ближайшей палатки вылез по своей надобности Гаврилов.
-Эй! Молодежь! Спать-то думаете?! Завтра еще один не простой день. А ну-ка кыш по койкам!

Нет пробелов после тире.
"Непростой" лучше написать слитно.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Сэр, палатки что ли перепутал?

Нет пробела после тире.
"Что ли" обособляется запятыми.

Marysia Oczkowska написал(а):

Я боялась, что явиться Кингсли

Мягкий знак в -тся - лишний.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Иди спат
И  посмотрела на него.
-Смотри, какие сегодня звёзды!
-Они вседа такиэ.

Нет пробелов после тире.
Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

человек, служивший в космосе много лет не любит звезды.
-Почему?

Запятая после "много лет".
Нет пробела после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Ченски обладает необычной способностью.  Он неожиданно ответил:
-Нe. Жона была.
-А теперь?
-Не.
-Развелись? Расстались?
-Не.

Лишний пробел между предложениями.
И нет пробелов после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Я видела репортаж. Это ужасно! Соболезную. Прости. Я не дожна была ни думать, ни спрашивать об этом.
-Говорят терракт

Нет пробелов после тире.
"Теракт" - с одной "р".
И запятая после "говорят".

Marysia Oczkowska написал(а):

Мы сидели молча, глядя как взлетают в ночное небо искры от костра.

Запятая после "глядя".

Marysia Oczkowska написал(а):

что было совсем плохо,  а постоянное несение военной службы

Лишний пробел после запятой.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Не
Но хотел. Бардзо.
Ну, вот. Я ведь не хотела  думать о плохом

Нет пробела после тире.
Повтор "хотел-хотела".

Marysia Oczkowska написал(а):

Некому даже «привет» сказать, ну или «доброе утро».

Запятая после "ну".

Marysia Oczkowska написал(а):

уголок его рта.  Не обидела ли я его
Этот человек мне очень нравился.  Мне стало жаль его.
Как мальчика.  Он снова обернулся.

Лишние пробелы.

Marysia Oczkowska написал(а):

совсем близко.  Обнял меня правой рукой за плечи
парфюмом, сочетающем розу, специи и морскую свежесть.

Лишний пробел между предложениями.
СочетающИм.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Збышек…
-Не. Не говори,- попросил он.

Нет пробелов после тире.
Нет пробела перед тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Наши губы слились в безудержном и страстном поцелуе…

Вот, не знаю как объяснить... Для меня "безудержный и страстный" поцелуй - слишком штамп, отдающий дамским романом. ИМХО.

Marysia Oczkowska написал(а):

На поле уже копался стройбат, вызванный с базы, и строительные дроиды, очищая поверхность от земли и растительности.

Вернее будет "копалИсь" - глагол относится и к стройбату, и к дроидам.

Marysia Oczkowska написал(а):

Командование решило использовать находку в практических целях. Далее наша группа решила идти дальше по краю обрыва.

"решило-решила" - повтор.

Marysia Oczkowska написал(а):

Это  был заброшенный поселок.

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

Збигнев по-испански спросил у Хуана, что тот думает об архитектуре?

Если бы вопрос был оформлен в прямую речь, то вопросительный знак был бы необходим, а сейчас уместнее точка.

Marysia Oczkowska написал(а):

Я удивилась, ведь чтобы общаться в международных экспедициях каждый пользовался электронным переводчиком

Оборот "чтобы общаться в международных экспедициях" нужно выделить запятыми.

Marysia Oczkowska написал(а):

пан Ченски предпочитал сам разговаривать на испанском, английском и французском языках

Здесь слово "сам" можно убрать, это поможет избежать повтора и не нарушит смысла.

0

27

Целиком всё отказывается отправляться, сейчас будет продолжение.

0

28

Часть 4 (вторая половина)

Marysia Oczkowska написал(а):

По анализам раскопок  прошлого здания

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

О чем он думал в это время оставалось неизвестным

Запятая после "время".

Marysia Oczkowska написал(а):

В одном «доме» почему-то одноэтажном

Запятая после "доме".

Marysia Oczkowska написал(а):

-Скоре всего пульт управления.
-Похоже.- кивнул молодой человек.

Нет пробелов после тире.
СкореЕ.
После "скорее всего" - запятая.
Нет пробела перед тире

Marysia Oczkowska написал(а):

-Тебя понял. Сейчас буду. – услышала я его ответ.- Алена, далеко не уходи.

Нет пробела после первого и перед третьим тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Он вел себя, как обычно. Видимо флиртовать с девушками

Запятая не нужна.
А после "Видимо", наоборот, запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

Значит чувство прекрасного им не чуждо

Запятая после "Значит".

Marysia Oczkowska написал(а):

не успела.  Збигнев вырвал меня

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

конечность.   Какая-то неведомая сила

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

Он ухватил молодой и толстоватый ствол дерева обеими руками и сильно согнув, сломал его у корня.

Толстоватый хочется заменить на "довольно толстый".
Запятая перед "сильно согнув".

Marysia Oczkowska написал(а):

грянул этим стволом о соседний толстый и могучий ствол

"Стволом-ствол" - повтор.

Marysia Oczkowska написал(а):

Липкая сеть, похожая на паутину, и очень крепкая

Вторая запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Помогите, кто-нибудь!!
-Вам некуда бежать.

Нет пробелов после тире.

Marysia Oczkowska написал(а):

Затем они, начали толковать о каком-то «живом поезде».

Запятая не нужна.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Збыш, связи нет. А у тебя?
-Тэж …- мрачно отозвался молодой человек
-Ваши методы связи тут не эффективны, пришельцы. Зачем вы пришли и кто вы?
-К чему такие допросы?

Нет пробелов после тире.
Нет пробела после многоточия.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Зачем вам это? – инсектоид говорил спокойно, похоже, его  это мало убедило.
-Не повторят ошибки прошлого,- ответил за меня Збигнев.

Нет пробелов перед тире в начале предложений.
Нет пробела после запятой.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Разумно. – согласился инсектоид,- Разум есть добро и зло в одном.

Нет пробела после тире.
Повтор "разумно-разум".
Нет пробела после запятой.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Угу. А у вас, видимо, горе от ума

Нет пробела после тире.

0

29

Часть 4 (окончание)

Marysia Oczkowska написал(а):

Ченски услышал мое негромкое ворчание и, несмотря на наше незавидное положение, издал тихий смешок.

Запятые не нужны, "несмотря" здесь - предлог.

Marysia Oczkowska написал(а):

похитителей.  Они, скорее всего,

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

инсектоидных рас космоса,  похожих на огромных муравьев

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

Безносые,  лишенные волосяного покрова

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

невероятно высокие с двупалыми кистями тонких жилистых рук, коих они имели две пары

Запятая после "высокие"

Marysia Oczkowska написал(а):

Наконец Живой Поезд остановился.

Перед этим "Живой поезд" был взят в кавычки. Нужно привести к единообразию...

Marysia Oczkowska написал(а):

привели нас в комнату подземного дома такого же, как на базе.

После "дома" - запятая.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Можна вы отпустыте едного?
-Нет, – инсектоид остался неумолим.- Вас не найдут здесь.
-Что же, нас съедят? -Есть себе подобных - неразумное варварство.
-А удерживать против воли - это разумно?
-Тогда, когда необходимо.
-Мы все равно найдем способ связаться! Нас спасут!- воскликнула я.
-Вас не увидят.
-А что увидят?
-Лес.
Теперь я разозлилась:
-Мы что останемся здесь навсегда?! Да и какое право вы имеете нас тут насильно удерживать!
-Нет. Нужно понять.

Везде нет пробелов после тире в начале предложений.
Нет пробела после точки во втором предложении.

Marysia Oczkowska написал(а):

в виде браслета и  быстро удалился.

Лишний пробел.

Marysia Oczkowska написал(а):

-Збышек, они ушли.
-Нет. Не надо.
-Почему?
-Защытно поле там.

Везде нет пробелов после тире в начале предложений.

Marysia Oczkowska написал(а):

пользуются ли альтранцы удобствами

А откуда название аборигенов? Планета же вроде Альбана?

Marysia Oczkowska написал(а):

-Естем теж…

Нет пробела после тире.

Оставшуюся часть проверю завтра)).

0

30

Название очепятка. Просто в другой фантастике у меня есиь альтранцы. Вероятно наложение образов.;)

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Дневники Алёны думовой. Скорлупа.