Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » "Клипс"3


"Клипс"3

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Только Антон решил прийти утопающему на помощь, как услышал голос:
- Я бы не рекомендовал, его относит все дальше, еще чуть-чуть и его разнесет.
Не дослушав, он бросился в воду и поплыл. Как только он почти добрался до тонущего, чип в голове запищал.

«Одна минута, еще одна».

- Давай быстрей руку!! Ну, давай же!!!
Незнакомый почтиутопленник ухватился за спасителя, и они поплыли обратно. На берегу собрались заключенные и тюремщики, наблюдавшие за разыгравшейся картиной.
- Вот мужик, да замочил рога, - слышалось в толпе.
- Вот дает, "треугольник", а если бы рвануло.
- Да, пацан, видать, мощь, я бы так не смог.
Семен Андрианович вальяжно поглаживал свою бороду, слушая комментарии происходящего.
Доплыв до берега, Антон отпустил паренька на песок.
- Как ты? – спросил он.
Спасённый откашлялся:
- Да вроде ничего, - ответил он.
Вечером Антон сидел у костра в окружении обитателей замка. Дрова в костре потрескивали, уха, варившаяся в котелке, побулькивала, он вдыхал запахи летних сумерек, костра и похлебки, варившейся на нем.
К нему подошел шнырь, как его называли в данных кругах:
– Мужик, Марью Ивановну будешь, - сказал он сиплым голосом, - оттопыримся.
- Эй, мышь, отстань от моего братана, - подошел молодой человек и представился:
- Я Петр, изобретатель, вы сегодня спасли меня, разрешите отблагодарить, - и протянул некий предмет, завернутый в тряпицу.
- Антон.
Он принял подарок и тут же начал разворачивать его.
- Нет, нет, не стоит, откроете в своей камере, – остановил бывший владелец 
- Загружаемся, шаромыжники, – послышался уже знакомый голос.
Антон полулежал на нарах, крутя в руках странный предмет, подаренный чудаковатым изобретателем, похожий на разлинованный куб.

«Нужно будет спросить у Петра, что это, и как этим пользоваться».
Он стал входить в колею размеренной жизни «Клипса». Ранее отчужденный и безмолвный, теперь он начал по-другому воспринимать обитателей тюрьмы, таких разных, пестрых внешне и не похожих внутренним миром.
Недавно он узнал, что замок разделяется на блоки. Он сидел с преступниками по воле случая, но были и другие, и их деяния действительно ужасали.
Таких держали в цепях и не выводили из замка. Хорошо, что их были  единицы.
Из соседней камеры послышался голос:
- Ходят слухи, что на юго-западе у клинчан проблемы, жители подземелья «Конт», сущие демоны, нападающие на города и поселения вблизи расположенных территорий. Бездушные, сжигающие все на своем пути. Скорее всего, нас перекинут туда, это будет следующим заданием - сможешь ли ты убить живого человека.
Смеркалось, за стенами замка послышался цокот копыт, затем голоса незнакомцев и смотрителя:
- О! Константин Линейный, какие люди посетили нас, пройдемте, пройдемте! Начальник Вас заждался.
- Константин Линейный– известная личность, - сказал Борис, - командир отряда «праведных» «Бета».
Антон посмотрел в решетчатое окно(опять окно!), пытаясь разглядеть в полутьме лица гостей, но безуспешно.
- Да, завтра много поляжет в поле голов, нас пустят первыми, как всегда, - сказал Борис с горечью в голосе.
- Для чего, спросите вы, Антон - да чтобы просто узнать, сколько войска у противника.
Утром обитателей «Клипса» выстроили в поле, командир «Беты» и начальник тюрьмы прошлись между рядами.
- Да неважно, - сказал Константин Линейный. - Так, бугая, того длинного и вот этого черноволосого, - тыкнул он в него пальцем.
Семен Андрианович подтолкнул выбранных вперед, среди них оказался и Антон.
- Разделить заключенных на три отряда, пусть они ведут их.
Антон стоял на поле боя, в руках держал автомат Калашникова, позади него стоял отряд, который он должен вести в бой. Ожидание было недолгим, по ту сторону поля показались силы противника, их радужный окрас и дикие крики изначально посеяли панику в первых рядах. У врага было два воинских подразделения, пехота стояла впереди, держа колья наготове, поодаль расположился небольшой плотный отряд всадников, вооруженных и раскрашенных с головы до ног. (если это жители подземелий, откуда у них кони?)
Пехота врага, начала наступление.

Перед сражением командир произнес речь, она была недлинной, но эмоциональной.
- В бой!! В бой!! Вперед, ни шагу назад!!!
Антон оглянулся - с воодушевляющими криками отряды бугая и длинного двинулись в бой.
Вскинув автомат Калашникова, он крикнул:
- Вперед!!
Его отряд, ринувшись в открытое поле, тут же встретился с вражеским войском, завязался долгий и изнурительный бой.
Бойцы сражались, лилась кровь, гремел порох, тела падали; крики, стоны, с обеих сторон раздавался отборный мат; действия казались хаотичными и бессмысленными. Антон огляделся: каждый отряд вел свою небольшую битву, утопая в ней.  Командир «Беты» восседал на коне и с высоты холма поглядывал на сражающиеся отряды заключенных. Главные войска «Праведных» не шелохнулись, «чопорные петухи» на конях, вздернув носы кверху, ожидали приказа командира, которого пока не поступало
«Коня бы мне, достал бы я этих петухов». (они же вроде как союзники, зачем ему их доставать?)

  Заключенные сражались отчаянно, их преимуществом было пороховое оружие, а у врагов - только дикие разгоряченные сердца, толкающие их на безумные поступки.
- Не слишком ли затянулось сражение? - скептически заметил Константин Линейный.
- Да, командир. Какие будут приказания? - спросил лейтенант.
- Огня!! – коротко обронил командир.(он же не истеричка, чтобы орать)
Ожидающие своего часа орудия выдали залп (они же не кучу собрались навалить, чтобы кряхтеть и напрягаться)
Антон укладывал очередного вояку, ловко орудуя обухом автомата, обойма была давно пуста, и он ввязался в рукопашную.
Послышался протяжный свист, снаряд ударил совсем рядом (ядра при автоматах Калашникова – это явный анахронизм, а взрыв в метре от человека – это гарантированный билет на тот свет), обдавая его   множеством разлетевшихся осколков. В ушах зазвенело, по виску потекла струйка крови, которую он ощутил, прикоснувшись рукой, сознание покинуло тело  – туманные очертания, голоса, земля, темнота.
«Праведные – по своим же бьют, хотя какие мы для них свои...»
Антон открыл глаза, он лежал на кровати, укрытый белым одеялом, уставившись в серый потолок, на котором, как маятник, покачивалась лампа. Он недоуменно подумал: «Где я, и что со мной произошло?».

Маленькие свинячьи глазки уставились на него, выглядывая из круглых как булочки щек, в этом пухляке легко узнавался тюремный доктор.
- А, молодчик! Вы пришли в себя, вот и славно! Борис Антонович совсем испереживался за Вас, и остальные привет слали, не бережете вы себя, отчаянный вы человек.
- Где я?
- В лазарете, друг мой, аль не помните, как Вас осколком-то задело, везунчик вы, ведь считай, в метре пролетел, послали бы вас сейчас домой в коробочке.
- Домой?
- Оговорился, не цепляйтесь за мелочи, сердечный.
«Дом это мелочи», - подумал с иронией Антон и отвернулся к стене.

Он   шел по коридору «Клипса», позади него, еле переступая с ноги на ногу, ковылял конвой.
Крупный мужчина со смуглой кожей, схватившись за решетку, смотрел на Антона; актер цитировал Цезаря; клетка, в которой ранее полусидел труп, была пуста; изобретатель погрузился в свои мысли и строчил что-то в  блокноте.
Заключенный остановился возле своей камеры, ключ повернулся, замок открылся. Антон вошел в свое обиталище, скучающее по нему.
- Доброго вам дня, молодой человек, – послышалось ему.
- И вам того же, Павел Антонович.
- Вы живы, очень рад за вас.
- А как, вернее, чем закончился бой?
- Победой «праведных». «Клипс» опустел наполовину, но это сущий пустяк, им не составит труда заполнить замок новым расходным материалом.
- Я рад, что вы все живы – бугай, актер, певец, изобретатель и вы, Павел Антонович, - сказал тихим голосом Антон.
- Вы беспокоились о нас, лестно. А вы не новичок в этом деле, я прав?
- Да.
- Хм... - усмехнулся Павел Антонович. - «Праведный».
- Да.
---
Утром Антон проснулся, лениво потянулся в кровати и, позевывая, присел - застеленная постель пахла магнолиями, вокруг чисто и уютно, словно в его воспоминаниях детства.

«Что, где я, опять на задании?»

В дверь постучали, вошел высокий мужчина:
- Вставайте, Ваше превосходительство, ваш батюшка ожидает в трапезной зале, чтобы позавтракать с вами.
Антон быстро натянул на себя штаны и рубаху и поспешил на завтрак, где в   якобы ожидал его отец.
Он оказался в просторном светлом помещении, в центре которого стоял стол, застеленный белой с позолоченной тесьмой скатертью. Стол ломился от яств, поданных слугами, они находились неподалёку, изредка ухаживая за пожилым мужчиной, который с расстановкой поедал пищу, важно протирая рот салфеткой, висящей у него на груди. Антон застыл в нерешительности, не в силах сдвинуться с места.
- А, Антон, проснулся! Присаживайся за стол, давно я не завтракал с сыном.
Посмотрев на отца, Антон неожиданно вспомнил все. И он больше не ощущал пиканья в голове.
Отец поведал ему;
- Чип с твоей головы удалили.

Антон зажил спокойной размеренной, обыденной жизнью.
Обыденной жизнью, но реальность никак не воспринимала его, как и  он ее.
В один из дней он попросил отца.
– Я хочу стать начальником тюрьмы «Клипс», тебе ведь совсем не трудно сделать это.
Отец угрюмо посмотрел в ответ.
- Хорошо, я подумаю.

Отредактировано Елена (2018-08-31 22:44:10)

0

2

3 еще не редактировала.

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » "Клипс"3