Я положила кухонный нож на стол, дрожащими руками, потянулась к резной старинной шкатулке. На ее крышке, потертой временем, красовалась, серебряная лилия.
«Она моя, моя, - мой мозг, стучал, пульсировал, так громко, я слышала его отголоски, - серебряная лилия, – символ всевластия Таракса".  Моя мать была великой колдуньей. После ее гибели, магистр Фэгистон заключил душу моей матери в серебряную лилию.
Поставив на стол шкатулку, я прильнула к ней телом, обняла руками. Затем, отстранилась, взглянула на нее: «Мама, вот мы и встретились, вновь. Во чтобы-то ни стало я сберегу тебя. - Что это? Cколы у замочной скважины, шкатулку пытались открыть», - я взглянула на незнакомца, он тут же отвернулся, хотя я была уверенна, что чувствовала на себе, его внимательный взгляд.
- Спасибо! – громко сказала я, гостю. - Вы исполнили волю моего отца, а теперь удалитесь! - и решительно указала незнакомцу пальцем на дверь.
- Грубо, но я знал, ждал, что вы, бесцеремонно выставите меня за дверь. - Дочь своего отца, я  и не  надеялся на гостеприимство.
Он опустил руку в карман, от туда достал некий предмет, и протянул мне на ладони.
Я чуть не вскрикнула от неожиданности: «Кольцо моего отца, он никогда не расставался с ним, даже я, единственная дочь своего отца, любовалась им лишь на его руке. Он мог отдать его только самому близкому человеку или..."
Или... - я попыталась отогнать от себя. Взглянув на незнакомца, я спросила:
- Откуда оно у вас? - я взяла кольцо с руки Ариана, некоторое время любовалась им, впервые мне довелось видеть его так близко.
- Ваш отец мне дал кольцо, в тот момент, когда решил отправить меня к вам. - Покажи ей кольцо, - сказал он, - она довериться тебе.
- Откройте шкатулку Виктория, я думаю, там будут все ответы на ваши вопросы, - мужчина комфортно расположился на стуле, закинув ногу на ногу, он наблюдал за моими действиями.
Автоматически, словно загипнотизированные, мои руки потянулись к ключу, весящему у меня на шее.
Я сняла цепочку и покрутила ее в руках, это был логотип серебряной лилии. Я вставила ее в отверстие, повернула, шкатулка открылась.
Зрачки гостя расширились, заблестели, широко улыбаясь, он встал со стула и сделал шаг в моем направлении. Сжав кулаки, в нетерпении, он спросил: - Ну что там?
Я одарила его злобным взглядом, и откинула крышку шкатулки. На дне шкатулки лежали предметы ; конверт, - видимо письмо от отца, - пергаментные свитки, сто доларовые банкноты и она, – серебряная лилия».
- Вот и славно Виктория! - Вы открыли ее, для меня! - я вздрогнула от его неожиданного крика, прозвучавшего, прямо надо мной.
Он оказался позади меня, от возбуждения, тяжело дышал:
- Время умирать, Виктория!
В его руках сверкнуло дуло пистолета, он направил его на меня. Схватив шкатулку перед собой, я попятилась назад и уткнулась в газовую плиту. Свист пули, траектория полета, она попала в шкатулку,проделав в ней внушительную дыру.
«Шкатулка спасла меня», - вздохнула я. - «Эх, предчувствовала ведь, что с этим парнем, что-то не так. Отец неоднократно говорил мне - Не доверяй некому, - дернуло же меня, купиться на такое.
На меня обрушился шквал пуль, дождь штукатурки, осколки рикошета. Я забилась в угол и присела на корточки. Шаги приближались. Я сжалась в комок: "Что нужно от меня этому парню, - магические слитки или золотая линия, явно ему не помешает не то ни другое".
Неожиданно, воцарилась тишина. Я попыталась выглянуть из укрытия, незнакомец нервно тряс оружие, приговаривая:
- Черт побери, пули закончились, - со злостью он отшвырнул оружие в угол. – Виктория, перестаньте прятаться. - Выходите Виктория! - Рано или поздно, ведь я убью вас, так зачем же тянуть время.
"Оружие отвлекло его, это хорошо, он не заметил куда я присела, но все равно я долго не продержусь здесь. Нужно что нибудь придумать".
Во входную дверь позвонили: - Виктория Викторовна у вас все там в порядке? Я слышал шум, Виктория, как вы там, чем то помочь!
«Григорий Семеныч, вызовите полицию, хотелось крикнуть мне, но я вовремя опомнилась, прикрыв рукою рот».
Стуки в дверь и звонки прекратились, я повела носом, ощутив, пары газа в воздухе, постепенно заполнявшие кухню.
"Что это? Газ?! -  я невольно вспомнила, как задела сенсор газовой плиты, и теперь поглощаю последствия своей безолаберности.
- Ну что, Виктория, ты долго не продержишься, отдай мне шкатулку и умри.
- Умри, - закашлялась я, ощущая, как легкие заполняются газом, - вы тоже долго не продержитесь, так не соизволите объяснится, зачем вам это шкатулка.
В руках Ариана блеснуло лезвие меча: - Зачем, разве непонятно, власть, богатство - она даст мне все, чем я мечтаю овладеть в этом мире. А теперь, - раз, два, три, четыре, пять, - я иду тебя искать. Кто не спрятался, я не виноват.
Гулкие шаги приближались, громко отдаваясь в моем сознании:
«Отец, мама – серебряная лилия», шептала себе Лилия, закашлявшись, она прикрыла рот рукою.

Отредактировано Елена (2018-10-14 21:55:52)