Мексиканские истории"

Мост
Хрум-хрум! Весело хрустели стремительно исчезающие чипсы. Гога, поджав ноги, сидел на кухонной табуретке и читал книгу. Почтовый дилижанс несся по прерии, стараясь уйти от преследующих бандитов. Те настигали, и…
Ладошка подростка нашарила пустоту внутри пакета – чипсы закончились. Гога с трудом оторвался от книги и строго осмотрел кухню сквозь очки. Суп в кастрюле на плите, картошка в мойке, которую мама велела начистить к ужину, из овощного ящика выглядывает наглая немытая морковь…
«Что бы, что бы… Что бы съесть?» – Гога затравленно озирался. Ему строго настрого было запрещено совмещать духовную пищу в виде чтения с пищей телесной в виде еды, но кто увидит-то? Все на работе. А покушать Гога любил не меньше чтения. Его блуждающий взгляд задержался на полке со сладостями. Среди банок с конфитюрами, он разглядел жестянку с мармеладками.
«Лимонные дольки,- поморщился мальчуган, подставляя табурет и влезая на полку. – Гадость, но… »
Ножка табуретки неожиданно треснула, и голодный ненавистник засахаренных мармеладок полетел вниз. К своему удивлению, Гога приземлился на нечто горячее и относительно мягкое, совсем не похожее на кухонный линолеум. Убедившись, что очки остались на носу, он открыл глаза и сел. В голубом безоблачном небе сияло раскаленное солнце. Вокруг, утопая в полуденном мареве зноя, простирался бурый песок. Впрочем, местами торчали кактусы, напоминающие напольные вешалки для пальто. Сам мальчик сидел на полоске, условно определяющей дорогу, которая извилистой лентой уходила за горизонт. Поднявшись на ноги, он неуверенно переступил ногами, оставляя чуть заметные следы тапочек на песчаной поверхности.
- Ау! – неуверенно позвал мальчик, оглядываясь.
Словно услышав его, на горизонте показался экипаж, запряженный четверкой лошадей. Карета, или, как потом догадался Гога, почтовый дилижанс быстро приближался, оставляя за собой клубы песчаной пыли. Минут через пять экипаж приблизился и, едва не налетев на Гогу, круто свернул и остановился.
- Тп-ру-у! – орал на лошадей возница, отчаянно натягивая поводья. - Ах ты, маленький паршивец! – не сбавляя громкости, он обратился к Гоге. – Стоит, как тыквенное пугало. Вот я тебя! - кучер погрозил кнутом и, кряхтя, спрыгнул с козел экипажа.
Гога ошарашено разглядывал дилижанс и самого кучера. Карета была не новой, но создавала ощущение добротности, чего совсем не хватало в кучере. Он был высок и чрезвычайно неопрятен: на красном лице клочками торчала седая бороденка, некогда нежно розовая, но потемневшая от грязи рубаха проглядывала из-за не застегнутой, пыльной куртки. Холщовые штаны, свисая пузырями на коленях, уходили в разбитые грубые башмаки.
Дверь дилижанса отворилась, и на пороге показался еще один мужчина, в белой сорочке, при галстуке и отглаженных брюках. На лацкане его темно-серого сюртука сияла медная звезда федерального маршала.
- Дик, что происходит? – поинтересовался он у кучера.
- Да вот, какой-то шкет, сэр, – кучер шагнул к Гоге и, схватив за плечо, подтащил к дилижансу. – Стоял посреди дороги, как прибитый.
- Здесь небезопасно,- заметил маршал, зорко оглядывая горизонт, – бандиты не пропускают ни одной повозки. Ну-ка, отвечай,- он перевел взгляд на лицо мальчика,- ты очередная ловушка, подстроенная мне Эль Дьяболико?
- Говори, когда тебя спрашивает мистер Спэнч! – рявкнул Дик, тряхнув Гогу за плечо.
- Не-ет, - пролепетал мальчик, таращась на гнилые желтые зубы во рту оскалившегося Дика.
- Нет, сэр! – замахнулся на Гогу кучер, - перед тобой сам маршал!
Но мистер Спэнч остановил его:
- Подожди, Дик, еще успеешь преподать мальцу урок вежливости. Это не развяжет ему язык. Лучше обыщи его и поехали. Не следует нам долго торчать на одном месте.
- Сэр, вы хотите взять его с собой? – удивился Дик и его мохнатые седые брови поползли на лоб.
- Ну, естественно,- раздраженно бросил маршал, скрываясь в дилижансе. – Не бросать же посреди пустыни.
***
Гога трясся на жесткой скамье экипажа, неотрывно глядя на медную звезду мистера Спенча. Сам маршал, упершись набриолиненным затылком в спинку сидения, негромко говорил:
- Самое неприятное при встрече с Эль Дьяболико то, что она никогда не промахивается, - мистер Спэнч следил за Гогой из-под прикрытых веками глаз, – я много раз бывал на мушке её кольтов, но еще ни разу она не спустила курок. Возможно, я вызываю у неё симпатию, как мужчина. Но, скорее, она просто играет, ожидая от меня новых фокусов. К сожалению, остальных Эль Дьяболико не щадит. Поэтому её надо остановить, и когда-нибудь я сделаю это! Представляешь, я, Джонатан Спенч, единственный, кому удалось поймать Эль Дьяболико! Определенно, это войдет в историю.
Маршал выпрямился и бросил косой взгляд в мутное окно дилижанса. Полюбовавшись пустынным пейзажем, он перевел глаза на мальчика:
- Ну, а ты что скажешь?
Гога испуганно встретился взглядом с серыми глазами маршала.
- Ничего… сэр,- непривычное обращение далось ему с трудом, но урок кучера Дика он запомнил.
- Э, нет, дружок, так не пойдет,- усмехнулся мистер Спэнч,- ничего – это пустое место. Как тебя зовут?
- Жора, - Гога с перепугу представился именем, которым звала его только классная руководительница.
- Хм… - маршал нахмурился, но тут же просиял - А, Джордж! Конечно же! Так, откуда ты, Джордж?
Гога молчал, он не знал, как объяснить рассудительному мистеру Спэнчу, что еще полчаса назад он совершал набег на кухонную полку с банкой лимонных долек.
- Хорошо, давай так, - терпеливо улыбнулся маршал,- ты из Штатов или Мексики? Техас или Коауила?
Знания по географии у Гоги оставляли желать много лучшего и названия, которые произнес мистер Спенч, не вызвали у него никаких ассоциаций.
- Послушай, - нахмурился мистер Спенч, когда понял, что мальчик продолжает молчать, - мы едем в Акунья, если тебе надо в Рио-Гранде, то это совсем в другую сторону. Понимаешь? Ну, скажи хоть что-нибудь!
Звук выстрела избавил Гогу от ответа. Было слышно, как за стенкой захрипел Дик. Дилижанс неожиданно прибавил ходу. Маршал вытащил из внутреннего кармана сюртука миниатюрный револьвер и опасливо выглянул в окно. Дальнейшие события для Гоги понеслись как картинки в стробоскопе: в грохоте взрыва завертелся перед глазами потолок, и темнота окутала собой все.
Когда мальчик пришел в себя, он понял, что лежит на дверце, ставшей полом, а над головой в мутное окно второй двери пробиваются лучи солнца. Вероятно, от взрыва дилижанс опрокинулся и теперь лежал на боку. Гога попробовал оглянуться, в поисках мистера Спенча, но маршала внутри экипажа не оказалось.
- Буэнос диас, синьоры… - раздался насмешливый женский голос. – Какой сегодня жаркий день! Но вердад?
- Чтоб ты сдохла,- просипел в ответ голос кучера,- стерва…
- Но! Это есть абсолютно невозможно. Прости, я не любить грубость. Адьос.
Грохот выстрела заставил мальчика сжаться в комок и крепко зажмуриться.
- Не хочу показаться грубым,- нарушил паузу голос маршала,- но именем закона брось оружие, я объявляю твой арест!
- Ой-йя, сеньор Юнатан, вы снова развлекаетесь? Э брома? Ха-ха, ценю ваш юмор. Бросайте вашу пушку и останетесь жить. Мас рапидо! Живей!
Два выстрела слились в один, заржала лошадь, раздался вскрик… Гога с ужасом понял, что кричал маршал.
- Мальдита сья! – вновь говорила женщина, но теперь в её тоне присутствовали нотки раздражения. - Вы испытываете мое терпение. Убирайтесь к себе в Рио-Гранде, сеньор или, эль джуро, я отправлю вас вслед за кучером!
- Там, в повозке был мальчуган,- пробормотал маршал, и Гога невольно затаил дыхание, прислушиваясь, – возможно, он еще жив… Дай нам лошадь, я заберу мальчика с собой…
- Кабайо забирайте любую из ваших, я не краду лошадей, - в женском голосе вновь зазвучала насмешка. – И уходите! Ахора! А кто там остался жить или нет, я разберусь сама.
- Клянусь, мы еще встретимся, - пообещал маршал, - и я еще нацеплю на тебя браслеты, Дьяболико!
Звук удаляющихся шагов отобрал у мальчика последнюю надежду на спасение. Вскоре лежащий на боку дилижанс задергался, и вверху откинулась дверь.
- Ола! Есть кто живой здесь?
Гога попытался встать на ноги, но неожиданно боль пронзила левую ступню до лодыжки, и мальчик невольно вскрикнул.
- А! Я слышала! – тут же раздалось снаружи. - А ну, вылезай сейчас же!
- Я не могу! – крикнул Гога в ответ. – У меня нога…
- Дьяблос!
В светлом прямоугольном проеме возник черный силуэт головы в широкополой шляпе. Присмотревшись, Гога разглядел лицо. Молодая чернобровая женщина, блестя белками глаз, внимательно разглядывала его.
- Карамба, - заметила она, - ладно, давай руку, я буду тянуть.
В проем свесилась рука в черной кожаной перчатке. Гога ухватился за неё и свечкой взлетел на свет. Бандитка подхватила его за шкирку второй рукой и усадила на край. Гога зажмурился от яркого солнца, когда он привык, бандитка уже нырнула внутрь опрокинутой кареты и деловито шуршала там.
- Эй, чико, скажи мне, что вез Хитрый Лис в этот раз? – раздалось из глубины дилижанса.
- Не знаю, - пожал плечами Гога, осматриваясь, - он мне не сказал.
Вокруг опрокинутого экипажа бродили три лошади, освободившиеся от повозки. Еще одна лошадка, черная как смоль, в блестящей заклепками сбруе, смирно стояла возле дилижанса. Чуть в стороне, уткнувшись лицом в почерневший песок, лежало тело кучера. Гоге никогда еще не приходилось видеть покойников, тем более с простреленной головой. Мальчик загипнотизировано смотрел на дыру в затылке Дика, пока Эль Дьяболико не вылезла из дилижанса на поверхность.
- Какая жалость, - усмехнулась она, швыряя на песок официальный конверт со сломанной печатью, - этот договор мэр Акунья не прочтет.
- Зато я нашла немного динеро! – она потрясла небольшим холщовым мешком. – Тысяча долларов гринго! Этого хватит… м-м-м… дня на три.
Бандитка легко спрыгнула на дорогу и, подойдя к черной лошадке, стала привязывать мешок к седлу.
- Как твоя нога? – поинтересовалась она. – До Акунья здесь тридцать миль, а до Рио-Гранде двадцать пять. Поймать тебе лошадь? - она кивнула на оставшихся лошадей.
- Я… я домой хочу, - прошептал мальчик.
- А каса? – переспросила женщина и прищурилась, разглядывая Гогу. – Ты не местный? Ой-я! Ты похож на чикос из настоящего мира!
Гога лишь мрачно покосился на неё. Загадки, солнечное пекло, больная нога и рваная дыра в затылке кучера, все это вызывало у Гоги одно единственное желание – зареветь.
- Кстати, - важно продолжала тарахтеть бандитка, - я хочу представиться: Эль Дьяболика. Черная фурия, гроза дилижансов и личный враг сеньора Юнатана.
- А я - Гога, - пробурчал мальчик в ответ, шмыгая носом, – и хочу домой.
- Твой дом там, где ездят машины, люди живут в высоких домах, где есть горячая вода в трубах?
- Да! – обрадовался Гога, - ты знаешь, где это?
- Конечно,- снисходительно улыбнулась Эль,- я сама там живу. Недавно. Настоящий мир, в нем все по-настоящему! Класс! Мьюи бьен!
- А это тогда что? - мальчик мотнул подбородком.
- Это… неважно,- бандитка нахмурилась и тряхнула головой. – Вспоминай, что ты делал, перед тем как попал сюда. Ты нашел мост, который тебя привел. Как вспомнишь о нем, попадешь обратно. Компрендо?
- Не-а,- помотал головой Гога, но послушно зачесал в затылке, вспоминая: - Я упал с табуретки, когда лез за…
- Лучше глаза закрыть,- перебила его Эль, - так лучше получится.
Гога закрыл глаза, а когда снова открыл, то обнаружил себя лежащим на кухне, с подвернутой ногой, придавленной обломками табуретки.
- Вот видишь, как это просто! – раздался голос Эль. Гога поспешно сел и уставился на разглагольствующую бандитку. Эль, подвинув в сторону суп, сидела на плите и болтала черными сапогами в такт словам:
– Попасть обратно гораздо сложнее, нужно снова найти мост, который тебя привел в мой мир. Но для этого, ни в коем случае не стоит падать головой об пол! Но-но-но! Ни пор ки! Мост может быть… О! Либро! – она указала на раскрытую книжку, лежавшую на столе. – Это то он и есть! Пуэнте, мостик, компрендо?
Мальчик ошарашено кивал, растирая ушибленную ногу.
- Ладно, - усмехнулась Эль,- ты попал домой, а у меня еще там куча дел.
Она протянула руку к полке и схватила жестянку лимонных долек: - Я возьму вот это. Но проблемас? Грасьяс! Хаста луего, амиго!
Прежде чем Гога успел вымолвить что-то в ответ, экспрессивная фурия растворилась в воздухе, оставив на плите подвинутую кастрюлю.
Гога задумчиво потер шишку на затылке и, поднявшись, подошел к столу.
«… Дик хрипел, зажимая рану на груди, глядя в черноту дула.
- Что б ты сдохла,- сорвалось с его губ, - стерва…
Громыхнул выстрел. В лоб кучеру летел малиновый заряд смерти…»
На мгновение Гоге показалось, что он стоит рядом с раненым Диком и смотрит в лицо усмехающейся Черной фурии, только что спустившей курок своего кольта. Мальчик вздрогнул и торопливо захлопнул книгу, возвращая кухню обратно. Прихрамывая, он подошел к мойке и, стянув очки, умылся холодной водой. Мысли кружились вокруг последних слов Эль Дьяболико: «Это он и есть! Мостик!»
Мальчик нацепил очки на нос и, взяв овощечистку, начал чистить картошку к ужину.
Задачка по математике
''Из пункта А в пункт Б вышло двое туристов...", - Гога сидел за партой и уныло читал условия задачи. Его коллеги за соседними столами послушно делали то же самое. Учительница математики Елена Павловна, воспользовавшись тишиной в классе, заполняла журнал. Закончив, она подняла голову и строго оглядела понурые головы учеников:
-Так, кто решил? - поинтересовалась она, но желающих похвастаться отчего-то не оказалось. - Хорошо, тогда к доске пойдет...
***
Мистер Спэнч, осторожно ступая меж камней горного склона, пробирался по узкой тропе наверх, стараясь не навредить своим новеньким щегольским ботинкам. Маршал был не один, его сопровождал невысокий парнишка, в соломенном широкополом сомбреро и совершенно непотребном грязном пончо. Своих лошадей путники оставили внизу у подножия скалы, одиноко торчавшей посреди пустыни.
- Послушай, Хорхе, - серьезным тоном заговорил маршал, - ты понимаешь, что тебе хода назад нет? Даже если мы сейчас ничего не найдем, все равно ты покойник. Эль Дьяболико не щадит крыс, а ты - крыса.
- Сеньор Юнатан, - пробубнил парень из-под зонтика сомбреро, шагая за маршалом следом, - я клянусь вам, она будет здесь, когда повезут деньги.
- Почему я должен тебе верить? - пожал плечами мистер Спэнч. Неожиданно тропинка закончилась и маршал оказался на небольшой площадке природного происхождения. На краю плато, образуя бруствер, лежали пыльные мешки с песком. Рядом стояли два деревянных ящика, заботливо укрытые тряпкой. В одном маршал обнаружил тротиловые шашки, а второй оказался наполовину полон патронами для семизарядного "Спенсера".
- Видите, мистер Спэнч, - гундосил Хорхе, - я вас не обманывал, сэр. Отсюда дорога, как на ладони.
Маршал взглянул вниз. Вид на дорогу открывался превосходный, но мистер Спэнч остался недоволен:
- Слишком далеко, - проворчал он, - для наблюдения место может и подходит, но для стрельбы…- маршал поцокал языком и отрицательно покачал головой.
- У нее винтовка, сэр, - шмыгнул носом парень, - я сам видел, она - огромная, настоящая пушка!
- Обычный карабин, - несколько раздражено ответил маршал, присаживаясь на корточки перед ящиками, - пятьдесят шестого калибра.
Он сосредоточенно замолчал, вертя в пальцах патрон из ящика. В голове мистера Спэнча начинал созревать план на завтрашнее утро.
***
- ...Жора Евсеев, - назвала жертву Елена Павловна. Гога вздрогнул и растеряно оглянулся, ловя на себе насмешливые взгляды одноклассников.
- Давай, выходи к доске, - поторопила мальчика классная руководительница, - и запиши условие задачи.
Гога, прихватив учебник, покорно поплелся на лобное место. Выйдя перед классом, он вывел на доске кривую надпись: «Дано» и зачитал вслух:
"Двое путешественников спускались с горы высотой «аш». Скорость молодого туриста была в полтора раза больше, чем у пожилого. Определите высоту горы, если известно, что пожилой турист спускался дольше на двадцать минут".
- Это не та задача, - нахмурилась Елена Павловна, - читай условие задачи номер... Жора? Жора!
***
- Знаешь, Хорхе, пока Эль Дьяболико на свободе тебе придется пожить в камере, - мистер Спэнч почти бегом спускался по тропе, пытаясь успеть за шустрым мексиканцем, - это не арест, а ради твоей же безопасности. Да притормози ты, наконец!
- О, благодарю сеньор Юнатан, - Хорхе остановился и, обернувшись, рассмеялся, продемонстрировав неожиданно белоснежную улыбку на чумазом лице, - но мне такая защита не по нутру. Эль Дьяболико сейчас нет в Рио-Гранде, по слухам она смылась в Акунья. Мне нечего бояться.
- А мне наплевать на твое нутро, - рассердился запыхавшийся маршал, - тогда я тебя просто арестую и ... Джордж!?
Последнее восклицание относилось к школьнику, неожиданно возникшему на тропинке, чуть впереди Хорхе. Увидев маршала Гога улыбнулся, но тут же посерьезнел, внимательно разглядывая перепачканное грязью удивленное лицо мексиканца.
- Здравствуйте, мистер Спэнч, сэр, - наконец, вежливо поздоровался юный путешественник.
- Парень, ты всегда так появляешься, из ниоткуда? - поинтересовался маршал. Он отпихнул Хорхе и шагнул вперед, разглядывая Гогу. - Странный ты малый, - задумчиво произнес он, - но я рад, что ты выпутался тогда.
Лицо маршала осветила самодовольная улыбка:
- Теперь ты почти, как я. Можешь гордиться тем, что пережил встречу с самой Эль Дьяболико.
- А если придержишь язык, переживешь и вторую, - негромко пробормотал Хорхе, - Черная Фурия не любит хвастунов.
- Хорхе, заткнись, - попросил маршал, - не пугай мальца. Сам же только что трындел, что она в Акунья...
- А, разве... - начал было Гога, повторяя попытку вглядеться под сомбреро мексиканца, но тот отвернулся, предоставив мальчику разглядывать выцветший узор на пончо.
- Ладно, ребята, - скомандовал мистер Спэнч, - за мной! Шевелитесь, время - деньги!
Он уверенно зашагал вниз по тропе.
Гога повиновался, стараясь не отстать от маршала, а Хорхе, став теперь замыкающим, наоборот, удлинил дистанцию, отстав от школьника.
Спуск занял минут двадцать. За это время Гога, вдоволь насмотревшись на безжизненный пейзаж с кактусами-вешалками, пару раз пытался заговорить с Хорхе, но тот отмалчивался, пряча лицо под полями шляпы. Когда, наконец, экспедиция достигла подножия скалы, выяснилось, что лошадь Хорхе исчезла.
- Проклятье! - мистер Спэнч вертел головой, оглядываясь. - Втроем на моем Вихре мы не уедем. Хорхе, паскудник, признавайся, куда ты дел свою лошадь?
- Сеньор Юнатан, я не прятал Анхелину, клянусь, - бубнил мексиканец, совершенно не проявляя признаков волнения, - девочка, должно быть, устала ждать и направилась искать воду. Я пойду по ее следам...
- И станешь легкой мишенью Эль Дьяболико, - саркастично заметил маршал, – дьявол тебя раздери! Придется возвращаться в город пешком...
- Пешком мы доберемся затемно, сеньор каманданте, - возразил Хорхе, - а время есть динеро, вы сами говорили...
- Черт, - мистер Спэнч нахмурился, сцепив руки за спиной. – Ты прав, деньги повезут уже завтра утром, и откладывать никак нельзя. Мне нужно успеть собрать и расставить здесь людей шерифа, очень похоже, что Фурия будет атаковать повозку с плато... - маршал хмуро покосился на Гогу, затем перевел взгляд на Хорхе.- Так, что ты предлагаешь?
- Только то, чтобы каждый занимался своим делом, сеньор - снова блеснул улыбкой мексиканец, - вы можете отправляться ловить бандитов, а я с Хуанито, - Хорхе неожиданно шагнул к Гоге и положил перемазанную руку тому на плечо, - найду Анхелину, и мы вернемся а каса. Но проблемас, сеньор команданте!
Мистер Спэнч нахмурился еще сильнее, подозрительно разглядывая Гогу. Наконец, он принял рашение:
- Ладно, Джордж, слушайся Хорхе и ничего не бойся, он приведет тебя вечером ко мне. Завтра здесь будет полно народу, если не вернетесь сегодня, вас все равно отыщут. Так, ребята, - Джонатан запрыгнул в седло Вихря, - удачи вам!
- Сальюдос, сеньор Юнатан, - попрощался Хорхе, - увидимся вечером.
Когда маршал верхом скрылся из виду, Хорхе отпустил плечо мальчика и с удовольствием стянул с головы свою шляпу.
- А я знал, что это ты, - заулыбался Гога, когда пышные темные волосы разметались по плечам мексиканца, – хочешь обмануть мистера Спэнча?
- Мальдито сья, - ухмыльнулась Эль, - Старый Лис совсем свихнулся, пытаясь придумать, как поймать меня. Даже маленький чико понял, кийен эс кийен, но не идьиота-маршал. Э, буэно, - нахмурилась бандитка, - а что здесь делаешь ты?
- Я? – Гога смутился и поправил очки на носу, - ну… знаешь, я здесь прячусь…
- Вот как? – перемазанное лицо Дьяболики выражало легкую степень заинтересованности с львиной долей скепсиса. – Скажи мне его имя…, - бандитка сделала неуловимое движение, и в её пальцах блеснул сталью длинный складной нож, - и, но проблемас, я отправлю его эль э сьелос. В лучший мир.
- Я убежал с математики, - пожал плечами школяр, – дурацкая задача…, - он вдруг замолчал, разглядывая скалу, с которой они втроем спускались минут двадцать назад, – скажи, а какая у неё вышина?
Эль перевела взгляд на гору и оценивающе прищурилась.
- Здесь семьсот футов, от низа до макушки, - выдала она, - но мы были ниже, во-он там, - Эль вскинула руку, указывая на середину скалы, – футов четыреста…
- Футов? - Гога отчаянно соображал, сколько в одном футе может быть километров вместе с килограммами и гектарами.
- Си, футов, - довольно кивнула Эль, – но тебе следует вернуться на урок.
- Ну, не-ет! – Гога даже закрыл глаза, отчаянно мотая головой, - Пожалуйста…
***
- Жора, эта не та задача! – строгий голос Елены Павловны вернул школяра в реальность. – Но, может, ты её решил? Какой ответ?
- Четыреста футов, - пролепетал мальчик, с разочарованием оглядывая класс, - это если не до макушки. А так, футов семьсот.
- Футов?! – округлила глаза педагог. – Гоша!
Мальчик втянул голову в плечи под изумленным взглядом педагога. Губы Елены Павловны искривила улыбка разочарования попалам с презрением. Она поднялась из-за стола и обратилась к классу:
- Ребята, вы слышали? У нас оказывается у доски иностранный гость! Он живет там, где нет метрической системы измерения и он понятия не имеет о метрах, а меряет все в футах.
Класс безмолвствовал. Елена Павловна удивленно рассматривала настороженные лица учеников, которые всегда были не прочь высмеять своего однокашника по любому поводу. Но сейчас дети озадачено молчали, глядя ей за спину. Почувствовав неладное, педагог обернулась к Гоге и вздрогнула от неожиданности: рядом с мальчиком стоял человек в грязном выцветшем пончо и соломенном широкополом сомбреро. Чуть подняв голову, мексиканец поймал взгляд Елены Павловны, и прищурив карие глаза, блеснул белоснежной улыбкой:
- Буэнос тардес, сеньора маэстра. Ми нама эс Хорхе, сой ун амиго эль Хуанито. Ки хаблар собре эль монтаньяс ий пьиес?*.
Не отводя пронзительного взгляда, Хорхе опустил грязную ладонь на плечо неуверенно заулыбавшегося Гоги.
(* Добрый день, госпожа учительница. Моё имя Хорхе. Я приятель этого Иванушки. Что вы хотели знать о горах и футах?)
Разыскивается! Живой или мертвый
Курятник песик охранял,
Цыплят стерег, лису гонял.
Но черно-бурая воровка
Дурачила беднягу ловко!
Двое комедиантов под громыхание разбитого пианино исполняли злободневные куплеты, кривляясь на плохо освещенной сцене салуна. Мистер Спэнч, благоухая туалетной водой, сидел в самом центре зала и сосредоточено смотрел номер, не пропуская ни единого слова. Стрелы клоунов били точно в цель, с каждым новым куплетом федеральный маршал мрачнел все сильнее, ощущая насмешливые взгляды посетителей. "Да, - кисло размышлял он, исподлобья оглядываясь по сторонам, - это тоже способ войти в историю".
Два грубияна! Баста, хватит!
Вас замолчать мой кольт заставит!
Хватать лопаты, мис амигос
Идти, копать могил! Адиос!
На сцену вышла Эль Дьяболико с кнутом в одной руке и пистолетом в другой. Продекламировав реплику, она направила свое оружие на куплетистов. Те, в притворном испуге начали прятаться друг за друга, строя уморительные рожи. Эль щелкнула бичем, и комедианты покорно вскинули руки к закопченному потолку. Мистер Спэнч в оцепенении не мог поверить своим глазам. Он сделал рывок вперед, опрокидывая стул и на ходу вытаскивая револьвер из внутреннего кармана сюртука.
- Стоять! - рявкнул он, беря на мушку бандитку. - Именем закона...
Смех публики оборвал тираду маршала, а отчаянный визг актрисы окончательно убедил его в том, что он поторопился, приняв желаемое за действительное. Комедианты поспешно свернули выступление и увели перепуганную певичку за кулисы.
«Проклятье,- досадуя, мистер Спэнч, протер «бульдог» платочком и сунул обратно в карман,- даже её отсутствие делает из меня клоуна!». Он медленно побрел к выходу, не поднимая глаз, пока не натолкнулся на щуплого пожилого мужчину.
- Вы - федеральный маршал, Джонатан Спэнч? - безо всяких предисловий осведомился старик.
Мистер Спэнч поднял глаза и окинул взглядом незнакомца. Фасон его одежды был необычен: мысы кожаных сандалии в мелкую дырочку выглядывали из-под свободных парусиновых штанин серого цвета, в которые была заправлена клетчатая рубашка с короткими рукавами. В тощих морщинистых руках мужчина мял заношенную некогда белую кепку.
- А кто спрашивает? – прищурился маршал, - Да, я Джонатан Спэнч, чем могу быть полезным?
- Не-ет, это я вам могу быть полезным, - запротестовал старик, улыбаясь и демонстрируя железные коронки, - я знаю, как можно поймать... Черную Фурию!
"Еще один сумасшедший", - грустно подумал маршал, а вслух вежливо произнес: - Какая приятная новость. Пойдемте, по дороге расскажете о ваших соображениях. Так, как ваше имя?
- Карпофф, - представился старик. - Я - библиотекарь.
***
Гога нес книжки, на ходу пытаясь сочинить правдивую историю о том, куда бы мог исчезнуть первый том о похождениях Эль Дьяболико. Увы, на книге-мостике, соединяющего настоящий мир с миром песка, зноя и кактусов, стоял фиолетовый штамп школьной библиотеки. Не придумав ничего, кроме термитов, питающихся исключительно  приключенческими романами, Гога потянул за ручку входную дверь, в тайне надеясь, что та окажется запертой.
Библиотека оказалась открытой, и ее хозяин - седой щуплый старикан, которого за глаза звали Карпушей, был на месте. Он сидел за столом в окружении высоких, до потолка, стеллажей с книгами и деловито шуршал карточками формуляров, щуря черные глазки за стеклами очков в роговой оправе. Гога с тоской скользнул взглядом по сосредоточенной фигуре Карпуши и приблизился:
- Владимир Николаевич, а я книжку... потерял, - с места в карьер начал он, выкладывая из сумки пачку художественной литературы. Старик мельком глянул на принесенные книги и перевел взгляд на мальчика:
- Очень плохо, - произнес он, - просто отвратительно, что ты врешь. Книгу необходимо вернуть!
Гога с ужасом чувствовал, как кровь приливает к лицу, и щеки начинают предательски гореть.
- Хорошо... - прошептал неудавшийся экспроприатор, - я еще поищу... вдруг...
- Теперь ты должник, - сухо оборвал его лепет старик, - а знаешь, что бывает с должниками?
Гога испуганно смотрел на мясистый нос Карпуши, стиснутый дужкой очков. Он имел багровый оттенок, и хищно очерченные линии крыльев делали его похожим на толстый птичий клюв. "Тукан", - мелькнула мысль в голове мальчика. Убедившись, что старик закончил свой грозный монолог на тему долговых ям, закладных и безутешных родственников должников, Гога подобрал с пола пустую сумку и побрел на выход.
Едва за мальчиком закрылась дверь, Карпуша отложил формуляры и вынул из-под стола книгу серии «Библиотека приключений». Хмуря косматые брови, старик неторопливо начал листать страницы, как вдруг в какой-то миг он исчез. Библиотека опустела.
***
- Ола, амиго! – звонкий голос Эль нарушил сонную тишину улицы. Гога перестал размахивать пустой сумкой и растеряно оглянулся. Бандитка в сногсшибательном темно-красном платье, лихо балансируя на высоченных шпильках, приветливо семафорила ему около театрального киоска. Оказалось, что интеллигентного вида мужчина в светлом костюме, приобретавший в этот момент билеты, был с ней в компании. Нехорошее саднящее ощущение где-то внутри легких заставило подошедшего Гогу нахмурить брови.
- Чикос, знакомьтесь, - предложила Эль, когда её спутник вынырнул с билетами из окошка киоска, – Мунья, это есть Гого. Гого, это есть Мунья. Ла коночи!
Тот, кого Эль назвала Муньей, наградил бандитку укоряющим взглядом и, поправив очки, улыбнулся, протягивая мальчику ладонь:
- Эммануил Иннокентьевич, - представился он мягким приятным голосом, - корректор.
- Жора… - хмуро ответил Гога, неохотно пожимая руку, и с вызовом добавил,- ученик! Учусь я.
- Мунья вести меня сегодня эль театро, смотреть эспектакльёс, - затарахтела Эль,- он пообещал, что это будет курьосаменте, интересно и незабываемо.
- Театр необходим для твоего духовного развития,- заметил Эммануил Иннокентьевич, убирая билеты во внутренний карман пиджака, - но я не обещал, что тебе будет интересно. Просто, полезно.
- Что такое? – Эль возмущенно уставилась на своего кавалера. – Эньянадор! Ты и Шурья пели мне сказки, что театро в настоящем мире есть инкрейбле!
- Незабываемо, - согласно кивнул корректор и усмехнулся. – Никакого обмана - понравится тебе или нет, все равно запомнишь.
- Мальдита сья! Дос ментиросо! Йо а мемориза, те ло джуро! *
- У нас есть время,- сообщил Эммануил, невозмутимо разглядывая циферблат наручных часов, - можем посетить кафе. Жора? Вы с нами?
В другой раз Гога с радостью согласился, но непонятная обида, душившая его, заставила отрицательно помотать головой:
- Не... уроки делать надо, - проворчал он, глядя на босоножки Эль.
- Ай-йя, что не так? Посмотри в глаза,- бандитка шарила взглядом по мрачному лицу приятеля.
- Ничего, - буркнул Гога, поворачиваясь спиной,- я пойду, домашка большая... пока!
- Си?– Эль вопросительно уставилась на Муню. – Это точно?
Тот пожал плечами:
- Ладно, пойдем, - Эммануил Иннокентьевич прихватил Эль за локоток. - До свидания, учащийся Жора, - крикнул он в спину мальчику.
- Адьос! - махнула рукой Дьяболико, увлекаемая корректором в сторону кафетерия.
Гога, упрямо глядя под ноги, плелся домой.
(* Черт возьми! Два обманщика! Я все запомню, клянусь!)
***
В одиннадцать вечера в комнате родителей смолк телевизор. Тишина расползлась по квартире, и стало слышно, как тикают настенные часы в прихожей. Неполная луна, заглянув в окно, осветила комнату Гоги. Мальчик лежал на кровати, укрывшись с головой одеялом, и, подсвечивая себе фонариком, читал:
"... Плот, увлекаемый течением, сместился на середину реки и стремительно несся вниз. Редкие пальмы вперемешку с зеленью кустов мелькали по обоим берегам. Местность напоминала тропики и беспощадное солнце, торчавшее в зените, только добавляло сходство с Африкой. На плоту маячили фигуры путешественников. Маршал держался в центре у мешков с припасами, нервно поглядывая на воду. Эль находилась на корме и пыталась править единственным веслом.
- Здесь не может быть крокодилов, - Дьяболико наградила компаньона снисходительной улыбкой. - рио Баэлья очень спокойная.
- Да? Неужели? - мистер Спэнч покривил губы. - Ты это скажи вон тем бревнам, что плывут за нами уже с четверть часа.
- Ой-я! Каррамба! - Эль в притворном ужасе округлила глаза, - нос экстремо, нам крышка! Давай, тебя съедят на первое? Только карту оставь, вдруг мне повезет?
Маршал инстинктивно прижал ладонь к груди, где во внутреннем кармане сюртука хранился разлинованный кусок пергамента. Наградив бандитку недобрым взглядом, он отвернулся и стал смотреть вперед..."
Луч фонарика скользил по страницам, Гога самозабвенно проглатывал новые приключения мистера Спэнча и неожиданно ставшей на путь праведницы Эль Дьяболико. Мальчик настолько увлекся, что не сразу обратил внимание на голоса, зазвучавшие в его комнате. испугавшись, что его застукали, он тихонько выключив фонарик, притворился спящим. Когда голоса зазвучали вновь, полуночник с удивлением узнал в одном из них голос маршала:
- Карпофф, ты ублюдок, и я не лучше, - негромко говорил мистер Спенч,- все это - киднэппинг, чистой воды.
- Отнюдь, господин маршал. Не похищение, а задержание пособника опасной преступницы. Именно так, сэр! С изъятием доказательств.
- Каких еще доказательств? Я не допущу мародерства!
- Книга, сэр. Она должна быть изъята и возвращена в библиотеку! Этот негодяй еще и вор, уверяю вас!
Гога откинул одеяло и сел на кровати. В его комнате находились двое: федеральный маршал Джонатан Спэнч и хозяин школьной библиотеки Карпуша.
- Именем закона, - отчеканил маршал, - Джордж, ты - арестован.
- Книга, негодник, где моя книга!? - выл Карпуша, мечась у книжной полки в тщетной попытке разглядеть названия на корешках.
- Карпофф, ты тоже, - неожиданно произнес мистер Спенч, направляя на библиотекаря короткое дуло "бульдога". - Стой, где стоишь. Вы оба подозреваетесь в сговоре с Эль Дьяболико и пойдете со мной!
***
Несмотря на глубокую ночь, полицейский участок в Рио-Гранде готовился к штурму. Все его сотрудники были подняты "в ружье", и теперь двое рейнджеров вместе с уборщиком, вооруженные ружьями, дежурили у окон здания. Сам шериф, уже не молодой, но жилистый мужчина, с сединой и пышными усами, выделявшимися на загорелом лице, сидел за решеткой камеры рядом с маршалом и стерег двух арестантов. Гога, завернутый в одеяло, по очереди разглядывал суровое лицо мистера Спэнча и неожиданно добрую, даже сочувствующую физиономию шерифа. Под дулом наведенного револьвера, забившись в дальний угол камеры, сидел Карпуша. Он весь кипел и периодически начинал взывать к маршалу, его разуму и совести, но мистер Спэнч оставался безучастным к воплям арестанта. Время тянулось бесконечно медленно, и первым поддался уборщик. Его бодрое храпение разрядило напряженную тишину, полицейские зашевелились, послышался негромкий смех. Гога к этому моменту уже дремал, но заслышав звуки, приободрился.
- Эй, Том, - крикнул шериф одному из рейнджеров, дежурившему у окна, - пни Гекля, а то Чикита обидится, что ее уже и не ждут.
- Да откуда она вообще знает, что вы нас взяли? - раздраженно поинтересовался Карпуша. - Телеграмму ей выслали?
- В этом и был твой прокол, Карпофф, - вдруг произнес мистер Спэнч и устало улыбнулся. - Когда ты предложил мне взять Джорджа и ждать появления Черной Фурии, я тоже подумал - как она об этом узнает? И знаешь, что пришло мне в голову?
В этот момент сапог Томаса достиг мягкого места храпящего уборщика, и в неожиданно наступившей тишине раздалась нецензурная брань.
- Гекль, заткнись! - рявкнул шериф, прерывая поток грязных ругательств. - Продолжайте, мистер Спэнч.
Маршал согласно кивнул.
- Я подумал, что ты и есть настоящий подельщик Эль Дьяболико, - маршал сурово смотрел на Карпушу. - Решил избавиться от такого опасного партнерства и подставить ее? Ведь это ты должен был сообщить ей о том, что Джордж у нас, верно? Но теперь я спутал твои карты, Карпофф. Мисс Фурия придет за тобой. Кстати, знаешь, чем она платит крысам, вроде тебя?
Карпуша неожиданно побледнел и схватился за сердце.
- Сэм! Мистер Спэнч! - раздался крик одного из полицейских. - Чикита здесь!
Маршал и шериф удивленно переглянулись.
- А ты ничего не путаешь, сынок? – поинтересовался Сэм, вставая со скамьи. - Я что-то не слышал ни выстрелов, ни взрывов. Это не похоже на Черную леди.
Мистер Спэнч тоже поднялся, доставая ключи.
- Я думаю, арестованные посидят здесь, - распорядился он, отпирая решетчатую дверь камеры, - пока мы выясним, в чем дело. Что-то здесь не так. Шериф, молча, устремился к окну, маршал присоединился к нему.
Кусочек улицы перед зданием полиции освещался керосиновым фонарем. В его неярком мерцающем свете у стены противоположного дома маячил черный силуэт в широкополой шляпе. В опущенных вдоль тела руках женщина держала револьверы, а когда на оклик шерифа она подняла голову, стало видно, что её лицо до глаз скрывает черный платок.
- Что ты об этом думаешь, Сэм? - негромко пробормотал маршал. - Она странно выглядит.
- Да это и не она, черт ее раздери, - буркнул шериф. - Парни! Уберите ружья! Это не Чикита. Я выхожу!
- Погоди, - маршал устремился за ним. - Я с тобой! Том, Фил, Гекль, смотрите в оба, болваны! Не прошляпьте настоящую Чикиту!
Шериф уже вышел на улицу и, бросая острые взгляды по сторонам, не спеша двинулся к замершей фигуре бандитки. Мистер Спэнч, держа наизготовку свой револьвер, заспешил за ним.
- Милая, брось свои кольты, - попросил у женщины Сэм, пройдя половину пути,- клянусь, никто не будет в тебя стрелять.
Бандитка послушно разжала пальцы и развела руки в стороны, но револьверы и не думали падать, повиснув на рукавах куртки дулами вниз.
- Что за фокусы? - вспылил мистер Спэнч, беря женщину на мушку. В тот же момент она издала жалобное мычание и, подогнув колени, рухнула в беспамятстве на дорогу.
- Черт, - крякнул шериф, присаживаясь на корточки рядом с упавшей бандиткой.
Он стянул платок, скрывающий её лицо, и удивленно присвистнул: рот несчастной оказался туго замотан скрученной тряпкой.
-Я знаю кто это, - маршал, приблизившись, разглядывал лицо женщины, - она певичка из бара, играла Эль Дьяболико.
Он наклонился и затряс актрису за плечо:
- Мадам, очнитесь! Вы арестованы по обвинению в пособничестве опасному преступнику...
Шериф, сокрушенно качая головой, пытался отвязать бечеву, которой были привязаны рукояти кольтов к запястьям женщины.
***
В тот волнующий момент, когда весь полицейский участок, затаив дыхание, следил, как мистер Спэнч и шериф арестовывали рухнувшую в обморок певичку, кусок стены каменного мешка, где сидели Гога и Карпуша, неожиданно дрогнул и отошел назад, образуя прямоугольную дыру:
- Ой-ла? Хуанито, ты здесь? – послышался шепот из открывшегося лаза.
Гога и Карпуша нерешительно переглянулись.
- Мальдито сья! Респонда, пор фавор! – настойчиво потребовали из дыры.
- Я здесь,- наконец, произнес Гога.
- Э буэно, наконец-то! Лезь сюда, живо! Здесь пасай - прополз наружу. Рапидаменте! Шевелись же, ну!
Гога приблизился к дыре и осторожно сунул внутрь голову. Руки в перчатках уцепили его за плечи и рывком втащили в черноту лаза. Карпуша, после некоторого колебания, тоже склонился к дыре, примериваясь нырнуть следом за мальчиком, но неожиданно звон оплеухи разнесся по камере, и библиотекарь с алеющим следом пятерни на щеке отлетел к решетке. В тот же миг кусок стены стал на место, закрыв спасительный выход на свободу.
***
- А этот… Эммануил Иннокентьевич… Он тебе - кто? – огонь костра блестел, отражаясь от стен пещеры и стекол очков Гоги. Мальчик сидел на пыльной подстилке, закутавшись в черное пончо, и держал над костром палочку, на конце которой был нанизан кусочек мяса. Эль Дьяболико, сложив ноги по-турецки, сидела напротив и ловко разделывала навахой тушку суслика.
- Каррамба! – Эль, усмехнувшись, скользнула взглядом по сосредоточенной физиономии юного ревнивца.- Все мужчины – одинаковы, в каком бы мире они не жили… Лос сьелосос, лос тонтос….
Мальчик смутился и втянул голову в пончо, но глаз не отвел.
- Э буэно,- вздохнула бандитка,- Я расскажу. Мунья и Шурья – это двое моих маэстрас, воспитатели. Се компрендос? И, хватит об этом.
- Воспитатели... – Гога неожиданно посветлел лицом. – Как в детском садике?
- Баста, я сказала!
Но убийственный взгляд бандитки не помог, Гога засмеялся. Только сейчас он вдруг понял, как хочет спать, и глаза слипаются сами собой.
- Эй, Хуанито? Алло?
***
- Гогик, подъем! В школу опоздаешь! – голос настойчиво разгонял сон. Гога открыл глаза. В приоткрытую дверь его комнаты заглядывала мама:
- Вставай, уже восьмой час. Опять читал ночью? А это… что?
Гога проследил за её изумленным взглядом. На письменном столе, завернутый в листовку с надписью «Wanted! Dead or alive!» лежал зажаренный суслик.
- А это… доставка пиццы,- пробормотал Гога, косясь на портрет Эль Дьяболико, сурово глядевшей на него с листовки.

Подпись автора

Удобная штука - фальшивая репутация:
всегда с собой и не оттягивает карман при ходьбе.
https://nick-name.ru/forum1t0/Oldhats.gif