«Картина никак не складывалась воедино, ни фотографий никаких памятных вещей в доме, абсолютно ничего».
Виктор стоял у офиса с папкой в руках, перелистывал данные в телефоне. Он не заметил, как сзади к нему подкатил автомобиль.
- Привет Виктор подбросить тебя до дома? - спросил Николай.
- Нет, я наверно зайду в школу за Алисой.
- Хорошо, успеем и за ней, прыгай.
Автомобиль остановился у школы. Алиса с подругами вышла из задания школы, заметив ее, Виктор помахал ей рукой.
- Что ты тут делаешь? - недовольно сказала она, приблизившись к Виктору.
- Просто решил за тобой заехать.
- Просто, у тебя все просто, жизнь удалась.
- Да, ладно вам уже садитесь, дома разберетесь, а то ругаетесь посреди улицы, словно молодожены.
- Как дела в школе? - спросил Виктор Алису.
- А тебе то что.
«Грубо. Мне в этом теле находиться от новой луны до полнолуния, смогу ли я изменить его жизнь или запутаю совсем. Две недели, но я ничего не изменил, Я преуспеваю на работе, начальник мной доволен, отношения с сотрудниками заметно улучшилось, а вот с Алисой».
Он долго размышлял об этом, - «Что с ней не так?» Время шло, и он решил напрямую спросить Алису. Алиса прикрыла уши руками и мотала головой:
- Я не хочу вспоминать об этом. Загляни в себя, - сказала она.
«Зинаида Аристарховна, выхода нет. Бедный Виктор пойдешь ты на опыты. И я заглянул в себя».
«Воспоминания Виктора. Разум, где же ты парень.
Я был высок и красив с самого детства. Первым в классе в школе, в институте. Учеба, спорт все легко давалось мне в этой жизни. Девчонки визжали от восторга при виде меня. Но я был гордым, очень гордым, никогда и не перед кем не склонял головы. Мир вращался вокруг меня, а не я в этом мире. Я не жалел слабых, смеялся над отвергнутыми, зачастую мной же. Лучший ученик, лучший в спорте, лучший в институте, лучший начинающий карьеру офисного планктона, который хотел взобраться на самую вершину и мне это почти удалось. Лучший в разгульной жизни, девочки, выпивка, друзья.
А затем, я вспоминаю этот день. Я иду с двумя девушками, они держат меня под руку. У входа в бар молодой мужчина, призывающий имя девушки. Заметив меня, мужчина стал слать проклятия в мой адрес. Он кричал, отчаянно рвал на себе волосы и одежду.
- Она погибла, погибла из-за тебя! Сколько еще жертв потребует твоя нечеловеческая душа!
- Кто он? О чем он говорит? Незнакомец, я его вижу первый раз в своей жизни.
- Ты уже не помнишь, не помнишь ее, для тебя она была всего лишь игрушкой! – Сана, она бросилась с моста из-за тебя, ты убил ее!
В моей голове пронесся облик девушки. Новости по телеканалу – тогда этот силуэт на мосту показался мне знакомым. Девушка бросилась с моста Кана – она погибла. Неужели я причастен к этому. Теперь я начинаю вспоминать. Ее признание, я помню, как оттолкнул ее, так просто, помню ее слезы, на коленях она умоляла меня, - в таком же положении, как сейчас, этот молодой мужчина.
– Я отомщу за нее, я убью тебя Виктор – бездушный, она выбрала тебя.
Это прозвище давно тянулось за мной.
В воспоминаниях проносится тот день. Ливень и я молодой работник офиса, бегущий с зонтом под дождем.
Я крикнул: - Хай! – пробегая мимо пекарни Семена. Алиса, я всегда ее считал странной девочкой. Посмотрела на меня, фыркнула и отвернулась. Я забежал за угол, – толпа отморозков обступила меня.
Я как груша для битья пошел по рукам, пытался сопротивляться, но при такой несправедливости в неравности сил было бесполезно. Я упал на колени, опустил голову вниз, недвижно смотрел на тротуар, на который стекали капли моей крови. В висках стучало, но я слышал шум, драка продолжалась. Я заставил себя подняться, мелькали фигуры Семена, отморозков.
«Зачем ты встрял в это». Блеснувшее лезвие ножа вонзающиеся в тело Семена. Мощный удар и человек, отлетевший на мощенную камнем улицу, звук удара головой о камни. Семен потерял сознание. Я рвался к нему, но множество рук, как пауки заграбастали меня в свои сети. Я лежал в переулке, жалкий свернутый в клубок червь. Мой разум затуманился, мои глаза смотрели на безжизненное тело Семена. Я чувствовал, как жизнь покидала мое тело. Я слышал звуки пинков, но уже не чувствовал их. Мой взгляд невольно встретился со взглядом девочки, выглядывающей из-за угла. Сигнализация, полицейская машина, толпа отморозков бросившаяся в рассыпную. Скорая помощь, носилки с санитарами. Врач, склонившийся над телом Семена, он смутно видел, как его тело погрузили на носилки, закрыли простыней. - Он мертв, - пронеслось в моей голове. Алиса стояла неподалеку, и смотрела на эту картину. Я читал ненависть в ее глазах, ненависть к этому миру. Слезы застыли на ее глазах, но не коснулись ее щек. Взглядом она провожала отца и меня. Семен был мертв, и лишь это крутилось в моей голове: «Как я посмотрю в глаза Кате, скажу ей, почему не смог защитить, спасти его, почему он, а не я мертв». За мое пребывание в больнице никто меня не навестил, я так и думал: «Кому я нужен». Катерина, скорей всего она меня обвиняет в случившимся. Я сам строил свою судьбу, чертил свою линию жизни, черным карандашом и эта линия становилась все толще и чернее. Меня выписали из больницы. Я стоял на пороге своей квартиры, впервые я испытал чувство одиночества, пусто, тихо. Только теперь я понял, что всегда был один. Всю свою гордую жизнь я был один и лишь фальшь и притворство окружало меня. Быть ярким в блеске моего света, а на самом деле они сразу отвернулись от меня. Черная полоса моей жизни, я замкнулся, ушел в себя и все потихоньку покинули меня, в этом виноват сам, мне некого обвинять в этом. Я часто посещал могилу Семена, его пекарня с тех пор была закрыта, пытался дозвониться до Кати, но телефон молчал. Дверь безответно закрылась от меня. Однажды, мне все-таки удалось, дверь открыла Алиса, она не смотрела на меня, и я знал почему. Я прошел в дом из кухни донесся голос - - Кто там, Алиса? - Если этот отщепенец общества пусть идет прочь и не появляется в этом доме.
Я прошел на кухню, Катя сидела за столом обнимая стакан в руках. Она посмотрела на меня одурманенным взглядом, и сказала:
- Пошел прочь, глаза бы тебя мои не видели, почему не умер ты, почему умер он, убирайся.
Она зашвырнула в меня стакан. Я увернулся, стакан попал в стену и разлетелся на осколки. Осколок отлетел и коснулся моего веска. Боль, кровь текущая струйкой, - не обращал внимание, не шелохнулся. Я смотрел на эту обезумевшую от горя женщину, в горе рвущую на себе волосы. Я посчитал, что ей нужно побыть одной, лишь она сама может перебороть горе потерю любимого человека, но он ошибался. Боль притупляется алкоголем, блаженство в неведеньи и..., Но когда ты очнешься, становится еще хуже и ты вновь ищешь забвение в сладком сне, в парах алкоголя. Мы не хотим просыпаться, возвращаться в реальность, это затягивает нас все дальше и дальше.
Это была еще одна моя ошибка бросить ее в тот момент оставить одну. Шли годы, простой офисный планктон добился некоторых успехов.
Звонок телефона. Алиса: - Мама просит тебя приехать, - заикаясь говорит она.
Я стою в комнате. Катя лежит в кровати, глазницы и щеки впали, кости обтянутые кожей. Я смотрю на нее и не вижу ее: «Что стало с той некогда красивой женщиной. Это то, что осталось от нее».
Затем, больница, палата, капельница, все тщетно она так быстро сгорала на моих глазах. Жизнь угасала в ее теле, огонек тлел.
- Виктор – бездушный, - сказала она тихим голосом возьми к себе Алису. Она не будет тебе в тягость. Она не боится трудностей, она сильная. Она может делать все, - зная тебя, твою гордость, знаю что ты не примешь этого, но я буду умолять тебя. Дай ей защиту.
Алиса сидела на стуле возле кровати матери, она опустила голову, но глаза ее поблескивали ненавистью. «Мне не нравится такой расклад, - думала Алиса, но я выдержу все, чтобы быть рядом с ним. Я осуществлю что задумала, свою месть».
Я заметил, как она злобно ухмыльнулась: «И что с этой девчонкой», - подумал я,- «Трудно нам будет вместе».
Семен, затем Катя. Я стоял на кладбище, рядом Со мной стояла Алиса, не проронившая ни слова. Лил сильный дождь, оплакивая прекрасную Катерину, гроб медленно опускался в свежую выкопанную могилу. Алиса стояла на пороге моего холостяцкого обиталища и оглядывалась вокруг. Я смотрел на нее скрестив руки с высокоподнятой головой, - моя обычная поза. Она напоминала меня – гордая и независимая, даже при жизни ее родителей, она относилась ко мне холодно, не обращала на меня внимания. А когда мы пересекались взглядом, она задирала свой носик и отворачивалась, считала, что я не достоин ее внимания. За время работы в корпорации я перебрался в свой небольшой, но уютный домик. Алиса расположилась в комнате на втором этаже.
Виктор и Алиса сидели за столом.
- Так, - сказал я, - давай установим правила. – Ты готовишь, убираешь, стираешь. Я зарабатываю деньги и приношу продукты. Что-то не нравится вон дверь.
Через минуту воцарившего безмолвия Алиса ответила:
- Ладно, хорошо, ничего другого я от тебя и не ожидала. Она встала из-за стола, взяла школьную сумку, вышла из дома, громко захлопнув за собой дверь. Моя линия жизни, как мне казалось, шла по обычному течению.
Я медленно, но верно поднимался по карьерной лестнице и дослужился до зама директора. С Алисой оказалось не легко, как я думал, но я смог подстроить ее под себя, сломил ее характер, как считал я. Она стала послушной и выполняла все по дому. Были моменты, когда я вообще не мог обходиться без нее. Я приходил домой пьяный, она как заботливая племянница ухаживала за мной. Дома всегда было чисто и уютно, то, что и нужно было отъявленному карьеристу. Я везде расставлял свои сети, но не заметил, как сам стал запутываться в них.

Отредактировано Елена (2019-01-26 22:12:14)