Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Тень загадки. Игра слов. Часть 1


Тень загадки. Игра слов. Часть 1

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

"Попытка написать детективную историю. Хотя, я не знаю, получилось или нет, ибо работа не закончена. Когда была начата, тогда и была заброшена, а именно - в 2015-м году."

13 сентября. 44-я эко-зона Деймоса. 19:55
Всё было бы хорошо, если б не гроза.
Не выносивший дождливой погоды Олдэр Накрэйн спал, раскинувшись всем своим телом на  сидении, рассчитанном на троих пассажиров. В вагоне, как и во всём поезде, практически не было людей. И некому было уступать место.
Поезд прибыл на конечную станцию в одиннадцатом часу поздним вечером, после чего сразу же отправился в депо вместе со спавшим в предпоследнем вагоне начинающим следователем.

14 сентября. 44-я эко-зона Деймоса. Окрестности Малрэно. Платформа «Лесная тишина». 10:30 утра.
-Сэр, проснитесь!
Олдэр молниеносно очнулся и испуганно осмотрелся по сторонам. Разбудивший его помощник машиниста, от испуга, прыгнул на сидение напротив и приводил своё дыхание в порядок. Увидев работника железнодорожной службы, следователь-стажёр принял прежний вид. Скромный.
-Я что, заснул?
До этого слегка нахмуренный работник ещё ниже опустил уголки своих нетолстых бровей, символизируя раздражение.
-Более чем. Вы, видать, проспали от самого вчера до самого завтра.
У Олдэра глаза на лоб полезли от услышанного, и он вытащил из внутреннего кармана своего инвернеса НПК, чтобы посмотреть на время. Дата поразила его. 14 сентября 10:32. Он и вправду проспал не только вторую половину вчерашнего дня, но и платформу, на которой должен был выйти.
Молодой человек выглянул в окно. Поезд находился как раз на нужном ему пункте назначения. Вернее, контрольной точке. И, как обычно, было пасмурно и дождливо.
-Сэр, поезд сейчас уедет! – Повысил голос помощник машиниста, встав с места и направившись в сторону двери, ведущей в соседний вагон. – Выходите быстрее!
Олдэр едва успел выскочить из поезда, когда уже закрывались двери. Когда состав оставил молодого человека наедине с гармоничной тишиной, стоявшей в лесу неподалёку от городка Малрено, полил дождь. Олдэр накинул на голову капюшон и, сойдя с платформы, отправился к городку по намокавшему асфальту.

14 сентября. 44-я экозона Деймоса. Городок Малрэно. 11:03 утра.
Первый чих положил начало процедуре формирования простудной болезни, спровоцированной холодным ветром и набравшим силу дождём. Всего лишь начало осени, а уже наступили такие холода. Непромокаемый инвернес не гарантировал полную защиту от стихии, зато не позволял намокнуть нижним слоям одежды, состоявшим из белой тканевой рубашки и майки под нею. Олдэр пожалел о том, что не взял с собой зонт, лишь тогда, когда простудился.
Облачённые в осенние кожаные ботинки ступни вступили на границу городка через двадцать минут быстрой ходьбы по заасфальтированной лесной дороге после схода с поезда, и, в отличие от осеннего пальто, были пропитаны влагой. И довольно сильно.
Место назначения Олдэра предстало в виде большого трёхэтажного здания, внешне обделанного горизонтальным коричневого цвета сайдингом и находившегося чуть ли не в самом центре городка. Имея навигатор в своём НПК, молодой человек быстро нашёл её – гостиницу «Рассвет отчаяния». И, оказавшись на крыльце, не раздумывая навалился на входную дверь.
Секунда – и он оказался в просторном холе с двумя лестницами, ведущими на второй этаж, между которыми находился регистрационный стол. В помещении стояли гробовая тишина и абсолютное безлюдье. Двери в гардероб и на кухню были закрыты, а дверь в кладовку - открыта.
Олдэр снял намокший инвернес и повесил его на стоявшую возле входной двери вешалку. Не глядя. Потом вытащил из нагрудного кармана рубашки, сверху-вниз по которой, держась за плечи, проходили помочи, поддерживавшие штаны на худом теле, самое ценное – свой наручный персональный компьютер, в котором находилось всё его добро: от свидетельства о рождении до удостоверения следователя, а ещё электронный кошелёк.
Промокшие насквозь ноги зашагали по красному, цвета крови, ковру в сторону стола регистрации, при этом не оставляя следов. Ковёр очень быстро впитывал влагу и при этом очень быстро высыхал под светом потолочной люстры и настенных светильников. Тонкая и почти не имевшая мышц ладонь опустилась на настольный звонок, когда юноша добрался до стола и положил на него руки. Олдэр позвонил несколько раз, но на сигнал никто не пришёл. Куда делся хозяин заведения, когда он должен быть на своём рабочем месте? Где вообще находились все? 
Ожидание затянулось чуть ли не на час. За это время юноша успел осмотреть каждую стену в помещении. Две из них были украшены небольшими картинами, нарисованными давно ушедшими из жизни художниками, на одной висели круглые часы. На стене за креслом регистратора висели грамоты за успешную работу. В кладовке не нашлось ничего необычного. Аппараты для чистки ковров, по виду напоминавшие обычные пылесосы, и заправочные устройства для них. Моющие средства и прочие принадлежности для горничных. В другие двери Олдэр заглядывать пока что не стал, так же как и подниматься на второй этаж.
Когда худые ноги, облачённые в осенние кожаные коричневые штаны, начали ныть, следователь сел на стоявший возле стола регистратора красный диван. Практически всё в холе было красным. И пол, и стены, и потолок, и две двери ( в гардероб и на кухню), и мебель. Слишком однообразно, посчитал юноша. И, как-то странно.
И задремал.

14 сентября. Гостиница «Рассвет отчаяния». 12:44
Кто-то потрепал его по плечу и Олдэр лениво зашевелился, борясь с сонливостью и медленно открывая глаза.
-Мистер Накрайн Олдэр?
Голос издал силуэт мужчины, который стал первым, что увидел очнувшийся следователь.
-Да. Где все? – спросил юноша, потирая глаза.
-Горничные приводят гостиницу в порядок, повара работают на кухне, а хозяин гостиницы, господин Румшон, ещё не проснулся.
Пока потревоживший сон человек докладывал о чужих местоположениях, Олдэр сидел на диване согнувшись, прогоняя сон и пялясь в пол. Увидел он его только тогда, когда поднял голову. Невысокого, как и он сам, роста молодой худой парень с короткими каштановыми волосами, облачённый в костюм портье. Юноша вёл себя приветливо, но лишь какие-то никчёмные секунды, а после на его молодое лицо нависло беспокойство. Олдэр, заметив эту смену настроения, предположил, что сейчас этот паренёк заговорит о плохом. Может о том, зачем его сюда позвали.
-Вы в порядке? – поинтересовался портье.
-Да, - Олдэр встал с дивана и потянулся, чтобы размять как такого не накаченные мышцы. – Я – Накрайн Олдэр, следователь из ЦГ (Центрального Города). Мне сообщили, что тут произошло убийство.
-Да. Несколько дней назад.
-А когда именно? – Олдэр активировал в своём НПК писательскую программу и приготовил стилус, чтобы записывать речь допрашиваемого объекта.
Парень сделал задумчивый вид, немного отвернувшись и прислонив одну руку к подбородку, на котором начинала потихоньку образовываться растительность. Следователь внимательно следил за ним.
-Дней пять назад… кажется.
-Кажется? – с сильным удивлением спросил Олдэр. И подумал, неужели напуганный видом трупа и присутствием в здании, а может и во всём городке, убийцы молодой парень не запомнил даты обнаружения тела? Как говорили на учениях, - «Такие моменты отчётливо запоминаются надолго».  Парень что, серьёзно забыл, когда увидел мёртвое тело?
-Я не помню точно, - молодой портье замешкался от волнения, спровоцированного настойчивым тоном следователя, с которым он был чуть ли не одного возраста. – Но помню, что это произошло на этой неделе.
«Надо спросить кого-нибудь другого, - посоветовал сам себе Олдэр. – С ним я ещё успею пообщаться».
-Мне нужно взглянуть на труп, - заявил следователь. – И место, где его обнаружили.
Портье безоговорочно проводил следователя к месту, в котором побывавшие обитатели гостиницы мгновенно впадали в панику и пронзительно кричали. Однако, самого трупа на месте не было.
-А где тело? – поинтересовался Олдэр, осматривая пол помещения, которым оказался длинный коридор на третьем этаже.
-Мы положили его в гроб, который оставили в одном из номеров на этом этаже.
На полу и стенах для следователя не нашлось ничего интересного. Особенно кровавых следов. Без специального прибора заметить кровь на ковре такого же цвета было просто невозможно. Орудий убийства тоже не имелось в коридоре. Не став терять попусту время, Олдэр попросил портье проводить в номер с гробом.
Двадцать седьмой номер.
Портье любезно открыл следователю дверь и в номер вошёл вторым.
-Где гроб? – спросил Олдэр, водя глазами по главной комнате.
-В соседней комнате, - портье подошёл к одной из двух дверей в помещении и открыл её.
Следователь вошёл внутрь, и его пробило раздражение. На всякий случай, он положил руку на пистолет в кобуре на поясе.
-Это шутка? – серьёзно спросил он, и развернулся к двери, из-за которой выглядывал портье.
-Шутка? – взволнованно и еле слышно спросил портье, зажавшись за дверью.
-Где труп?! – повысил голос Олдэр, отойдя в сторонку и показав на гроб, стоявший вдоль двуспальной кровати со стороны двери.
Посмотрев в указанную сторону и взглянув на пустой гроб, ошарашенный портье вошёл в комнату, а после начал исследовать помещение, в надежде найти тело.
-Не знаю, - признался он, когда заглянул под кровать (на данный момент это было единственное в комнате место, где можно было спрятать труп). – Позавчера он был здесь! Клянусь!
-Вы заходили сюда позавчера? Для чего?
Портье поднялся на ноги.
-Чтобы убедиться, что с ним всё в порядке.
«Следили за трупом для того, чтобы тот был в идеальном состоянии во время похорон», - сделал в НПК запись Олдэр.
-А вчера почему Вы не зашли его проведать?
-Вчера у меня был выходной. Вместо меня тут был Рон.
«Рон, ещё один портье. Допросить».
«Раз этот портье, - думал Олдэр, - надо спросить его имя!
-А Вас как зовут?
-Гордон Склар, - представил портье.
-Мне хватит и имени.
Они вышли из номера и остановились возле закрытой двери.
-Во сколько часов можно будет обратиться к хозяину гостиницы? – спросил Олдэр.
Заперев номер, Гордон, немного поразмыслив, дал нечёткий ответ:
-Он просыпается в разное время. Когда в одиннадцать, когда в два часа дня. А бывает так, что он вообще из своего номера целый день не выходит.
-Он что, живёт тут? – Удивился следователь, так как это было очень интересно.
-Да. – Гордон тоже удивился реакции Олдэра.
-Кто же управляет гостиницей в его отсутствие?
-Госпожа Блэдграйс. Она тоже живёт здесь. У неё, как и у господина Румшона, свой номер.
Олдэр протёр очки.
-А с ней когда можно встретиться?
-Да хоть сейчас, - приподнято сказал кто-то из-за спины Олдэра.
Вздрогнув, следователь обернулся и увидел стройную девушку лет восемнадцати в элегантном деловом костюме и длинными оранжевыми пышными волосами. Ростом она опережала его сантиметров на семь или восемь, а на носу, так же как и у него, имелись очки, но в более красивой и дорогой оправе. Цвет глаз выявить удалось лишь через несколько секунд (до этого она стояла с дружелюбной улыбкой на лице и закрытыми глазами). Светлый, почти что  золотой. На ногах – туфли не из дешёвых. И всё, от костюма и обуви до заколки в волосах, кроваво красного цвета, как стены и пол в коридоре.
-Вы наконец-то приехали, - обрадовалась она, полуприкрытыми довольными глазами уставившись в лицо молодого следователя, старше которого она была не на один десяток лет, пусть и выглядела как восемнадцатилетняя. – Я ждала Вас вчера, а Вы явились только сегодня?
Смущаясь и краснея при виде столь красивого создания, Олдэра пробило волнение. А ему волноваться было нельзя, так как он приехал сюда исключительно для того, чтобы найти и обезвредить убийцу, а не строить романы с кем попало.
-Случилась довольно глупая ситуация, - глупо улыбаясь, отвечал следователь, почёсывая волосы на затылке. – Я заснул вчера в поезде, а проснулся лишь сегодня.
Девушка засмеялась. Гордон тоже.
-Вы добрались сюда с приключениями, - подытожила она, косо взглянув на Олдэра.
«Они ещё будут. Это точно», - сказал про себя следователь, а потом постарался сделаться серьёзным. Но не получилось (из-за спровоцированного девушкой и портье смеха), и взгляд его стал любопытным, как у папарацци, которому впервые за несколько недель удалось поймать очередную знаменитость у подъезда.
-Ладно, хватит, - сказал Олдэр, и приготовил стилус с НПК для записи речи допрашиваемого объекта. В данный момент, Блэдграйс. – Мне сейчас нужно взглянуть на тело убитого. Кстати, - он, находясь между девушкой и парнем, внимательно посмотрел на каждого, так как вопрос был для всех, - кого убили?
-Синтию Далтон, - ответила Блэдграйс, продолжая улыбаться. – Одну из горничных.
-А где её тело?
-В этом номере, - Блэдграйс указала на дверь, возле которой стояла их тройка. – Лежит в гробу в спальне.
Олдэр в подозрении приспустил брови. 
-Значит, и Вы не в курсе того, что случилось с трупом?
Девушка удивилась и спросила в ответ.
-Что?! Вы о чём?!
Олдэр и Гордон с девушкой вошли в спальню двадцать седьмого номера, чтобы ввести в курс дела зама хозяина гостиницы.
-Какого чёрта? – возмутилась она, встав вплотную к гробу. Настороженный следователь и взволнованный возмущением начальницы портье стояли в дверях. – Склар, где труп?!
-Я не знаю! – испугался Гордон. – Позавчера он лежал в гробу, а вчера у меня был…
-Да-да, я всё поняла. Чёрт. – После короткого молчания девушка сказала, перед этим устремив настойчивый взгляд на Олдэра. – Думаю, Вам лучше спросить об этом Ереана Румшона и Рона Ченшинлэра. Это…
-Я уже знаю, кто они, - перебил девушку следователь, делая запись в НПК.

Окрестности Малрэно, 13:30
Отдых в городке вдали от гигантских стен Центрального города, да и притом в хвойном лесу, что может быть лучше? Какое можно дать описание неописуемому волшебному чувству, которое блаженным теплом греет твою душу, моментально повышая настроение, и удерживая его таким даже в такую дождливую погоду, когда ты сидишь за рулём СВОЕГО ПЕРВОГО в жизни автомобиля, на который долгие годы копил деньги? Даже чувство того, что ты не столь мчишься отдыхать, сколь едешь по важному делу, никак не влияло на выражение твоего лица.
Вернее, ЕЁ лица.
Сногсшибательная длинноволосая брюнетка в чёрном пиджаке, складчатой чёрной юбке, красной блузке и высоких до колен всесезонных сапогах делала два дела сразу: вела машину и рассуждала над тем, что ей наказали делать.
За всю свою детективную карьеру она никогда не получала столь «неудобных» заданий. Неудобных в том смысле, что приходилось работать с кем-то, а не в одиночку.
Вот сейчас, она сидела за рулём, одна нога на педали газа, другая на сцеплении, одна рука лежит на руле, а вторая на рычаге переключения передач. Легковой автомобиль из прочного металла мчался по скользкой от не прекращавшегося дождя лесной заасфальтированной однополосной дороге, которой практически не было видно из-за густого леса и тёмных дождливых облаков. Фары работали на полной мощности. Безостановочно вытирали лобовое стекло от бесконечных капель дворники. Хоть и шёл всего лишь третий час дня, на улице было темно как поздним вечером. К счастью для девушки (пусть её и не страшили грядущие опасности в столь небезопасной и мрачной местности) дорога была гладкая, как стекло, и это исключало вероятность разбиться, наехав на какую-нибудь ямку. Чем дальше девушка уезжала от ЦГ, тем реже происходили встречи с другими машинами.
Опасность для автомобиля сейчас имелась: мокрый асфальт.
Повороты в лесу, к несильному удивлению девушки, были весьма крутыми. Из-за ёлок невозможно было разглядеть, подъезжает ли к повороту на той стороне машина. Но, учитывая последние часы одиночества, об этом можно было и не волноваться. Однако перед каждым поворотом приходилось сбрасывать скорость чуть ли не до пяти километров в час, чтобы, в худшем случае, тебя не занесло, и ты не вылетел с дороги.
На улице было почти ноль градусов (такая погода была характерна для северных эко-зон Деймоса). Салон автомобиля теплом наполнял кондиционер. На заднем сидении лежал осенний женский инвернес.
Заехав в городок, девушка первым делом заехала на заправку на окраине городка, который наконец-таки появился. Вот только эта заправка представляла собой нечто вроде большого генератора, и машины там не заправляли нефтепродуктами, а заряжали электричеством. Если бы не пасмурная погода, девушка не стала бы туда заезжать, ведь все машины на планете могли заряжаться от звезды и лун.
Припарковать машину не составило труда. Городок изобиловал автолюбителями, но мест для парковки было навалом. Девушка припарковала свой первый авто прямо за зданием, которое было её местом назначения. Активировав ручной тормоз, она, почему-то, ещё некоторое время не решалась выйти наружу. Нет, дело было не в ливне, пусть для того, чтобы добраться до входа в здание, придётся обогнуть его с боку. Дело было в чувстве неимоверной радости, которую испытывает каждый человек после первой поездки на своём автомобиле без инструктора из автошколы в соседнем кресле. Чертовски не хотелось покидать салон, а сняться с ручника, завести двигатель, забыть о задании (не на совсем, конечно) и покататься ещё. Просто так.
Вот только эта девушка не поддавалась такому искушению и всегда держалась твёрдо. На молодом лице стояло спокойствие, которое практически ничем нельзя было нарушить. Разве что причинением боли. Это был крепкий орешек с неповреждённым червяками ядром. Неприступная крепость с суперкомпьютером внутри.
Накинув на стройное тело инвернес, девушка вылезла из автомобиля, активировала сигнализацию и, взглянув на здание гостиницы «Рассвет отчаяния», быстрым шагом направилась к входу.

Гостиница «Рассвет отчаяния», 13:52
Выявить предполагаемого убийцу или выйти на его след было невозможно, не взглянув предварительно на тело жертвы, которое Олдэр, не взирая на голод, что есть сил пытался найти. Расставшись с Гордоном и Блэдграйс, Олдэр начал болтаться по этажам гостиницы, дабы допросить любого, кто встретится на пути, и чтобы просто-напросто освоиться.
Первым, кто попался ему на глаза, была горничная, наводившая порядок в двадцать четвёртом номере. Не мешкая, Олдэр вошёл внутрь и задал вопрос лишь в тот момент, когда девушка, длинноволосая брюнетка в чёрном костюме горничной, увидела его.
-Простите, - взволнованно произнесла она, едва не выронив аккуратно сложенные скатерть и пододеяльник из рук.
-Нет, это Вы простите, - встречно извинился юноша, после чего, поставив на экран своего НПК удостоверение следователя, начал задавать вопросы, перед этим представившись и показав документ горничной. – Я – Накрайн Олдэр, следователь из ЦГ.
-Здравствуйте, - заволновалась та, не взглянув в НПК Олдэра.
-Пожалуйста, не надо нервничать, - сказал он, убрав НПК в нагрудный карман.
-Всё нормально, - девушка села на кровать, а юноша остался стоять возле двери.
-Мне нужно задать Вам несколько вопросов. Начну, пожалуй, с того, не знаете ли Вы, случайно, что случилось с телом Синтии Далтон?
Горничная от страха во всю раскрыла глаза, в яблоках которых красовались голубые зрачки.
-С Синтией что-то случилось?
Олдэр по её выражению лица предположил, что она либо не знает о произошедшем убийстве, либо просто притворяется. А для чего?
-Вы что, не в курсе того, что её убили?
Глаза девушки раскрылись ещё шире, рот приоткрылся, а из ухоженных рук выпало постельное бельё.
-Убили? Синтию?
-Понятно, - подытожил Олдэр. – Не стоило мне Вас спрашивать.
Он хотел было уйти и оставить горничную одну со своим горем, но та остановила его криком, от которого вздрогнуло тело, когда он уже подходил к дверному проёму.
-Постойте! – Олдэр развернулся к ней. – Это правда, что Синтию убили? – плача, спросила девушка.
-Да.
-Кто её убил?
Следователя пробило раздражение от столь глупого вопроса.
-Неизвестно. Я для этого и приехал сюда, чтобы это выяснить. А Вы что, и правда не знали об убийстве?
-Я только сегодня вышла на работу после отпуска.
Прежде чем покидать помещение, Олдэр приготовился сделать очередную запись в НПК.
-Как Ваше имя? Фамилию можете не говорить.
Немного успокоившись, девушка ответила:
-Риан.
«Странноватое имя», - подумал он, и, убрав НПК, вышел в коридор.
В здании практически никого не было, кроме горничных, одного портье и зама хозяина. Видимо, гостиница была построена не столь для местных, сколь для проезжавших мимо.
Следуя полученной от Гордона информации на счёт местонахождения обслуживающего персонала, Олдэр направился на первый этаж, где намеревался зайти на кухню, в надежде, что хоть кто-то из тамошних обитателей знает о том, куда подевался труп.
Вкусный запах горячего чуть не сбил его с ног, когда он вошёл в горячий цех. Живот громко заурчал, а после почувствовались больные уколы внутри. Олдэр одной рукой схватился за живот, в надежде «подавить бунт на своём химическом заводе», на котором, по ходу, работникам давно не платили зарплату. Увиденное юношей далее немного наполнило его жалостью. Девушки-повара были в очень нехорошем настроении. Все расстроенные и подавленные. Следователь сразу понял, а так же пропитался хорошим чувством, поняв, что нашёл тех, кто даст максимум информации о случившемся.
Вот только представиться такому большому количеству человек (четырём) у Олдэра получилось только тогда, когда он наконец-то набрался смелости и произнёс:
-Простите.
Его никто не услышал. Конечно, когда в помещении на полную работает вентиляция, кто услышит твой шёпот.
-Простите! – Повысил он голос.
На этот раз получилось. Одна из девушек, длинноволосая блондинка с изумрудными глазами, обратила на него внимание, после чего оставила плиту, на которой что-то варилось в кастрюле, и подошла поближе.
-Здесь нельзя находиться посторонним, - сказала она настойчиво. Вот только когда она увидела удостоверение и убедилась, что перед ней стоит сотрудник правоохранительных органов, с которыми следует вести себя подобающе, подавленность вернулась на её ухоженное молодое личико. Так же к ней присоединилось и беспокойство.
-Кто-нибудь из вас в курсе на счёт недавнего убийства Синтии Далтон? – Олдэр решил поосторожничать, прежде чем задавать более важные вопросы.
-Подождите, - попросила девушка, и, углубившись в цех, стала звать своих подруг. – Агнес! Джулия! Дэлли! Бэт! – Их оказалось пятеро, а не четверо. Пятая вышла из холодного цеха. Все собрались перед Олдэром, который уже был готов записывать речь на языке стенографии. – Да, мы все знаем об убийстве.
-Отлично, - приподнято произнёс юноша. – Когда это случилось и во сколько примерно?
-9-го сентября. Я и Дэлли нашли тело Синтии в коридоре на третьем этаже, - начала та, что позвала всех. – А вот во сколько, я… - Она обратилась к близстоящей. Коротковолосой шатенке с голубыми глазами. – Ты не помнишь?
-Рано утром. Наверное, часов в пять. – Ответила… Дэлли.
-Ладно, достаточно. На теле Синтии были какие-нибудь раны? – Олдэр задавал вопросы спокойно, так как не хотел доводить девушек до слёз.
После недолгого раздумья одна из девушек, что нашли труп, дала ответ:
-Можете не верить, но…
«Хорошо, не буду», - в шутку сказал про себя юноша.
-На её теле не было никаких ран. Зато всё тело было иссушено.
-Иссушено? – настойчиво спросил Олдэр. – В каком смысле?
-Её тело было сухое, будто из неё высосали всю воду.
«Или кровь», - дополнение к записи в НПК.
-Весьма необычное убийство, - сказал юноша. – Вы знаете, что тело лежало в гробу в двадцать седьмом номере?
-Да, конечно, - сказали все чуть ли не хором.
-Прекрасно. А не знаете ли вы, куда подевалось тело?
-Его отвезли вчера вечером в здание участкового. – Сказала блондинка с короткими волосами и коричневыми глазами. Предположительно, Джулия.
-Хозяин гостиницы попросил?
-Да. Господин Румшон не дождался Вас, и решил, что тело следует увезти туда, где ему самое место. Он хотел, чтобы сначала Вы осмотрели тело, и уж потом тело отправили к участковому.
-Хорошо. А почему тогда гроб не забрали?
-Господин Фианлэйд, наш участковый, очень сильный мужчина. Он взял тело и вынес его на себе. Сказал, чтобы гроб пока что полежал у нас. До похорон.
Вот она! Нужная информация! Теперь следовало как можно быстрее взглянуть на тело, пока.… Кстати, зачем участковому понадобился труп девушки? Он что, не просто участковый? Патологоанатом вперемешку с детективом?
-Отлично. Спасибо, девушки. – Поблагодарил он, и те засмущались. Одна, длинноволосая и с золотистыми глазами, даже как-то странно посмотрела на него и покраснела. Неужто втюрилась в него, худощавого парня в очках с толстым стеклом и меланхолией в крови? – Клянусь, я обязательно найду того, кто убил вашу подругу. – Твёрдо заявил он, и сразу же согнулся, ибо как снова заурчал живот. Этот звук услышали все даже через грохот работавшей вентиляции.
-Вам надо поесть, - сказала… Агнес? Длинноволосая шатенка с глазами цвета аметиста.
-Согласен, - страдальчески произнёс следователь. – Что у вас на обед?

Гостиница «Рассвет отчаяния», 14:12
Инвернес занял своё место на вешалке при входе, собой накрыв чьё-то пальто, фиолетового цвета заколка в форме паука, сдвинутая немного в сторону капюшоном, поудобнее устроилась на прямых волосах. Тёмно-синие глаза начали медленно и внимательно осматривать холл на наличие странностей. Кроме весьма подозрительного цвета пола и стен ничего интересного для девушки тут не нашлось. Однако, цвет крови уже говорили о том, что в здании есть ОНО. Сомнений не было.
Девушка подошла к регистрационному столу и позвонила в настольный звонок. Через несколько секунд со второго этажа бегом спустился (и чуть было не скатился), худой паренёк с короткими каштановыми волосами, облачённый в костюм портье, который мгновенно встал за стол и приветливо улыбнулся в бесчувственное лицо гостьи.
-Добрый день. Чего изволите?
Уголки рта таинственной девушки слегка приподнялись, демонстрируя дружелюбную улыбку, и через секунду послышался ответ:
-Я хочу переночевать здесь. Есть свободный номер?
Она прекрасно знала, что есть. Кто как ни она будет останавливаться в гостинице, где произошло убийство, и в котором находится убийца? 
Пока юный портье настраивал компьютер, чтобы зарегистрировать гостью, он предупредил девушку об опасности.
-Свободных номеров полно, - говорил он с волнением. – Вот только, в каком из них убийца? 
Последнюю фразу он произнёс с испуганной усмешкой, при этом глядя на девушку, которую хотел напугать, чтобы впоследствии отбить у неё желание переночевать здесь. Но та даже глазом не моргнула. Её спокойствие заставило парня занервничать.
-Вы поняли, что я имел в виду того, что сказал? – удивлённо спросил он.
-Да. – Спокойно ответила девушка, держа на лице таинственное спокойствие.
-Вас что, не пугает то, что в здании может находиться убийца?
Девушка делала вид, будто не знает о совершённом убийстве.
-Может? – спросила она, решив «поиграть» с парнем.
-Неизвестно. Недавно тут убили одну из горничных, и теперь мы не принимаем на ночь жильцов, пока следователь из ЦГ, - веки девушки слегка приподнялись, - не найдёт и не обезвредит убийцу. Поэтому, простите, но…
-Я провела в дороге тринадцать часов и очень сильно устала. Мне нужно где-то переночевать. – Так же спокойно говорили девушка.
-Но в здании может быть опасно! – повысил голос портье, дабы уговорить гостью уйти.
-Вы сказали, что сегодня сюда приехал следователь из ЦГ.
-Да.
-Знаете, что это означает?
Парень со страхом на лице отрицательно покачал головой. Таинственная девушка снова слегка улыбнулась.
-Это значит, что беспокоиться на счёт убийств теперь нет смысла, ведь появился человек, который позаботится о безопасности жильцов.
Но портье не унимался и повысил голос до предела.
-Вы с ума сошли?! Как один человек, да и к тому же моего возраста…
Вот это была для девушки необычная новость. Расследовать убийство прислали стажёра!
-…сможет защитить нас всех и уберечь от опасности?! Лично я не верю это!
Он опустил лицо и почувствовал себя виноватым (сами додумаетесь, из-за чего?). Через минуту, успокоившись и отдышавшись, снова поднял глаза на девушку. И снова хотел заорать так же громко. То же самое выражение лица, спокойное и таинственное. Девушку что, не возмутило то, что он наорал на неё? Пусть и из-за того, что хотел уберечь её от опасности.
-Вы хотели ещё что-то сказать? – поинтересовалась она.
-Чёрт, Вам что, не жалко себя? Вас не пугает то, что ночью, или в какое-нибудь другое время суток, Вас могут убить здесь?
-Убить могут где угодно и когда угодно. – Она вздохнула. – Ну так, Вы зарегистрируете меня, скажем, в номере семнадцать?
Это была очень смелая девушка, раз не страшится отдыхать в столь небезопасном на данный момент заведении, подумал ошарашенный портье, дрожащими руками настраивая компьютер. Румшон убьёт его, когда узнает, что он сделал то, что сейчас запрещено.
Произведя электронную регистрацию, юноша вручил бесстрашной гостье пластиковую карту с номером 17, и та отправилась на второй этаж.

Гостиница «Рассвет отчаяния», 15:05
Не прожёвывая, Олдэр поглощал еду как пылесос пыль. Всё, что наготовили девушки за утро и первые часы после полудня, худощавый парень смолотил за десять минут. Девушки не могли понять, как этот скелет может так много съесть? Из-за рубашки невозможно было заметить, выпучился ли у него доселе плоский с еле заметными кубиками живот.
-Оставьте хоть немного господину Румшону и госпоже Блэдграйс, - попросила та, имени которой Олдэр не знал.
Юноша остановился и, увидев опустошённые тарелки и блюда, понял, что его занесло. Желание есть отпало не только с догадкой того, что ты обрёк на наказание рабочих, а так же с тем, как тяжело было у тебя на желудке. И эту тяжесть Олдэр почувствовал только сейчас.
-Чёрт побери, - виновато произнёс он, после чего медленно поднялся со стула в зале при кухне. Тяжело вздохнув, он достал НПК и спросил так же тяжело, - Сколько?
-Об этом Вам следует говорить с господином Румшоном или госпожой…
-Ладно, я понял.
Немного посидев на диване в холле и подождав, пока на «химическом заводе не разгребут завал», юноша побрёл к входной двери. Как обычно, не глядя, сняв на ходу с вешалки инвернес, Олдэр вышел из здания и под проливным дождём направился искать здание участкового.

Городок Малрэно, 15:32
Воспользовавшись подсказкой со стороны немногочисленных прохожих, следователь, спустя двадцать с лишним минут после выхода из гостиницы, уже стоял возле крыльца здания, над входной дверью которого красовалась электронная надпись: «Здание участковой гвардии». Не медля, так как он стоял под дождём с накинутым на голову капюшоном, который, как ни странно, был куда больше по размеру, чем недавно, зашёл под козырёк и, приблизившись к двери, позвонил в дверной звонок.

Здание участковой гвардии
Меньше чем через минуту перед худым молодым пареньком предстал здоровенный амбал в латном доспехе гвардейца. Суровый взгляд атаковал скромного юнца, ростом который отставал от него более чем на полметра.
Олдэр слегка испугался его вида и сделал шаг назад, чем заставил ближайшие к переносице уголки пышных бровей гвардейца опуститься ещё ниже.
-Ты кто, и что тебе нужно? – спросил амбал, в глаза которому тут же бросилось электронное удостоверение на экране НПК Олдэра. Поняв, кто заглянул к нему в гости в столь плохую погоду, он слегка смягчился. – А, так ты из наших! Заходи!
Всё ещё не сумев привыкнуть к строгому голосу здоровяка, Олдэр держался неуверенно. Войдя внутрь здания, он закрыл, нет, с силой захлопнул дверь. Амбал, услышав грохот, крикнул откуда-то снизу.
-Эй, ты не у себя дома!
-Простите! – испуганно крикнул Олдэр, вешая инвернес на вешалку на стене. – Где Вы?!
-Видишь лестницу вниз впереди?! Если да, то тебе туда!
Юноша посмотрел вперёд. Лестниц было две: одна вела наверх, вторая, вниз. В подвал. Олдэр молнией примчался к гвардейцу в помещение в фундаменте здания, очень уж напоминающем морг. Амбал стоял перед операционным столом в середине помещения, вдоль стен которого находились ещё столы, пока что ещё не занятые жмуриками. Так же, помимо входной двери, имелась дверь в соседнее помещение. Олдэр предположил, что это холодильная камера. Он подошёл к столу в середине комнаты, на котором под покрывалом лежал труп.
-Это Синтия Далтон? – поинтересовался юноша, приоткрыв покрывало и взглянув на убитую. Молодая девушка, лет семнадцати на вид, с длинными чёрными волосами. Кожа вся в складках.
-Я без понятия, как её зовут. – С надрывом ответил на глупый вопрос гвардеец, а потом заговорил менее сурово. - Мне вот что интересно: неужели в нашем городке завелись гоми?
У Олдэра при произношении слова «гоми» побежали мурашки по всему.
-Гоми? – тихо и испуганно спросил он, глядя на здоровяка.
-Да. Костлявые уроды, которые сосут нашу кровь. Когда-нибудь видел их, Олдэр?
Некоторое время Олдэр молчал, так как не мог никак выбросить из головы образ существ, видеть которых он боялся до смерти. Амбал дёрнул его за плечо.
-Эй?
-А?! – очнулся юноша.
-С тобой всё нормально? – поинтересовался здоровяк.
«Нет, не нормально!» - сказал про себя Олдэр.
-Да, всё хорошо, - неуверенно произнёс он, заметив, что этим вызвал подозрения у гвардейца. – Так что Вы спросили?
Мужчина понял, что парень – гомифоб, раз от одного только названия расы в ступор впадает. И такого человека сделали следователем?
-Ты когда-нибудь видел этих тварей?
-Видел, - тяжело произнёс парень. – Страшные создания. Очень страшные. А почему Вы спросили о них?
-У меня были на это две причины. Первая – выяснить гомифоб ты или нет.
-Признаюсь честно. Да. А вторая?
-Вторая – показать, что эту красотку убил именно гоми. Вот только где следы от зубов? Человек ведь не сосёт кровь другого человека.
Олдэр и гвардеец несколько раз осмотрели тело жертвы, но так и не нашли того, что доказало бы причастие к убийству гоми, а не человека. Закончив, труп снова закрыло покрывало.
-Как такое вообще возможно? – поинтересовался амбал, стоя в ванной комнате за раковиной и тщательно отмывая руки. – Только гоми мог такое сотворить, но не человек.
-А в городке проживают гоми? – спросил Олдэр, стоя рядом и моя руки над ванной.
-Нет. В городке живут только люди. Если бы сюда приехали жить гоми, я бы давно занёс о них данные в журнал.
Оба вышли из ванной, после чего прошли в большую комнату.
-Садись, - сказал гвардеец, указав на диван, стоявший вдоль стены рядом с дверью на кухню. – Хочешь выпить?
-Нельзя, - твёрдо сказал Олдэр, усевшись на диван. – Нужно сначала найти убийцу, а уже потом напиваться.
Алкоголя не хотелось, зато чертовски хотелось кофе. Именно кофе.
-У Вас, случайно, нет кофе?
-Кофе хочешь? Сейчас сделаю.
Чуть позже на диване появился гвардеец с бутылкой какого-то алкогольного напитка, предварительно отдав здоровенную кружку с кофе Олдэру. Юноша, глядя на стеклянную кружку в руке амбала и мгновенно пролистав в своей голове список всего того, что когда-то пил, так и не понял, что он пьёт. Тёмная жидкость, по цвету похожая на Кока-Колу (о которой на Деймоторионе никогда не слышали). Но это уж точно было не пиво. И не вино. Глотнув крепкого, бодрящего и согревающего кофе, парень принялся думать над тем, что делать дальше.
На трупе нет ран. В гостинице нет никаких следов убийства. Орудия убийства тоже не обнаружены. Участковый предполагает, нет, он уверен в том, что убийца – гоми. Но так же ему мешает принять это решение тот факт, что на трупе нет следов от зубов гоми. На нём вообще нет никаких следов! Словно к нему и не прикасались вовсе.
-А кто-нибудь в городке говорил Вам о том, что видел гоми? Или что гоми навредил чем-нибудь? – спросил он у здоровяка, раскинувшегося на другом конце дивана.
-Нет. Тишь да гладь. 9-го числа меня только вызвали в гостиницу, чтобы предупредить об убийстве. Кстати, - он посмотрел на Олдэра с неким подозрением. – Почему ты приехал сегодня, а не вчера? Мне сообщили, что ты приедешь числа тринадцатого.
-Случилось так, что я заснул в поезде и проспал до сегодняшнего утра.
Амбал снова устремил взгляд вперёд. На жидкокристаллический телевизор, который стоял за столиком перед диваном у противоположной стены.
Олдэр продолжил размышлять над своими дальнейшими действиями.

Гостиница «Рассвет отчаяния», 15:44
Она вышла из своего номера, чтобы просто изучить его внутреннее строение.
Начать изучение помешал возмущённый и донёсшийся со стороны вопрос, произнесённый голосом человека в возрасте.
-Простите за грубость, но как, чёрт побери, Вы здесь оказались?
Прежде чем обернуться к обратившемуся и ответить, девушка заперла дверь и убрала карту в нагрудный карман в пиджаке.
-Мне разрешил поселиться здесь один из ваших служащих.
Брюнетка повернулась направо и разглядела силуэт человека престарелого возраста, в коричневых шерстяных брюках, домашних ботинках и клетчатой рубашке. На правом запястье, дорогие часы. На носу, очки. Короткие и аккуратно уложенные каштановые волосы, как и подобает хозяину заведения, пышные усы. Своим пронзительным взглядом он хотел было вызвать у незнакомки страх, но, увидев её глаза и таинственность, пробился им сам. Немного.
Тон его значительно смягчился.
-Простите мисс, но сейчас здесь неспокойно. Здесь недавно…
-Я в курсе того, что здесь происходит. И меня это нисколько не страшит. – Объяснила она, при этом развернувшись и направившись к лестнице.
У хозяина от сказанных слов волосы на голове и усы встали дыбом. Кто захочет оставаться на ночлег в гостинице, в которой обитает убийца? Неужто эта бесстрастная особа?
Он быстрым шагом нагнал её и пошёл сзади. Идти бок-о-бок не решился, так как не хотел снова увидеть её лицо.
-Что это значит? Вам что, не дорога жизнь?
Она резко остановилась. Мужчина едва не врезался в неё.
-На данный момент мне больше дорог комфорт и уют, нежели жизнь. Вы ведь знаете, как неудобно спать в автомобиле?
Первая фраза его взбесила, а вторая заставила несколько пропитаться жалостью. Да, в машине спать неудобно, но ещё неудобнее становится тогда, когда на важные вопросы отвечают глупостью, как сейчас. Эта девушка, что, издевается? Кто она вообще такая?
Пока мужчина раздумывал, девушка ушла с этажа.

Теперь, когда рядом никого, кто мог бы досаждать глупыми вопросами, не было, можно было приступить к осмотру здания. Второй и третий этаж выглядели как один. На каждом по двенадцать номеров, по шесть на каждой стороне. Первый этаж, помимо номеров, предназначенных исключительно для прислуги, изобиловал красивым и просторным холлом, средних размеров обеденным залом с барной стойкой в углу, кладовой и гардеробом.
Название гостиницы было, так сказать, вызывающее, и, в некотором роде, пугающее. Разумеется, когда в здании стены, пол, и практически вся мебель выкрашены в цвет твоей крови, то твоего внезапного исчезновения (если только это не отъезд с предварительным предупреждением регистратора номеров) никто и не заметит. Так же как и крови, выпущенной кем-то из твоего тела.
ОНО было здесь, и девушка это предполагала. Если же ЕГО здесь нет, значит, убийца – человек. Если убийца всё же ОНО, возникнут очень большие проблемы не только у неё, да и у всех, кто находится в здании. Опасность была даже сейчас, в это самое затишье. В гостинице было очень тихо. Только из холла можно было услышать голоса горничных и звон посуды с кухни.
Взглянуть бы сначала на того, которого сюда прислали искать убийцу.
В холле, уйдя из обеденного зала, появился портье, который зарегестрировал девушку в гостинице.
-Мне нужно кое-что узнать, - обратилась она к нему, и тот остановился перед столом регистрации. Сама же она стояла в середине помещения. – Сюда приезжали сотрудники правоохранительных органов на днях?
-Сегодня приехал следователь по имени Накрайн Олдэр. Правда, я сомневаюсь, что ему удастся найти того, кто убил Синтию Далтон.
-Он сейчас в здании?
Портье почесал затылок и ответил неуверенно:
-Не знаю. Простите.
В двери в обеденный зал появилась одна из горничных, которая, услышав разговор в холле про следователя из ЦГ, тут же дала нужную информацию, пусть и не совсем точную.
-Мистер Олдэр, скорее всего, отправился к участковому, потому что тот забрал тело Синтии.
Точно. Он сейчас может находиться там. Следователю ведь нужно взглянуть на тело, изучить нанесённые повреждения. Участковый. Его тоже следует навестить.
-Спасибо за информацию, - поблагодарила девушка, и горничная удалилась.
Почти выйдя из здания и, опять же не глядя, сняв с вешалки инвернес, её остановили взволнованные слова молодого портье.
-Простите, но почему Вы вдруг спросили о следователе? И зачем он Вам?
Её начали подозревать. Впрочем, это никак не помешает «игре».
-Хочу убедиться в том, что на него можно рассчитывать.
Накинув инвернес, она вышла на улицу.

Здание участковой гвардии, 16:24
Раз участковый говорит, что в городке, в основном, тишь да гладь, значит, опасностей он не наблюдает во время патрулирования. С другой стороны может быть так, что местные об опасности его просто не предупреждают. В худшем случае, он чего-то не договаривает.
Олдэр мельком взглянул на амбала на противоположном краю дивана. Тот заметил его взгляд, атаковав некоторой подозрительностью на гладком лице, и юноша, дабы не досаждать, мгновенно отвёл глаза. И тут же сделал вывод. Допрашивать его, гвардейца, ему, следователю, карьера которого только началась, так же как и взрослая жизнь, всё равно что пытаться пробить стальную стену пистолетными пулями.
Времени терять было нельзя, так как за первым убийством могли последовать другие. Олдэр посмотрел в окно. Дождь прекратился и тучи, поливавшие землю, на несколько минут открыли путь солнечному свету, осветившему и даровавшему тепло некоторым улицам в городке. Юноша встал с дивана и направился в коридор.
Гвардеец посмотрел на дверной проём, ведший из комнаты в коридор, и спросил:
-Уже уходишь?
Накинув инвернес и схватившись за ручку входной двери, Олдэр ответил на прощание:
-Мне нужно поговорить с местными. Может, увидимся ещё.
Послышался звук закрывшейся двери и в помещении настала мертвецкая тишина. Гвардеец, немного опьяневший от выпитого напитка, закинул голову, положив затылок на спинку дивана.
Вдруг громко заиграл НПК. Кто-то звонил на него. Ослабленный алкоголем здоровяк достал из нагрудного кармана в доспехе устройство и, посмотрев на экран, пробился радостью внутри. Ему звонил человек, которого он не видел, наверное, ещё с тех лет, когда учился в академии.

Городок Малрэно, 16:40
Почему-то заметно улучшившаяся погода не повысила ему настроения. Дождевые тучи в конец освободили небо, полностью уступив его солнцу. Температура повысилась и огромные лужи возле тротуаров стали быстро испаряться. Слабости не было, и слава Ужасному.
Зато был дискомфорт. Олдэр то и дело приподнимал плечи, чтобы его любимый инвернес сел на них как надо. Так, чтобы носителю было комфортно. Но нет. По-прежнему было жуть как неудобно.

В это же время
Странно. Инвернес как будто подрос после того, когда впитал влагу дождевых капель. Он стал длиннее, пол сейчас находился гораздо ниже колен. Вот только рукава были коротковаты. Сильно выглядывали запястья, которые девушка всегда прятала. Капюшон был не таким большим.
А почему?

Олдэр остановился, чтобы осмотреть своё пальто и выявить причины, по которым его телу не комфортно в нём.

Девушка остановилась, чтобы получше изучить то, что она сняла с вешалки не глядя и накинула на своё красивое тело.

Это правда или его обманывает доселе нехорошее зрение? Пол инвернеса находился на уровне его коленей, когда должен был находиться у лодыжек!

Таких размеров пальто девушки не носят. Она решила проверить, что лежит в карманах.

Единственное, что могло доказать принадлежность пальто кому-то другому, а не ему, было содержимое его карманов. Во всяком случае, следовало проверить самый надёжный и закрытый из них. Внутренний. Олдэр, прежде чем доставать, решил сначала наощупь попробовать определить, что там. Что-то небольшое, относительно мягкое и прямоугольное. Затем, он вытащил предмет наружу.

Девушка нащупала во внутреннем кармане (наружные были все пусты) что-то относительно мягкое и прямоугольное, после чего вытащила это наружу.

-Косметичка?! – истерично вскрикнул Олдэр, держа в руке мягкую прямоугольную, красивыми узорами разукрашенную коробочку, в которой аккуратно были сложены женские инструменты, предназначенные для придания лицу красоты.

-Сигареты? – удивилась девушка. Резко осмотревшись по сторонам (на улице стали появляться люди), она шустро убрала пачку обратно.
Неизвестно что случилось бы, увидь её кто-либо с сигаретами. Ведь во всём Деймоторионе девушкам строго запрещалось курить. А если же случилось так, что девушку заставали с сигаретой у губ, ей полагалось наказание – лишение свободы на десять лет. Независимо от того, простой ты рабочий или император.

Для Олдэра это был просто позор. Он ходил в женском пальто и заметил это только сейчас, когда стоял на улице, на которой интенсивно начали появляться люди! Если его увидят в такой одежде, его тут обсмеют. В большей степени парни и мужчины.
Но, стоп. Раз он был в женском пальто, почему гвардеец, недавно стоявший к нему чуть ли не упор, не сказал ему об этом? Скорее всего, ему просто не было до этого никакого дела.
Юноша аккуратно повесил пальто на свою руку и отправился к гостинице. Опрос местных может подождать.

Мужской инвернес. Такой носит каждый следователь и детектив для того, чтобы выделиться среди облачённых в громоздкую броню гвардейцев. Следовательно, следователь, прибывший сюда, парень. И, как заметила девушка, ниже неё ростом. 
Интересно, как лицо? Нужно зеркальце на крышке косметички, а то стекло витрины магазина не подходит для проведения подобных процедур.
Снова накинув пальто, девушка зашагала по высыхающему тротуару в обратную сторону.
А друга можно навестить когда угодно.

+1

2

завтра почитаю. Сегодня настрой не тот :)

0

3

#p95474,PlushBear написал(а):

завтра почитаю.

Да мне и не к спеху. Главное - не лайкай, не прочитав.

0

4

#p95478,Томино написал(а):

Главное - не лайкай, не прочитав.

от ты - принципиальный!

0

5

#p95473,Томино написал(а):

Всё было бы хорошо, если б не гроза.
Не выносивший
слитно
дождливой погоды Олдэр Накрэйн спал,
раскинувшись всем

своим
а чьим еще?

телом на  сидении, рассчитанном на троих пассажиров. В вагоне, как и во всём поезде, практически не было людей.

И некому было уступать место.
с и начинать нельзя

Поезд прибыл на конечную станцию в одиннадцатом часу поздним вечером,

поздним - лишнее

после чего сразу же

же лишнее

отправился в депо вместе со спавшим в предпоследнем вагоне начинающим следователем.

грязно очень
ты ж вроде уходил - нет я что-то путаю?

0

6

#p95486,hardsign написал(а):

ты ж вроде уходил - нет я что-то путаю?

Я и уйти могу. Ты этого хочешь?

Ну грязь это само собой, потому что это писалось в 2015-м другим мною.

Отредактировано Томино (2019-02-07 21:45:42)

0

7

#p95503,Томино написал(а):

Я и уйти могу. Ты этого хочешь?

нет конечно!

#p95503,Томино написал(а):

Ну грязь это само собой, потому что это писалось в 2015-м другим мною.

а почему не правишь?

0

8

#p95486,hardsign написал(а):

ты ж вроде уходил - нет я что-то путаю?

а на форуме возвращения приветствуются.
Так шо скепсис и снобизм тут не катит.

0

9

#p95512,PlushBear написал(а):

скепсис и снобизм

не я просто решила - это уже маразм начался

0

10

#p95511,hardsign написал(а):

а почему не правишь?

Причин несколько: лень, боязнь испортить текст, мысли о других историях.

0

11

#p95527,Томино написал(а):

боязнь испортить текст

упс

а зачем тогда выкладываешь?

0

12

#p95539,hardsign написал(а):

а зачем тогда выкладываешь?

Чтобы люди увидели.

0

13

#p95541,Томино написал(а):

Чтобы люди увидели.

спотыкнулись о первый абзац, выругались и не стали читать дальше?

0

14

#p95545,hardsign написал(а):

спотыкнулись о первый абзац, выругались и не стали читать дальше?

Не важно, как сильно текст подорвёт их психическое здоровье.

0

15

#p95548,Томино написал(а):

Не важно, как сильно текст подорвёт их психическое здоровье.

здоровье не подорверся, а вот шансы дочитать до конца - сильно уменьшатся

0

16

#p95550,hardsign написал(а):

а вот шансы дочитать до конца - сильно уменьшатся

И что?

0

17

#p95554,Томино написал(а):

И что?

и ничего

0

18

#p95558,hardsign написал(а):

и ничего

А, ну это не страшно.

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Тень загадки. Игра слов. Часть 1