Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Почему Мэдо стала "слепой". Часть 6.3


Почему Мэдо стала "слепой". Часть 6.3

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

По возвращении в реальность Ильтер Кдаор не могла вспомнить, при каких обстоятельствах она оказалась на больничной койке с загипсованными руками и ногами. Хорошо хоть её мозгу посчастливилось сохранить основную информацию о ней, не то пришлось бы обращаться в гвардию и проводить расследование.
Через день, когда к ней вернулись возможности говорить и рассудительно мыслить, в больницу явился человек, который, присутствуя с ней рядом, всегда действовал девушке на нервы - её родной, до тошноты противный отец, который находился в полном эмоциональном упадке из-за недавней ссоры с дядей и его отказе в дальнейшей поддержке семьи. Собственно, Ильтер ждала этого дня, когда у дяди закончится терпение. Отца ей было не жалко, в отличие от матери. Далее она замешкала с выбором: верить ли словам раздавленного отца о Ройте, которому дядя нашёл место в своей компании, но в итоге решила, что проверит всё лично. Сложившаяся в особняке обстановка, исходя из полученных описаний, в воображении временно лишённой возможности двигаться девушки выглядела дурацкой, и как только Эдвард с полной уверенностью сказал, что всё это произошло из-за появления Мэдо, к Ильтер вернулись воспоминания о том дне, когда она лично виделась со сводной сестрой. Её ярости не было предела, особенно из-за того, что девчонку пустили погостить в особняк.
-Конечно, мать твою, это всё из-за неё! - внезапно завопила на всю палату девушка. - Дерьмо! Дядя тоже видел её глаза!
Не пытаясь утешить дочь и оставаясь сидеть на стуле, Эдвард спросил недоуменно:
-Причём тут глаза Мэдо?
-Притом, идиот, что они пугают до умопомрачения! Мать! Дядя поменялся только из-за того, что увидел их, и начал сюсюкаться со всеми, чтобы эта мелкая паскуда больше на него не посмотрела!
Ильтер неистовствовала, пыталась пошевелить заблокированными конечностями и пугала отца своим поведением.
-Что за бред ты несёшь? - вздорно спросил Эдвард. - Как можно напугать человека взглядом?!
-Придурок, который обо мне ничего не знает, - имела она в виду Эдварда, - я никогда не говорю наобум! Да и смысл тебе объяснять, если ты тупой?!
Эдварда терпел буйство дочери долгие годы, и теперь его предел был достигнут. Последняя ссора с дядей здорово пошатнула его здоровье, и он понял, что семье будет лучше без него. А прежде чем делать последний шаг, Эдвард решил навестить презиравшую его дочь. Вместо поцелуя - собственно, Ильтер никогда не давала ему даже просто прикоснуться к себе, - он оставил ей на прощание синяк под глазом, и, довольный тем, как первенец мучается от боли, молча покинул палату.
Не стоило сомневаться, что такой человек, как Эдвард, осмелится ударить кого-то сильнее и опаснее себя, а так же сам заплачет и сдастся от первого полученного удара куда-либо. Ильтер, будь у неё такая возможность, разбила бы его голову об угол. Но сильнее всего ей хотелось сделать это с Мэдо, ведь именно из-за неё она в день встречи потеряли бдительность в машине и выскочила на перекрёсток на красный свет. В голове Ильтер возникало бесконечное множество вариантов жестоких расправ над своими врагами. Безумно жалко ей было дядю, пошедшего маленькой седовласой дряни на уступки. Он же теперь не поверит никаким адресованным Мэдо обвинениям, а значит, надлежало устраивать расправу в одиночку и по-тихому.
К счастью, у Ильтер был друг, который умел проворачивать подобное: спасибо дяде Промвейну за знакомство с ним.
    ***
Прежде всего не стоило подавать виду, что изменения были ей отвратны. У вернувшейся через шесть месяцев домой Ильтер притворяться получалось идеально. Отлично подсобила легкомысленная тупость домочадцев. На дядю Промвейна теперь без боли не взглянешь, а Ройт вызывал какое-никакое уважение: слава Деймосу, он наконец-то взялся за ум. Однако самое прекрасное, что случилось здесь за время её отсутствия - Эдвард наконец перестал существовать. Как выяснилось, его последнее место дислокации - больница, в которой лежала Ильтер. Позже его нашли повешенным на тросе в лесу пятнадцатой экологической зоны. Дядя рассказывал, что не хотел оплачивать похороны Эдварда, ибо и так истратил немерено средств на его развитие, которого так и не увидел. На оплате ритуальных услуг и поминального стола настояла его жена - единственный человек, которого Ильтер было по-настоящему жалко.
Так или иначе, но Мэдо была причастна к самоубийству Эдварда, а Ильтер ждала, когда её приятель разработает стратегию, по которой можно гарантированно выйти сухой из воды. Вот только сводить счёты Ильтер собиралась из-за мести не за семью, а за себя и за дядю.
Наступила завершающая стадия разработки плана мести. Надлежало сообразить, как в людном районе многомиллионного города похитить девчонку быстро и незаметно. Сложностей было масса: район очень хорошо охранялся гвардией, днём и ночью улицы полны народу, но самое проблематичное - девчонка постоянно находилась в стенах школы, расположенной на отделённой высоким забором территории. В конце первой недели наблюдения выяснилось, что на выходных цель выходит в город поразвлечься, но - ещё одна проблема - не одна. Ильтер было глубоко наплевать, кто это, пусть один из её друзей и выразил беспокойство, что лучше эту девочку не трогать. Но по-другому не получалось: раз ходят вдвоём, значит и избавляться придётся от всех. У миссис Стилдейд, когда она узнает об убийстве дочери, не будет никаких шансов - в виду полного отсутствия доказательств, - доказать её вину. Ильтер и её левые друзья предусмотрели абсолютно всё! 
Настал день расплаты. Это произошло в воскресенье. Ильтер и её друзья даже не надеялись, что им в тот вечер так широко улыбнётся Фортуна. Мэдо и её очкастая блондинистая дылда гуляли по парку... в полном уединении! Странно, подумала тогда Ильтер - обычно здесь по воскресеньям полно народу, а сегодня - никого. Редко, но такое бывает, заверил один из её друзей.
Ильтер с замеревшим сердцем издалека наблюдала за операцией по захвату. Она сильно беспокоилась, как бы её не утешали. На захват отправился всего один человек. К ни о чём не подозревавшим девочкам он приближался со спины, и чем больше сокращалась дистанция между ним и ими, тем быстрее колотилось чёрное сердце Ильтер. "Он шагает широко, быстро, громко, - нервничала девушка, - эти две дряни могут услышать его шаги!". Но крошки заметили взрослого, когда тот подошёл к ним вплотную и врезал не успевшей среагировать Мэдо по затылку, после чего сребровласая бессознательно упала на мощёную дорогу. Девочка-блондинка успела повернуться, но через секунду и её разлучили с реальностью. Ильтер ликовала: самое сложное сделано! Из-за перевозбуждения, вызванного ожиданием грядущего кровавого спектакля, она доверила руль своей машины одному из друзей, потому как была не в том состоянии, чтобы водить.
***
Пробудившись, Мэдо не сумела сразу открыть глаза из-за раскалывавшей голову боли, а когда ей это удалось - приподнялась на локтях и осмотрелась вокруг. Кусты, деревья, никаких признаков цивилизации, и всё это на отвесном берегу озера, которого она никогда не видела. Рядом лежала без сознания Эделайн: Мэдо поспешила привести её в сознание, чтобы, если их похититель вдруг объявится, в худшем случае не пришлось тащить подругу на своих плечах.
-Мэдо? - сонливо промямлила блондинка, в мутном взгляде своих невооружённых узнав подругу.
-Тихо! - прошептала Мэдо, и начала изучать землю рядом с собой в намерении отыскать очки Эделайн. - Вдруг нас услышат?
-Мы тут что, одни? - осведомилась Эделайн, потирая глазки и так же, как и её подруга по приходу в чувство, мучаясь от боли в голове.
Мэдо опасливо оглядела лес перед собой, и вернула взгляд на землю.
-Пока что, - ответила она. - Чёрт, я не могу найти твои очки.
-Они запылись, вот я и сходила на озеро помыть их, - донёсся из кустов резкий, пропитанный самодовольством голос, заставивший Мэдо застыть.
Она знала этот голос: голос, который больше никогда не хотела слышать, а видеть его носителя - и подавно! Но сейчас Мэдо была вынуждена оторвать глаза от травы, чтобы взглянуть на своего злейшего врага, несомненно, увёзшего их с Эделайн невесть куда.
Мрачная Ильтер стояла в нескольких шагах перед ней и на указательном пальце вертела очки в дорогой оправе.
-Мэдо, кто это сказал? - взволнованно спросила Эделайн.
Но та её не услашала, а обратилась сразу к сестре:
-Что случилось? Где человек, который на нас напал?
-А, ты про Чарда? - брезгливо заговорила Ильтер. - Он сделал своё дело, и я отпустила его. Не переживайте вы обе, - она обошла их и остановилась возле края, - нам с вами никто сейчас не помешает. Можем беседовать всю ночь.
Мэдо прекрасно понимала, что им с Эделайн было предрешено расстаться с жизнью, вот только каким образом Ильтер намеревалась отнять её у них?
-Для чего Вы похитили нас? - со страхом бросила Эделайн. - Что Вам нужно?
Ильтер снисходительно посмотрела на неё.
-От тебя - ничего. Гуляй твоя подружка одна, не оказалась бы ты сейчас в таком дерьме. - Обхватив очки пальцами, она взмахнула рукой. - Лови!
Аксессуар улетел в тёмное небо и, набрав высоту, слился с ним. Мэдо, уставившись в ту область, где, предположительно, очки должны появиться, вскочила на ноги и приготовилась к рывку.
-Мэдо, что случилось?! - переживала Эделайн.
Со стороны Ильтер прогремели три выстрела, и девочки, испугавшись, плотно прижали ладони к ушам. Тут же с неба посыпались осколки толстого стекла. Кусок оправы упал на золотую макушку Эделайн, и блондинка, почувствовав удар, вскрикнула снова.
Мэдо украдкой посмотрела на сестру, в руке удерживавшую пистолет, разнёсший очки Эделайн и теперь смотревший на неё.
-Оставшиеся патроны - ваши, - сурово заявила Ильтер.
-Почему же ты не убила нас, пока мы были без сознания? - с иронией спросила Мэдо, прижавшись к перепуганной подружке.
-А так неинтересно, - отмахнулась Ильтер. - Да и только полный идиот будет стрелять в густонаселённом районе, а мы с Вами километрах в пятидесяти от границы города. Здесь никого и ничего! Выстрелов никто не услышит, как и ваши крики о помощи; ваши трупы никто не найдёт, но самое важное - никто и никогда не узнает, кто учинил над вами расправу! Я предусмотрела абсолютно всё! - она добавила задумчиво. - Не думала, что вы продрыхните так долго. Чард говорил - максимум, три часа, а прошло почти пять!
-За что Вы хотите нас убить?! - спросила захныкавшая Эделайн.
-Знаешь, - вернула себе сварливость Ильтер, - убивать тебя не входило в мои планы. Я бы пощадила тебя, но так как ты свидетель... - снисходительно улыбнувшись и разведя руками, она помотала головой. Потом зарычала на Мэдо. - Ну вот, теперь из-за тебя ещё и подружка пострадает!
-Ты всё никак не уймёшься после того, когда мы... - предположительно хотела высказаться Мэдо.
-Не только! - разозлилась девушка. - Дрянь, отвечай, и отвечай честно! Дядя видел твои глаза?!
Вопрос заинтересовал Эделайн, а отчаявшейся Мэдо сразу стало понятно, сестре явно не пришёлся по душе новый дядя Промвейн.
-Ничто другое его не могло изменить, - с тяжестью ответила она. - Он поступил так же, как и ты со мной в нашу первую встречу - спровоцировал меня на это.
-А кто тебе разрешал возражать ему?! Не умей ты пугать своими глазищами, была бы как те две дуры - Гэрвинд и Голзенд.
-Лучше бы я не становилась такой, - горько произнесла Мэдо.
Ильтер, удивившись, опустила оружие.
-Что значит "лучше бы не становилась такой"? - поинтересовалась она, хотя у помалкивавшей Эделайн была своя версия.
Мэдо пересказала встречу, перевернувшую её жизнь для того, чтобы против своей воли портить жизнь другим.  Так же, как и в случае со злой мамой, она была полностью уверена, что Ильтер не поверит ей. Озлобленность сестры говорила сама за себя - она вообще не настроена слушать и логически мыслить, как и признавать подобные истории правдивыми.
-Ты думаешь, я поверю в эту херню?! - рявкнула Ильтер.
-Если ты испугалась моего взгляда, если изменился дядя, то почему бы и не поверить? - парировала Мэдо. - Моя мама тоже не поверила, однако она говорила, что слышала о той странной девушке. Ты сама случайно не знаешь о ней?
-Да без понятия я! Но одно я знаю точно, - Ильтер снова подняла пистолет на Мэдо, - все произошедшие в моей семье перемены произошли исключительно из-за тебя! Мой дядя, - она захныкала, - во что он превратился?! Почему ему теперь не нравится то, какая я дерзкая и бессердечная?! Утверждает, что быть злой плохо, а твою мамашу без конца боготворит! Какой же он идиот! Привёл в нашу семью монстра!
-Но откуда ему было знать обо мне всё? - неуверенно произнесла Мэдо. -Он хороший человек...
Пистолет в руке Ильтер дрогнул.
-...в отличие от нашего папы.
Ильтер, поразившись рассуждению сестры, опустила руки.
-Чему такой человек сможет научить своих детей? - продолжала Мэдо. - Даже я неловко начинаю чувствовать себя, когда он находится рядом. Разговоры с ним я тем более вспоминать не хочу! - она подняла глаза на Ильтер, буравившую её настороженным взглядом. - Дядя рассказал мне, что на самом деле происходит в семье...
Ильтер нахмурилась.
-...заставив меня убедиться в собственном заблуждении. Он тоже понял, что с моими глазами что-то не так, попытался достучаться до истины, и у него почти получилось! Я боялась, что встреча с моими глазами ударит по его настроению, но я такого мнения о каждом человеке, и потому держу глаза прикрытыми! Но дядя не узнал правды, потому что в последний момент ему явилась догадка, будто внушать страх глазами - это унаследованная от мамы особенность! Я согласна с тобой - дядя сказал бред, однако он по-настоящему опасается моей мамы. Я не желаю никому зла, и тебе с самого начала я его не желала тоже. Ильтер, если бы ты послушала меня в день нашей встречи, то не попала бы потом в аварию! Сейчас ты хочешь нарваться на проблемы, которые тебе не нужны.
Ильтер, задумавшись, отвернулась от девочек.
-Мэдо, - шёпотом обратилась Эделайн, - у тебя есть телефон?
Мэдо пошарила в карманах и не обнаружила устройства.
-Нет, - потеряно ответила она. - Похоже, Ильтер забрала их.
-Тогда скажи: ты тоже особенная? - с безумным любопытством поинтересовалась Эделайн.
-Особенная? - не поняла поначалу Мэдо, но как-только подруга хотела открыть рот и что-то сказать, догадалась, о чём вопрос. - У тоего тела что, тоже есть какая-то особенность?
-Ты слышала о Вниаридах - организмах, живущих в телах некоторых людей и позволяющим им пользоваться "Божественной энергией"?
Для Мэдо всё это было внову, да ещё и так неожиданно, и потому она не знала, что сказать.
-Так вот - я одна из таких людей, как и моя мама. Знаешь, я с самого начала, когда только познакомилась с тобой, подозревала, что в тебе тоже может быть что-то особенное. Я не спрашивала об этом, потому как боялась, что задам чересчур личный вопрос. Ты и вправду можешь пугать взглядом?
-Пугаются только люди, которые желают мне зла. Другие превращаются в фанатиков, ради меня готовых абсолютно на всё. Так, когда я ещё училась в академии, однажды убили старшекурсника.
Эделайн испуганно ахнула. Мэдо покосилась на всё ещё стоявшую к ним спиной и о чём-то размышлявшую сестру.
-В большинстве случаев открывать глаза меня вынуждали обстоятельства, но в случае с Ильтер - шантаж.   
-Покажи их мне, - попросила Эделайн.
-Мне из-за них и так проблем хватает, - резко ответила Мэдо, возмущённо уставившись на подругу.
-Какой тебе смысл сейчас переживать обо мне? Нас с тобой вот-вот убьют, - горько произнесла Эделайн.
-Не говори так! - потребовала Мэдо, и потрясла упавшую духом подругу за плечи.
-Но ведь это очевидно, - не унималась Эделайн. - Твоя сестра ненормальная, она не передумает нас убивать.
-Будь она действительно не в себе, пристрелила бы на нас, когда мы ещё находились без сознания. - Мэдо мельком глянула на Ильтер: та стояла и не двигалась. - Сейчас она, похоже, думает над моими словами.
Эделайн вцепилась в её запястья.
-Мэдо, можешь ослабить хватку, а то мне больно.
-Прости, - сказала Мэдо, и отпустила плечи подруги.
Однако та не отпустила её рук.
-Слушай, чтобы испугаться, твои глаза нужно увидеть, только я сейчас ничего не вижу, а ориентируюсь по голосам.
Она начала сходить с ума, поняла Мэдо и, почувствовав, что дальнейший разговор окажется бессмысленным, молча обняла подругу.
В этот момент ожила Ильтер...
***
Её глазам предстала сцена, от которой у обычных людей обливалось кровью сердце. Но её сердце кровоточило только по потерянному дяде, первый раз в жизни.
О чём эти малявки шептались у неё за спиной? Какая разница: они понимали главное, и потому сидели в обнимку. А сребровласая дрянь, оказывается, добрячкой была не полностью, как Ильтер считала изначально. Сводная младшая сестра, что удивительно, говорила умные вещи, вот только не верила, что от правосудия можно уйти.
План для Ильтер подготовили идеальный. Это была стандартная, но совершенная тактика, которую использовали большие шишки для устранения конкурентов и в итоге оставались вне подозрений. Сейчас Ильтер действовала одна: друзья расстались с ней на границе города, проложив на прощание маршрут на навигаторе. В магазине отданного ей на время пистолета двенадцать безгильзовых пуль. Три она уже истратила на очки златовласой, остальные предназначались для неё и Мэдо.
-Ты права, - спокойно начала Ильтер, - я здорово ошиблась, заставив тебя поднять веки в день нашей первой встречи. - Девочки встревоженно уставились на неё. - Я признаю свою вину. Утешает, что ты умеешь выявлять проблемных людей, как, к примеру, наш с тобой отец. Тебе известно, что он полгода назад покончил с собой? - по испугу Мэдо она поняла, что - нет. - Значит, и на его похоронах тебя не было. - Ильтер подняла пистолет и начала рассматривать оружие с разных ракурсов. - Понятно. И вот я снова поторопилась с выводами: хорошо, что я успела тебя поспрашивать.
-Ещё не поздно остановиться, - отчаянно заявила Мэдо. - Ты же не сумасшедшая и очень умная, а твоя ненависть к девочкам обусловлена обидой прошлого. Неужели тебе не по силам забыть это?!
-Такое невозможно забыть, - устало ответила Ильтер, опустив пистолет и лицо. - Я не хочу сейчас об этом рассказывать.
-Мне это и не нужно! От моей смерти тебе не станет легче!
-Я знаю, - тяжело произнесла Ильтер, и подняла на Мэдо холодный взгляд, - но исправить уже ничего нельзя.
-Пожалуйста, поймите! - взмолилась Эделайн. - Когда мама узнает о моей смерти, она будет вне себя от ярости!
-Сколько раз вам повторять, - вздохнула Ильтер. - Органы не смогут найти убийцу, потому что я всё предусмотрела.
-Для моей мамы нет ничего невозможного! - заявила Эделайн.
-Кроме того, - вклинилась Мэдо, - ты забыла о моей маме! В её глазах ты и станешь первой подозреваемой!
-Допустим: как тогда она докажет мою вину?! - с иронией спросила Ильтер.
-Она найдёт способ!
-Умоляю, подумайте о своей семье! - хныкала Эделайн.
-А она здесь причём? - удивилась Ильтер, посмотрев на блондинку.
-При том, что, когда мама услышит имя убийцы, она прикажет избавиться от всех его родных и близких! Поверьте, моя мама такая!
Но Ильтер такое преувеличение только разозлило.
-Твоя мама, как и ты, из другой империи! Органы не позволят ей учинить расправу над жителями на их родине! - она подняла пистолет на девочку и процедила сквозь сжатые зубы. - Наивная дура.
Три пистолетных выстрела и последовавший за ними девичий крик нарушили вечернюю лесную тишину. От полученных ранений вцепившись руками в свою маленькую грудь, Эделайн завалилась на бок.
"Хватит с неё," - посчитала Ильтер, и нацелила дуло на склонившуюся над подругой Мэдо.
Но тут сребровласая, оскалившись, резко посмотрела на неё полным ненависти взглядом. Её глаза были открыты, и возникший ужас параллизовал тело Ильтер, только девушка не собиралась сдаваться. Пистолет всё ещё находился в её онемевших руках.
Мэдо поднялась и побежала в её сторону.
-Хочешь убить меня моим же оружием?! Размечталась! - взревела Ильтер, которой ярость помогла вернуть контроль над телом, и, дёрнув руками, подняла пистолет на приближавшуюся девчонку. Толком не прицелившись, она нажала на курок.
С первым выстрелом Мэдо врезалась в неё. Помимо того, что её талию обхватили руками, Ильтер изумилась, когда обнаружила, что стоит на самом краю - ещё шаг, и они вдвоём сорвутся вниз! Так значит, Мэдо на самом деле задумала столкнуть её! Ильтер почувствовала, что начинает заваливаться назад, и, дабы вернуть равновесие, в ужасе начала вращать руками. В последнюю секунду, когда она подумала, что гибели не избежать, случилось непредвиденное: Мэдо потянула Ильтер на себя, и, спустя секунду, они вдвоём валялись на траве.
Неподалёку стонала Эделайн с пробитой грудью, а Ильтер и Мэдо, тоже с пулевым ранением в области лёгких, какое-то время молча лежали, уставившись друг на друга, а между ними валялся пистолет с пятью пулями.
"Она ещё и чертовски сильная!" - думала ошеломлённая девушка, глядя на сводную сестру, от вида больного взгляда которой ей уже хотелось пожалеть о своём решении.
Странное гнетущее, прежде не испытываемое чувство навалилось на неё, но Ильтер быстро сообразила, что это жалость, кою нагоняли не только раскрытые глаза девочки перед ней, но и её вид. Это было так противно!
Мэдо что, думает - сестра отблагодарит её за спасение?! Разумеется, нет! О чём она сейчас думает? Её кофта всё сильнее и сильнее пропитывалась кровью. У девчонки точно пробито лёгкое, однако Ильтер подумала, что одной пули недостаточно, чтобы прогнать из неё жизнь. Та, другая, златовласая, скончается меньше чем через час.
Ильтер, не отрывая от Мэдо глаз, потянулась за пистолетом, а когда положила ладонь на рукоятку, в её запястье вцепилась рука девочки.
-Я надеясь на твоё понимание! - с болью сказала сребровласая.
-Мне уже плевать, - прошипела Ильтер и, вырвавшись из хватки Мэдо и поднявшись, изрешетила грудь сестры.
Она, в отличие от златовласой, которая ещё подавала признаки жизни, почему-то не стонала и не кричала: лежала с открытыми глазами - их вид уже не внушал ничего, кроме жалости, - с приоткрытым ртом, и до сих пор дышала! А патронов больше не было! Угораздило её потратить три пули на очки! Ильтер попробовала успокоиться. Чего она так нервничает? Малявки получили смертельные ранения, им осталось от силы минут десять, хотя златовласой пора бы уже заглохнуть; выстрелы и криков никто не мог услышать, потому что до проезжей части очень далеко. И всё же, почему было так неспокойно, никак не могла понять Ильтер? Может, сбросить тела в озеро? Толку? Трупы всплывут. Пускай уж малявки умрут под светом звёзд. Какая досада, что нет запасной обоймы, или хотя бы пары патронов, по одному на каждую наивную девичью башку.
Бросив в последний раз на сестру полный отвращения взгляд и заметив, что девчонка смотрит на неё, Ильтер спешно зашагала прочь от неё. Как же она ненавидела все эти переживания! Перед уходом с луга, она проверила златовласую - златовласая закричала от полученного пинка, - потом снова глянула на край, возле которого камнем валялась Мэдо, и зашла в лес.
***
Мэдо открыла глаза и увидела звёзды: те же самые, какие смотрели на неё до того, как она...
В её грудь вошли шесть пуль, повредивших жизненно важные органы! Когда они входили, было больно, только не так больно, как когда у неё в глазницах "росли" новые глаза. Сейчас же никакой боли она не чувствовала, а на самочувствие, что странно, не было надобности жаловаться. 
Мэдо повернула голову к озеру: такому же зеркальному, какое оно и лежало до её расставания с реальностью. Посмотрела в сторону леса: на прежнем месте и в той же позе лежала Эделайн, но уже не стонала. Похоже, что она...
Нет, это какое-то безумие, размышляла шокированная Мэдо: нормальный человек просто не может выжить после шести всаженных в грудь пуль! Однако, вспомнила она, учитывая феноменальные способности своего на вид слабого и хрупкого тела, её теперь не уместно было называть "человеком". Чем же на этот раз порадует биологическая оболочка ментальной субстанции?
Мэдо чувствовала себя примерно так же, как после недосыпа - это ощущение давно стало для неё привычным, - когда в школе проклятый будильник раскалывал их с Эделайн головы своим невыносимым звоном. С руками и ногами не возникло проблем, однако стоило приподняться на локтях, как острая боль залила немного согнувшийся торс. Стоило вернуть тело в прежнее положение, и неприятное ощущение улетучилось. Произведённое действие дало понять, что пули всё ещё сидят в теле, и с каждым движением торса они будут напоминать о себе, пока от них не избавишься. А как их вытащить из тела? Здесь требуется хирургическое вмешательство.       
Выждав, когда организм успокоится, Мэдо повернулась на бок и, насколько позволяла гибкость шеи, осмотрела себя спереди. Кровь полностью перекрасила её продырявленную в шести местах кофту. Самих ранений было не видно из-за промокшей насквозь и прилипшей к телу одежды, и Мэдо задрала её, обнажив залитый кровью гладкий живот и изрешеченную грудь. От увиденного невозможно было не изумиться. Пули торчали из тела, как созревшие морковки на грядке. Кровь вокруг них давно свернулась. А Мэдо думала, что они глубоко, под костями, в лёгких и в сердце. Однако... Две из шести пуль как раз угодили в грудину над сердцем, которое сейчас работало, как ни в чём не бывало! От чего тогда, если не от повреждения сердца и лёгких, произошла потеря сознания? Потери крови? Болевого шока?
Безумие!
Раз она жива, тогда ещё найдёт время разобраться в себе. Впрочем, его и так было полно раньше, только тратилось оно на менее серьёзные, чем учёба, занятия. Да ещё и из конфиденциальности - хорошо, что никто в школе не интересовался ничем, кроме развивающих программ и изучением будущих возможных рабочих мест. Оглашение где-либо личных секретов - за такое наказывали по всей строгости.
     
Большим и указательным пальцами Мэдо сжала одну из двух пуль, угодивших в её левое лёгкое. Дышать спокойно, да и вообще что-либо делать, мешала только сильная боль. Приготовившись, Мэдо приступила к извлечению инородного тела. Даже слегка подвигав пулю, ей стало мучительно больно. Но тут она подумала, что сейчас сдерживать крик не стоит - вдруг кто-нибудь услышит её? Вдруг дорога рядом, и Ильтер солгала о её удалённости от озера?
Отдышавшись, Мэдо снова схватилась за пулю и, вопя на весь лес, повторила процедуру. Смертоносные куски свинца твёрдо засели в теле, почти слились с ним, но делавшей между рывками короткие перерывы Мэдо всё же удалось избавиться от первого. Будет полезно оставить для гвардии в качестве улик несколько пуль.
Когда её тело покинула вторая пулья, Мэдо замерла: ей показалось, будто она услышала чей-то голос. Но так оказалось на самом деле! Голос доносился со стороны леса!
Мэдо на четвереньках подползла к Эделайн и, перевернув её на спину, проверила наличие пульса. Он всё ещё был, но очень слабый.
-Мэдо, - прошептала больным голосом Эделайн.
Но та ничего не ответила. Она отползла от подружки, чтобы не пугать её своими воплями, и вернулась к извлечению оставшихся четырёх пуль.
Невероятно, поражённо думала Мэдо - выжить после стольких попаданий в грудь невозможно! Кому расскажешь - никто не поверит!
Третья пуля, пробей она грудину, разорвала бы сердце, а остальные три были остановлены рёбрами над правым лёгким.
-Мэдо? - стонала Эделайн. - Мэдо... это ты?
Стало гораздо легче, когда в теле не осталось смертоносного металла, но слабость не прошла.
Мэдо склонилась над еле живой подругой, хотела кое о чём спросить... но нельзя! У Эделайн и так боль отняла почти все силы, оставив только никчёмные остатки. А было так интересно узнать, сколько прошло времени с ухода Ильтер.
Мэдо распахнула на Эделайн блузку. С подружкой всё было так, как и должно быть с обычными людьми: огнестрельные раны продолжали кровоточить, а пули не торчали из тела. Хорошо, если они прошли насквозь, а не застряли в теле. Но ведь... в неё саму стреляли почти в упор, а пули... О чём она сейчас думает?!
-Мэ... до... - выдавливала из себя Эделайн.
-Не говори! - попросила Мэдо. - Береги силы!
Эделайн с трудом открыла глаза.
-Мэдо? Ты... ещё жива?
-Молчи! - строже сказала Мэдо и, сев от подруги сбоку, засунула руки ей под спину и под голову. - Сейчас я тебя подниму, но тебе будет больно. Итак...
Но Эделайн не вскрикнула, а только негромко застонала.
-Что ты делаешь? - спросила подружка.
Мэдо села к ней спиной и положила её руки себе на плечи.
-Можешь соединить руки? - спросила она.
-Зачем?
-Эделайн, обхвати меня за шею, чтобы не упасть, пока я буду тебя нести, - резко сказала Мэдо.
-Нести? Куда? - мямлила обессиленная Эделайн.
Больше Мэдо не стала её ни о чём спрашивать. Бесполезно. Подруга была в агонии и ничего не соображала. Взвалив её на свои плечи и как следует ухватившись, Мэдо попробовала встать на ноги. Она была уверена, что с первого раза подняться не выйдет, однако Эделайн, казалось, весила, как набитый до отказа учебниками портфель. Они с Мэдо обладали почти одинаковым весом, но заметно отличались ростом.
Мэдо прошла пару метров. Шаги дались с удивительной лёгкостью.
-Что происходит? - спросила Эделайн.
Мэдо ничего не ответила и зашагала прямо на деревья. Только оттуда они и пришли, и в ту же сторону ушла Ильтер. Дорога определённо находилась где-то поблизости. Мэдо шла, выискивая более просторные проходы между деревьями, чтобы их ветки не царапали лицо и не тыкали в глаза, и обходя стороной пышные кустарники.
Лес был густой и очень тихий. Мэдо и подумать не могла, что он, если остаться с ним наедине, может быть настолько же страшным, как и густонаселённый ночной город.
Мэдо шла, частенько посматривая на своё правое плечо, в которое хрипло дышала Эделайн. Иногда она останавливалась, чтобы перехватиться. Мэдо шла, под её ногами хрустели ветки. А один раз прошипела и впилась клыками в икру змея, которую просто-напросто невозможно было заметить в той непроглядной тьме. От такой неожиданности Мэдо испугалась и рухнула наземь вместе с Эделайн. Быстро успокоившись, она попыталась вслушаться в тишину в намерении уловить спокойное шипение проклятой змеи. Стояла тишина. Похоже, тварь смылась.
-Что случилось? Где мы?! - ныла Эделайн. - Мэдо? Есть тут кто...
-Я здесь! - прошипела от жгучей в ноге Мэдо, возвращая подругу на свои плечи. - Чёрт, меня змея укусила!
Когда они возобновили движение, но уже в ускоренном темпе, Эделайн спросила:
-Мэдо... в тебя ведь тоже стреляли? 
-Да! - рычала Мэдо. Змея была ядовитая, и об этом говорила не только усиливавшаяся в ноге боль, но ещё и тот факт, что неядовитые змеи никого не кусают. - Береги силы! Не говори!
Мэдо осторожничала с фразами, потому что резкие эмоции могли навредить подруге.
-И ты... после шести попаданий... всё ещё такая активная! - поразилась блондинка. - Ты... ты невероятная!
-Я сама себе поражаюсь!
Они всё двигались вперёд в кромешной тьме, а лес всё не прекращал редеть.
-Блин, да где же дорога?! - сорвалась Мэдо.
-Может... ты не туда идёшь?
-Откуда мне знать?! - она остановилась. - Неужели Ильтер сказала правду?! - Мэдо возобновила движение. - И почему я не послушала тебя?!
-В этом... не было... надобности, - едва слышно сказала Эделайн. - Я говорила тебе, что мы обречены, что разговоры... не помогут. Твоя сестра... прости, но... она...
-Психопатка! - прорычала Мэдо, а затем, остановившись, заорала на весь лес. - Ненормальная! Почему таким, как она, позволяют существовать?! - она помолчала, а после сквозь слёзы продолжила. - Я не прощу ей сегодняшнее! Я ненавижу её!
Какое-то время они шли и не разговаривали. Мэдо было очень интересно узнать, сколько прошло времени с начала пути. Проклятая Ильтер лишила их самого необходимого, и сейчас наверняка с чистой совестью нежится в ванне, полагая, что сводная младшая сестра и её подруга, которой очень не повезло, скончались от полученных ранений.
-Мэдо, - обратилась Эделайн.
-Что? - мрачно отозвалась та, шагая по усеянным листьями и ветками земле.
-Может... правда стоит повернуть? Вдруг мы действительно движемся не туда?
Недолго думая, Мэдо решила послушать подругу. Ощущение своей полезности должно придать Эделайн сил, чтобы дожить до больницы.
-И куда ты хочешь, чтобы я повернула? - холодно спросила Мэдо.
-Куда ты сама посчитаешь нужным.
Мэдо повернула влево под прямым углом.
Ногу больше не жгло после укуса, однако перед глазами начали плавать мутные пятна.
-Чёрт, только не это!
-Что случилось?! - спросила Эделайн.
-Змеиный яд начинает действовать! Блин, да где же дорога!
Теперь она уже не шла, а бежала, не зациливаясь на ширине прохода и не страшась веток в лицо и глаза. Кто знает, вдруг яд действительно убьёт её?! Что за вздор?! Раз пули не смогли её уложить, с чего бы у яда должно получиться это?! А раз так, значит за себя можно не тревожиться, однако, размышляла Мэдо, если она вырубится, то тогда проснётся в другой раз, Эделайн уже точно будет на том свете. Именно поэтому она и неслась между деревьями, сквозь кусты, вздымаясь на бугры и скатываясь с них, снова поднимаясь, взваливая на плечи полумёртвую подругу и возобновляя ход.
Наконец они впервые за долгое время выбрались под открытое небо, на небольшую поляну. Мэдо пробежала немного и вскоре увидела яркую оранжевую точку далеко впереди, возле правой стены леса. Там точно стояла машина с предположительно одним неработающим поворотником и вышедшими из строя фарами, а водитель пытался устранить неисправность. Взбодрившаяся долгожданным везением, Мэдо со всех ног понеслась к огоньку.
-На помощь! Помогите! - кричала она на бегу, но когда огонёк сместился влево, а на том месте, где он висел секундой раньше, возник ещё один такой же, резко замолчала и, остановившись, замерла в ужасе.
Нет, это была не машина.
-Ты кого-то увидела? - спросила испугавшаяся Эделайн.
-Тихо! - прошептала Мэдо, не сводя глаз с пары огоньков. - Там, впереди, какой-то зверь, и он смотрит на нас!
Эделайн умолкла в один миг от допольнительной дозы страха.
Мэдо была полностью уверена, что огоньки - глаза какого-то животного. Но какое животное имело глаза, которые ночью можно было увидеть издалека?! Мэдо начала пятиться назад. Из-за яда всё сильнее ухудшалось её зрение. А не были ли эти огоньки обычной галлюцинацией?
Пара огоньков плавными прыжками сместилась влево, потом взлетела выше - таинственный зверь хотел по-лучше рассмотреть незванных гостей. Через несколько секунд огоньки опустились и несколько раз попрыгали на месте, однако Мэдо сообразила, что случилось на самом деле - зверь пробежался в их с Эделайн сторону, и вскоре остановился. Мэдо всячески сдерживала себя от резкого рывка в лес за своей нагруженной спиной, потому что, если дать дёру, зверь может рвануть следом.
Но тут огоньки исчезли - зверь повернул голову. Мэдо едва не закричала от ужаса, когда заметила, как со стороны таинственного зверя из леса выплыли, но уже на большей высоте - выше середины ствола взрослого дерева! - ещё две пары таких же огоньков. Затем вернулась во внимание Мэдо третья пара...
Что это были за звери? Их силуэты не разглядеть, звуков они никаких не издавали - видимо, не знали ещё, чего ожидать от встречных людей. И всё-таки, раз они сильно превосходили людей ростом, почему же тогда не решались подойти ближе или - ещё страшнее - атаковать? А может, они понимали, что видят человеческих детей - раз есть дети, значит рядом должны находиться взрослые?
Мэдо вдруг услышала шум, приближавшийся откуда-то издалека, и она тут же озарилась надеждой, потому как узнала его: жаждала его услышать, пока искала заветную дорогу, от которой их с Эделайн увели подальше. Это ехал автомобиль! Тут она заметила, что вдалеке уже висело три огонька. Звери повернули свои морды, только в какую сторону? Мэдо огляделась по сторонам и увидела слабое, набиравшее яркость свечение в стене леса слева. Перевела взгляд на таинственных зверей. Огоньки упрыгали в лес справа и утонули в тамошней тьме. Из леса слева вырвался свет автомобильных фар, быстро пересёк поле и исчез в лесу справа.
Переведя дух, Мэдо со всех ног побежала к тому месту, откуда выехала машина. Теперь она уже точно знала, в каком направлении сейчас лучше всего двинуться.
Эделайн похлопала ладошкой Мэдо по груди. Похоже, она ещё не утратила способность критически мыслить.
-Я наконец-то нашла дорогу! - прошептала Мэдо, на бегу поглядывая в сторону, где недавно сверкали огоньки.
-А тот зверь?
-Он испугался машины и убежал. Надеюсь, больше нас не будут преследовать.
Но таинственные дети до конца не познанной природы больше не появлялись.
Выбравшись на асфальтовую дорогу, Мэдо почувствовала усталость. Как же плохо, что не было часов, а так пробирал интерес насчёт того, сколько времени она провела в движении!
Вот только останавливаться было нельзя! Пятна перед глазами становились всё больше, и Мэдо заподозрила, что усталость не являлась "усталостью" как таковой! Её делал слабее змеиный яд!
-Мэдо, ты как? - спросила робко Эделайн.
-Нормально! - соврала Мэдо. - Как ты?!
Эделайн надолго замолчала. В какой-то момент Мэдо вообще подумала, что она отдала концы, и встряхнула подругу. Эделайн очнулась, однако говорить так, как раньше, уже не могла.
-Мэдо... я хотела... тебе сказать...
Мэдо уже не держали ноги, и она рухнула на колени. Эделайн сползла с её спины и распласталась на асфальте. Мэдо хотела её сдвинуть на обочину, но передумала - на обочине водители могут не заметить их тел. А если они будут ехать с включенными фарами ближнего света, то не успеют вовремя затормозить, или резко сманеврируют и съедут в кувет.
Мэдо самой страшно захотелось прилечь, глаза уже почти не видели, и она, используя последние силы, взглянула на свою умирающую, слепую подругу во всю раскрытыми глазами. Собственно, она держала их открытыми весь путь от озера. Здесь, бог знает где, стесняться некого.
-Я хотела сказать... - продолжила, когда навела больной взгляд на лицо подруги, Эделайн.
-Говори же, - отчаянно потребовала Мэдо, готовая сама отключиться в любой момент.
Эделайн долго не отвечала. С тяжёлым трудом теперь давался ей и каждый вздох, и всё менее отчётливым казался её образ в глазах верной подруги.
-Я люблю тебя... - приоткрыв глаза, призналась блондинка, и Мэдо обомлела, - как... друга, которого... у меня...
Мэдо подняла её торс с асфальта, а затем прижалась к ней всем телом. Эделайн была холодная, как лёд.
-Не смей умирать! Говори со мной, Эд! - молила Мэдо.
Эделайн сказала что-то, вот только Мэдо не умела читать по губам. Её сердце: удар, три секунды тишины, удар, три секунды тишины, - по какому счёту оно замолчит? А вокруг никого! Да и кому, как не диким зверям, здесь, в нецивилизованной дали, находиться?!
-Очнись! Эд! - кричала Мэдо, дёргая подругу за плечи, но потом, когда бессмысленность её действий стала очевидна, бережно положила измученное болью и потерей крови тело на дорогу, после чего легла рядом, уткнувшись залитым слезами лицом в грудь подруги.
Она ревела на весь лес и проклинала саму себя, ведь это из-за неё пошли все беды. А её глаза, как выяснилось, не всегда способны спасти положение. Чего там - они вообще на это не способны! Их даровали ей только для того, чтобы делать людям больно, заставлять их страдать по-всякому, да и не только их, но и её саму! Есть ли способ избавиться от них?! Найти бы ту проклятую незнакомку... разве сейчас это возможно?!
Нет, будет лучше, если её самой не станет. Пусть яд выполнит миссию, которую провалили шесть пистолетных пуль. Последним усилием Мэдо сняла себя с груди Эделайн и, перевалившись на спину, улеглась рядом. Последние отведённые на работу сознания минуты она посвятила воспоминаниям о маме.
***
Рейчел Гайрэндсон, проводившую совещание, от исхода которого зависело формирование дальнейшей экономической стратегии корпорации на рынке принявшей её страны, поставил в неловкое положение перед присутствующими предпринимателями неожиданный телефонный звонок.
-Прошу прощения, - сдержано произнесла молодая женщина, запустив руку в карман пиджака.
Сколько не повторяй, всегда кто-нибудь позвонит по какой-то мелочи. Но так же, как и всегда, сейчас помощь понадобилась её личному секретарю, оставшемуся заправлять главным офисом на время отсутствия генерального директора.   
-Ну что ещё?! У меня совещание! - отвернувшись от всех, раздражённо зашептала она.
-Мисс Гайрэндсон, - с трепетом заговорила секретарь, - мне только что сообщили, что Вашу дочь доставили в больницу с тремя пулевыми ранениями!
Миссис Гайрэндсон, изумившись, едва не выронила из руки телефон. По крайней мере, сейчас ей позвонили не для того, чтобы помочь с выбором. Новость была ужасная, и она не только пугала, но ещё и злила. А когда новость касалась проблем с дочерью, миссис Гайрэндсон всегда выходила из себя, ибо ничего дороже жизни дочери для неё не было.
-В какую её отвезли больницу?! - никого не стесняясь, заревела женщина и направилась к выходу из конференц-зала.
-Мисс Гайрэндсон? - встав со стула, обратился один из предпринимателей.
-Совещание откладывается! - грозно заявила женщина. - Позже я свяжусь со всеми вами и назначу новую дату! Ещё раз - простите!
Миссис Гайрэдсон неистовствовала. Получив от секретаря всю известную информацию, касательную нынешнего состояния Эделайн и адрес принявшей её больницы, перед отъездом из здания приглянувшейся ей компании, в скором времени должной стать иностранным филиаллом их корпорации, она приняла во внимание тот факт, что к дочери её могут не пустить. Три пулевых ранения в грудь. Серьёзные раны, но не смертельные. Для неё. А Эделайн вполне могла умереть! Девочка определённо находится в тяжёлом состоянии, лежит в палате интенсивного наблюдения, но миссис Гайрэндсон ничто не могло остановить.
В вестибюле больницы, куда она явилась спустя полтора часа, внимание посетителей привлекли её четыре вооружённых до зубов охранника. Люди в трёх очередях на ресепшен при виде солдат в броне и с тяжёлыми пушками в руках разбежались в стороны, безоговорочно предоставив их подзащитной право внеочередного пользования. В вестибюле появились охранники больницы, однако грозный вид вооружённых посетителей не позволил им выдавить из себя ни вопросов, ни претензий, ни угроз.
Миссис Гайрэдсон, приблизившись к стойке и нависнув над ошарашенными сотрудницами, едва не сошедшими с ума от столь необычного визита, со всей строгостью спросила:
-Это к вам вчера доставили мою дочь - Эделайн Гайрэндсон?!
Пробежавшись пальцами по клавиатуре и поорудовав мышкой, одна из сотрудниц ответила дрожавшим голосом:
-Да... мэм... но...
-Я хочу её увидеть! В какой она палате?!
-Мэм, состояние Вашей дочери тяжёлое, и к ней нельзя пока что пускать посетителей! - пыталась убедить другая, напуганная меньше, сотрудница.
Миссис Гайрэндсон подняла руку, и первые два охранника нацелили оружие на работниц приёмной стойки, когда как другие два взяли на прицел сотрудников службы безопасности больницы. Посетителей охватила паника, и их основная масса неконтролируемым потоком вылились на улицу. Некоторые убежали из вестибюля в другие помещения.
Работница ресепшена под вниманием направленного на неё дула автоматической винтовки в один миг превратилась в послушную собачку, и сообщила то, чего, в принципе, не должна говорить.
-Третий этаж! Отдел интенсивной терапии! Палата 38!
Как и все в семье, миссис Гайрэндсон являлась воспитанным человеком, нередко прибегавшим к устрашению для достижения целей. Всегда тех, что имели отношение к её горячо любимой дочери.
Следившая за Эделайн медсестра, одна из трёх в палате работавших, не взирая на вооружённых людей, набросилась на сопровождаемую ими посетительницу в деловом костюме.
-Мэм, - сдержанно обратилась она, зашагав миссис Гайрэндсон навстречу, - сюда запрещено заходить посто...
Одной демонстрации того, что их может ожидать в случае чтения нотаций и попыток заставить силой покинуть помещение, оказалось достаточно, чтобы убедить оставшихся сестёр милосердия без вреда для своего здоровья оставить грозную бизнес-леди наедине с пациентами. Самую смелую, пошедшую против посетительницы и ею же побитую, взашей вывели в коридор охранники.
-Оставьте нас и никого сюда не пускайте! - приказала им миссис Гайрэндсон, и когда её приказ был исполнен, она на дрожащих ногах подошла к койке, на которой лежала её дочь, разбуженная возникшей суматохой вместе с другими пациентами в палате.
Эделайн с дыхательной маской на лице медленно повернула больное лицо в сторону умерившей свой пыл для грядущего разговора матери, у которой ещё сильнее сжалось сердце от её душераздирающего вида.
-Мама, - выдавила она из себя, взирая на готовую расплакаться женщину невооружёнными глазами.
В палате совсем не на что было присесть, а из-за своего роста миссис Гайрэндсон испытывала дискомфорт, когда нагиналась. Однако в данный момент она совсем не думала о себе, и склонилась над нуждавшейся в её защите слепой Эделайн, без очков не видевшей даже стоявшего к ней вплотную человека.
-Да, это я, - с трепетом заговорила взволнованная миссис Гайрэндсон, и, бережно обхватив одной рукой кисть дочери, продолжила, стараясь не расплакаться. - Эделайн, скажи, кто в тебя стрелял?!
-Ильтер, сестра Мэдо, - тихо ответила девочка.
-Мэдо, - задумчиво произнесла миссис Гайрэндсон, и осведомилась, - это твоя соседка по комнате в школе?
-Да. Я...
-Понимаю, - настойчиво сказала мама. - Ты о ней ничего не знаешь. Я расспрошу о ней твою соседку.
-Мам, - голос Эделайн стал злее, - Ильтер, сестра Мэдо - она ненормальная! Даже Мэдо хочет её смерти! - по её лицу покатились слёзы. - Мэдо... жива ли она? В неё же... выстрелили шесть раз!
-Шесть раз?! - изумилась миссис Гайрэндсон.
-Да. Мама...
Миссис Гайрэндсон нагнулась, чтобы обнять своё пострадавшее дитя. Эделайн хотела поднять руки, но мама, лично убедившись, что дочери даже такое сейчас не по силам, сделала всё за неё.
-Отдыхай, моя драгоценная, - зашептала мама. - И не бойся: я сотру Ильтер в порошок!
Ещё немного побыв с дочерью, разгневанная не на шутку миссис Гайрэндсон вернулась с охранниками в опустевший вестибюль. На ресепшене уже никого не было, хотя компьютеры остались включенными. Покопавшись в базе данных, она обнаружила очень занятную информацию. Как выяснилось, Эделайн Гайрэндсон и Мэдо Стилдейд доставили в больницу в одно время. Что самое пугающее - девочек обнаружили без сознания на дороге в эко-зоне 52. От самой границы города до неё было четыре часа езды на автомобиле! Это глухая территория! А та мразь не глупа, размышляла кипевшая от злости миссис Гайрэндсон, подобрала место, где не имеющая достаточно средств гвардия будет трупы искать до скончания времён. Убийца явно учинил расправу в глубине леса, вдали от дороги, а раз не стрелял в голову, значит хотел полюбоваться мучениями девочек. Можно гадать до бесконечности, что там произошло на самом деле. Миссис Гайрэндсон сосредоточилась на Мэдо, которую вовсе не считала живой, пролистала историю девочек и удивилась. Через два часа после появления бедняжек в больнице Мэдо увезли в мединститут для тщательного изучения особенностей её организма. Миссис Стилдейд насторожилась: девчонка, оказывается, была необычнее, чем Эделайн, раз пережила шесть огнестрельных ранений, причём - в сердце и в лёгкие! Разговор с ней должен состояться как можно скорее.
С мединститутом не получилось так, как с городской больницей, потому что это заведение располагало системой безопасности, не имевшей себе равных. Про охранников и говорить было нечего. В итоге на территорию пустили только одну Рейчел Гайрэндсон, а её эскорт оставили за воротами и под пристальным наблюдением камер.
Шагая мимо парковки к широкой лестнице института и осматриваясь по сторонам, миссис Гайрэндсон краем глаза уловила какое-то движение справа, где в ряд стояли семь машин. Пустая трата времени, но женщина остановилась - как потом выяснилось, не зря, - повернулась и... увидела нужного ей человека! У неё была превосходная память на лица. Подавленная сребровласая девочка суетилась возле одной из припаркованных малолитражек. Очевидно, ждала маму. В любом случае миссис Гайрэндсон очень повезло: не придётся теперь искать её по всей территории института. Более того, приехай она позже, сотрудники сказали бы, что девочка с мамой уехали, а ей хотелось покончить с проблемой и поскорее вернуться к важным делам.
Мэдо не услышала, как она подошла, да и миссис Гайрэндсон не стала пугать девочку обращением со спины, а выждала, когда та сама обнаружит её.
***   
Последние события сделали и без того застенчивую Мэдо пугливой настолько, что она, обернувшись и увидев маму Эделайн, вскрикнула с испугу. Находясь наедине со своими мыслями, она не услышала стука её каблуков по асфальтовому покрытию. Молодая женщина с очень серьёзным лицом подошла к ней поближе.
-Мисс Гайрэндсон, - молящим голосом обратилась к ней Мэдо, охваченная невыносимым чувством стыда за то, что из-за неё случилось с подругой, - что с Эделайн?! Она жива?!
-Родтгелион виджо мастан гандэн?
Мэдо остолбенела, потому как ни слова не поняла.
-Карэтдис глайо ис артом? - спросила ещё сильнее нахмурившаяся мисс Гайрэндсон.
-Простите, - со страхом заговорила Мэдо, - я не понимаю, о чём Вы сейчас говорите.
Мисс Гайрэндсон присела перед ней на корточки и, придав голосу враждебности, спросила девочку в глаза:
-Галлад айиор тойдон фиодн гюйлглидм?!
Мэдо окончательно растерялась.
-Садмайг сеудл длиглайн Гейлийнйос едтайз. - Неожиданно прилетело со стороны главного корпуса мединститута.
Обернувшись вместе с непонятно чего хотевшей миссис Гайрэндсон, Мэдо почувствовала себя спасённой, когда увидела приближавшуюся маму, по какому-то поводу задержавшуюся у начальства.
-Мегтарготен дгиос сагаром тэрлдтаг рил дойд? - встав и зафиксировав взгляд на подошедшей единственной, кто понимал её в данный момент, спросила златовласая бизнес-леди.
-Тйдг ролгйе Дйемйос сгнадлит ийг дитонмгзийгд, альсмолг гино дтигйн тайг. - Непонятно что сказала мама, за которую Мэдо спряталась, когда она подошла. -Рилтгильс айдл кгайдл?
Мисс Гайрэндсон стала спокойнее в лице, и посмотрев на напуганную Мэдо, сказала что-то на языке, который девочка не знала, в отличие от её мамы.
На полном серьёзе девушка и молодая женщина, вставшие на уши от касавшихся их дочерей кошмарных новостей, обменялись на полном серьёзе ещё несколькими фразами. Под конец разговора мисс Гайрэндсон окончательно успокоилась, и даже улыбнулась, снисходительно, на прощание, так ничего и не сказав на понятном девочке языке.
-Мама, - робко спросила Мэдо, - ты поняла всё, что она сказала?
-Разумеется, - спокойно ответила мама, - я ведь родом из Гелиоса, как и мисс Гайрэндсон, вот мы и говорили на нём.
-О чём вы разговаривали?
-Давай сначала сядем в машину.
Они залезли в салон малолитражки.
-Мисс Гайрэндсон не хотела, чтобы нас слушали окружающие, потому и заговорила на "Гелиосе". - Продолжила мама, встав ключ в замок зажигания. - Она намеревалась узнать от тебя лично, что произошло с тобой и Эделайн от и до, однако ты не знаешь "Гелиос", а это для неё печальный изъян.
-Почему же мисс Гайрэндсон улыбнулась?
Малолитражка дала задний ход.
-Я предложила ей встретиться, - объясняла мама, выводившая машину из ряда, - чтобы пересказать твою историю на нашем с ней родном языке, и она согласилась.
Малолитражка выехала с парковочной площадки на главную дорогу и взяла курс на ворота с территории мединститута.
-С одной стороны, она права, - продолжала мама. - О таком не стоит говорить при всех. Ты испугалась, когда мисс Гайрэдсон заговорила с тобой на "Гелиосе"?
-Да, - поражённо ответила Мэдо. - Это было так неожиданно. Я, когда увидела её, обрадовалась, что сейчас смогу изложить всё о произошедшем со мной и Эделайн, а она... Послушай, а ты не спросила её об Эделайн?!
Они проехали ворота и по дороге начали подниматься на эстакаду.
-Конечно я поинтересовалась её состоянием. Беспокоиться не о чем - её жизнь вне опасности, - ответила мама, изредка поглядывая в зеркала заднего вида.
Мэдо выдохнула и впервые с пробуждения в больнице испытала огромное облегчение, а ещё обрадовалась везению, спасшему подругу от гибели.
-Слава Деймосу, - пролепетала она и залилась слезами.
-Мисс Гайрэндсон не останется у тебя в долгу за то, что ты на своих плечах вытащила её раненую дочь из леса, - заверила мама.
-Будь мы обычными людьми - умерли бы на озере.
-Выбрось сейчас же это из головы! - потребовала мама. - Ты вдоволь настрадалась за эти сутки! Тебе нужно хорошенько отдохнуть.
Но у Мэдо никак не получалось прогнать из головы произошедшее недавно, пусть они с Эделайн и остались живы.
За окном по свободной, широкой автостраде проносились другие машины вместе с пейзажами гигантского города, а погода была как всегда ясная и безветренная.
***
Тот день не только поставил крест на карьере Промвейна, но и положил начало конца существования всего его семейства.
Миссис Гайрэндсон, которая была не в настроении, без стука вломилась в кабинет директора компании, ожидавшего важную гостью с распростёртыми объятиями.
-Мисс Гайрэндсон, - с неловкостью обратился Промвейн к заглянувшей к нему бизнес-леди, нависшей над столом, а не севшей в кресло для посетителей, - что случилось?
-Случилось такое, от чего теперь не поздоровится всей Вашей грёбаной семье! - прогремела женщина.
Промвейн получил удар, тяжесть которого полностью выбила из него деловой оптимизм.
-Что? - неопределённо отозвался он. - Мисс Гайрэндсон, прошу, объясните всё подробно и не нервничайте.
Гостья достала из своей сумочки папку с какими-то бумагами и швырнула её на стол. Промвейн вынул верхнюю и, едва приступив к изучению текста, впал в недоумение. Ему предъявили иск!
-Простите, но что я Вам сделал плохого? - посерьёзнев, спросил он у гостьи.
-Проблема не в Вас, - грубым тоном заговорила мисс Гайрэндсон, - и хоть Вы лично ничем не провинились ни перед мной, ни перед корпорацией, последствия судебного решения затронут каждого члена Вашей семьи.
-Скажите уже, что на Вас нашло?! - отчаянно потребовал Промвейн.
-А разве и так не ясно?! - взорвалась от ярости мисс Гайрэндсон. - Я взбешена, и взбешена тем, что один из Ваших родственников чуть не убил мою дочь!
Промвейн вздрогнул, но не растерялся.
-Простите, но где доказательства, что это сделал кто-то из моей семьи? Проводилось ли расследование?
-Его результаты у Вас на столе.
Он оробело начал пересматривать бумаги из папки, и с каждым изученным листом сильнее становился засевший в нём страх.
-Вот же дура! - вскрикнул Промвейн, когда ему на глаза попался лист с полным досье Ильтер Кдаор, а так же - что самое страшное, - полный список преступлений, включая те, какие друзья из органов давным-давно пообещали никогда не придавать огласке. - Твою мать! - он брезгливо отбросил документ и схватился за свою голову.
-Теперь, когда Вам всё известно, - равнодушно заговорила мисс Гайрэндсон, - я советую всему Вашему стаду приготовиться к жизни в нищете.
Промвейн вскинул изумлённое лицо.
-Подождите, причём здесь вся наша семья?! Виновата ведь только Ильтер! - вскрикнул он.
-Да, - мисс Гайрэндсон ужесточила тон, - и она чуть было не прервала наш род! Я забеременила с большим трудом, и в случае смерти Эделайн руководство корпорацией пришлось бы передавать членам параллельной семейной ветви, ибо моё тело уже не пригодно для деторождения. Вы лучше порадуйтесь, что моя дочь осталась жива, ведь если бы она умерла... - она помолчала. - Действие Вашей племянницы расценивается как неудавшееся покушение, а в таком случае, когда нападение совершает кто-то один, в итоге страдает или подлежит уничтожению вся его семья, а так же - близкие родственники!
-Это же безумие! - кричал шокированный Промвейн.
-У нас такие правила, - заявила мисс Гайрэндсон. - А сейчас давай-те обсудим передачу компании под управление моей корпорации.
***
Вечером Промвейн вернулся в особняк злым до устрашения, только домочадцам было не привыкать к такому поведению главного семейного обеспечителя.
-Ты - конченая психопатка! - закричал он во всю глотку, ворвавшись в комнату некогда горячо любимой племянницы, последнее время пребывавшую в подозрительно хорошем настроении. - Чем ты думала, когда поднимала оружие на Мэдо и Эделайн?!
Ошеломлённая Ильтер уставилась на дядю.
-Из-за тебя нашей семье теперь грозит разорение!
-О чём ты вообще?! - притворилась недоумевающей Ильтер.
Промвейн швырнул в неё папку с документами, принесёнными ему мисс Гайрэндсон днём.
-Как ты могла так облажаться? - с болью говорил дядя, пока племянница изучала тексты. - Поднять оружие на дочь генерального директора корпорации!
Ильтер не верила своим глазам. Малявки, смертельно раненые, умудрились преодолеть девять километров и выбраться на дорогу! Это же просто невозможно! К тому же, Мэдо получила шесть попаданий, а блондинистая очкастая дылда легла после третьей пули. Они никак не могли двигаться с такими ранениями, особенно Мэдо! Как они сумели выжить?!
Ильтер просмотрела другие бумаги, надеясь найти ответ на главный вопрос, но так ничего и не обнаружила.
-А где реальные доказательства того, что девчонки остались живы?! - закричала она на Промвейна. - Что если документы поддельные?!
-Это уже не важно! - отрезал дядя. - Мы в большой опасности! На меня подали в суд, а тебя объявили в розыск! Мисс Гайрэндсон не волнует, если гвардия Деймоса схватит тебя быстрее, чем её люди - она всё равно уничтожит тебя!
Прежде чем выходить из комнаты, он добавил:
-Собирай вещи! Может, тебе ещё удастся скрыться!
Ильтер было не привыкать к угрозам так же, как и беспокоиться за себя, пока ещё дышали и видели солнце её злейшие враги. Конечно, новость об угрозе для всей семьи заинтриговала, однако она нисколько не пожалела о том, что в день расправы не послушала друга, имевшего нехорошее предчувствие в случае нападения на златовласую подругу Мэдо, и в итоге спешка с жаждой мести привели к опасности огромного масштаба. Разорить семью убийцы из-за нападения на ребёнка: интересно, а какое отношение к преступлению имеют мама, дядя, родной брат, близняжки? А сдохни златовласая дылда, её мамаша убила бы всю семью? Ильтер этого очень хотелось, потому что терпеть домочадцев просто не было сил.
Но ведь она сама могла легко воплотить эту мечту в реальность! Доказывать свою невиновность директору могущественной корпорации бессмысленно, правоохранительные органы будут полностью на её стороне из-за кучи доказательств, но не только в причастности члена семьи к нападению. Ильтер заметила, что истец - та самая организация, с которой компания дяди полгода назад заключила торговое соглашение. С такими серьёзными и принципиальными партнёрами шутки плохи, но чтобы настолько, когда должны страдать невиновные члены семьи - предприниматели на Гелиосе все такие?
Однако, от кого пошли все беды? От Мэдо. А кто притащил её в семью? Отец, только он уже свободен от проблем. Раз семье грозит нищета и нет никакой возможности что-либо предпринять, значит сейчас самое то избавить родных и близких от проблем, отправив всех вслед за отцом. Когда-нибудь они сами решатся на это, когда им надоест ждать своей истинной участи в виде смерти с голоду или от болезней.
Никто из обитателей особняка не ведал, что она принесла в их райскую обитель оружие, оставшееся при ней после нападения на Мэдо. Всего две полные обоймы. Огорчало, что отсутствовал глушитель. Вот только шуметь было нельзя, ведь если охранники услышат стрельбу в доме, они отправят сообщение на пост гвардии эко-зоны, расположенный в семи километрах к юго-востоку. Их можно не убивать - они всего лишь наёмники, и решение суда их не коснётся.
Ильтер дождалась полуночи, когда обитатели особняка погрузятся в настоящий крепкий сон, и первым делом отправилась на кухню за идеальным оружием за тихого убийства. Вооружившись, она отправилась в комнату отдыха прислуги. На четырёх кроватях спали без задних ног горбатившиеся целый день служанки. Дворецкий отдыхал в отдельной комнате - его очередь будет следующей.
Подкравшись к первой кровати и зажав девушке рот, Ильтер вонзила нож ей в шею и продолжаю удерживать запаниковавшую обречённую до тех пор, пока та не отдаст концы. Закончив, она принялась за следующую служанку, а когда оборвала её жизнь и нацелилась на третью кровать - возникла проблема. Одна из ещё дышавших жертв привстала с кровати и, заметив её, потянулась к светильнику, но Ильтер опередила девушку, по старой схеме отправив в страну вечного сна. Четвёртую служанку она просто задушила подушкой.
Теперь дворецкий. Его комната находилась на третьем этаже рядом с комнатой дяди и комнатой мамы. К дяде было не проникнуть - на ночь он изнутри запирал дверь в своё уютное жилище на замок, от которого один-единственный в семье имел ключ. Без того же, что и со служанками, сожаления и жалости проткнув горло дворецкому, Ильтер вошла в комнату мамы, а потом долго мешкала, глядя на спавшую девушку - самого любимого, каким когда-то был дядя, человека, никогда не вызывавшего у неё ни злости, ни чувства отвращения. Но им грозила нищета. Странно, что у неё получилось сегодня заснуть. А может, это дядя ещё не посвятил всех в курс последних событий? Конечно, он не дурак, чтобы панику устраивать, и не такой трус, чтобы сдаваться без борьбы, пусть и бесполезной. Ильтер залилась слезами. Какая досада, что сейчас рядом с мамой не было отца! Она надеялась, чтобы после смерти Аид забрал его в своё тёмное подземное царство, куда вскоре отправят и её. Таким слабакам, как Эдвард, не место на небесах!
-Мама, - прошептала задрожавшая Ильтер, поднося холодное лезвие к тёплой глотке спавшей девушки, - это всё для твоего блага.
Как только мама открыла глаза, дёрнулась вооружённая ножом рука дочери, и смертельно раненая девушка, схватившись за свою шею, захрипела и задёргалась в агонии, расплёскивая кровь по всей кровати. Ильтер глядела на умирающую маму и плакала, без конца повторяя "Прости!".       
Она долго не могла успокоиться, чтобы продолжить "спасать" родных и близких от проблем.
Поцеловав мамин труп, Ильтер спустилась на второй этаж. Самое "приятное" специально было оставлено напоследок: близняшки и их мама. Комната девочек находилась ближе к лестнице, и потому Ильтер решила начать с них.
Однако в комнате её поджидал неприятный сюрприз. В кровати спала только Голзэнд! А где Гэрвинд?! Вероятно, вышла в туалет. Ильтер, притаившись возле двери, подождала пять минут, но противная малявка так и не вернулась. Тишина стояла полнейшая, и за все десять минут ожидания её не нарушили приближавшиеся из тёмных глубин коридора лёгкие девичьи шаги. Убедившись, что опасаться действительно нечего, Ильтер подкралась к двуспальной кровати. Забираться на неё или огибать со стороны не пришлось, и девушка приступила к делу. Решив, что крови и без того сегодня пролилось достаточно, она прибегла к не менее мучительному способу убийства. Голзэнд спала на боку. Ильтер положила её на спину несильным толчком, а когда девочка подняла веки - со всей силой прижала подушку к лицу малявки. Голзэнд задёргалась в испуге, и девушка забралась на неё. Несчастная вцепилась в подушку...
Но тут справа из-под кровати выросла Гэрвинд, однако одержимая Ильтер сразу не заметила её.
-Что ты делаешь?! - закричала в ужасе запрыгнувшая на кровать девочка и столкнула с атакованной сестры неистовствовавшую девушку.
Поднявшаяся с пола Ильтер изумилась: откуда взялась Гэрвинд?!
Кашлявшая Голзэнд заполняла лёгкие драгоценным кислородом, одновременно с этим, поддерживая Гэрвинд, спеша к двери. Ильтер едва успела перегородить им единственный путь к отступлению, а ещё понядеяться, что мама близняжек не проснулась.
-Ильтер, - обратилась напуганная до смерти Гэрвинд, - ты начинаешь всё заново?!
Их надлежало как можно скорее заткнуть, иначе проснётся не только мама. Комната, из которой две невинные души вот-вот должны покинуть эту гниющую планету, располагалась прямо под комнатой дяди Промвейна. Впрочем, его сон невозможно нарушить криками из соседней комнаты.
-Нет, - прорычала Ильтер, а затем примирительно добавила, - но, поверьте, сейчас для вас смерть - это единственный разумный выход.
Сёстры, держась друг за друга, уставились на неё во всю рыскрытыми очами.
-Выход? - недоуменно спросила Гэрвинд.
-Ну ты ведь хочешь, - с безумной улыбкой сказала девушка, разведя руками, - чтобы я перестала тебя обижать? - она поглядела на скованную ужасом Голзэнд. - А ты? Вы же обе хотите этого!
-Да, - с трудом выдавила из себя Гэрвинд. - Но...
-А смерть - самое лучшее средство! Так что...
Девочки закричали, когда Ильтер тигром набросилась на них и повалила на холодный ковёр. Первой закряхтела Голзэнд, а вопившая на весь особняк Гэрвинд попробовала убежать. Ильтер испугалась, когда сбегавшая девчонка положила руку на дверную ручку, однако девушке улыбнулась удача. Отворившую створку Гэрвинд задержала возникшая в дверном проёме мама, примчавшаяся на детский крик. Секунды, на которую они встали на месте, Ильтер оказалось достаточно, чтобы встать на ноги, настигнуть малявку и проткнуть ей шею. В следующее мгновение смертельный удар получила и дочь дяди.
Вот и всё, подумала бессовестная и бессердечная Ильтер. Насчёт брата и остальных проживавших в разных частях города родственников можно было не беспокоиться. До них страшные вести дойдут нескоро, а может они их и вовсе не услышат. Дядя будет "приятно" удивлён, когда, взволнованный нехарактерной для особняка тишиной, примется за поиски кого-нибудь и обнаружит трупы.
В престижных отелях ей теперь не пожить, но для Ильтер проблема с жильём никогда не являлась серьёзной. Друзья на то и друзья, предстояло увидеться с ними вновь. Кто, как ни они, помогут ей с уничтожением человека, виноватого в нынешних проблемах семьи не меньше, чем Эдвард?

0

2

Осталось допилить пару-тройку сцен, а затем можно будет приступать к комиксу.

0

3

Эта глава произвела впечатление. Наконец-то появилось действие. Личность Ильтер достойна уважения.
Но видны явные авторские натяжки.  Во-первых, почему Ильтер не сбросила тела Мэдо и её подружку в пропасть, а оставила их лежать?
Три пули в грудь - это очень серьезное ранение, с пробитыми легкими человек захлебнется кровью и очень быстро. Я это к тому, что выживание подружки Мэдо выглядит совой натянутой на глобус.
Суперспособности Мэдо так же вызывают скепсис. Пули она из своего организма вытащила, а яд змеи переварить не смогла? Какое-то избирательное бессмертие.
В целом мне понравилось: и суицид папочки (с постановкой фингала дочери, прикованой к кровати. Очень по-мужски) и уничтожение семейства Промвейна, да и самого Промвейна. Жизнь есть жизнь. Показано отлично

Остался самый главный вопрос - а как все написанное раскрывает название романа? Мэдо до сих пор не стала слепой. Это недочет.
И еще.
"мисс" - обращение к девушке не бывавшей замужем. Даже если девушка молоденькая, но вышла замуж, она - "миссис". У вас там матроны 50-и летние, да еще с детьми.

И да, вот еще:

#p102377,Томино написал(а):

Молодая женщина с

Поздравляю с почином. А то все "девушки", да "девушки".

0

4

#p102645,Шелл написал(а):

да и самого Промвейна

Если Вы правильно поняли, он "был убит" кое-чем другим.

#p102645,Шелл написал(а):

а как все написанное раскрывает название романа?

Дождитесь эпилога. Возможно, я выброшу его сегодня.

#p102645,Шелл написал(а):

"мисс" - обращение к девушке не бывавшей замужем. Даже если девушка молоденькая, но вышла замуж, она - "миссис".

Правда? Ладно, учту. Но я писал "мисс Гайрэндсон", потому что чтение "миссис Гайрендсон" вызывало затруднения.

0

5

#p102645,Шелл написал(а):

Пули она из своего организма вытащила, а яд змеи переварить не смогла? Какое-то избирательное бессмертие.

На "вытеснение" пуль организм израсходовал большую часть своих ресурсов, которые не смог восполнить до поступления змеиного яда. То есть, ресурсов оказалось недостаточно для того, чтобы нейтрализовать яд, и потому организм распределил ресурсы таким образом, чтобы главные обеспечивающие его жизнедеятельность органы остались рабочими после поражения ядом. Я сделал так, исходя из случаев укуса в своей деревне гадюками взрослых людей, когда их сразу же отвозили в больницу и, по слухам, делали сорок уколов, вводя нейтрализующий яд гадюки препарат. Сами понимаете: будь Мэдо "без глаз", подохла бы ещё от пуль.

Последние сцены я сейчас пишу как первоклассник, ибо устал возиться с историей. Да и мысль потеряна давно. Хочется начать другое.

0

6

#p102663,Томино написал(а):

Сами понимаете: будь Мэдо "без глаз", подохла бы ещё от пуль.

Несомненно!
Я все жду, когда вы приведете её к логичному завершению своего существования. Но, никак.

#p102663,Томино написал(а):

Хочется начать другое.

Начинайте, я подожду вашего вдохновения на эпилог

0

7

#p102720,Шелл написал(а):

я подожду вашего вдохновения на эпилог

Его уже давно нет. Не знаю, как закончить.

0

8

#p102722,Томино написал(а):

Его уже давно нет.

Прискорбно.

#p102722,Томино написал(а):

Не знаю, как закончить.

Вы писатель, непременно придумаете. По другому не бывает.

0

9

Шелл, если я начну следующее произведение, то уже не вернусь к прежнему. Это у меня вошло в обиход с самого начала пути. До сих никто не знает, кто убил горничную в "Тень загадки. Игра слов", хотя потенциал был; никто не узнает, хотя диванные эксперты и так догадываются, что человечество победит механоидов в "Сын Небес" - тоже были большие надежды. Цикл повестей о гоми. В принципе, да - писательство во время деградации как пир во время чумы...

0

10

#p102724,Томино написал(а):

В принципе, да - писательство во время деградации как пир во время чумы...

У каждого свой путь. И если пройти его весело, в кураже, пируя в окружении единомышленников... то, почему должно быть как-то иначе?
Все предначертано наперёд, на все есть аысшая воля. Вам остается только плыть по её течению.

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Почему Мэдо стала "слепой". Часть 6.3