Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Истории из жизни » Армянская церковь в бор Кая ( Крымская легенда)


Армянская церковь в бор Кая ( Крымская легенда)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Золотишко
Морозно. Тёмно синее небо, закидано звёздами. Ни облачка.
Вот он скачет. Притормозил. Как-то наш технический язык неправильно описывает действие. Слишком современно. Механически. Хочется всё говорить и делать по-старинному. Правильнее наверно, приостановил коня. Конь величественно прошёл рядом с нами. Латы на рыцаре отсвечивают в лунном свете. На голове шлем. В интернете я нашёл картину с таким рыцарем. Это воин с крестового похода. Есть похожие рыцари в старом фильме, Александр Невский. Ледовое побоище. Так вот рыцарь именно такой. Стальные латы покрывают и рыцаря и коня. Сзади, на плечах рыцаря, крепится шикарная, белая, пуховая мантия. Ну, это типа по-простому, а как правильно, старонемецким языком, я и не знаю. Рыцарь проехал мимо нас и нашей машины. Теперь он вернётся где-то, через десять минут, надо подстроить аппаратуру. Раньше мы ставили машину вдалеке. Потом ближе и ближе. Но, рыцарь не обращает на неё, ни какого внимания. А в нашей машине полно оборудования. Но всё равно мы не видим на экранах ни рыцаря, ни коня. Видеть их можно только визуально. Лично. Тет а тет.
Вся наша аппаратура бессильна. Вот уже третий день мы просвечиваем всю округу и ни чего не видим.
Мы наняли троих нищих. Просили не есть их целый день, а потом, среди ночи, выставили их перед этой армянской церковью. Результат. При виде рыцаря, двое сбежали. Да ещё так орали, и эхо им вторило, что напугали третьего нищего так, что он как стоял на коленях, так и упал на бок, в обморок. Это было бы смешно, если б не было так страшно. Рыцарь проехал, не обратив внимания на двоих убегавших, но кинул монету тому, что лежал без сознания.
Вот тут аппаратура сработала. Мы весь день потом пересматривали. Видно только с того момента, когда из воздуха возникает монета и падает на землю. Ни чего не понятно.
Едет рыцарь, весь в железе. Металл отсвечивает в лунном свете. Ну, явно металл, мы его видим, а на радарах и сканерах – ничего. Даже на простом видео с телефона, есть момент падения монеты из воздуха на землю и больше ни чего.
Мы по скайпу связались со своими единомышленниками, передали им отснятый материал. Нам мало кто верит. Хотят удостовериться лично, но когда рассказываем, что рыцарь может быть опасен, со слов очевидцев, желающие сразу исчезают.
Наутро попытались собрать наших нанятых нищих. Просто было с тем, что остался с нами. Мы ему дали, как и обещали денег, он отдал нам монету. Стали искать тех что убежали.
Одного калеку нашли в лесу, в стогу сена, глубоко зарывшимся. Достали его. Напоили горячим чаем и накормили. Дали денег, как и обещали, но только после хорошего глотка водки, его перестало трусить. Он нам и рассказал, что можно не искать третьего. Его нет. Нет в живых. Этот третий вообще не калека и не нищий. Он просто так подрабатывает, из жадности. Всё ему мало, хотя всё у него нормально, есть и жена и дом и работа. С ними он связался тоже из-за денег. Когда вы много пообещали, сначала не поверил, но потом повёлся. Это мы были голодные, как вы и просили, он же дома поел, потеплее оделся и пришёл.
Когда мы увидели это огромное чудище, он схватил меня за руку, дёрнул и мы побежали. Пока бежали, я пару раз упал. Вскакивал, пытался его догнать, но увидел, что впереди стоит этот ужас. Я не знаю, почему он не видел рыцаря. Меч блеснул в лунном свете как молния, и голова покатилась по траве. Конь встал на дыбы и копытами столкнул тело в реку. Я упал и лежал, ожидая такой же участи. А когда поднял голову, ничего и ни кого вокруг не увидел. Не было ни рыцаря, ни отрубленной головы. Вот тогда я вскочил на ноги и добежал до этого стога, думая, что меня здесь ни кто не найдёт. С вами я больше дел иметь не хочу, очень страшно. Спасибо что не обманули и заплатили, но прошу вас оставить меня.
Мы спросили, а уверен ли он в том, что видел рыцаря и верит ли сам в то, что нам рассказал. Ведь рыцарь всегда был перед нашими глазами, мы его видели постоянно. Не мог же он раздвоиться, или мог? Ещё одна тайна. Может рыцарь не один? Тогда вроде и сходится, что рыцарь успевает к мосту всегда раньше убегающих от него.
Только мы это сказали, как наш хромой инвалид поскакал по дороге быстрее лошади. На такой скорости, я думаю, к вечеру он был за пределами области. Как нам потом рассказывали, в этом городке, до лета не видели ни одного нищего. Вернулись мы на то место, где, по словам нищего, был убит его собрат. Стали всё осматривать. Следов, явных следов – нет. Есть какие-то тёмные пятна, но столько людей прошло, машина проехала. Может это масло с неё? Взяли мы конечно на анализ, отправили. В реку с моста палками тыкали, так осматривали, нет ни чего, чистое дно. Наверно привиделось со страху. Единственная аномалия, которая была на этом месте – это камни. Кругом известняк, песчаник, глина и песок, а мосток усеян тёмно красным щебнем по составу напоминающем лаву вулкана, только мелко дроблёную или шлак из домны или большой печи. Вот это не понятно, откуда здесь, да ещё в таком количестве. Вторая аномалия, это сам мосток. Изучая все притчи и сказания, я выяснил, что мосток на это пол был шириной всего в два бревна. Чтобы лошадь и человек пройти могли, а охранять его надо было только днём. Ночью к мосту подойти боялись, слишком узкий и скользкий. Теперь же мост более трёх метров шириной.
В одной из легенд сказано, что мост этот из тел человеческих и усыпан кровью застывшей. Но спектральный анализ состава моста показал, что это всего лишь известняк. А когда воды в реке много, на мосту образуются отложения, за их счёт мост и увеличивается. Сказки всё это, про тела. Но правда, после того что я сам видел двух метрового рыцаря, поверишь и в сказки.
Встал вопрос с людьми. То ли рассказ нищего, а может легенды подействовали, но выходить из автобуса и становиться перед рыцарем на колени ни кто не хотел. Ни золотым, ни деньгами, ни какими другими благами, ни кого так и не заманили. Вот по этому, следующие две ночи мы на рыцаря смотрели только из автобуса, из-за стекла.
Он, молча, ехал. Останавливался у церкви. Заходил. Был там от двух до десяти минут и уезжал. Камеры, сканеры, звуковые уловители мы ставили даже в церкви, и на всём пути следования. Везде чисто, ни единого движения. А из звуков – только птицы. Зима, всё спит.
Да уж, в этом году эту тайную загадку мы наверно не разгадаем. Слишком мало оборудования. Хотя мы и скалу просвечивали, из которой рыцарь выезжает. Ничего. Есть небольшие пустоты, но это известняк. Тут такое возможно. Но для рыцаря, и тем более такого огромного с конём, там места нет.
Думали и исследовали, может это шутка или проекция, кто-то кино нам крутит. А золото?
Кстати мы исследовали золотую монету. Она и вправду старинная, но что выбито на ней уже не видно. Всё стёрлось. Провели анализ. Показало что монета выпуска где-то тысяча сотого, тысяча трёхсотого годов. В лаборатории выясним точнее. Пока нас удовлетворил и этот, полевой анализ. Монета настоящая. По составу вкраплений сплавов и металлов в золоте, предположительно монета из Германии или Франции. Вот и все наши факты и достижения. А вот домыслов и сказок хватает. Одно ясно. Монету рыцарь кидает под ноги, только тому, кто просит лично и при этом нуждается в этой монете.
А вот началась вся эта история в начале этого года. Мы сидели с ребятами в баре. Была пятница, шестое января. Ночь перед рождеством. Впереди два выходных, гуляй, не хочу.
Где-то в середине вечера, к нам подошёл хромой калека. Был он грязен и измождён. Он попросил угостить его кружечкой пива в честь праздника, а он за это расскажет нам страшную тайну.
Нам было хорошо и весело. Над его тайной мы посмеялись, но усадили его рядом, дав ему кружку пива и рыбку. Нам, любителям неизвестного, разгадать его тайну – раз плюнуть. Не попадались нам ещё такие тайны, которые мы не смогли бы разгадать. Тайны, рассказанные живыми людьми, почти всегда оказываются вымыслом.
Пелагея Иосифовна
- Ребята! Вы хорошие люди. Не побрезговали и посадили меня рядом с собой. Дали пива и рыбки. Спасибо ребята, но я в долгу не останусь. Я вам расскажу, как я стал миллионером, а потом опять нищим. Если же не пожалеете для меня ещё одну кружечку пива, то я поделюсь с вами страшной тайной, которая и вас сможет сделать богатыми.
- Держи мужик! Какие дела за столом? Какие тайны? Пока есть деньги, мы короли. Сегодня мы богаты и щедры. Завтра? Доживём до завтра и узнаем, какие великие и богатые мы станем. Тебе видно пиво с голодухи в голову ударило. На мой бутерброд. Я есть не хочу. Хочу сегодня быть пьяный и счастливый. Гуляй братва.
- Благодарю вас ребята. За бутерброд, отдельное спасибо. У меня и правда, больше суток ни чего во рту не было. Но вы не думайте, хоть хмель и ударил мне в голову, я всё равно хорошо соображаю. Сейчас доем и начну свой рассказ.
Ел он, конечно же, долго, но мы и не спешили. Каждый укус бутерброда он запивал хорошим глотком пива. Мы тоже не отставали. Это была хорошая ночь. Ночь перед рождеством. Гулять мы собирались до утра.
Говорить он начал неожиданно. Мягким, вкрадчивым голосом. И речь его была так необычна и интересна, что мы на некоторое время забыли и про пиво и про праздник.
- Я в то время был ещё здоров и работал в селе Курское. Места там конечно знатные. Поля, леса, степи и горы – всё переплетается в этом уголке заброшенной природы. Село это вдали от больших городов и поэтому основное население представляет собой старики и старухи. Изредка появляется в селе такой себе удельный князёк. Из грязи в князи. Строил в селе мини дворец или дачу. Организовывал скупку фруктов и овощей. Обдирал народ, так как самим возить далеко, а он скупал на месте. Хоть и дёшево, но зато какая-то копейка. Или всё сгниёт на корню. Вот такой князёк и нанял меня для уборки двора и прилегающей территории. Я с метлой и лопатой быстро управляюсь. Стал работать на совесть. Надоело бомжевать. Хозяин оставил нас троих. Меня как садовника и дворника. Молодую, лет тридцати, женщину поварихой. И старушку Пелагею Иосифовну, вроде как прачкой. Валюха хорошо готовила, ни чего не скажешь. Даже из тех продуктов, что хозяин, скрипя сердцем, выделял для рабочих, она умудрялась приготовить вкуснейший обед. А хозяин, надо сказать, был жадный, всё нас попрекал, что мы много едим, а Пелагею вообще хотел со свету сжить. Как потом оказалось, она была его какой-то родственницей. Это всё присказка. Случилось это в ноябре. Как часто бывает, в начале месяца похолодало и завьюжило. Мы сидели в своём подвале, и пили чай со смородиновыми веточками. Пелагея стала нам рассказывать новую историю. Любила она это дело, рассказывать.
Вот помру, говорит, и унесу в могилу с собой тайны, которые необходимо людям знать. Слушайте и запоминайте.  Было это в те далёкие времена, кода ещё из моей родни, ни кого и вспомнить не получается. Давно, в общем. Было тут армянское селение. Дома, церквушка, землянки. Всё честь по чести, как полагается. Жил народ безбедно. Еды всем хватало. Но в один год прискакали в долину три рыцаря в железо одетые. А поверх голов у них вёдра. На плечах же, белые мантии. Стали рыцари грабить и убивать. Восстал народ, за вилы взялся. Но подоспела к рыцарям помощь. Изничтожили злыдни всё население. Но земли здесь красивые и плодородные, не захотели рыцари уходить отсюда. Нагнали они люду с других селений. Заставили работать. Люди в землянках живут, нет времени, за работой в церковь сходить. А рыцари в шатрах пируют. Не смог терпеть таких мучений и этот народ. Случилось это первого декабря. Поднялись люди спозаранку, собрались у церкви. Решают, убить рыцарей или так уйти? Но прознали рыцари о заговоре народном. Налетели на конях в железе и сами в латах. Стали мечами махать. Полетели тут головы людские на землю. Ни кого не щадили, ни жён ни детей. Как фурии метались они среди криков, стонов и плача. Белые мантии их, обагрились алою кровью людскою. Ворвались рыцари и в церковь. Измывались над иконами и образами. Запылала церковь от масла лампадного. Закоптились образа настенные. И сверкнул меч Георгия Победоносца. Загудела церковь и вмиг до половины в землю ушла. Но хитрые рыцари успели выскочить из оскверненной церкви на простор. И второй раз сверкнул меч Победоносный, и обрушилась часть скалы за церковью. Много земли и каменьев с горы слетело, погребая под собой обезглавленные трупы и мечущихся в панике рыцарей. Ни кого в живых не осталось.
В горе же той, расщелина образовалась. Крикни в неё, эхо на всю округу разнесётся как крик боли людской. А церквушка так на половину в земле и застряла. Со временем образа пропали, всё осыпалось. Стоит теперь неприглядное строение под горой, и только кресты на стенах говорят о том, что это святое место.
Но не зря сверкал меч Георгия Победоносца. Наложил он, мечём своим заклятие на рыцаря. И теперь, каждый год, первого декабря, после полуночи, появляется рыцарь из расщелины в скале. Он медленно едет на своём коне и везёт пригоршню золота. Доезжает до церкви и оставляет золото там. Так первые пять дней. Следующие пять дней он возит золото из церкви к себе в скалу. Не принимает церковь его откуп. Картина страшная. Когда среди ночи, в сиянии лунном, едет этот рыцарь. Но добрым людям бояться не стоит. Тем, кто нуждается и просит, он подаёт милостыню, один золотой. Если деньги идут на благое дело, то у этого человека всё налаживается в жизни. А вот если деньги идут во зло или просто берутся из жадности, то тут и до смерти близко. Те, кто пробовали искать, или украсть золото, которое рыцарь в церкви пять дней оставляет, потом оказывались в реке. Обезглавленные и мёртвые. Те же, кто деньги во зло людям употребил, просто за месяц высыхали и умирали. Те, кто собирал и пытался разбогатеть, оставался настолько нищим, что даже личной одежды не оставалось. И сказано что, заклятье с рыцаря можно снять, только тремя добрыми делами подряд.
Но мы люди таковы, что как золото увидим, так обо всём добром и забываем. Вот и мается рыцарь, которое уже столетие.
Церковь, поле, рыцарь.
Калека запнулся. Убрал руки со стола, откинулся на спинку стула. В углу, где стоял наш столик, была тишина. Сизый, плотный табачный дым, переливался всеми цветами радуги. Играла музыка, мигали огни цветомузыки, но все обдумывали рассказ Пелагеи, пересказанный калекой. Кто-то махнул рукой и сказал подбежавшему официанту одно слово: - “Пива”.
Пока убирали со стола переполненные пепельницы, пустые бокалы и чешую от воблы, ни кто не проронил, ни слова.
Было не понятно, то ли всех так заинтересовал рассказ, то ли на наши затуманенные пивом и сигаретами головы, так подействовал голос рассказчика. Голос был и вправду не обычен. Когда калека говорил, все вокруг замолкали. Не хотелось пропустить ни слова, из того что будет им сказано.
Наконец на столе была выставлена батарея из новых кружек. Рассказчик взялся за одну из кружек и сразу опустошил её. Поставил пустую кружку на стол, а к себе придвинул полную. Вроде бы не было выпитого перед этим пива.
Понятно, почему он прервал рассказ. Просто пересохло в горле, а пиво кончилось. Официант, обойдя стол и собрав вновь опустевшие кружки, ушёл за новой порцией пива. Да уж. Хозяин не соврал, сегодня пиво льётся рекой. Эта немецкая забегаловка славится своими колбасками, воблой и пивом.
Наш рассказчик, сделав небольшой глоток из второй кружки, принялся за рыбу. Только чистил он её не снимая перчаток, наверно чтоб не пачкать рук. Перчатки ему легче выкинуть и найти другие. Оно и понятно. Попытался рассмотреть нашего рассказчика. Но ни чего определённого о нём сказать невозможно. Не ясного цвета и покроя штаны, закатанные снизу, так как явно не его, а найденные где-то. В поясе они перевязаны простой веревкой. Сверху одета тёмно зелёная пайта с капюшоном, из которого выглядывал чёрного цвета локон волос и тёмный, сильно загоревший, широкий нос. Вроде всё, а ну ещё чётные, не поймёшь из чего перчатки.
Один маленький нюанс, о нём можно было бы и не говорить, но всё же. Пиво льётся рекой и поэтому то и дело кто-то из присутствующих убегает в угол зала, где находится туалет. И все без исключения, мы побывали там уже по несколько раз. Мы все, ноне наш рассказчик.
Тут он встал и захромал в ту же сторону. Вроде догадался, о чём я думал. Когда он скрылся в табачном дыму, все зашептались. Правда или нет? Какой рыцарь? Где это место? Сколько там золота? Какое продолжение? И тишина.
Калека сидит за столом и чистит рыбу, не снимая перчаток. Дежавю какое-то. Когда он пришёл? Или вообще не уходил? Медленно выговаривая слова начал говорить. Но так неожиданно, что некоторые заткнулись на полуслове.
- Мы с Валюхой дослушали Пелагею до конца. Посидели, слушая, как в окно стучит дождь. Спросил ее, как найти это место? Она покачала головой.
- Никак касатик заработать захотел? Жалко мне тебя. Убьёт тебя рыцарь, или покалечит. Бывали и такие случаи. Но ничего поделать не могу. Ещё прабабка мне говорила, если человек интересуется, то ты расскажи. Дай шанс рыцарю найти своё искупление, иначе самой будет плохо. Так вот. Идёшь от нашего села, третий поворот на север. Небольшой подъём и надо свернуть на право, в поле. Можно ехать дальше по дороге. С дороги гору эту с расщелиной видно. Но попасть к ней нельзя. Речка там узкая, но глубокая. В этом же месте река три метра бежит под землёй. Потом опять на поверхность выходит. Говорят после каждого убитого за золото, мост становится шире. Вот когда ты перейдёшь по мосту эту реку, поверни налево и иди вдоль неё. Через полкилометра река поворачивает к горе. Там хода нет. Но от поворота видна и церковь и расщелина в горе. Рыцарь приходит только с первого декабря, десять дён подряд. Если всё-таки пойдёшь туда, запомни. Если что-то будет не так, рыцарь не поскачет за тобой. Но ждать будет тебя с мечом у того места, где вода уходит под землю. Это вход на поле и единственный выход с него. Я не могу тебя отговаривать, думай сам. Есть ли у тебя такая необходимость в деньгах, чтобы рисковать жизнью. Эти деньги можно использовать только с чистой душой и на благое дело. Готов ли ты? А если жадностью и алчностью обидишь рыцаря, не миновать смерти. Сколько людей унесла под землю эта река, не знает ни кто. Молчи и думай. Вот Валька в голову себе и мысли не пускает. Сказка и сказка. Забудь. Мы спать пошли.
Вы знаете, на какое-то время и я забыл этот рассказ. Тем более Пелагея много нам рассказывала сказок, притч и небылиц.
В усадьбе было тихо, работы не много. В один из вечеров приехал наш князёк. Явно не в настроении. Поругался с Валюхой. Пнул ногой Пелагею. Вышел во двор, позвал меня. Взял под руку и ведёт до ворот. Там как собаку развернул, дал со всей силы пинка и сказал вдогонку, чтобы я весной приходил, когда работа будет. Нечего, мол, хозяйский хлеб есть.
Встал я из лужи. Мокрый, грязный. Такая меня злость взяла. Достать бы, где денег, я б ему устроил царскую жизнь. Пристрелил бы или взорвал. Но денег нет. Сел я под деревом, в голове мысленно перебираю способы мести. А холод быстро забирается под мокрую пайту. Да и время уже вечернее, кушать хочется. Сам-то я не местный. Куда идти? Что делать? Пошёл куда ноги понесли. Иду себе, бреду. Куда делись мысли о мести, не знаю. В животе урчит, есть просит. Мороз пайту прихватывает, на спине уже колом стоит. А я бреду, слёзы наворачиваются, так себя жалко. Остановился, чуть лбом не стукнулся об сарай, какой – то. В лунном свете и видно только покосившиеся стены. Обошёл я его, вижу вход в сарай по пояс в земле. Выглядит вход, как пасть чудища невиданного из земли смотрящего. Как-то боязно мне стало туда заходить. А мороз крепчает. Оглянулся по сторонам, на небо глянул. Тишина кругом, звёзды ярче луны светят. Движение в стороне. Повернул голову и в пот меня бросило. Прямо на меня конь в латах идёт. На коне, рыцарь двухметровый, а от пояса до земли меч кованный. Так и упал я на колени, руки перед собой выставил, защититься что бы. Рыцарь и не смотрит в мою сторону. Проехал в шаге от меня. Остановился. Слез с коня и в сарай зашёл. Смотрю я в проём тёмный, а он уже и не тёмный. И вовсе это не сарай, а церковь и служба там идёт. Хоры поют, служка средь людей ходит, монетки собирает, подаяния. Ссыпал монетки рыцарю в руки. Вышел рыцарь из церкви, сел на коня. В обратный путь отправляется, а я как стоял, так и ни с места. Остановился возле меня рыцарь, кинул монетку мне под колени и дальше поехал. Стихли хоры. Свет погас. И рыцаря не видно. Может, почудилось мне. Смотрю, а у коленей блестит что-то. Поднял, потёр, в лунном свете блеснуло золото. И мысль радостная, теперь выживу. Поднялся с колен и пошёл в ту сторону, где издали, доносился собачий лай. Но не тут-то было. Куда ни пойду то на реку натыкаюсь, а то в гору носом упираюсь. Расстроился ужас. Сел на валун. Задумался. Я бы уже и согласился с тем, что мне всё привиделось, так монетка не даёт. Просто жжёт руку. Опять я задумался. И тут передо мной Пелагея встала. Вижу её как на яву. А в голове моя мысль её голосом меня же думать заставляет. Я даже сам себя по голове рукой стукнул.
И тут. Всплыла во мне та сказка, что Пелагея рассказывала. Явно так всплыла. Поднялся я, осмотрелся. Встал лицом к горе. Церковь-сарай, по левую руку. Значит справа и сзади, выход с этого поля. Пошёл туда. Дошёл до дороги. Стою, слушаю. Под ногами вода шумит, льётся, а реки то и нет. Пошёл я по дороге. Стал думу думать. Сегодня то десятое декабря. Значит, в этом году рыцарь последний раз приходил. Не смогу я для него три добрых, бескорыстных дела сделать. Одно только смогу. Накормлю обиженного. Согрею его, в какой ни будь избушке. Денежка у меня теперь есть. Вот и село. По дорогам молодёжь гуляет, праздник какой-то, сельский. Зашёл я в дом, где всё светилось и ворота были открыты. Оказалось, гостиница местная. Дал я свою монетку. За неё меня три дня кормили, поили, и спать в тепле укладывали. На четвёртый день, дали узелок в руки и вывели за ворота. Пошёл я по дороге, куда глаза глядят. Вышел за село, взобрался на пригорок. Присел на пенёк, развязал свой узелок. Внутри аккуратно сложен хлеб и сало порезано. Стал я кушать и до того мне всё вкусное, что за раз всё и съел. И тут меня привлекло то, что кругом тишина не бывалая. Ни лая собак, ни мычанья коров. Только птицы щебечут в ветках. Поднялся я на ноги, посмотреть, почему в селе так тихо. Смотрю, а села то и нет. Стою на горе высокой. Передо мной обрыв. Испугался я высоты такой, назад отпрянул, выронил из рук платочек от обеда своего. Полетел платочек вниз, со скалы. А я в другую сторону побежал. Долго с перепугу бежал. Пока не упал.
Очухался. Лежу в стогу сена. Размышляю о своём житье, бытье. Всё больше мне кажется, что почудилось мне все, что было за эти дни. Почудилось или приснилось?
Жить хочешь – думай дураче
Опять на столе закончилось пиво. Рассказчик приподнял пустую кружку, повертел и поставил на стол. Сквозь клубы табачного дыма с трудом просматривались напряжённые лица слушателей. Одно лицо выглядывало где-то из под стола. Оказалось, это наш официант. Он нашёл маленькую скамеечку и сел слушать сбоку от стола. Вот он встрепенулся, как бы скидывая с себя оковы рассказчика. Поднялся, ухватил пустые бокалы и убежал. Быстро вернулся, поставил полные, забрал пустые и опять убежал. Почти вся наша компания тоже быстро растворилась в клубах дыма, по направлению к туалетной комнате. Но рассказчика, который, откинувшись на спинку стула, смаковал вторую кружку пива из вновь принесенных, не оставляли одного. Как бы боясь пропустить хоть слово, рядом с калекой всегда кто ни будь, оставался. Принеся очередную порцию бокалов, официант на секунду задумался и побежал ещё раз. Когда все отсутствующие вернулись, то увидели, что на столе количество кружек увеличилось почти вдвое. А официант уже сидит на скамеечке сбоку стола, и его голова выглядывает наравне с кружками.
Рассказчик взял очередную рыбу. Постучал ей по столу и, опять же, не снимая перчаток, принялся её чистить. А я вот заметил, что чистит он рыбы много, только почему-то не ест. Всё съедаем мы. Он только пьёт.
Мы все притихли, ожидая  продолжения и думая, что рассказчик собирается с мыслями. Так и получилось. Рассказывать он начал неожиданно, так что некоторые даже вздрогнули.
- Вот так же, как и с вами, сиживал я весь год в компаниях. Бывали хорошие времена, когда я отъедался мясом и пил пиво, но бывали и дни, когда корка хлеба была в радость. Компании были разные, кабаки и бары тоже. Но весь год меня преследовала мысль. Мне рыцарь дал только одну монетку, а в руках у него была целая жменя. Куча золота, которая где то лежит и она ничья. Нет, вы не подумайте, мне не разбогатеть хотелось, а просто жить как люди. Прекратить скитаться. Завести дом, семью. С этими мыслями я ходил на то поле. Днем бывал, и ночью. Ничего там не происходит. Бывали дни, когда мне казалось, что все это чушь несусветная. Но вот описание Пелагеи точь в точь описывало место. Я изучал подходы и искал пути отхода. Строил всякие планы. Но выход с поля был только один. Это три метра земли, где речка уходит под землю. Представляя двух метрового рыцаря, на коне, в латах и с длиннющим мечом. Я понимал, что проскользнуть не получится. Я пробовал перепрыгнуть реку. Всего-то два метра. Но негде разбежаться, а с места ни как. Кругом кустарник и деревья. Бежать вдоль речки, ночью, мешают корни и ухабы. Пробовал свалить дерево или построить мостик, вроде получалось, но через день или ночь, моё строение проваливалось в воду при первом моём шаге на него. В общем, понятно, выход с поля только один. В поисках, в работе, в гуляниях прошли весна и лето.
Как  сейчас  помню, было это второго сентября. На улице моросило, и выходить из сарая мне не хотелось. Я лежал на соломе и думал. Наверно задремал, и во сне ко мне пришла Пелагея  Иосифовна. И давай твердить мне своё:
- Думай дураче, думай. Хочешь жить – думай.
Вот карга старая, достала. Ни когда с ней не ругался, дружили мы, но тут и правда на уши села. А чем я эти полгода занимаюсь. Я только и делаю что думаю. Но тут на лоб мне – ляп. С крыши капля дождя просочилась и на лоб. Охладила. Спасибо Пелагея, уверен, не обошлось здесь без тебя. Стал я твою историю вспоминать от начала и до конца. Ты нам с Валюхой её много раз нам рассказывала. Хорошо всё запомнил, а вот присказку в конце, ты всего раз или два раза рассказала.
И тому, кто тремя добрыми и бескорыстными делами поможет рыцарю получить прощение на этом свете, того ждёт чудо. То ли рыцарь, уходя, оставит золото помогшему. А может, заберёт того кто помог ему с собой.
Ха! Если золото, то это хорошо, а вот если с собой заберёт? Я умирать не хочу. А, ну да, ещё смотря какие мысли будут у того кто помогает. Если светлые, добрые мысли, то даст богатство. Если мысли тёмные, или ещё там какие, то с собой увезёт в гору.
Не, ну ясно же, какие у меня мысли, если я ему помочь собираюсь, точно, хорошие и светлые мысли. Вот и не знаю.
Как только просохло, отправился на поле. Облазил всю церквушку и всё вокруг. Поднял или передвинул почти все камни. Ни где ни чего нет. Нет того места, где он пять дней золото оставляет. Как в сказании говорится, пять дней в церковь возит, а пять дней обратно забирает.
Полез я в ту расщелину, в скале, откуда сам рыцарь появляется, думал, может там, что найду. Ничего. Камни песок и тупик. Вспоминал разные сказки, Кричал на скалу:
- “Сезам откройся”, “Крибле крабле бумс”,  “Крекс фекс пекс”.
Другие, разные заклинания. Ни чего. Только эхо, разносящее мои слова с большей громкостью, на всю округу. Как насмешка надо мной. А времени всё меньше, а новых мыслей ни каких. Всё излазил, всё посмотрел, изучил. Заметил даже что поле, то и не поле. Ни единой ровной площадки, даже метр на метр нет. Везде рытвины, канавы, бугры, ветки и кусты. Шага спокойно ступить, места нет. А когда ночью иду, обязательно несколько раз упаду.
К концу октября, стал замечать, что за мной следят. Уходя, резко развернулся, побежал, и догнал мужика. Хотел морду набить, передумал. Стал его трусить, замахнулся:
- Говори правду, зачем за мной следишь. Что успел выведать, и пронюхать?
Мужик упираться не стал. Рассказал, что давно приметил, что я странный какой-то, всё на это поле хожу, а недавно вспомнил, что ему бабка в детстве сказку рассказывала про рыцаря, про золото и про это поле. Сначала сам с себя посмеялся, а потом посмотрел на меня, подумал и стал следить за мной, и говорит, что он видел, не один следит. Вместе мы и третьего нашли. Сели под деревом и давай совет держать. Сначала прошу рассказать то, что они знают по этому делу. Оказалось, очень мало. Когда я им рассказал что сам слышал, то не сразу поверили, а когда рассказал что уже получил от рыцаря один золотой, то у всех загорелись глаза.
Стали мы думать уже втроём, как же нам золотишко получить. Стали приходить на поле вместе. Они мне предложения, а я уже это пробовал. Они мне другое, я и это уже проходил. Нет новых мыслей. Нет идей. Закончился октябрь. Проходит ноябрь. Ничего нового. Ни Виктор, ни Николай умом, я так понял, не отличались, а вот денег хотели. Да кто их не хочет?
Разработал я план, на первое декабря. Посмотрим. Если придёт, то хоть что-то получим.  Жизнь не кончается. Если мы за десять дней по десять золотых получим, хорошенечко и сдадим, ну в смысле по дороже, то можно год безбедно протянуть. Может, ещё что придумаем. Хотя и это не плохой заработок.
В общем, мой план прост. Чтоб у всех мысли были светлые и одинаковые, я и сам ни чего не ел, и друзьям не давал. Целых три дня. Как вы думаете, о чём мы думали. Правильно – о еде. А ещё, когда шли на дело, то взяли с собой пластиковую бутылку с водой. Ближе к двенадцати окатил всех минералочкой.
Стоим это мы среди ночи, возле церкви-сарая на коленях. Дрожим от холода и голода. В голове одна мысль:
- Скорей бы согреться и поесть.
Ближе к часу ночи, в церкви вспыхнули свечи. Запели на хорах. Служба идёт. У нас трои, рты открылись. Красота то, какая. Поют как чисто. Мы, бух на колени, и давай креститься от страха. Видим, сбоку рыцарь огромный, на коне едет. Я в бока, друзей толкаю. Мы руки протягиваем за милостыней. Спешился рыцарь. Повернул голову в нашу столону. Одной рукой меч придерживает, а в другой золото держит. Каждому под колени по золотому кинул. Мы с Виктором, давай креститься. Николай за монетку схватился. Крутит перед носом монетку. Я его в бок локтем. И он креститься стал.
Рыцарь зашёл в церковь. Служка к нему подбежал. Рыцарь в глубь прошёл. Через несколько минут вышел, сел на коня и к себе в гору ускакал. Встали и мы с колен. В церкви всё погасло. Николай кинулся туда, а там темно и ничего нет. Тут я увидел как людей золото опьяняет. Уже водки и самогона.
Мы с Виктором идём быстрым шагом до нашего сарая за селом. А Николай, то побежит, то встанет. И кусает этот золотой, и трёт. То в карман положит, то в тряпочку завернёт. То опять достанет и любуется. Мечется человек, мается.  Говорю:
- Успокойся. Если план выгорит, то у нас тридцать таких монет будет.
А он мне говорит, что дурак я, он всё золото хочет, а не гроши. Вы видели его руку, в ней не менее сотни таких монет. А я ему в ответ, видел ли он меч рыцаря? Он метра полтора будет. Не слушает меня Николай. Говорю, идём в сарай, нам девять дней осталось, на воде и сухарях. А он мне говорит что не дурак как я, имея золото, сидеть на хлебе.
Мы в сарай, а он в деревню. А в селе свадьба или гулянка. Мы с Витькой денежки надёжно спрятали. Погрызли сухари, запили водой и, укрывшись соломой, заснули. Проснулись только к вечеру. Опять сухарей погрызли и отправились на поле. Морозец крепчает. Воду, чтоб обливаться, решили не брать. И так замерзаем. При входе на поле, к нам присоединился Николай. Думали не придёт. Он сытый, довольный, идет, улыбается. Дошли. Встали на колени. После часа опять в церкви служба началась. Рыцарь подъехал. Спешился. Глянул на нас. Две монетки сразу бросил, а вот третью, Николаю, задержал немного.
Мы стоим, крестимся. Рыцарь в церковь зашёл. К нему служка подбежал. Рыцарь вглубь храма прошёл. Тут Николай к двери церкви подбежал. К стене прильнул. Внутрь заглядывает. Шмыг, и вовнутрь заскочил, а через секунду, другую его голова выкатилась из дверей храма наружу. Волосы, дыбом. Глаза выпучены и вращаются, а губы шепчут “Золото”. И тишина. Глаза потухли. Рот закрылся.
У нас у самих волосы дыбом. Виктор порывается бежать, держу его за руку. Стоим на коленях, молимся. Вышел рыцарь. Подошёл к коню. Видим, подол его белой мантии в крови. И с меча, кровь на землю капает. Повернул он голову в нашу сторону. В щели для глаз, мигнула голубая искра. Вскочил на коня и уехал. В церкви огни погасли. Мы вскочили на ноги и тикать. Остановились только у себя в сарае, на краю села. В селе ещё больше гулянка, музыка аж до нас доносится. Мы денежки спрятали, погрызли сухарей и в солому, спать. К вечеру проснулись. Меркуем, идти или нет? Решили идти. Третья, да и последующие ночи проходили, как и первая. Только с шестой ночи, рыцарь стал нам монетку бросать, когда уже забирал золото и уезжал.
После седьмой ночи мы решили посмотреть просто в двери. Где же он берёт это золото? Во всяком случае, у нас есть несколько минут, между тем как начинается служба и тем, когда приезжает рыцарь. Решили заглянуть в двери и всё. Так и сделали.
Начало первого. Мы стоим у вода в церковь. Зажигаются свечи, начинается пение. Мы, стоя на улице, заглядываем в дверь с разных сторон. Прямо у входа, стоят две чаши с золотом. Толпа народа, одетого в чудные одежды, смотрит вперёд и нас ни кто не видит. Мы падаем на колени и вовремя. Над головами со свистом пролетает большой меч. Так вот как Николай погиб. Ползём на коленях. Хватаем каждый по чаше с золотом. Свист меча. Пригибаемся до земли. Опять ползём. Выползаем из церкви с чашами полными золота. Вскакиваем на ноги. Нет времени, чтоб оглянуться, но слышен цокот копыт, лошади рыцаря. Рыцарь на подходе. Уже слышен хрип лошади. Бежим. Чувствую всем телом – рыцарь за нами. Уже виден спасительный мосток через реку. И тут, тут я падаю. Вскакиваю, пытаюсь схватить хоть немного монет. Конь уже дышит на меня. Оглянуться страшно. Бегу. Опять падаю. Перекувыркнулся. Пытаясь подняться, смотрю вперёд и вижу. Виктор подбегает к мосту, а там уже стоит рыцарь. Витя пригибается и пытается проскочить по краю моста, но меч очень длинный. Взмах. Свист. И голова летит с плеч на землю. Конь встаёт на дыбы и копытами скидывает тело с моста в воду. Меч поднимается вверх, конь движется в моём направлении. Я вскакиваю и бегу. В голове одна мысль – хоть бы не упасть. Вот и река. Бегу вдоль, прыгаю через коренья, которые почти не видны. Полагаюсь на интуицию. Но всё равно падаю, вскакиваю. Над ухом  уже слышно дыхание коня. Рыцарь не спешит, некуда мне отсюда не деться. Спасительная мысль приходит неожиданно. Если добегу до поворота реки, то силы толчка должно хватить, чтобы перепрыгнуть угол реки. Добегаю. Прыгаю. Слышу свист меча. Край острия цепляет голову. Плашмя меч бьёт по спине и в конце цепляет ногу. Не обращаю на всё это внимания, отмечаю чисто автоматически. Бегу. Вот и спасительный сарай. Сходу ныряю в солому. Воде она меня спасёт. Но кругом тишина. Отдышался. Вылез из соломы. Кровоточит затылок и нога. Сильно болит спина.
Вот с тех пор, я горбат и хромаю, а на затылке шрам и не растут волосы. А в доказательство могу показать одну золотую монету, которая у меня осталась после нашего приключения. Золотые что я взял в храме, так и остались на поле. Когда падал всё и растерял. Жизнь дороже. Те золотые, что мы прятали с Виктором в сарае, я не нашёл. Или кто-то забрал, или я место не вспомню.
Через год, в декабре, из-за реки я смотрел. Службы проходят, но я боюсь туда сунуться.
Калека протягивает руку в чёрной перчатке и кладёт на стол. Раскрывает кулак.
На ладони блестит большая золотая монета.
Вот и утро. Головы нехотя отрываются от стола. Официант вообще спит под столом. На краю стола лежит грязная пайта, а в центре стола чёрная перчатка.
В ней – большая, блестящая пуговица.
5 Красивый горшочек.
Три ночи прошли, можно сказать в пустую, если не считать исчезновения одного из бомжей.
Мы впятером, исследователи – любители, держались молодцами. Из машины ни кто не выходил, но за аппаратурой наблюдали все. После того памятного празднования рождества, прошли почти одиннадцать месяцев. Слова, да и сам рассказ, исчезнувшего под утро калеки, мы обсуждали уже тысячи раз. И верили, и не верили. Проверить правдивость до первого декабря, не возможно.
Взяли машину с оборудованием на прокат. Запаслись провизией и терпением. И вот, три дня исследований позади. Результатов почти ноль. Немного  материалов отправлено на исследование.
Первое, и самое основное, золотая монета. Второе, это красный щебень с моста. И третье это сам мост, так как не ясна его структура. Если верить первичному анализу, то он сложен, так же как и сталактиты, из известковых отложений. Но толщина и длинна моста заставляют усомниться в этом. Для выполнения такой работы, природе потребовались бы миллионы лет. В данном случае у природы не было стольких лет. Так как людские сказания и легенды не могут столько прожить.
Из шести человек нашей группы, на поле остались только двое. Остальные были разосланы с различными образцами по большим лабораториям, для быстрейшего и точного анализа полученных образцов.
Зима. Темнеет очень быстро, а вот время тянется очень медленно. Если ещё днём, унылый вид этого поля вызывал скуку, то теперь, среди ночи, было просто страшно. Перекрученные ветви деревьев, вместе с отбрасываемыми ими тенями, создавали картины, похуже любого ужастика. При этом тени двигались при малейшем дуновении ветра. Вон в стороне показалась старуха с клюкой, да нет, это воин с копьём, а вон и чудища невиданные. А вон вроде женщина с младенцем прислонилась к покосившемуся забору.
Помня сказания Пелагеи Иосифовны, задумаешься. Может это проклятое поле, показывает картинки из жизни прошлых, убитых рыцарем, обитателей.  Холодно. Я стоял на улице в ожидании часа появления рыцаря. Курил.
Скоро надо садиться за аппаратуру, может сегодня получится, что-то заснять и это будет видно. Удивительно, как такой большой рыцарь, ускользает от высокоточных приборов? Правда ли то что он может раздваиваться? Вопросов много, а ответов ни одного.
Мысли медленно потекли в другое русло. Как там дома, жена, дочка? Мама что-то разболелась в последнее время. Надо найти время и провести у неё хотя бы денёк. Точно, пока отпуск на работе, надо взять дочку и поехать. Бабушке будет приятно повозиться с внучкой.
Холодно. Резко вздрогнул и встрепенулся. Вернулся мыслями на поле. Ужас. Отшатнулся. Чуть не упал. Холодный пот выступил на спине. Душа ушла в пятки. Понимайте, как хотите. Чуть не умер со страха. Наверно так задумался, что прозевал время и не заметил что уже пора.
Передо мной, на коне, сидит рыцарь. Холодное лунное свечение на его латах, переливается на морозном воздухе. В разрезе для глаз, на его шлеме, светится зловещий, голубой огонёк. Рыцарь остановился возле меня, но не спешился. Он стоит и смотрит в мою сторону. Я смотрю на него. Не знаю, что чувствует он, но у меня трясутся поджилки и, кажется, шевелятся волосы. Всё тело его направлено вперёд, и только голова обращена ко мне. Он такой высокий, что верх его шлема, теряется в темноте неба. Когда он рядом, то кажется выше, чем два метра.
Рыцарь отвёл в мою сторону руку, в которой лежали золотые монеты. Я машинально подставил ладони. Из его руки, ко мне на ладони пересыпалась кучка монет.
Рыцарь, вернул свою руку на место. Конь медленно продолжил движение к церкви. Далее вся церемония прошла без изменений. Через какое-то время, рыцарь вышел, сел на коня и пустился в обратный путь. Когда он проезжал мимо меня, я поднял руки с монетами и протянул к нему. Рыцарь проехал мимо, даже не обратив на меня внимания.
Я стоял на улице, не чувствуя холода и ещё не понимая что всё это значит. Что произошло? Тот рыцарь, которым многие годы пугали детей и взрослых, сам отсыпал мне золота, за которым гонялись и гибли десятки людей. Странно. Очень странно.
Монеты машинально ссыпал в карман. Зашёл в машину. Смотрю, мой напарник спит. Не стал его будить. Проверил аппаратуру. Всё отключено. Он заснул, а я прогавил. С этим перекуром не заметил, как подошло время. Сел и задумался. Всё равно сегодня уже ничего не случится. Мысли долго донимали.
Пытаюсь открыть глаза. Звонит будильник. Меня трусит за плечо, напарник. А что уже утро? Нет, это не будильник. Телефон. Семь утра. Жена звонит. Медленно вхожу в сознание, слушаю.
Что? Ещё раз, что? Слушаю. Жена отключилась. Я в полном, адекватном состоянии. Выхожу из машины. Проверяю, ни чего не остаётся на стоянке? Чисто и пусто. Только светает. Объясняю напарнику, что у меня серьёзно заболела мама. Мы уезжаем. Заводим машину и едем.
Дома уже жена объясняет, что маме срочно требуется операция и много дорогостоящих лекарств. Обдумываем где взять или у кого перезанять. Паники нет, отчаянья тоже, но проблема вырисовывается большая. Я в отпуске, и надеяться, что начальник даст помощь, не приходиться.
Дома снимаю куртку, на пол высыпаются золотые монеты. Как? Я сам ведь ещё ни чего не знал, а рыцарь уже предвидел, что мне нужна помощь. Во всех сказаниях говорится, что он помогает только тем, кто нуждается.
Не буду описывать, как продал нумизматам все монеты. На лечение мамы, ушла почти половина всей суммы. Но я помнил, что меньше всего, надо оставлять денег себе. Лишь тогда возможно общение или продолжение исследований.
Часть денег отдал за аренду автомобиля с аппаратурой. Часть денег ушла на оплату проведённых анализов образцов. А часть денег я внёс в больнице на счёт больного ребёнка, которому тоже требовалось дорогостоящее лечение и операция. В итоге я разбогател на одну лишь монету. Ту, которую мне отдал, нанятый нищий.
Когда вся беготня по больнице закончилась, и угроза жизни мамы миновала, был уже январь. Поэтому новое исследование мы сможем провести только в конце года. Первого декабря.
Зато, в этом году, на майские праздники мы отдыхаем десять дней. Я решил свозить свою семью на Рыцарское поле и рассказать им интересную притчу. Тем более что лаборатории просили прислать повторные образцы, для анализов. Так как в красном щебне, были какие-то вкрапления крови, а камень из моста, по строению напоминал кость. Но не в одной лаборатории не поверили в правильность анализа и просили повторные пробы. Вот я и ехал отдохнуть и поработать.
Когда мы подъехали к мосту, то изменения бросились в глаза сразу. Первое что заметил. Не было моста. Только два скользких бревна, по которым опасно было передвигаться. Но мы преодолели это препятствие и отправились к армянской церкви.
Моя мини экспедиция провалилась. Не было моста, значит, не было и красного щебня, а также не было и камней, из которых состоял мост. Образцы для исследований, взять было негде.
Второе что бросилось в глаза, это-то, что двое стариков, возделывали небольшой участок земли возле реки. Земля тщательно вскопана, очищена от веток и травы. На ней уже видны дружные всходы рассады.
И третье что меня поразило. В церкви поселился бывший бомж, а теперь отшельник, почти святой человек. И как рассказали старики, святой охраняет какую-то чашу.
Мы с женой поднялись к церквушке. Там мы и правда встретили старца. Хромого, горбатого мужчину, одетого в пайту, грязно зелёного цвета. Голова накрыта капюшоном.
Он повёл нас к церкви, и стал рассказывать, что здесь когда-то жили рыцари и оставили для самого достойного металлическую чашу, полную золотых. Чаша эта стоит на камне в этой старой армянской церкви. Сдвинуть эту чашу не возможно, хотя эта чаша объёмом не больше литра. Так же эта чаша сверху запечатана, точнее, накрыта крышкой. Крышка прилегает не прочно и видно, что в чаше лежит золото. Но открыть чашу и взять её в руки сможет только достойный. А он, старец, поставлен здесь, нести свой крест и горб до тех пор, пока не придёт достойный.
Рассказал и предложил спуститься в церковь и на всё посмотреть своими глазами. Спускаясь по ступенькам, сделанным недавно, видимо этим стариком, пришлось сильно наклониться, чтобы попасть в ушедшую на половину в землю, церквушку.
В центре зала стоял большой камень. Видимо древний алтарь. На нём небольшой, металлический горшочек, наполненный золотыми монетами. Крышечка лежит рядом с горшочком. Я подошёл и взял в руки горшочек с золотом. Красивейшее сочетание линий рисунка. Идеальная чеканка. Тёмный цвет метала, и блеск золота создавали шикарный контраст цветов. Как мне повезло в жизни. Такой красивый, старинный горшочек.
На улице раздался какой-то вскрик, шум и топот. Мы с трудом вышли из церквушки. На земле валяется грязно зелёная пайта с капюшоном. Чёрные перчатки. А по направлению к мосту быстро уходит мужчина, без рубашки.
Да не вспыхнет в ваших глазах огонь жадности и алчности.
Как много в жизни нашей нуждающихся и обездоленных.
Господи! Хоть бы ни на кого не перешло заклятие рыцарей.
Мира всем нам и благополучия.

0

2

Начиналось все очень интересно. Этакое добротное фантастическое фэнтези. С действиями, с приборами, с учеными и рыцарями. Здорово!
А потом все сошло в пересказы рассказов и от научного направления совсем уехали, стало серенько, скучненько. Пересказ - всегда скучно. Ну и морализаторство, конечно.
Отсыл к "Отелю у погибшего Альпиниста" с некончающейся пивной кружкой Мозеса у автора выродился в неходящего в сортир нищего. Клише, однака.
а так все хорошо начиналось!

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Истории из жизни » Армянская церковь в бор Кая ( Крымская легенда)