- Твоя кровь сладка, - шептал вампир очередной жертве.
Он припал к шее, вонзил клыки, вкушал кровь его плоти, цветом спелой вишни стекающей по уголкам его губ.
При жизни природа наделила Ариана не дурной внешностью, ясным умом. Не плохо сложенный молодой мужчина, высокий, с волевым взглядом, застыл на отрезке двадцать первого года жизни.
Однако смерть предала ему, своеобразные черты:  мраморность кожи, демонический огонь в глазах, - таинственность образа.
Ариан стал вампиром, одиночкой, без рода. Одиночка, выживший после укуса сородича. Невзначай или по воле судьбы, не предоставившей ему выбора, поставившей его перед фактом…
С тех пор прошло почти пять лет, время перестало властвовать над ним. Новоявленный вампир обвыкся в этой жизни. Отвергая человеческую кровь, он сходил с ума.
- Я человек, - кричал он, но пустота поглощала его слова. Эхо не вторило его словам. - Я человек!
Обернуть время вспять, вернуть прошлое.
Смерть Бени, рожденные чувства вместе с его смертью: ненависть, злоба, месть. Не покидали его.
Его девушки больше нет, среди живых, но ее нет и среди мертвых.
С тех пор Ариан Кемпис повсюду искал того, кто забрал у него, его жизнь, любовь, - счастье.
- - -
Событие произошло несколько лет назад, как я и говорил ранее. В летнюю ночь я и Бени, называл ее так, - ласково. Звали ее Бьянка, первая красавица в нашем институте. Не верится мне до сих пор, почему такая популярная девушка выбрала меня, по каким причинам. Возвращались, посетив «целовальный зал», выражение, переходящее из уст в уста, в кругу студентов.
Бьянка часто таскала меня на романтические фильмы. Мы сидели на задних местах и беспрестанно целовались. Среди бесконечности обмена жидкостями, я заметил взгляд блеснувших глаз. Он смотрел на нас, но я не придал этому значения, увлеченный Бени. Романтика большого телеэкрана, кроме восклицаний и вздохов, когда Бени отстранялась от меня и говорила:
- Подожди, вот это самое интересное место, сейчас он ей признается в любви, - и ее вниманием полностью овладевал кинематограф.
Наконец-то романтическая история с протяжением в жизнь заканчивалась. Включался свет, все дружно отрывались друг от друга и в общем потоке стремились к выходу.
Мы стояли возле кинотеатра, я оглянулся, люди расходились. Бени прижалась ко мне.
- Прохладно, - сказала она дрожащими губами.
- Замерзла? – заботливо спросил я.
Снял толстовку и накинул на ее плечи.
- Спасибо, - тихо сказала она.
Я обнял ее за плечи.
- Я тебя провожу до дома, - эта фраза до того была избитой в ситуации, произносимая раз за разом, но…
Бени дрожала в моих руках, я и сам чувствовал, как холодок ночного ветра пробирает меня да костей.
Мы шли по тротуару, фонарь единственный на всю улицу, прикрепленный к автобусной остановке. Горел мерцающим тусклым светом.
Дома, деревья отбрасывали темные тени, бликами играя в лунном свете. Ветер играл ветками деревьев, музыкальный инструмент издавал мелодию ночи: листья переговаривались, шушукались, шелестели,
Шептались. Не далеко в кустах истошно орали коты, перебивая голоса таинственной ночи.
Бени все больше прижималась ко мне, напряглась, сжалась. Я чувствовал ее страх, и невольно во мне появилось предчувствие чего-то…
Завернув за угол, вошли во двор.
- Темно, хоть глаз выколи, - сказала Бени, - фонарь бы  починили.
Мелькнула тень, она вздрогнула.
- Ариан ты заметил, что это было?
Когти впились в меня внезапно, оторвали меня от Бени. Что-то придавило меня к земле, когтистые руки сжали мое горло.
Бени вскрикнула. Черный силуэт, оставив меня, обернулся к ней. Тень подняла ее над землей и швырнула на стену. Звук падающего тела, возвращающихся ко мне шагов.
«Бени, застрял крик в моем горле».
Я пытался встать, тень приближалась. Черный плащ скрывал все его тело. Он наклонился надо мной. Холодное дыхание, ледяные губы коснулись моей шеи, укус. Он присосался к моей плоти, вытягивал мою жизнь капля за каплей.
Я открыл глаза, это было мгновение, позади него стояла Бени. Она держала в руках газовый баллончик, который постоянно таскала в своей сумочке.
Чудовище почувствовало ее и обернулось, упустив меня. Струя, красные глаза демона, схватившись за них, он взвыл. Попятился назад. Бени протянула мне руку:
- Вставай быстрей, бежим.
Я попытался встать. Туман. Я не чувствую своего тела.
Все кружится перед глазами.
- Беги сама, - силой заставляю сказать себя, ей это, - беги, оставь меня. – Беги!
Бени стоит. Черный плащ опускает руки от глаз.
«Он сейчас вернется».
- Беги Бени, за меня не переживай. – Беги дура крашенная!
Последние слова возымели действие, девушка побежала. Чудище не вернулось ко мне, оно побежало за ней. Криками, я пытался привлечь его внимание. Мое тело слабло, на лбу появилась испарина, озноб, я потерял сознание. Последнее, что я помню, - крик Бени и тишина, затем ад.
Очнулся я в дворовом переходе, светало, лучи солнца ударили мне в глаза. Я отвернулся, ощутив дикую боль. Встал, оглянулся по сторонам, приводя мысли в порядок. Сознание, осмысление происходящего пришло потом, постепенно.
Тучи заволокли небо, летний дождь, что в нашем краю не редкость. Похороны Бени, на которых я присутствовал. Стоял над ее могилой, гроб медленно опускался. Тогда я поклялся, найду его и отомщу, чего бы это мне не стоило.
Я не сразу понял, что умер, перешел в другое состояние. Это долго мучило меня, не видеть солнце, выходить в пасмурную погоду. Тяжелее всего, жажда.
Я безумно испытывал к ней тягу, она сводила с ума. Я не хотел, всячески пытаясь сохранить в себе человека.
Сдался! - послав все к чертям, - я сдался.
- - -
Я частенько крутился возле кинотеатра, высматривая человека в черном плаще, пахнущего вазелином.
Он появился, я заметил его в толпе. Дождался окончания сеанса и отправился за ним. Чудовище в очередной раз выслеживало молодую парочку, идущую под ручки. Выбрав момент, он набросился на них. Вопли, крики, - м-да с некоторых пор я наслаждался ими. Бессердечно, бесчеловечно, - так я и не человек. Как музыка бальзамом пролитая на сердце, запах крови. Почему умерла она, умрите же и вы. Крики стихли, чудовище наслаждалось жертвой.
Я вышел из тени, в руках красовался серебряный  кинжал. Подошел к нему сзади, видимо он сильно оголодал, не почувствовав моего приближения. Да это так, ведь этому был причиной я, разгоняя жертвы.
Не думал, что осуществление мести исполнится так просто. Я вонзил ему кинжал прямо в сердце. Как сладостен и триумфален, был тот момент. Момент смерти черной тени, лишивший жизни мою Бени.
Судьба в его лице поставила мне шах, я же поставил ей мат.
- - -