Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Истории из жизни » Овощной супермаркет


Овощной супермаркет

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Сергеич, вот принимай. Новенький, - и повернув голову в сторону, что б пришлый не слышал, в полголоса продолжила, - алкаш, разит от него как из бочки, долго не продержится.
- А на кой она нам таких берет? Потом не выгонишь. Какой с такого работник? А она сама спрашивает, почему не сделано? Почему твои грузчики пьяные по территории шатаются? Говорил же, без меня не бери. Или лучше я сам себе набирать буду.
- Ну, Сергеич. Она директриса, ей виднее. Сам же понимаешь, что берет по знакомству. К нам сами, с неба, не падают, а все бухтишь. Ладно, я пошла. Вы тут его примите как следует, объясните, что, чего да как. Его Лехой зовут.
И ускакала. Да оно и конечно. Ей приказали, она сделала, а вы как хотите. Надо опять с директрисой говорить. Вот опять взяла заморыша. Худой аж синий. Да еще и пьян. Ну, какой с него работник?
- Привет мужики! Меня Алексей зовут.
- Да слышали мы, что ты Леха. Садись вот на ящик, поведай нам сказку, с чего это ты с утра нализался?  Ты тут в приличное общество вливаешься. На работе не пьют, а работают. После работы это твое личное дело, а днем ни-ни. Понял.
- Во гля и здесь учат. Уж думал на рынке, среди алкашей спокойно будет.
- Алкашей!?
- Спокойно Саня! Сядь. Сядь я тебе говорю. Так ты говоришь Леха, среди алкашей. Мужики не ропщите. Он нас не знает. Давай я введу тебя в курс дела.  Ты главное запомни, что ты Леха. Алексей  еще нужно заслужить. Вот Алексей и Виктор Кошевы. Грузчики со стажем. Сразу после Афганистана, когда у Алексея в госпитале, после серьезной контузии перестала идти кровь из ушей, вот сразу его Виктор и забрал. И к нам сюда привел. Брат не бросил брата, хотя учился в институте. Алексей совсем плох был. Но год, другой прошел, с помощью брата восстановился. Теперь нормальный мужик. Им есть о чем вспомнить и за что выпить вечером. Пьют и проклинают Афганистан, угробивший обоим жизнь.  У Алексея, правда, еще случаются припадки, как у эпилептика, но Виктор всегда рядом. Вот братская любовь.
Вот Анатолий. Он инвалид с чеченской. У него ноги нет. Это протез. А работает за троих. Если судьба где то забирает, то жизнь в другом месте добавляет. У него огромная силища в руках. А вот насилия не любит. Бокс по телевизору или там драку увидит, и  плачет. Говорит жалко ему глупых людей, имеющих руки и ноги, но тратящих свое здоровье на безделье. Если бы ему вернуть ногу, то можно и горы перевернуть. Тоже уважительна причина для стаканчика.
Вот старый Петрович. Раньше не пил,  не курил. Был инженером. Все хорошо. А как жена раком заболела, у него и пошло. По рюмочке, по рюмочке. Сейчас ее в хоспис положили, а это уже почти все. Он туда уже и  не ходит. Ну к жене. Все из квартиры, да и саму квартиру продал.  Деньги на лечение нужны были. Теперь гол как сокол. Ему и днем можно, все понимают и не осуждают. Но он до вечера держится. Душа в работе отдыхает. А вечером, когда все расходятся он здесь, на мешках с ней и спит.  Да с кем с ней. С бутылкой конечно. Вот наших трое, я четвертый. Ну, за себя я как ни - будь потом расскажу. Ты Леха пятый в бригаде. Постоянно нам не везет с пятым. То алкашей присылают, то хлюпиков. Это сейчас мы сидим. Почти нет работы. Изредка той или этой что поднести и надо. А вот с утра и вечером  набегаешься так, что ноги отваливаются. Ну давай расскажи нам быль или небылицу, а  мы решим как тебя звать величать, Леха, Алексей и Алешенька. Ты не робей, здесь все свои.  Если история у тебя стоящая, то за честь сочтут помнить, как историю Виктора и Алексея. Если же мусора нам начешешь разного, то недолго проработаешь, а такого помнить, нам просто западло. Было и прошло, как в песне. Поэтому не боись…
- Сергеич, срочно.
Донеслось из торговых рядов.
- Петрович, бери Леху и вперед. Это Светка с шестого ряда кричит. Я ей с утра говорил что б помидоры взяла, да она все потом, да потом. Вот теперь приспичило, в обед то.
- Сергеич, да куда с этим то?
- Петрович: Ты же знаешь, замотай его по полной. Если слабак, утром уже не придет. А если выдержит, тогда наш человек. И смотри мне, не жалеть, ни помогать. Пусть пашет. Если тюфяка примем к себе, то сами за него и работать будем.
Этот разговор состоялся в одиннадцать часов, в пятницу. Для чего так точно поймете.  Как только Петрович ушел с Лехой, позвали и остальных. Пятница – страда. Люди скупляются перед выходными. Субботу и Воскресенье полно приезжих. Из сел, поселков, небольших городов, едет народ в столицу. Кто скупиться, кто товар сдать или обменять. А нам грузчикам в эти дни покоя нет. Одна беготня. Понедельник выходной. Отдыхаем по полной. Надо выпить, расслабиться. На рынке оно ж как. Ой, нет. В нашем овощном супермаркете оно как. То с продавщицами поцапаешься,  то с покупателями, а то директриса наедет.  Ей там кто-то хвоста накрутит, так она на нас и вымещает. А это все нервы. Да к этому еще и натаскаешься. Принеси – унеси, подай, иди на хрен, не мешай. Поэтому без бутылки ни куда. Правда, только после работы. С утра конечно перегар, но при входе Марковна сидит, она всегда в долг и кофейку нальет, и жвачку или семечек даст, что б запах перебить. А потом рассчитываемся. У нас все по честному. За эти два с половиной дня, наш пятый себя показал. Работал на совесть. Петрович только указывал и тыкал пальцем.  А этот хоть и  синий от худобы, но жилистый. В пятницу немного  помутил. Потом отошел и стал пахать. Так что со слов Петровича, нам повезло. Нашли мы себе напарника.
Во вторник у утра, идя на работу увидел первой Марковну. Местное радио. Приходит раньше всех, уходит позже всех. Все про всех знает. Все тайны ведает и кому надо выкладывает. Поэтому и радио. Хотя для меня – агент КГБ. И не меньше. Наверняка по ночам доносы строчит.
Так вот Марковна не в духе. Интересуюсь что случилось. Но она молча сопит. Беру пачку сигарет, кофе, жвачку и даю деньги. Ее удивлению нет предела.
- А! Вчера настройке халтурил.  Бери за сегодня и за завтра. Дальше посмотрим.
Ну, тут у нее рот открылся.
- Сергеич! Оно мне надо за вас переживать? Ну чего я то? Вы тут пьете, друг другу морды бьете, а я спасать? Да где это видано что – бы на меня все взвалили! Я туда, я сюда. В долг дай, кофе налей.
- Марковна! Ты не тараторь. Помедленней и попонятней говори. Я за тобой не успеваю. Тарахтишь тут.
- Вот только не надо Сергеич меня обижать. Я женщина приличная и всегда с вами хорошо была, а вы. Точнее вот он. Сразу меня за грудки, как труханул. Чуть душа вон не вырвалась. Этот твой, пятый ирод. Вон  сидит.
В стороне, за автоматом пополняшкой  сидел наш пятый. Подошел к нему. Рубаха разорвана. Брюки в грязи. Руки сбиты и в крови.
- Леха! Ты что – ли? А ну вставай. Пьян?
- Да мне Марковна, только соточку…
Заикаясь и поднимаясь по стенке, пролепетал Леха.
- Марковна! Я не понял. С каких это пор ты моих грузчиков поишь?
- А тут не напоишь. Он меня за грудки, да как тряханет. Да ты на его рожу посмотри. Я почти полбутылки вылила, что бы кровищу с него смыть. А он бутылку вырвал из рук и два больших глотка сделал, скотина. Еле отобрала. Ты же знаешь, Сергеич, я никогда. А он плачет, трясется весь и в кровище. Испугалась я, честно скажу. Думала, убил кого. Так вот что б и меня не зашиб, ненароком. Он и до этого не был трезвым, а теперь вон, развезло.
- Смотри мне Марковна. Леха пошли, проспишься в подсобке, а потом поговорим. Хорош слюни пускать.
- Да он все утро повторяет. Жена, теща и еще что – то. Я не разобрала. А у вас алкашей только бабы и виноваты. Вы как ангелочки невинные.  Только пьете и баб своих бьете. Нет, Сергеич, к тебе это не относится. Ты прости меня старую.  Ляпну не подумав.  Ну а он все у него жена с тещей виноваты.  Тащи его к себе. На первый раз я директрисе ничего не скажу, а потом уж, не обессудьте.
- А что ты меня пугаешь. Это ее протеже. Она взяла, пусть сама с ним и разбирается.
Вот уж проблемка. Не разгребешь. В воскресенье деньги дали,  что до вторника не протрезвел?  Да еще и буйный. В драку лезет. Вон все пальцы сбиты в кровь. Да и лицо подрато. Синяк под глазом.
Во, Толян на работу идет. В месте довели пятого до подсобки. Облом на сегодня. Вторник, после выходного всем товар завозить, работы море, а этот  готов. Сука.
Правда, одно хорошо. К девяти проснулся и пошел пахать. Даже на обед не заходил, все по рядам шарился. Стыдно, наверное. Вечером сбежал, даже не взяв деньги. Мы уже решили, что не придет. Когда вот так, сбегают в тихую, то на утро уже ни слуху ни духу.
Утро. Среда. Марковна на своем месте. Только подхожу, уже тянет сигареты и кофе.
- Привет Сергеич! Пятый то твой, пятый.
- Что опять?
- Да нет. Сегодня трезвый и уже товар разносит. У меня прощения просил и сказал что вечером за вчерашнее рассчитается. С наваром, за то что испугал.
- А ты и рада, что с наваром. Пусть почаще тебя пугает – разбогатеешь.
- Ага. С нашим участковым разбогатеешь. Вчера с друзьями пришел. Кофе втроем пили. Три пачки сигарет взяли, а перед уходом еще и пачку жвачек. Хуже алкашей ироды.
- Но, но, Марковна. Ты не заговаривайся.
- Да не про вас я, Сергеич. Не про вас. Тут же и бомжей много ходит. Я вот со своего приработка для них кашу, и пшеничную варю. Когда с лапками, а когда с крыльями. Оно и сытно и полезно.
- Да! И ты в курсе всех новостей.
- Баш на баш миленький. Сам понимаешь. Не подмажешь, не поедешь. Участковый конечно же больше знает, но ему и платить много надо. А тут мужикам каши насыпала, они мне все местные новости. А что у меня остается, то котам, собакам. То же божья тварь. Жалко ее.
- Ладно Марковна. Спасибо за новости. На работу пора.
- Спасибо в карман не положишь, и на хлеб не намажешь.
- Ничего, зато товар тебе Леха донесет. Бывай.
- Если не запьет.
- Сплюнь, вроде пацан работящий, а от запоев мы его отучим.
- Дай Бог. Дай Бог. Твои слова да Богу в уши.
Когда переоделся, вышел в ряды. Леха суетиться в дальнем конце. Прячется лопух. Значит, боится разговора.
Хорошо, совесть еще не пропил. Да и вообще он мутный какой – то. Молодой, кожа светлая, блондин.  Такие жизнерадостные по натуре, а этот пьет. Но явно, что пьет недавно. Надо как – то его разговорить. Может засланный? Разведать, кто здесь, чем дышит. Хотя врят - ли. Вылови местных бомжей, они тебе за краюху с рюмкой все расскажут. Или тот же участковый.  Он по воскресеньям с  нами пьет, а потом до утра  гужбанит. Такой же алкаш, как и мы, но при форме. Значит на дело ходил или в засаде сидел.  Как его жена и контора терпит?
Ладно. С Лехой проехали. Не хочет говорить, настаивать не буду. Тем более своей работой он искупил пьянку вторника.
Вечером, после работы, не убежал. Дождался зарплату. Переодевался с нами, но молча. Даже  если в его сторону кто шутку отпускал, Леха отмалчивался. Когда уже собрались, я подошел к нему.
- Завтра нажрешься, убью.
И показал свой массивный кулак, а для убедительности стукнул с размаху в  дверцу шкафчика.
Дверца хлопнула и открылась настежь. На пол упала картинка. Леха поднял, аккуратно вытер о штанину и стал кнопкой прикалывать к дверце.
Это оказалась свадебная фотография. На ней был сам Леха, в светло сером костюме и такая же белокурая девочка. Невеста была под стать жениху. Оба светлокожие и блондины. Фото просто светилось счастьем, светом и любовью. И при этом фото было не старым. Что же у него происходит?
Заметив что я рассматриваю фото, Леха захлопнул шкафчик и быстро ушел.
Но это все мелочи. Главное что б не запил.  Деньги ведь получил. А запойные они как? Только деньги в руки попадают, так вроде огнем жгут – срочно потратить надо. А куда? На что?  Ничего умное в голову не лезет.  Сразу в магазин – за пойлом.
Утро. Четверг.
- Здравствуй Сергеич. У тебя сегодня мини «ЧП».
- Привет Марковна. Ну можешь ты с утра в позу поставить.  Что там еще за мини. Я мини юбки знаю. Мини зарплату тоже, а вот мини того что ты сказала – не припомню.
- Та я говорю, у тебя мини «ЧП». Мне тут донесли. Твой пятый домой не ходил. Пил весь вечер с Петровичем. С ним же и спал в коморке на скамье. Но все в норме, уже работает. Не ругайся и не расстраивайся.
- Это что, наш Петрович пятого поил? Это или сверх наглость или сверх тупость. Если он сам пил, это одно.  А вот что б наши поили.  Могу и обоих уволить. Ты же Марковна все сплетни местные знаешь. А ну выкладывай, что за птица наш – этот пятый. Может что директриса говорила или еще кто?
- Да не знаю я.  У самой прыщ на одном месте. Усидеть не могу. Везде удочки забрасывала. Вот жду последнего результата. Помнишь я тебе говорила что участковый с дружками у меня кофе пили и  сигареты таскали. Так вот. Я им тогда две сотни отвалила, что бы они всю информацию по этому парню нашли.
- Ладно. Придет участковый, ты и меня свистни.  Послушаем, подумаем и решим. А я пока с Петровичем потолкую о таком неподобстве.
Зашел в каморку переодеваться. Петрович хоть и проспавшийся, но с еще осоловевшим взглядом сидел на скамье. Лехи не было.
- О! дорогой наш Петрович! И где у нас приключилось?
- Ты это! Сергеич. Твое «О» не предвещает ничего хорошего. Но я хочу тебе честно сказать. Мается парень. Помочь ему надо. Он себе места не находит.  Вот ты жизнь прожил, и я то же не мало повидал. Только здесь не пьянка. Здесь что то другое. Понимаешь, это я вчера решил. Вы как ушли, я в магазин, за чекушечкой. А он там стоит. Ну думаю выпьет, поведет его. Тут он мне все про себя и расскажет.  Взял бутылку. Сели, пьем. Я  болтаю, а он угрюмый сидит. За второй сбегал. Опять сидим. Ну ты ж меня знаешь. Если надо, то я и подержаться могу.  Но он ведь тоже не пьянеет и слова не скажет. Я уж подумал его за третьей посылать, как он брык с лавки и спит.  Так ни слова и не сказал. Понимаешь, этот парень в себе все держит. Тут или убил кого, а может и того  хуже.
- Да ну тебя, Петрович, с твоими предложениями и расследованиями. Вот придет сегодня участковый, все нам на блюдечке выложит. А ты не смей поить молодого. Уволю. Или будешь сам за него и за себя вкалывать. 
- А ты видел как он бегает сегодня. Как ужаленный. Может мои россказни ему на пользу.
- Все. Хорош болтать. Иди, работай. Я к директрисе загляну. С ней потолкую. Она же нам это чудо расчудесное всунула. Вот пусть и колется.  Где взяла? Кто, да что? А ты вперед.  Девки вон уже за прилавками, а ты тут прохлаждаешься.

Овощной супермаркет – 2
- Добрый день, Элеонора Израилевна.
- Здравствуй Сергеич. У тебя что срочное, или подождет. У меня тут встреча намечена.  Если не срочно, то давай через часок.
- Я тебе два слова. Ты обдумай, а потом ответишь. Мы тут в шоке от твоего  новенького. Расскажешь мне все про него. Я часа в два зайду, если сам все не узнаю.
- Хорошо. Спросишь, потом. Хотя я сразу могу ответить, что ничего не знаю. Мне сверху позвонили и просили принять.  Вот я что знаю.
Пришлось от директрисы идти не солоно хлебавши. До обеда проработали. Поели, и меня окликнула Светка. Самая болтливая наша продавщица.
- Сергеич. Там Марковна тебя кличет. Возле нее участковый. Опять, наверное, лишнего наговорила. Он  грозится ее арестовать. Беги быстрее – спасай наше радио.
- Да ты радио не меньше.

Пришлось идти быстро к Марковне. К директрисе уже потом.
- Привет Сергеич.
- Здравия желаю.
- Кого мне из вас двоих арестовывать? Тебя или ее?  Вы кого послали меня выслеживать? Чуть с работы не вылетел.
- Ты не мельтеши. Говори по порядку, а там решим, что и как.
- Марковна меня тут припрягла узнать все о вашем новеньком, пятом. Пока вы там работали, я проверил его личное дело. Документы.  Пробил адресок и отправился туда. Пришел. Но сразу не сунулся, по соседям пробежал. Опрос произвел, и выяснилось, что  ваш кадр в адресе уже более года не проживает. Все. Аут.
- Не томи.  Говори дальше. Не стал бы Марковну арестовывать, если б не раскопал что-либо интересное.
- Раскопал. Честно сказать меня самого заинтриговал данный субъект. Тем более что в ходе расспросов мне советовали не лезть в пропасть. Я стал опрашивать соседей.  Но никто ничего не знает или не говорит. Уже отчаявшись, сел на лавочку у подъезда. Тут  подходит Анна Ивановна,  мы позже познакомились. В поликлинику ходила, что – то ночами плохо спать стала. Такой же, как наша Марковна шпион, из бывших. Может, даже знакомы были? А Марковна? Ничего вам не говорит имя и отчество моей новой знакомой? Хотя да, вы даже и  зная ее, себя не выдадите. Потом я дам вам адресок, а пока продолжу. И вот, Анна Ивановна, тщательно проверив мои документы, доложила. Ваш пятый, а по документам Алексей Сиротко, женился и переехал жить к  супруге. Здесь осталась жить его мать. На тот момент она находилась на работе. Что касается отца, то его в доме никто не знает, и не видел.  Алексея мать воспитывала в одиночестве.  Рос  мальчик послушным, добрым и заботливым. Помогая матери по  дому, неплохо учился.   По учебе часто ездил на олимпиады и различные познавательные соревнования. На таком вот состязании Леша и познакомился со своей будущей супругой. Им мешали, не давали встречаться.  Со стороны невесты постоянно были, какие-то козни. Но сразу после школы они расписались, вопреки родителям супруги. Мальчик переехал жить туда. Правда, часто заезжал в гости к матери. Самое необычное во всем этом то, что последние два раза Алексей приезжал пьяным.
- Ну! Не томи! Продолжай.
- А это все. Единственное что я еще узнал у Анны Ивановны – так это новый адрес проживания. Правда, там проверить ничего не удалось. И вам не советую. Единственное скажу, что это элитный, закрытый поселок в районе «Луговое». Все охраняется и тех кто, что-либо расспрашивает, сразу сдают в отделение. Я тоже проехал в отделение, но мне посоветовали не совать свой нос в чужие дела и дома.
- Ясно. Ты конечно молодец, но это мало что нам дает. Интересно бы узнать за то, где он сейчас и куда попал.
- Сергеич. Этот парень теперь грузчик на рынке и работает с тобой, пятым работником.
- Пошутил? Молодец. Я оценил. Не много же ты узнал.
- Зато предупреждение по службе получил. Больше я в ваши игры не играю. Сами разбирайтесь со своим пятым. Пока. Марковна – ты мне должна.
- Да поняла я. Ничего не сказал, а я должна.
Еще неделю отработали. Тихо, мирно и спокойно. Все поуспокоились. Леха не пил.  Стали привыкать. Есть молчун. Работает нормально. Минимум проблем. И тут новый залет.
Иду на работу. Настроение хреновое. Туча, наверное, депрессию нагоняют, а может вчера лишку хватил.  Оно ж, когда идет, не угадаешь. Пора остановиться или еще по рюмашке. Моя химера не менее меня хлещет, но как, то ей легче это дается.  Поутру, она как огурчик всегда, а у меня как придется.  Вот и сегодня, голова не того, этого. Тут Марковна со своими новостями.
- Сергеич! Давай быстрее. Тут опять без тебя «ЧП».
- Ну что еще? Опять пятый? Убью гада. Ну не убью, так выгоню. Задрал. Весь в тайнах и не понятках и  все туда же.
- Да ты не кипятись, тут другое. Я участкового звать не стала. Решила, что сам разберешься. Да постой, не беги. Тут это. Петрович пятого избил.
- Чего?
- Ну, вот видишь, говорю, не спеши.  Пятый домой не пошел. В рядах прятался, пока вы разошлись. Потом сбегал в магазин за бутылкой и в коморку к Петровичу. Далее не знаю, что там и как. Пили и сидели долго. Только потом слышу удары, стоны и рыдания.  Думала, что Петровича бьют. Бегом туда, а оно наоборот. Пятый забился под скамейку, а Петрович его пытается ногой стукнуть и как попадает, то пятый воет, или плачет. Я его оттянула. Пьяные очень были. Минут за пятнадцать заснули и я ушла. И вот пока не выходили. Теперь ты иди, глянь, живы ли оба?
То, что живы – не сомневаюсь. Не верю в их трезвость. Кто сегодня работать то будет? Если эти двое в неадеквате.
Когда зашел в каморку – понял, мои опасения оправдались. Сидят оба сокола на скамеечке. Старый и малый. В обнимочку. Сидят и качаются.
- Доброе вам утречко. Что расскажете? Чем порадуете? Приободрите?
Тут Петрович начал мямлить:
- Ты Сергеич, это. Прости нас, мы через час будем в норме. Понимаешь, тут непонятки вышли. Я вечером погорячился. Сегодня уже прощения просил. Тут это! Понимаешь? Ситуация такая – любовь, понимаешь? А он тряпка. Прости  Леха, но ты дерьмо. Жестче надо быть, а ты ни рыба ни мясо. Бить тебя не кому, а мне жалко.  Ты не смотри что Сергеич серьезный чел. Он правильный. Никогда зря не обидит.  Ты вот давай ему всю свою хрень расскажи.  Он тебя поучит уму разуму. Да нет, не так как я. Правильно поучит. Совет даст или поможет чем. Хотя чем тебе еще помочь. Все и так вокруг тебя вьется, а ты себя в руки взять не можешь. Только ноешь или водку хлещешь как алкаш. Начни жить как мужик и все у тебя будет. Я вот жизнь прожил и ни капли о ней не жалею. Да я на свалке, жена в больнице. Так видно Богу угодно. За все в жизни надо платить. Мы с женой всегда были вместе и счастливы. Теперь она в больнице, а я на свалке жизни. Детей у нас нет, вот, и расплачиваемся сами за свой эгоизм. Вам бы надо ребеночка завести, тогда бы и жизнь у вас другая пошла.
- Да как его заведешь, если тут эта.
Всхлипнул Леха.
- Ты не ной, выложи все Сергеичу. Он поможет.
Семейство
Познакомился я с Маришкой  на одной из многочисленных школьных олимпиад. Учился я хорошо, вот меня от школы и гоняли на все конкурсы там и олимпиады. Поддержать авторитет школы и преподавательского коллектива, как говаривал директор. Да и сам думал, что вытяну на золотую медаль.
С Маришкой тогда написали оба на отлично и нам двоим, присудили первое место. После этого мы и стали встречаться. Тут немного учёбу я и запустил, а зря. Ее мама сразу настроена была против меня, а как узнала, что я учиться плохо стал, так вообще встречаться запретила. Мы, правда, виделись, но намного реже. После школы, как только сдали экзамены, Маришка притащила справку, что беременна и мы расписались. Но я честно скажу, у нас до свадьбы ничего не было. Я жил с мамой, учёба и домашние хлопоты занимали почти все моё время. Но это мне и помогло после. Я ведь и убраться, и поесть приготовить и постирать, все могу.  Поэтому Маришку уговаривал уйти жить на квартиру, а она ни в какую.  Из пятикомнатной квартиры, ни в какой бомжатник не пойду, говорит. Переехал я к ним. Ну как переехал. Взял кулек, сложил трусы, майки там, брюки, ну всякие мелочи и  приехал к ним. Мать ее сразу и не поняла в чём дело. Думала, что я по учёбе зашёл. Мы бывало раньше, готовились вместе к экзаменам.
А мы в комнату прошли. Маришка вещи мои в шкафу разложила, ещё посмеялась - что так мало.  Ну, там посидели. В комп проиграли. И легли в кровать. Мы же уже муж и жена. То да се. Полюбили мы друг друга. Лежим, разговариваем. Балуемся. Так доигрались, что опять начали любиться и тут входит ее мама. Что тут началось! Крик, шум, папа прибежал. Мамаша ее верещит. Ничего слушать не хочет. Я пытаюсь хоть слово сказать, папа рот как рыба, молча, раскрывает. А может и говорит что, да за маминым криком его не слышно. Хорошо я с Маришки к стенке скатился, а не то уже стукнула бы или в волосы вцепилась.
Тут произошло то, что я до сих пор понять не могу, а спросить боюсь. Ну, в общем, Маришка вылезла из-под одеяла. Слезла с кровати и стоит, смотрит на орущую мать.  А я лежу. Смотрю на все это. Мать орет. Папаша рот открывает. А моя Маришка перед ними голышом стоит.  Попа и ноги у неё немного в крови.  Испугался я, откинул одеяло. На постели тоже кровь. Я ж говорю, что у нас это первый раз было.
Мать как пятно увидела, ей сразу поплохело. Папаша подхватил ее и повёл в другую комнату. Запахло лекарствами. Маришка прыгнула ко мне в постель. Но мне уже ничего не хотелось. Даже казалось, что волосы на голове шевелятся. Я то своей маме рассказал, что и как, а  Маришка дотянула уже до этого.
Ну, помылись мы, в душе, рядом со спальней. Здесь даже туалет есть. И пошли в комнату родителей. Мне так и не дали слова сказать. Маришку тоже плохо слушали, но когда показали им паспорта, то родители выгнали нас из своей комнаты.  Мы перекусили быстренько на кухне, и ушли в город гулять. Вернулись к утру.  Маман ждала. Ни слова не сказала.  Глянула на нас и ушла спать.  Наутро состоялся семейный совет.
- Молодой человек. Судя по словам нашей дочери, вас зовут Алексей. Так же проверив ваши документы, мы поняли, что вы наглым образом вторглись в нашу семью. И теперь намереваетесь уверить нас, что являетесь супругом Марии Степановны. В чем мы сильно сомневаемся, несмотря на штамп в паспорте. Проведя элементарное расследование, мы выяснили, что ваша мать, мать одиночка, работает просто прачкой. А отца у вас и в помине не было. Хочу поставить вас в известность, что вы вторглись в приличную семью.  Я заслуженная артистка Союза, балерина известного Ленинградского театра. Степан Сергеевич бизнесмен, депутат городской думы (она так и выразилась).  Видный человек в городе. Вы себе не представляете, как может отразиться на его карьере и бизнесе ваша выходка.  Я ещё и раньше заметила, что вы отвлекаете нашу дочь от учёбы. Вы отстающий ученик и из-за вас наша дочь снизила успехи в школе. Теперь же вы ей запудрили мозги и насильно женили на себе. Не мамкай Марина! Так оно и есть на самом деле. Обсудив это вчера вечером, когда вы развлекались, заметьте на наши деньги, мы провели семейный совет.
- Мы были на дискотеке и ВАШИ деньги не тратили.
- Он ещё и хамит!  Нахал. Я так больше не могу. Степа, может ты, хоть что-нибудь скажешь?  Он хамит, смотрит вызывающе, а ты молчишь. Не копейки в жизни не заработал, ничего не может и не умеет, а туда же, хамить.
- Алексей. Мы так поняли, что вы расписались по любви.
- Господи! Какая любовь, Степа? У него ещё молоко на губах не обсохло. Да!  Кстати, а как это вас расписали? На каком основании? Надо подать в суд. Пусть там разберутся.
- Не надо в суд мамочка. Это я купила справку, что беременна, вот нас и расписали.
- Ты? Не может быть!  Не верю. Это все он сбивает тебя с толку.
- Ну, может, я продолжу? Сама твердишь, что я ничего не говорю, но при этом не даёшь мне и слова сказать.
- Говори уже. Сам молчит, а мне претензии.
- Так вот. Мы хотели бы услышать о ваших, далеко идущих планах. Что вы хотите, о чем мечтаете?
- Степан Сергеевич. Я не влезал в вашу семью.  Мы любим с Маришкой, друг друга. Но то, что в загсе она показывала липовую, справку я не знал. Это чисто ее инициатива.
- Врёт. Все врёт. Не слушай его, Степа.
- Не вру я. Мы с Маришкой решили поступить в Севастопольский приборостроительный институт. Она и предложила. Давай распишемся, тогда легче будет вместе готовиться, и мама меня не будет выгонять.
- Вот. Вот видишь, он ещё и меня крайней сделать хочет.
- Подожди дорогая. Пусть выскажется.
- Я тоже не думал, что нас распишут. Ну, пошутили и ладно. Пойдём заявление писать, нас и отправят. А Маришка сказала, что договориться сама. У вас там все схвачено. Она пошла. Я стоял на улице. Выходит, и зовёт войти. Я зашёл и нас расписали. Полчаса подождали и нам выдали все документы.
- Ну, папочка, ты же сам по телефону говорил с заведующей и обещал ей выделить сумму на ремонт.
- Да, я обещал, и документы подписал уже. Но я, же думал, что это благотворительная акция. И выписал на реставрацию дома бракосочетания, сто тысяч рублей.
- Ну вот, папуля. За такие деньги нас за пять минут и расписали.
- Так ты же мне не сказала ничего про роспись.
- Я не успела.
- Степа! Так это ты устроил роспись, да ещё и оплатил ее.
- Так я же не знал. Это все твоя хватка. У нашей дочери твои замашки.
- Опять я виновата. Этот молокосос меня дурной делает, и ты туда же.
- Я ничего не делаю. Мы любим, друг друга и хотим жить вместе. Мы уйдем жить на квартиру и не будем вам обузой.
- Ты слышишь. Он нашу дочь хочет в клоповник перевести жить. Этого ещё не хватало. А на какие шиши вы будете жить?  Что есть и пить?  Сначала найдите себе работу, вот тогда и рот открывайте.
Ну, вот в таком духе мы разговаривали до вечера. Потом мы опять на дискотеку сбежали. Я вышел вроде как в туалет. Маришка за мной. Бегом в прихожку и на улицу. Да ну их, с ихними нудными рассуждениями.
Прятались и бегали мы от их разговоров ещё пару дней. Потом я пошёл искать себе работу. Ну а кому я, вчерашний школьник нужен. Подработал на стройке немного. Меня кинули - не заплатили. На складах разных пробовал. То мало платят, а то так загрузят работой, что вечером домой, нет сил, идти. Я не хлюпик или плакса, вы же видите, я работаю. Но так плохо было. Потом как - то осмелел и подошёл к Степану Сергеевичу. Он хороший мужик, хоть жена у него и стерва. Он меня сюда и устроил. Ну, пока, временно. Вроде что б я денег заработал и его жене показал, что не дармоед. А я, с этими тяжелыми работами чуть не надорвался. Когда совсем тяжело было работать или дома скандал, я начал выпивать. Понемногу, по чуть - чуть. А от этого ещё хуже всем. И мне самому в частности.
Но как не выпивать. Как не скандалить. Воскресенье. Ну, это когда я ещё там работал. Лежим в постели.  Благодать. Включили телевизор по громче и решили полюбиться. Только начали, в комнату заходит ее мамаша. Берет стул. Я думаю, зараза, сядет у нас телевизор смотреть. Вроде, как старая, не видит, что я на ее дочке лежу. И что вы думаете. Она ставит стул напротив нашей кровати, и садиться на нас смотреть. Вы такое видели. От стыда у меня не то, что желание пропало, мой дружок спрятался как на морозе, поглубже. Ничего уже не хочется. А Маринка, давай, да давай.  И что я ей дам. Нечем. То ли со страху, то ли со стыда. Но нечем. Слез я с неё, укрылся с головой, отвернулся к стенке и замер. Жду, когда эта, уйдёт. Час лежу. Маринка встала и пошла в душ. Ей хорошо, они бабы. Я уже видел, что моя жена не стесняется своих родителей, а мне каково? Ещё с полчаса лежал. Вот честно, не буду же я голышом перед тещей щеголять. Так она стала часто к нам заходить и смотреть. От этого я стал напиваться после каждого ее посещения.  Потом перешёл вот к вам работать. Днём уже некогда с Маришкой любиться. Так эта зараза вечером заходит. Включит люстру, и садиться на нас смотреть. Я уже пробовал отворачиваться, чтоб не видеть. Так эта тварь начала советы давать. Она слово скажет, мой дружок сразу в домик прыг и все. Теперь она кроме как импотентом дома и не зовёт. Даже при муже.
Как - то я решил поговорить с Мариной. Говорю, ты, что не видишь, что у нас семья из - за твоей мамы распадается. Поговори с ней, чтобы она не заходила к нам, когда мы любимся или хоть бы, стучала.
- Леша! Как ты можешь? Это же мама. И это ее дом. Она может здесь ходить, где хочет и делать что захочет. 
- Но ты же видишь, что у меня ничего не получается с тобой, когда она заходит. Мы уже пробовали и утром и вечером. Результата ноль.
- Тут два варианта. Или ты меня разлюбил, или надо тебе показаться врачу. Он подскажет.
Я ушёл в тот вечер из дома. Напился и прицепился к группе парней. Вот тогда вы меня и нашли всего в крови. В следующий раз я напился, когда дома взял и на нашей двери прикрутил щеколду. Моя не видела. Легли. Любимся. Тут как тёща стала ломиться. Выломала щеколду, да и саму дверь. Как начала орать, что в своём доме вольна ходить, где хочет. А моя ее ещё и поддерживает. Меня ругает. Тогда я заночевал здесь. С Петровичем. Утром тесть, он мужик то хороший, не знаю, как он бизнесменом стал, добрый сильно, звонит. Встретились. Поговорили. Вернулся я домой. Вот вроде пока тихо было, а вчера опять. Нет. Так жить нельзя. Ну не вешаться же мне. Я Маришку люблю.  А она от мамы ни на шаг. У меня уже и деньги есть на квартиру уйти, не могу уговорить.  Да и тесть обещал помочь, если что. Но, ни как.  Вот вчера поругались на этой почве, почти до развода. Как теперь жить? Просто не знаю.
- Э пацан. Одно тебе скажу. Бросай пить. Иди, учись. Здесь можешь приходить подрабатывать. Мы тебя всегда примем. Ты работящий. И всеми правдами и не правдами вырви, если любишь, свою жену из лап мамаши. Иначе она вас разведёт. Попробуй снять квартиру. Обустрой. Обеспечь. Если твоя суженая не увидит большой разницы в жильё, то наверняка останется с тобой. У вас двоих ещё детство на уме, а вы жениться. Теперь все. Быстро все на работу.
- Не-е-е-т!
Громко разнеслось по комнате.
- Нет родная! Нет! Я сам. Алло. Алло. Нет.
Это кричал и плакал Петрович. Он трусил свой старинный мобильник и плакал. Сел на пол.  Все кинулись к нему. Стали расспрашивать, а он выл и мычал.  Хорошо нашлось у Лехи немного вчерашней водки. Влияли в рот старику. Его сразу немного попустило, и он сквозь слёзы пояснил.
- Понимаете. Жену домой отпустили. Выписали из больницы. Медсестра звонила, сказала, что жена меня на улице, возле подъезда ждёт. А у какого подъезда. Какая выписка. Какая квартира. Жена уже тогда была при смерти. А я и квартиру и все из квартиры продал. Ее выкинули умирать, на улицу, мне ее и отвести то некуда.
Все стояли в оцепенении вокруг плачущего старика. И только Леха сообразил, что делать. Позвонил тестю. Тот предоставил машину. И Петровича с женой отвезли на квартиру его матери. Где и прошли последние семейные дни Петровича. Оттуда и хоронили.
Вот так наш пятый и стал Алексеем. Теперь учится в институте. В нашем овощном супермаркете подрабатывает на выходных и не пьёт.
  Чего и вам желает.  Удачи.

0

2

Россия во мгле... Страна ушла дальше, а Вы так и остались во мгле. И почему называется "супермаркет", если речь идёт об обычном рынке?
P.S. Читать Ваши произведения прекращаю, я - интроверт, и обычно не выворачиваю своё гнилое нутро на людей.

0

3

2012 год Украина. Город Симферополь. А чем отличается супермаркет от рынка? Крышей? У нас и рынок накрыли

0

4

#p120358,Андрей написал(а):

А чем отличается супермаркет от рынка?

маркет это у них, рынок - у нас :)

0

5

#p120358,Андрей написал(а):

А чем отличается супермаркет от рынка? Крышей? У нас и рынок накрыли

Штатным расписанием. В супермаркете грузчики входят в штат, и соответственно, появление на работе в пьяном виде карается. У частников, кстати, наказание только одно, увольнение по статье. Описываемая Вами вольница шабашников в Белорусии была только в середине девяностых, потом её прижали. Теперь и на рынках, бригада грузчиков входит в штатное расписание, со всеми правами и обязанностями.

0

6

У нас на заводе и сейчас алкашей увольняют только в самом крайнем случае. Работать не кому. Да так работа тяжела. Ни кто не идёт. 25000 не зарплата. Легче на стройке или у частника. вот вся пьянь на гос предприятии и окопались. ещё и попробуй уволить. И ни какое расписание не указ. Уволишь - работа не сделана. Опоздания. Штрафы заводу.

0

7

#p120379,Андрей написал(а):

0 не зарплата

Всё относительно. 800 белорусских рублей для моего города, это хорошая зарплата. А пьянь у нас вылетает со свистом прямиком в бомжи, по статье.

0

8

а кто работает? ну если всю пьянь выгнать. Для меня это не сбыточная мечта - на заводе нет пьяных. И ещё как его по статье выгнать? Руководство акты не разрешает писать. Только на словах можешь указать на пьяного. Работать ни кто не идёт

0

9

#p120393,Андрей написал(а):

а кто работает? ну если всю пьянь выгнать. Для меня это не сбыточная мечта - на заводе нет пьяных.

У нас на предприятии нет пьяных.
Директор распорядился за распитие напитков спиртных - увольнять и стали увольнять, не взирая на лица.
Последнего за пьянку года 4 назад уволили.

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Истории из жизни » Овощной супермаркет