Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Блуждающий меж звезд (16+)


Блуждающий меж звезд (16+)

Сообщений 1 страница 30 из 51

1

Вот и настало время, когда я решила выложить свою космооперу на просторы Дома Старого Шляпа. Кое-кто говорил, что если это не публикуется, то этого в природе нет.
-Видишь суслика?
-Нет.
-А он есть!(с)

Не так давно я разбирала свои записи с n-ых времен. Нашла там одну фантастическую историю, которая была написана в промежутке между 2000 и 2005 г. Почему я ее забросила, сказать трудно. Возможно потому, что она мне надоела, поскольку история довольно длинная и заковыристая. Сидя над старыми полурваными  листами, я вдруг поняла, что время пришло. Прочитав ее заново, я убедилась, что написанная тогда она не потеряла своей актуальности и сегодня. Существует только одно "но". Вся штука в том, что написано оно было в стиле "пейчворк", то есть писалось фрагментами на разных тетрадных и не тетрадных листках, затем добавлялись связки, что-то терялось, что-то писалось заново. Когда-то вещь называлась "Перекати-поле со Святой Земли", но с нарастанием масштабности название претерпело изменение. Постараюсь привести книжку в первоначальном варианте насколько это возможно, минимально отредактировав, соединив куски повествования, вспомнив и дописав то, что потерялось навсегда. Поскольку работа предстоит долгая, то временные промежутки между публикуемыми частями будут не очень короткими. Произведение еще не окончено.  Трудно сказать как и что будет, но могу сказать лишь одно, что оно будет. Лет ит би! А остальное не важно, потому что находятся все новые и новые черновики, додумываются, связываются, пишется новая информация.
Конечно, у вас возникнут некоторые вопросы относительно написанного. Предвижу это и готова пояснить. Когда-то очень давно, в детстве я была удивлена сагой Джоржа Лукаса "Звездные войны", затем вторая по масштабности космическая эпопея Стражиньски "Вавилон 5" потрясла меня не меньше. Между этими двумя фильмами особым образом укрепился в голове Властелин Колец Толкиена и Карлос Кастанеда. И тогда мне стало обидно. Почему идею Толкиена любители фантастики и фентези используют во всю, а на Звездные Войны и Вавилон 5 нет такого пристального внимания? А что если взять идею оттуда и построить свой оригинальный мир? В конце концов на Лукаса тоже повлиял все тот же Толкиен, а, насколько я знаю, лазерные мечи появились в фантастике гораздо раньше, чем боевое оружие джедаев. Так появились уннехты. Я долго подбирала и комбинировала слова в названии этого общества, пока на ум не пришло соеденить два слова: английское "унивёрсал" или руское "универсальный" и немецкое "кнехт"-рыцарь, воин. Но уннехты это не джедаи, потому что, казалось бы, идея та же, но различия довольно значимые. Темные уннехты "харго" не носят красных мечей, подобно ситхам, а у наставника может быть сколько угодно боддхи (не падаванов, заметьте), если он темный и до двух, если он светлый. Да и Сила уже не делится на темную и светлую стороны. Она просто Сила, все зависит кто и с какой целью ее использует.
И еще. Не обижайте моего героя, пожалуйста. Он до невероятности не идеален и парадоксален, сочетает в себе не сочетаемое и в то же время вполне гармоничен.)
Итак, встречайте!

НАСЛЕДНИК ИНВЭ АЛЛЕНА. БЛУЖДАЮЩИЙ МЕЖ ЗВЕЗД КН. 1

http://sh.uploads.ru/C3H7s.jpg

1. МАРК-НИКОЛАС БЛУМ

Корабль плавно опустился. Пилот даже не почувствовал приземления. Главное иметь достойное транспортное средство и уметь достойно его пилотировать.
Пассажирскими небольшими кораблями, такими, как "Яркая Звезда" некогда была укомплектована огромная станция "Клинок Уннехта", принадлежавшая Базе Клана Светлых, расположенной на Герэне. Однако в результате ловкой работы рук, направляемых умной головой, один из этих кораблей, а именно "Яркая Звезда" стал собственностью человека, находившегося сейчас у пульта управления.
"Клинок Уннехта"... Как давно это было! База Герены-огромный, больший в несколько миллионов раз любой Вавилонской Башни, оплот Светлого Клана или, как называли Клан в Галактическом Федеральном Сообществе Ордена Светлых Уннехтов.
Марк-Николас Блум сошел не торопясь по трапу, затем приложил ладонь к одному ему видимой панели корабля и закрыл его. Он закинул рукзак за спину, что бы не оттягивать руку и без того уже занятую ручкой чехла с неким невиданным в этих краях инструментом. Затем потянулся, улыбнувшись посмотрел вверх. Спешить ему было некогда. Медленно он побрел с летной площади к таможенному пункту. Прежде чем перешагнуть порог и отправиться на досмотр, он взглянул на свое отражение в темных стеклянных панелях. Из них на Блума насмешливо и пытливо смотрел молодой человек, слегка не бритый, с копной густых темных вьющихся волос, по-мужски красивый, одетый в поношенную черную замшевую куртку со стоячим воротником, в темно-синюю рубаху навыпуск под ней и такие же поношенные черные в меру узкиие брюки, заправленные в видавшие виды подкованные сапоги.
Хоть выглядел он молодо, но никто бы не догадался, что этому симпатяге уже давно перевалило за 35.
Когда-то он был частью, системным винтиком Герэнского Ордена Светлых, но не желая воевать он сбежал, найдя себе другое призвание в жизни. Бывший боддхи одного из именитых Мастеров Меча и Силы, он сам стал Мастером в 20 лет. Однако не желая ничего знать о войне он оставил Герэну, бывшую ему домом много лет и отправился странствовать. Его не интерсовало сочтут ли его отступником или трусом, но одно он знал точно: он не трус и не дезертир и там его нет и не будет.
Давным-давно он посещал Центалгон. Это была первая планета, куда он попал в качестве музыканта после своего бегства. Это посещение закончилось двояко: успехом творческим и провалом личным. Блум не любил об этом вспоминать.
Пройдя досмотр и оплатив взносы он отравился искать место выступление.
Марк-николас был голоден и без гроша в кармане. Развлекательные места. типа бар-клубов в припортовой зоне были сейчас кстати. Блум зашел в один из них, направившись прямо в кабинет босса.
Толстый и полысевший центалион долго сопел и молчал, обдумывая предложение Марка-Николаса. Затем он произнес.
-Хорошо, Блум, Вы будете выступать вечером после танцовщиц. Но на хорошую плату не надейтесь.
-О, меня устроит и 3 галакса по курсу.
-Если Вы будете успешным, то я приплачу вам еще 7 галаксов.
-Простите, а как насчет еды? Могу я расчитывать на ужин?
-Для артистов еда у нас бесплатна. Вам дадут поесть на кухне.
-Могу я остаться тут на ночь после закрытия? Хотя бы на стульях в зале.  К сожалению я стеснен в средствах, а гостиницы у вас тут, увы, не дешевы.
Центалион фыркнул:
-Это исключено. Ищите себе другое место ночлега. И будте благодарны за мое решение. Я Вам все сказал. А теперь можете идти репетировать под сцену.
Поняв что разговор закончен, Марк-Николас Блум удалился. Он был благодарен хотя бы за то, что его не выгнали. Впрочем он давно уже привык к такой жизни. Он решил, что проведет здесь несколько музыкальных вечеров. Однако мечтам его не суждено было сбыться.
Отработав вечером свое выступление и раззадорив публику музыкой он все же получил свои 10 галаксов, сытно поужинал и отправился бродить по улицам в поисках ночлега. Ночь подходила к середине, но он так ничего и не нашел. Сады и парки, в которых стояли скамейки, сторожа закрывали на ночь. Побродив по городу Марк-Николас сел на ступени какого-то величественного здания. Наверно он слишком устал и много выпил за ужином. Его начало клонить в сон. Ночь была теплая, как и нагретые за весь предыдущий день ступени. Блум положил голову на собственный рюкзак, думая о завтрашнем дне, и не заметил, как погрузился в сон.
  Очнулся он лишь когда кто-то под руки поднял его со ступеней. В лицо ему светили фонарем. За ярким светом он не видел тех, кто нарушил его покой. Затем он с ужасом обнаружил, что двое местных полицейских-виарп тащат его под руки к машине. Он пробовал сопротивляться, но вырваться не вышло. Он получил только пару добрых пинков. Видимо еще пара виарпов были  за его спиной. Он слышал их голоса.
-Пустите же! Что я сделал?! Я не пьяный! -Возмутился Блум.
В ответ он получил еще пару пинков. Один из виарп, видимо командир, прикрикнул на него:
-А ну, шагай!
Блум понял, что о концертах придется забыть. Он не понимал, за что его везут в участок. Он ехал в арестантском боксе в позорной компании местного алкаша, с парой дебоширов и одним мелким жуликом. У Марка-Николаса складывалось впечатление, что его перепутали с каким-нибудь горьким пьяницей. Ему было интересно, что будет дальше, и эта неизвестность не только интересовала, но и пугала его: Центалион славился своими жесткими мерами.
Туда, куда его привезли, он бы не назвал участком. Скорее это была полноценная тюряга. Здание в 5 этажей, имевшее кабинеты начальников, камеры для арестантов и внутренний квадратный дворик, куда выходили окна некоторых камер. Марка-Николаса выгрузили из перевозного бокса, скрутили ему руки за спину и ткнули под лопатки кулаком.
-Пшел!
Через несколько минут его уже привели в кабинет Токка, так назывался центалионский начальник городского округа.
  -Вы не имеете права меня арестовывать! Я только прибыл и ничего не сделал плохого! - Запротестовал Блум, когда в допросной камере его усадили на жесткий металлический табурет напротив Токка. - Господин Токк, это же не справедливо?
-Да? А валяться на Свещенных Ступенях, значит, справедливо? - Спросил Токк. - Поясню для особо тупых. Вы своим действием осквернили главный местный храм.
-Позвольте, но я не знал этого. -Удрученно признался Марк-Николас.
Токк приказал молодому конвойному обыскать вещи Блума. Однако ничего подозрительного они так и не нашли. Назначение многих вещей им были не понятны, но Марк-Николас вполне любезно и дружелюбно объяснял им.
-Откуда Вы прилетели?
-С Баракады. Я там выступал.
-Артист?
-Да.
-Вот как? - Токк недоверчиво окинул взглядом Блума. - А почему же Вы спали на ступенях? Почему не пошли в гостиницу?
-Я стеснен в средствах. Сегодня я заработал 10 галаксов, но очевидно, ваши сотрудники их изъяли. Однако этого мало, что бы снять номер. Что же мне оставалось делать? Только спать на ступенях, как последнему бродяге и пьянице.
Молодой полицейский продолжал выкладывать вещи из рюкзака Блума на стол своего начальника. Пошарив на дне он выложил на стол рукоять лучевого меча.
-Так. Значет Вы еще и уннехт? -Грозно спросил Токк.
Блум кивнул головой.
-Да, господин.
-А разрешение? Вы имеете статус Мастера?
-Все мои документы у Вас. - Напомнил ему Марк-Николас.
-Ах, да. Уннехт, а храм оскверняете.
-Я ничего не осквернял. Я даже не знал, что это храм. Я даже не знал, что человек нашедший при храме покой оказывается его оскверняет. И...
-Молчать! - Строго приказал ему Токк. -Ну, знали Вы или нет - это вовсе не освобождает вас от ответственности. Я не хочу дипломатического скандала с Герэной, а по сему поседите в камере 10 дней, а затем я вас выпущу с вещами. Тогда катитесь в любое направление Вселенной, но только больше ничего не оскверняйте. Кстати, что у Вас в карманах?
Блум улыбнулся и вынул из кармана руку с металлическим предметом, поблескивавшим на свету тусклой световой панели.
-Гармоника. Это музыкальный инструмент. Им я зарабатываю себе на жизнь.
Токк с любопытством и страхом взглянул на его ладонь.
-Так кто же вы все-таки?
- Ну, да. Конечно уннехты хранят мир во Вселенной, но им надо что-то есть и пить, а еще им надо где-то спать. Я странствую и тем самым пытаюсь исправить положение там, где оно неблагополучно, но аккумуляторов у меня не имеется.
-Понятно. - Буркнул начальник. - Однако 10 дневный ночлег я могу Вам гарантировать с бесплатным питанием. И вот Вам мой совет: как только отбудете отсюда, убирайтесь вон. Тут и без Ва все благополучно.
-Вы очень добры ко мне. - Улыбнулся Блум.
Далее Токк вызвал двух конвойных и приказал им отвести Марка-Николаса в камеру.
Как только лазерная решетка  с мягким гудением опустилась, Блум облегченно вздохнул. Теперь ничто не помешает ему выспаться. Правда, отдыхать придется долго, да и сокамерником, если тут таковой имеется, придется налаживать отношения, но...
Ему показалось, что камера пуста. Ночь была на исходе.
Скоро рассвет. Надо поспать хотя бы пару часов. Теперь вовсе некуда торопиться. Отдых обещает быть долгим.
Он прошел к откидным жестким деревянным нарам и присел на них.
-Ой! - Вскрикнул чей-то детский голос. Блум аж подскочил.
-Ты кто?
-А ты кто?
Судя по всему с соседом Блуму повезло. Это был маленький мальчик, шести или семи лет. Он испуганно таращился на Марка-Николаса, прижимаясь к стене.
-Не бойся. Я арестант по случайности. - Миролюбиво и тихо произнес Блум. - Тебя как зовут?
-Икэ-Ар Укэ.
Имя Укэ Хорошо было известно Блуму. Воспоминания связанные с этим именем являлись для него не самыми приятными.
-Ты сын Укэ он-Вэ и Лорьанаэ Укэ? - Спросил Блум.
-Да. А тебя как зовут? - Мальчишка осмелел.
-А меня не зовут, я сам прихожу. - Усмехнулся музыкант. -Я Марк-Николас Блум, ходячее недоразумение во всей Вселенной.
Он посмеивался. Мальчик совсем осмелел. Сел на краю и подвинулся ближе.
-Откуда ты знаешь моих родителей? - Поинтересовался он.
-Когда-то очень давно я был с ними знаком. А ты за что сюда попал? Украл что-нибудь?
-Не знаю. - Признался малыш. - На нас напали. Отца убили, когда он пытался посадить нас с мамой на корабль и отправить с Центалгона, а меня схватили у трапа. Привезли сюда и посадили. Они сказали, что я заложник. Где мама я не знаю. Вот бы сбежать и найти ее.
-Ну, если заложник, то она жива. Вероятно ей удалось бежать. Видимо у нее есть что-то такое, что отдадут только в обмен на твою жизнь. - Объяснил ему мужчина.
Икэ-Ар грустно вздохнул. Блум пересел на противополжные нары.
-Давай отдохнем. - Предложил он. На свежую голову думается легче.
Он положил свою свернутую куртку под голову. Через 10 минут он уже спал.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2019-10-25 22:52:59)

+2

2

2. ТЕОРИЯ ПОБЕГА

Все начиналось очень невинно. Покинув "Клинок уннехта" Блум оказался на первой попавшейся планете. Центалгон понравился ему. Тут все было необычно: красивая природа, удивительная архитектура да и местные жители приветливые и улыбчивые. Он еще нигде не бывал один. Пока он стоял в раздумьях куда ему пойти, его кто-то окликнул. Он обернулся. За спиной стояла молоденькая красивая девушка. Они разговорились. Оказалось, что он прилетел сюда кстати: отец Лорьанаэ, так ее звали, большой человек, аристократ устраивает фестиваль молодых талантов. Она пригласила его участвовать, узнав, что он музыкант и поэт. Когда они расстались, Блум почувствовал, что влюбился. Он поспешил скорее записаться и вскоре был взят в число конкурсантов.
Его поселили в огромном доме, похожем на общежитие. В комнате с ним оказался один парень-центалион, сын должностного уннехта. Это был гордый и самонадеянный молодой человек. Амбиций у него было не меньше, чем у молодого Блума, и что хуже всего, он оказался претендентом на руку и сердце Лорьи. Блум знал его по Герэне. они бывало встречались там. Однако Блум посмеивался над надутым папенькиным сынком, не принимая в рассчет, что, возможно, его соперник может быть сильнее.
Марк-Николас и Лорья стали тайно встречаться. Для Блума это было каким-то невероятным счастьем. Они любили друг друга. Но все надежды рухнули, так как Укэ Он-Ве, тот самый, что был соседом по комнате, узнал об этом. Скандал случился после выступления Марка-Николаса, принесшего ему неожиданную громкую славу и успех.
Укэ вызвал молодого Блума на дуэль. Они встретились в городском парке подальше от лишних глаз и ушей. Неизвестно откуда Лорья узнала об их дуэли, она поспешила найти их. Марк-Николас подумал, будто Лорья явилась туда из-за него. Это предало ему сил, но странно-она молча и бесстрастно взирала на поединок, словно между ней и Марком-Николасом никогда ничего не было. Равнодушие любимой задело юношу. Он атаковал Укэ и сделал ошибку. Укэ отошел в сторону и, ударив сбоку, ранил соперника, а потом выбил из его рук меч и свалил его Силой на землю. На глазах у Блума его любимая не обращая никакого внимания на него ушла под руку с Укэ.
Вечером Марк-николас пробрался в сад под ее балконом. Он долго ждал, пока она выйдет, а после  спросил, что он сделал ей плохого?
Она ответила, что, что выходит замуж за Укэ, потому что он оказался сильнее, что такой слабак, как Марк-Николас ей ни к чему. Она попросила его забыть о ней.
-Но ты же не любишь его! - Воскликнул несчастный юноша.
-Я исполняю свой долг. - Сказала она строго. - Улетай отсюда. Здесь тебе ждать нечего.
В тот же вечер Блум собрал свои нехитрые пожитки и покинул Центалгон, как он думал, навсегда...

Просыпаясь Марк-Николас почувствовал, что его лицо мокрое от слез. Икэ-Ар Внимательно смотрел на него.
-Почему ты плачешь? - Спросил он.
-Мне приснился кошмар. - Ответил ему Блум.
-Чудовище?
-Да...
Он вытер свое лицо  и улыбнулся.
-Это всего лишь сон.
-Возьми. - Протянул ему мальчик металлическую миску с каким-то неаппетитным варевом. - Это завтрак. Еле упросил дежурного, что бы он оставил тебе поесть.
-Завтрак? - Переспросил мужчина, взяв миску из рук мальчишки. - Который же час?
-Скоро обед. И вообще, еда тут не вкусная. - Пожаловался мальчонка грустно.
-Конечно. - Кивнул Марк-Николас. - Это тебе не дворец.
Марк-Николас погрузился в еду, размышляя, как помочь сыну той, которую он когда-то так любил. Затем он подошел к зарешеченному с внешней стороны окну и открыв раму выглянул, насколько позволяла решетка. Здание Окружной Тюрьмы располагалось квадратом вокруг внутреннего двора.
-А это что еще такое?
-Внутренняя площадь. - Пояснил ему мальчик. - Там порят арестантов.
-Порят? А за что?
-За преступления.
-А тебя пороли?
-Нет.
-А что потом?
Икэ-Ар пожал плечами и развел руками:
-Не знаю.
В голове у Блума созрела идея. Однако эта теория побега была очень слабой.
-Послушай, малый, ты с мечом умеешь обращаться?
Икэ-Ар молча кивнул. Марк-Николас продолжил вполголоса:
-Я к сожалению не могу поубивать тут всех ради тебя одного, так как другие то же люди и жить хотят. Но есть у меня одна мысль. Сделаем так. Я попрошу, что бы меня выпороли и отпустили, скажу, что хочу понести наказание за ущерб, ну... или что-то вроде того. Если я буду на свободе, то я смогу тебе помочь и вытащить тебя отсюда, хоть я и не знаю как. Во всяком случае, если не вернусь до ночи, то меня точно выпустили.
-Что же ты сделаешь, Марк-Николас?
-Я проберусь сюда ночью и опущу тебе меч...
Однако он не договорил из-за бурной радости мальчика:
-У тебя есть меч?! Ты уннехт, как мой папа?!
-Тшш, ты что кричишь? - Строго погрозил ему Блум. - Слушай меня внимательно и молчи. Радоваться будем потом. Так вот. Я опущу тебе меч, ты срежешь решетку и вылезешь в окно, а дальше только за веревку крепче держись. Понял?
Икэ-Ар опять кивнул. Блум проворчал:
-Только меч не забудь взять с собой, иначе у нас будут большие неприятности.

Марк-Николас все же уговорил охранника отвести его к Токку и вскоре оказался вновь в кабинете начальника.
-Вас что-то не устраивает, Блум? - Строго поинтересовался Токк.
-Устраивает все, вот только... у меня к Вам, господин Токк, предложение. Я понимаю, что я виноват, но торчать тут 10 дней очень скучно. Поэтому не можете ли Вы отпустить меня, наказав более сурово? Например поркой?
Токк удивленно посмотрел на Блума.
-Вы разве куда-то спешите?
-Ну, если честно, то время моих гастролей заканчивается и у меня есть договоренность со студией звукозаписи. - Соврал Блум.
-Ах, так Вы занятой человек?
-Именно так, господин Токк.
Начальник прикинул все плюсы и минусы. Арестовывают кого-нибудь каждый день, а этот музыкантишка занимает место. И еще его требуется кормить, а на это выделять средства. С другой стороны, более высокое новое начальство требует сажать подозрительных личностей. Однако подчиняться этому новому высокому начальству как  не хочется, а приходиться. Иначе могут донести и тогда прощай должность. Впрочем, если уничтожить все протоколы оформления, то кто поверит какому-то там соглядатаю. Виарпы подчиняются лишь своему начальнику и верны ему, а потому врядли кому-то захочется терять свой заработок.
-Ладно. Так и быть. Я вас выпорю и отпущу со всеми вашими вещами. Но послушайте моего совета, Блум, убирайтесь отсюда куда хотите. Вы меня поняли?
-Да. Благодарю Вас.
-И еще. Не взыщите уж, но выпорю я вас сурово. Как вора.
-Согласен.
-Тогда ступайте в свою камеру. Через час вас заберут.
Этот час для Марка-Николаса показался вечностью. Затем пришли двое мускулистых виарп и увели его во внутренний двор. Перед этим Блум оставил оконную раму открытой, так как в случае побега маленький Икэ-Ар просто не дотянулся бы до задвижки, да и ему не хватило бы сил открыть плотно прилегающую раму.
Уходя Блум обнял мальчика и прошептал:
-Жди меня.
Его спустили во внутренний двор. Это был просто квадратный каменный мешок с одним выходом. Пока Блум снимал куртку и рубаху он старался повнимательней осмотреться. Окна все были одинаковые, но нужное он вычислил просто: Икэ-Ар сидел на карнизе и смотрел изнутри вниз. Блум улыбнулся и махнул мальчику рукой. Поглядел в небо, от чего его голубые глаза стали еще ярче, а потом лег на специальную каменную скамью. Его руки приковали к ней. Свистнул кожанный бич. Блум почувствовал сильный удар по спине. Он сконцентрировался, что бы смягчить болевой эффект.
  Пороли его долго. Блум смог насчитать около 50 ударов. Спина его была исполосована до крови. Ему было очень больно, но он терпел сжав зубы, потому что знал, за что страдает.
Наконец его отцепили от скамьи. Марк-Николас, стараясь не выдать своей боли и не пролить слез, поспешил сам встать. Он снова улыбнулся через силу, но голубые его глаза уже не улыбались. Он заметил, что поровший его палач и охрана смотрят на него со страхом и уважением. Он не проронил ни слова, когда его привели обратно в кабинет Токка, не издал ни звука, когда его спину обработали и перевязали. Он только взял вещи и осторожно поклонился.
Токк был удивлен таким геройством, долготерпению и кротостью своего арестанта.
-Да вы настоящий уннехт! - Произнес начальник. - Многие и 15 ударов не выдерживают.
-Что? Кричат, молят о пощаде?
-Ну, нет. Умирают. Да-да, и такое случается. А все же я рад, что Вы живы. А теперь берите-ка свои вещички и ступайте прочь отсюда.
-А я как рад. - Пробубнил под нос Блум. - Всего хорошего Вам, господин Токк.
Токк вызвал молодого виарпа.
-Итэ, проводи-ка гостя.
Блума вывели из здания Окружной Тюрьмы, ворота перед ним открылись, но он не успел сделать даже шаг, как его окликнули. К нему бежал второй виарп.
-Господин Блум! Подождите! Вот ваши 10 галаксов. Господин Токк просил отдать их Вам.
Блум забрал свои деньги, коротко поблагодарил виарпа, а потов шагнул за ворота, которые сразуже захлопнулись за ним.
Он переволновался, был голоден. К тому же его спину будто терзали львы. Однако он должен был подумать, как не будучи арестованным снова попасть за высокую каменную стену.
  Он обошел вокруг стены, но не нашел ничего интересного. Вверху торчал частокол из длинных тонких прутьев, через которые к тому же был пропущен ток.
Марк-Николас засмотрелся, и не заметил, как сошел  с мощеного тротуара. он обошел раскидистый кустарник, глядя вверх. И вдруг его нога за что-то зацепилась, и Блум чуть не упал. Внизу, из густой травы, виднелась решетка канализационного слива.
Он обрадовался. С помощью меча сломал замок, запирающий ее. Припрятав вещи в кустах, он быстро спустился вниз. Канализация была многоуровневая и из нее мерзко воняло. Однако другого пути не было. Он прошел вдоль тунеля под каменной стеной и  поднялся вверх по встроенной металлической лесенке аналогичного колодца.
  Ему повезло. Такая решетка была скрыта кустами и густой травой. Центалионы любили природу, а потому растения росли везде в единственном огромном городе на единственном огромном материке, не считая естественные природные ландшавты.
Доказательством тому были деревья, растущие рядом со зданием тюрьмы. Одно из них, корявое и перекрученное, с обрубленными нижними сучьями и торчащими выше крыши толстыми ветвями находилось у стены в десятке шагов от Блума. Плохо было то, что мимо туда-сюда ходили двое патрульных. Их надо было как-то нейтрализовать. А дальше залезть на дерево, с помощью доброй веревки спрыгнуть на крышу и вытащить мальца из камеры. Всего-то!
Тут в животе у Марка-Николаса громко забурчало. Ему пришлось покинуть "наблюдательный пункт", вернуться к своим вещам и отправиться искать себе обед.
Подороге он купил бабину крепкой веревки длиной метров 100, а так же банку регенеранта. перевязочные принадлежности и анаболики, часть которых вколол себе сразу. Через некоторое время ему стало легче, боль отстступила.
  До ночи надо было где-то переждать, поэтому Блум снова отправился в тот клуб-бар, где играл накануне. Хозяин сначала не хотел принимать его, но потом смягчился и позволил ему выступать, однако плату ему урезал.
Блум снова ушел под сцену, где репетиционное пространство было разделено раздвижными стенами. Служащий клуб-бара показал ему маленькую гримерную с зеркалом и оставил его одного, пожелав удачи.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2019-10-25 22:53:30)

+1

3

3. ВЕСЕЛАЯ НОЧЬ

Все детство Марка-Николаса Блума прошло на Герэне среди тысячи таких же как и он детей и всевозможных строгих Наставников. Он был один из многих, может потому чувствовал внутренний дискомфорт и одиночество. Постоянное обучение, правила, устав и рутина. Как и тысячи других детей он не знал, кто его родители. Боддхи не полагалось это знать. Ну, разве что от кого-то слышал, что он родом откуда-то с далекой Земли. Ему повезло. Как одного из талантливых его определили в боддхи первого состава и отдали на воспитание Мастеру Инвэ-Аллену.
Он вполне мог оказаться среди боддхи второго состава и потом стать обслуживающим персоналом на Базе, ее кораблях или вовсе в качестве пушечного в каком-нибудь сражении. Опека Инвэ-Аллена оказалось нежданным подарком судьбы для маленького Марка-Николаса. Еще бы! Мастер Инвэ был одним из самых знаменитых Мастеров-уннехтов. Позже к ним присоединился темнокожий Барнум, которого Инвэ, получив согласие Совета Круглого Стола, сделал своим вторым боддхи. Мальчишки подружились и стали как братья. Ничто не могло их рассорить. Таких озорников нужно было еще поискать. Если Мастер Инвэ наказывал за какие-нибудь дерзкие шалости, то обязательно двоих.
Он никогда не посвящал боддхи в свои дела, как делали это другие Мастера меча и Силы. Очень часто он брал их с собой на какие-нибудь переговоры, так как был не только отличным воином, но превосходным дипломатом. Он заметил, что Барнум истинный воин по сути, тогда как Блум был склонен больше к дипломатии и мог уговорить почти любого и склонить к миру, хоть и владел мечом и Силой безупречно. Однако Инвэ старался их не брать туда, где шли боевые действия и переговоры не помогали. Это было удивительно, потому что боддхи других Мастеров постоянно находились в «ситуации боевого похода». Марк-Николас и Барнум гордились тем, что они боддхи такого известного человека.
Однако для Блума эта эйфория испарилась с неожиданным эффектом. Герэна и генералитет Альтраны возложили на Инвэ военную миссию на далекой Каламбритии, где вооруженные до зубов самым передовым оружием фанатики одного кровавого культа стали уничтожать мирное население. Инвэ предстояло остановить этот кошмар. Боддхи были с ним. Блуму было тогда лет 12. Однако Инвэ не разрешил им участвовать в боевых действиях. Он оставил их в штабе и поручил наблюдение. Мальчишки не могли ослушаться,и весь день просидели, наблюдая поле боя и атаки союзных войск. К вечеру Инвэ и оставшиеся бойцы вернулись. Они победили. Блум вышел из укрепления подышать воздухом. Вокруг лежали убитые, стонали искалеченные и умирающие, всюду была кровь. Все это неожиданно поразило его до глубины души. Именно тогда он вдруг понял, что все это не для него. Блум испытал такое сильное отвращение, что его сильно стошнило. Он почувствовал себя больным. Долго потом это поле боя снилось ему в кошмарах. В ту же ночь он написал первую свою песню «Утонувшие в войне» и подобрал ее с помощью губной гармоники, подаренной ему на 10-летие Инвэ-Алленом.
Блума начало тяготить его положение. Если Наставник брал боддхи на прогулку в какой-нибудь мирный город, то Блум, увидев на улице ребенка с родителями, сильно завидовал ему и считал, что тот более счастлив. У боддхи нет родителей, у них только Наставники. А Блуму хотелось самой обыкновенной жизни всамой обычной семье, где есть папа и мама. А вместо этого ему приходилось подчиняться уставу и приказам Герэны, требованиям Наставника. Он мог бы поговорить об этом с Наставником, которого любил и уважал, но он не был уверен, что Инвэ-Аллен поймет его. Что ждало Блума в будущем? Он знал, что, рано или поздно, станет Мастером меча и Силы. Его будут отсылать туда, куда бы он не желал попасть. Он понимал, что его ожидает та же судьба, что и Мастера Инвэ. И тогда он решил, что станет свободным и у него будет все, чего он был лишен. Боддхи приносили клятву безбрачия при посвящении в Мастера. Однако были и те, к кому это не относилось. Таким был Укэ Он-Вэ. Это были сыновья и дочери Должностных уннехтов, которым по закону было положено создавать семьи продолжать свой род. Хотя воспитывались он так же на Герэне, но в основной своей массе были боддхи своих отцов и матерей. Блум почему-то презирал таковых. Он не завидовал им, он просто хотел жить в обычной семье.
У Мастера Инвэ был старый друг – Мастер Олаф Гджински с Земли, хороший добрый человек, который погиб незадолго до побега Блума. Он указал Инвэ на музыкальный и литературный талант юного Блума. Потом, с согласия Инвэ-Аллена, привез с Земли и подарил на 15-летие Марку-Николасу легкий хомут-подставку для губной гармоники и диковинный музыкальный инструмент, называющийся «гитара». Поговаривали, что Мастер Олаф был тайно женат и имел двух детей, но Блум никогда не верил в подобные сплетни. За год Марк-Николас самостоятельно разобрался, что к чему и освоил гитару на столько хорошо, что играл почти профессионально. Тогда-то он и начал сочинять песни. Часто его можно было видеть сидящим в оранжерее «Клинка уннехта» с гитарой.
В 18 лет он стал молодым Мастером меча и Силы. Однажды Барнум без разрешения Инвэ-Аллена ввязался в космический бой и чуть не погиб. Блум поспешил ему на помощь. Блум обладал еще одним талантом. Он был хорошим пилотом и летал, как сумасшедший. Никто не мог в этом сравниться с ним. Он не только помог и защитил Барнума, но и разбил эскадрилью харго в одиночку. Глава Совета Круглого стола Герэны Тейн, узнав о том, распорядился привести Блума к присяге и посвятить в Мастера-уннехты.
Война для Блума закончилась в 20 лет. Пытаясь урегулировать военный конфликт, в котором погиб Олаф Гджински, Блум попал в самое сердцекровавой и, по его мнению, бессмысленной бойни. Теперь он исполнял долг как Мастер меча и Силы. Он закрыл глаза, чтобы не видеть всего этого, ориентируясь только на Силу. Мимо просвистел снаряд и взорвался где-то за спиной. Блума отбросило. Но через несколько минут он встал и бросился туда, где разорвался снаряд. Там были люди, бодддхи второго состава. Однако никого из них в живых уже не было. Им всем было по 16-17 лет. Линия фронта продвинулась вперед, а Блум все еще стоял над убитыми на коленях, шатаясь, как пьяный и опустив меч. Он вновь был потрясен увиденным. Он понимал, что на их месте мог бы быть он сам, а если не он, то кто-то другой. Ему было горько, больно и обидно, что он не смог их защитить. Барнум нашел его и попытался поднять, но Блум вывернулся и заорал на друга:
-Не трогай меня! Ты не понимаешь!
Он горько плакал и не мог успокоиться. Через неделю он решил бросить все и бежать. В ночь перед побегом он зашел к Барнуму попрощаться. Барнум был сонный. Он, похоже, ничего не понял. А потом Блум угнал с «Клинка уннехта» легкий пассажирский транспортник и отправился куда глаза глядят. Он стал «блуждающим меж звезд», так в Галактике называли бродячих музыкантов.

Блум оторвался он воспоминаний и взглянул на себя в зеркало. Скоро он выйдет на сцену. За раздвижной стенкой галдели и смеялись танцовщицы. В другой раз он бы завел однодневный ни к чему не обязывающий роман, но не сейчас. Он улыбнулся сам себе и потушил сигарету в металлической пепельнице. Став свободным он приобрел эту вредную привычку, от которой в последнее время почти избавился. Однако иногда искушение было сильным и ничего не оставалось, как погасить его, поддавшись.
-Господин Блум! – Услышал он за спиной.
Он повернулся. Из-за раздвижной стенки на него смотрела юная танцовщица. Почти девочка. Тоненькая и гибкая каламбритийка. Ее смуглая кожа с красноватым оттенком и темными татуировками, блестела на свету, натертая благовонными маслами. А на голове смешно торчали хвостики множества коротких и толстых косичек, составляющих какую-то необычную прическу.
-Что тебе, милое дитя? – Спросил Блум.
-Господин Блум, почему Вы грустите? У Вас что-то случилось?
Марк-Николас усмехнулся.
-Милая девочка, жизнь не всегда веселая штука. Бывает, что и погрустить надо.
-Может я могу чем-то Вам помочь?
Он задумался. Если он сумеет вытащить сегодня из камеры мальчика, то им нужно ночью где-то быть, иначе можно снова попасть туда же. Денег мало, не хватит даже на одноместный номер, Космопорт откроют только утром, а значит…
-Скажи, а у тебя есть где жить?
Юная каламбритийка сделала испуганно шиг назад.
-Простите, но я не встречаюсь с мужчинами. У нас есть другие.
-Я не о том. – Улыбнулся Марк-Николас, просто утром я улетаю, а ночью мне деваться некуда, а я не один и мне нужно немного выспаться.
-Вы с девушкой? – Теперь она сделала шаг вперед, убедившись, что ничего плохого нет.
-Ннет…- Блум замялся и закончил.- …с сыном.
-У Вас есть сын?
-Ну, да. А почему у меня его не может быть? – Развеселился Блум.
Она пожала плечами. Подумала несколько минут.
-Ладно. – Решила она. – Я живу тут не далеко. Снимаю комнату. Но Вам придется подождать до полночи, пока заведение не закроют.
-Согласен. Вот только мне нужно будет до закрытия выйти в город по делам. Могу я оставить свои вещи на Ваше попечение…
-Арлиин.
-... Арлиин.
-Конечно. Положите их во встроенный шкаф к остальному реквизиту. Я послежу за ними. Только незабудте вернуться к полночи.
-Договорились.
Арлиин хотела спросить еще что-то, но ее позвали на сцену. Блум опять остался один.

Отыграв положенное время, он оставил веши под присмотром Арлиин, повесил меч на пояс, взял бабину с веревкой и отправился к зданию Окружной Тюрьмы. Там он вытащил из кармана небольшой люминисцентный фонарь, и, поскольку руки у него были заняты, взял его за лямку зубами. Освещая таким образом себе путь он пролез в канализационную решетку и поднялся уже с другой стороны стены. Этот путь ему уже был знаком. До дерева можно было добраться за пару минут, но Марк-Николас никак не мог придумать, чем отвлечь охрану. Внезапно в ночной тишине он услышал шум подлетающего патрульного бокса и скрип открывающихся ворот. Привезли новых арестантов. Видно их было много, потому что охранники тут же скрылись за углом, видимо помочь конвоировать арестованных. Это был как раз тот самый шанс, о котором мечтал Блум. Он тихо выскочил из своего укрытия, бросился к дереву и ловко забрался наверх. Когда стража вернулась, Марк-николас уже сидел в развилке толстого ствола на уровне крыши. Он прикинул расстояние между деревом и крышей. Выходило около 3-4 метров. Одна из толстых ветвей склонялась близко к крыше, но была выше нее. Блум залез на ветвь, привязал веревку, отмотав с запасом столько, сколько было нужно. Потом слегка подергал ее, уцепился и оттолкнувшись посельнее ногами от ветки перелетел на крышу. Приземлился он точно и мягко, как кошка. Чтобы конец спасительной веревки не "убежал" он привязал его к круглому металлическому парапету.
На Центалгоне привыкли ложиться спать рано. Вот и здание Окружной Тюрьмы тонуло во мраке. Светились только некоторые окна, но их было 2-3 на весь корпус. Блум вычислил "свое" окно, потом отмотал от бабины еще веревки, один конец накрепко прикрутил к тому же самому парапету, окаймляющему крышу, а ко второму привязал меч и осторожно спустил его вниз. По счастью окно находилось на последнем этаже под крышей.

Икэ-Ар не спал. Он лежал в темноте на жесткой деревянной поверхности и мечтал, как выбереться, как найдет мать и, возможно, вернется с ней домой. неожиданно его привлек тихий стук по решетке. Мальчик обрадовался. Значит, Марк-Николас не забыл и пришел за ним. Он встал, тихо подошел и отворил окно, потянулся и схватил рукоять меча. Отвязал ее и открыл клинок. Отец обучал его владеть мечом, но пилить им решетки Икэ-Ар никто не учил. Он осторожно, стихим шорохом отрезал прутья, кроме тех, что справа. Вниз полетели искры и запахло расплавленным металлом. С большим усилием, обоими руками отогнул решетку в сторону. Для этого ему пришлось положить меч на пол. Потом кое как пролез в образовавшуюся щель и повис на веревке. Марк-Николас обрадовался, когда увидел зацепившуюся за веревку маленькую фигурку. Он поднял его на крышу и обнаружил, что меча при мальчишке не было. К своему стыду, Икэ-Ар забыл меч в камере.
-Эх! Чтож ты! - Пожурил его Блум.
Он полез вниз сам. Проскользнув в окно он нашел свой меч и хотел уже лезть обратно, но его остановил строгий окрик:
-Эй, ты! Стоять!
Блум обернулся. Дежурный охранник светил ему в лицо фонарем и целился из оружия. Думать уже было некогда. Марк-Николас напрягся, сосредоточился, поднял руку и выставил ее ладонью вперед. Он грозно приказал виарпу:
-Ты ничего не видел и не занешь! Ты хочешь спать!
Дежурный вдруг зевнул, погасил фонарь. Повернулся о ушел.
Марк-Николас шумно выдохнул. Он не любил использовать это свойство Силы, потому что считал это насилием над сознанием, а кроме того с некоторых пор это очень сильно физически изматывало его. Однако надо было уходить. Отправив рукоять на положенное место он снова вылез в окно, чуть подумал, прикрыл раму и поставил решетку на место, будто ничего не случилось. Блум улыбнулся, предвкушая грандиозный скандал в кабинете Токка.
Далее он вылез на крышу и отвязал веревку с парапета, смотав ее и сунув в карман куртки.
-Пригодиться.
Он строго предупредил мальчика, что бы тот был осторожен, не топал и не баловался.
-Радоваться будем потом. -Сказал ему Блум. - А сейчас чем тише мы уберемся отсюда, тем лучше.
Добравшись до стороны крыши с видом на дерево Блум вдруг подумал, что мальчика одного отпускать не стоит.
-Лезь ко мне на спину и крепче держись.- Скомандовал он. Однако спину начало печь в самый неподходящий момент, так как он потревожил ее. Ему было так больно, что он сжал зубы, что бы не издать стон или вскрик.
Когда он почувствовал под ногами развилку ствола, он осторожно сгрузил туда свою ношу, а сам полез отвязывать веревку.
Охрана вновь ходила мимо дерева, вызывая у Блума новую головную боль.
-Если ничего не произойдет, мы будем тут торчать до утра. - Проворчал он.
-Так что же нам делать? - Забеспокоился Икэ-Ар.
-Ждать. - Ответил ему Марк-Николас, правда, чего ждать, он так и не объяснил.
До полуночи оставалось всего ничего, и ничего не происходило. Блум набрался терпения. Конечно он мог бы внушить им, что бы те уснули, но он не хотел попусту тратить Силу и, кроме того у него было некое предчувствие, что это еще не конец.
Вдруг стража развернулась и ушла за угол. Этого было достаточно. Икэ-Ар снова забрался на спину Марку-Николасу, а тот начал спускаться вниз. Когда до земли оставалось около 4 м. они услышали голоса за углом. Марк-Николас, рискуя сломать себе что-нибудь прыгнул со своей драгоценной ношей вниз, еле удержался на ногах и бросился в кусты. Он еле успел, потому что из-за угла вышли двое. но это были уже другие охранники. Видимо произошла смена ночного караула.
Разглядывать новых стражников не было не сил ни времени. Спина болела так, что если бы не обстоятельства, Блум бы громко завыл.
Через несколько минут, минуя стену, они уже бежали по темным улицам.
Арлиин ждала у дверей закрывающегося клуба-бара изнывая под тяжестью вещей Марка-Николаса Блума. Увидев их, она обрадовалась. Но тут же удивленно воскликнула:
-Это Ваш сын?
-Да. -Улыбнулся ей Блум. Икэ-Ар молчал, потому что был предупрежден заранее.
-Он ведь центалион? - Полюбопытствовала девушка, когда они двинулись в сторону ее дома.
-Да. И что же?
-Но, насколько я знаю, они не создают семьи с чужаками.
-И что с того? А у нас вот такая семья. - Развел руками мужчина.

Они прошли пару кварталов, пока не вышли к дому, знакомому Марку-Николасу по его давнему прибыванию здесь.
-Я тут бывал раньше и жил там. Только у меня была комната на двоих и бесплатная, потому что я участвовал в фестивале молодых талантов.
Арлиин улыбалась.
-Да, это правда. Когда здесьь проходят фестивали, то для участников еда и жилье бесплатное. Мы любим это время, так как нам снимают оплату жилья на время.
Разговаривая они пришли в ее комнату. Она жила тут одна. Комната была небольшая, но зато со всеми удобствами.
Это было кстати. Блум с удовольствием принял душ и искупал Икэ-Ар, а потом, попросил Арлиин, чтобы она обработала и перевязала ему спину. Его удивило, что мальчик не знает, что такое душ, потому что его купали родители, сажая в ванну с аромомаслами и приятным моющим средством.
-Запомни, ты уже никто и звать тебя никак, а потому оставь свои монархические привычки. - Усмехнулся Марк-Николас.
Он вкатил себе большую дозу анаболика, что бы спокойно спать ночью.
Кровать, на которой спала Арлин была большая.На ней хватило бы места троим, но Блум благородно отказался в пользу мальчика, который заснул сразу, как только лег.

Встали они, когда за окном было еще темно. Блум и его маленький спутник отправились в Космопорт. Таможенники сначала не хотели пропускать Икэ-Ар, но Блум уговорил их, соврав, что его старый друг полицейский сейчас на дежурстве и не имеющеет возможности проводить его, а потому отослал сына вместо себя, так что мальчик лишь провожатый.
Икэ-Ар разрешили проводить Блума и дали на все 10 минут, но этого было вполне достаточно, что бы добежать до корабля, забраться внутрь и перевести все системы в режим взлета.
-Пристегнись.- Бросил Марк-Николас мальчишке.
Корабль оторвался от поверхности планеты, набрал скорость и взвился в темное небо, унося Икэ-Ар и Блума прочь с Центалгона.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2019-10-22 22:49:00)

+1

4

Эх... Ностальжыыыы!

0

5

#p132734,PlushBear написал(а):

Эх... Ностальжыыыы!
            Подпись автораКанал "Библиотека Старого Шляпа"Сочувствующие и просто любопытные, добро пожаловать!

Да. Точна.
Сдается мне, что этот парень с копной вьющихся волос и музыкой в сердце кажется кое-кого имеет среди своих предков, м?)))

0

6

#p132735,Marysia Oczkowska написал(а):

Да. Точна.
Сдается мне, что этот парень с копной вьющихся волос и музыкой в сердце кажется кое-кого имеет среди своих предков, м?)))

Неужели, Элвис?!

+1

7

Нет, не он. Элвис набриолиненный весь.)))
Лан, проехали.
Продолжение приключений Алены и Збыша видел? Там, похоже, какая-то детективная история намечается.)

0

8

4. НЕЛЕГКИЕ ВРЕМЕНА

Настало утро. Пришла пора смены дежурных стражей. Новоприбывший еле добудился своего предшественника: ночьной дежурный спал мертвым сном, а после пробуждения никак не мог прийти в себя и понять где и кто он.
Отправляясь домой и оставив пост сменщику, он прошел по коридору мимо камеры, где ранее был Икэ-Ар. Уже миновав ее он остановился. Что-то показалось ему неправильным. Он вернулся и открыл рот от удивления: мальчишки в камере не было. Кроме того, экс-дежурный не мог припомнить, когда и кто забрал мальчика, а так же почему он при этом не присутствовал. Это показалось ему странным.
В раздумьях он спустился вниз и столкнулся со спешещим в свой кабинет Токком.
-Доброе утро, господин Токк. - Сказал он. -А что? Разве мальчика уже забрали? Камера уже свободна?
Токк посмотрел на своего подчиненного, как на сумасшедшего.
-Кто его забрал? Одэ, что за бред?-Рассердился он.
-Но его в камере нет.
Токк сообразил что к чему.
-Это не твое дело Одэ. Тебя это не касается. Иди домой и не задавай глупых вопросов.
На самом деле токк был очень обеспокоен. Он в волнении поднялся на первый этаж и мальчишки в камере не обнаружил, хотя окно было прикрыто и решетка на месте. Ну, в самом деле, не испарился же он! Токк выругался. День начинался плохо. Должно было прибыть то "значительное лицо"от новой власти, о котором ему сказали, когда Икэ-Ар был посажен за решетку. Теперь же похоже пришел момент попрощаться с должностью.

В то время, как Токк размышлял, что он скажет "значительному лицу" к воротам Окружной Тюрьмы прибыл бронированный гравомобиль. Из него вышли двое. Первый старший по возросту был высок ростом. На хранящем жесткое выражение рельефном голубокожем лице светились красным светом миндалевидные глаза. Его черные длинные волосы аккуратно перехватывал сзади золотой зажим. Судя по одежде, человек тот был богат и знатен. Звали его Омнисс Тир-Кирраен.
Его спутник, намного моложе, кутался в черный просторный плащ с капюшоном. Ветер раздувал полы плаща, а под ними веднелась униформа военного образца, указывая на его принадлежность к Темному Клану харго.
-Ступай, Даро. Открой. - Лениво приказал Омнисс.
-Слушаюсь, Ваша Светлость. - Услужливо ответил Даро и быстро пошел к проходным.
Вскоре они сидели уже в кабинете Токка. Увидев красные глаза омниссаТокк почувствовал, что ему становиться как-то не по себе.
-Мы приехали по приказу нового Владетеля ЦенталгонаКиё Ку-Инэ, что бы забрать сына мятежного Укэ Он -Вэ. - Сказал Омнисс милостиво, однако под прикрытыми веками прыгали грасные огоньки. Токк натянуто улыбнулся.
-Простите, господа, но его забрал только что посланник от Господина Владетеля.
-Какой посланник? -Насторожился Даро.
-Ну, посланник как посланник...
-Как он выглядел? - Поинтересовался Тирр-Кирраен
Токк, конечто же, врал, стараясь сохранить свою жизнь и, по-возможности, должность. Он прекрасно был осведомлен о том, что первый министр Его Владетельство Киё Ку-Инэ сам сел на трон не без помощи Темного Клана. Однако Токк не обладал развитой фантазией для придумывания художественных образов официальных лиц и сказал первое попавшееся.
-Да Ваш посланник. Лет 30-ти с лишним, человек, одет скромно, с густой копной черных вьющихся волос и при мече, как и Ваш компаньон.
-При мече? -Нахмурился Омнисс. Задумался. Прикрыл глаза, вспоминая. где он мог видеть это знакомый образ.
-Вы ничего не путаете? - Переспросил он у начальника виарпов.
-Нет, господин.
-Хм, при мече... С вьющимися черными волосами...
Вдруг глаза князя Омниссарасспахнулись и гневно вспыхнули красным с новой силой.
-Его ведь зовут Марк-Николас Блум? Не так ли?
-Д-да. Т-так. - Запинаясь произнес его собеседник.
Даро сердито бросил:
-Опять Инвэ-Аллен! Он путает нам все планы! Я когда-нибудь убъю его!
-Терпение, мой друг. - Спокойно и даже лениво сказал ему его хозяин.
-Что Вы, Наставник, теперь будете делать?
-Его надо перехватить. Разошлешь ориентировки на него по всем планетам сектора.
Затем Тирр-Кирраен встал и обратился к Токку.
-Чтож, господин Токк, я весьма благодарен Вам за информацию. Однако я не люблю, когда кто-нибудь зря просиживает на работе зад. Пришло время сменить старое руководство.
Не ожиданноТокк схватился за шею, будто хотел отвести незримые душашие его пальцы. Омнисс даже не смотрел на Токка. Он стоял задумавшись и обернулся лишь когда бездыханное тело шлепнулось на пол.
-Поехали, Даро. У нас еще много дел.
Блум залез в морозильную камеру и обнаружил, что из всех запасов у него остались только 2 контейнера с консервами и один контейнер растворимого супа. Повздыхав, он разогрел половину запасов, поел сам и накормил Икэ-Ар. Мальчик устал. Спали они мало, а ночь была очень беспокойной. Блум заметил, как у того после еды начали слипаться глаза. Он отнес мальчишку в единственную каюту и положил на откидную койку. Икэ-Ар удобно устроившись, тут же провалился в сон.
Блум вернулся в рубку. До Либиры, расположенной на краю округа Центалгон требовалось лететь около трех часов. Марк-Николас решил прикупить там кое-какого продовольствия. Он не поленился просмотреть данные краткого межзвездного справочника. На либире он никогда не бывал. Планета была населена рассой, близкой к центалионам по свойствам. Во всяком случае, продуцировать кислород в результате хемосинтеза оргнизма для поддержания балланса жизнедеятельности могли и те, и другие.
Марк-Николас решил отдохнуть от забот и трансформировал свое кресло, что бы немного поспать. Что бы спина не мешала ему, он вкатил себе очередную дозу обезболивающего. Для экономии энергии в корабле он отключил систему освещения во всем корабле. Лег, глядя на блики играющие на металлических стенах кабины. Неожиданно он почувствовал, что счастлив. Почему-то этот маленький мальчик, требующий заботы и внимания, за такое короткое время знакомства сделал Блума необъяснимо счастливым человеком. Марк-Николас улыбался, засыпая. Своих детей у него не было.они могли бы быть, если бы...

Таймер разбудил его за полчаса до выхода из Зоны Прыжка. Икэ-Ар пришлось так же разбудить. Теперь же сонный мальчик сидел в крессле и гадал, что ждет их дальше. Экран потемнел, а затем и вовсе превратился из серого в обсолютно черный с точками далеких звезд. Где-то далеко в темном пространстве полыхала огненная звезда Либа, даря свой свет 20 планетам, обращающимся вокруг нее. Даже издалека было видно насколько она огромна.
-А куда мы летим? - Спросил икэ-Ар.
-На Либиру. Видишь там, 10 планета от звезды. - Указал Марк-Николас в экран рукой.
-Может моя мама там?
-Хотелось бы и мне в это верить. - Вздохнул Марк-Николас.
Уже на подлете к планете неожиданно пришло сообщение. Блум вывел его на встроенный дисплей и озадаченно нахмурился.
-Что? - Забеспокоился Икэ-Ар. наблюдая за лицом своего старшего друга и спасителя.
-Запрашивают идентификационные параметры корабля и имя владельца. - Буркнул Блум. - Что-то мне это не нравится!
Однако он выполнил просьбу диспетчера. Процедура была обычной, только имя владельца корабля у него никогда не спрашивали. ответ оказался весьма неожиданным для Марка-Николаса:
-Господин Блум, оставайтесь на орбите. Ждите, а затем следуйте за ведущими. Не пытайтесь скрыться. Вы арестованы.
-Три пакото им в кометный хвост! - Выругался вполголоса Блум.
Его напряжение передалось мальчику. Они переглянулись. Блум увидел глубокий страх в глазах Икэ-Ар.
С поверхности Либиры навстречу им поднимались 4 перехватчика.
-Это плохо. - ОткомментировалБлум.
В следующую минуту у него похолодело в животе. С полюса планеты поднималась громадная магнитная ловушка, похожая на раковину с открытыми створками.
-Это совсем плохо. - Проронил Блум.
-И что нам делать?
-Валить!
Самообладание вернулось к Марку-Николасу. Он усмехнулся:
-Ладно, ребята. Поиграем в догонялки. А ну-ка, сынок, пристегни ремни. Сейчас будет жарко.
  Перехватчики были уже близко. Если бы на корабле было хоть какое-нибудь оружие кроме лучевого меча! Но борт был пассажирским. Однако он имел малые размеры и был весьма маневренным.
Блум перевел все системы на ручное управление, увеличил мощьностипротивоударныхэнергощитов на 100% и развернул корабль. Перехватчики погнались за ним.  Главные задачи для Марка-николаса были две:  создать дистанцию для разгона в Зону Прыжка и при этом не попасть в зону действия ловушки.
  Маленький одноместный пассажирский кораблик вертелся и кружился с такой бешенной скоростью, что четверо на военных кораблях просто не успевали за ним. Предугадать, что вытворит в следующую минуту Блум было не возможно. Его можно было победить лишь такой же непредсказуемостью. Для двух перехватчиков "догонялки" окончились весьма печально. Блум извернувшись направил их друг на друга. они не успели уклонится и столкнувшись коротко вспыхнули и разлетелись на куски. Остались еще два перехватчика. Все же Блум на пару минут увлекся пилотажем и забыл про дистанцию.он понял что произошло непоправимое, когда попытался отлететь от Либиры подальше, а вместо этого его скорость становилась все меньше и меньше, пока бортовой компьютер не вывел сообщение, что мощности не хватает.
  Вот тогда и задумал Блум опасное приключение. Ловушка висела над полюсом с другой стороны планеты. В зоне ее действия системы работали отлично, если конечно.корабль сам шел к ней. Что бы оказаться внутри нее необходимо было пролететь сквозь верхние слои атмосферы, почти по границе с безвоздушным пространством. Перехватчики приближались и гнали его вперед, к погибели. Корабль мотало - его обстреливали. Блум знал, что Зону Прыжка в атмосфере открывать опасно. Это являлось чистым самоубийством, так как при максимальной скорости корабль может в лучшем случае стать неисправным, а в худшем -  воспламениться или вообще взорваться. Мастер Олаф погиб именно так. Но у Блума выбора уже не было. Он разогнал корабль до предельной скорости по направлению к  магнитной ловушке и превел его в режим Прыжка.
  Корабль затрясло так, будто по его щитам били болиды с поперечниками в километр. Неожиданно его так тряхнуло, что монитор по правую руку Блума лопнул, осыпав Марка-Николаса осколками и искрами. Блум закрыл лицо руками, что бы сохранить его невредимым и сконцентрировался отбросив от себя летящие осколки. Ремни безопасности на кресле Блума не выдержали и так же лопнули. Марка-Николаса вышвырнуло из кресла и ударило головой о заднюю панель кабины. Последнее, что он слышал-испуганный визг Икэ-Ар. Что-то вспыхнуло перед его глазами. "Старьё!"- Успел лишь подумать Блум, прежде чем погрузиться в темноту.
  Перехватчикам пришлось остановиться, увидев, как корабль разгоняется. Переговариваясь они не решались следовать за ним, считая его сумасшедшим. Далее они увидели огромную огненную вспышку, расцветшую над Либирой, чуть не ослепившую их. Корабль исчез.

+1

9

5. ЦЕННЫЙ СВИДЕТЕЛЬ

Огромная станция "Клинок уннехта" медленно плыла в темном безвоздушном и бесконечном пространстве. Инвэ-Аллен стоял на капитанском мостике и смотрел на далекие звезды сквозь огромный обзорный экран. Когда-то будучи молодым мастером меча и Силы он сумел отбить станцию у харго, а потом, с течением лет, с ее помощью освободил от них же Карайану, вернув себе престол. Оккупация Карайаны началась очень давно, когда Инвэ на свете еще не было. Его пра-прадед Эарэ III бежал на землю с семьей и ближайшим окружением. Там карайанцы смешались с землянами. Вообще-то физиологически различий не было. Увеличились только качество потомства и продолжительность жизни.
К сожалению ни пра-прадед, ни прадед, ни отец Инвэ не были уннехтами. В их роду вообще их давно уже не было, поэтому вся семья обрадовалась, когда Инвэ с малолетства проявил необычные способности. На семейном совете решено было отправить его на Герену. Инвэ взялся учить сам Магистр Тейн-глава Совета Круглого Стола.
Инвэ оторвался от мыслей, потому что почувствовал за спиной присутствие свое помощника Барнума. Он спокойно спросил, не оборачиваясь:
-В чем дело, Барни?
-Послы с Центалгона, Инвэ.
Барнум был вторым боддхи Инвэ, но сам став мастером остался с Наставником и так с ним сработался, что получил должность помощника и стал ему верным другом.
-Да, Барни. Пусть взойдут сюда и распорядись насчет кресел.  Не стоять же им, излагая дело.
-Слушаюсь.
Затем Барнум ушел. На мостик поднялись два центалиона: один помоложе, другой постарше. В том, что  был моложе, Инвэ узнал личного секретаря Укэ Он-вэ. Усадив это маленькое посольство, Инвэ поинтересовался:
-А что же сам мастер Укэ не прилетел? Здоров ли он? Что с ним?
Однако улыбка сошла с его лица, когда секретарь протянул ему небольшой кристалл. Инвэ-Аллен озадаченно взглянул на подарок и вопросительно посмотрел на послов.
-Господин Укэ погиб. - Ответил ему секретарь.
-Как это случилось?
-Посмотрите сначала эту запись. - Предложил гость.
Инвэ выдвинул панель с голографом и вставил кристалл в паз. Над панелью вознеслось изображение испуганного толстого центалиона с бегающими глазами.
-Свободные граждане! Я тайно пробрался сюда и веду этот эфир из замка! Знайте, что Темный Клан сделал меня бесправной куклой без моего на то согласия. Шантажируя меня собственной жизнью и жизнью моих родных его представители, захватившие власть здесь, заставляют меня подписывать их безжалостные указы. Меня держат тут насильно! Но я знаю, кто виноват во всем! Это приемник ныне существующего президента Бубо - Криел Бутооди. Это он, связавшись с Темным Кланом, тайно делает свои грязные делишки! Вы не первые и не последние! На других планетах твориться такое же безумие и хаос. Бутооди сумел влезть в доверие к Советам Альтраны и Герены. Берегитесь его! Я прошу... нет, я умоляю вас! Не голосуйте за это чудовище!...
Запись оборвалась.
-Что это такое? - Сердито спросил Инвэ. - Это первый министр! Что за бред он несет! Я отлично знаю Бутоди. Это почетный член Военного Совета Альтраны. Откуда Вы, Кайэ взяли это безобразие?
-Дорогой Мастер Инвэ, - Грустно сказал центалион. - В том-то и дело, что все это ложь. Первый министр-предатель. Это он впустил харго в замок. А кроме того, он всегда рвался к власти. Я говорил об этом Укэ. но он не верил мне, считая, что мне чудятся заговоры и я несу чушь.
Инвэ перегнулся через поручни и крикнул вниз:
-Барнум, кто еще баллотируется на место президента?
-Как положено по правилам: их двое. Второй некий князь Валаакский и ВальденскийОмниссТирр-Кирраен. Валаакку. Выборы-то через полтора месяца. - Громко сказал снизу Барнум.
-Так. Я полагаю все это сделано, что бы посадить Омнисса на руководящую должность?
-Не совсем. - Покачал головой Кайэ, затем понизил голос до шепота. - Центалгон поставщик компонентов для энергостержней.
-Хм, военный флот? Допустим. И что? - Так же шепотом ответил ему Инвэ.
-Все месторождения держаться в большом секрете. Кроме них есть некоторые технологические разработки, которые прижелание можно использовать далеко не в мирных целях. Вы ведь знаете, что лучшая техника, в том числе и оружие делается на Антаккоре, Карайане, Братце и Центалгоне?
-Военные разработки?
-Именно. Простите, что сливаю вам секретную информацию, но это необходимо.
-Они получили, что хотели?
-Нет, за несколько минут до побега Укэ переписал все на особый источник информации, который в последствии отдал жене. А подлинники уничтожил.
-Лорьанаэ убита?
-Нет. Она сумела уйти. Ее сын был схвачен. Я был свидетелем этого.
Инвэ разглядывал руку Кайэ висящую на перевязи.
-Вас в бою ранили?
-Ну, можно сказать и так, хотя боец из меня никакой. Я скорее ценный свидетель.
-А. Понимаю. Вы просите у меня личной защиты. Извольте.
-Благодарю Вас, мастер Инвэ. Нам это сейчас не помешает.
-А как это произошло?
-Все случилось ночью. Этот подлый предатель впустил харго с солдатами во дворец. Они перебили всю стражу и часть персонала. Мы оказались почти в окружении. Выход был лишь один, спуститься на аварийном лифте и через тайный ход в зале машинного отделения пробраться в ангар.
Мы спустились туда. Укэ уничтожил много солдат, пробив нам дорогу в этот зал. Далее мы закрыли двери и сломали электронный замок. Но они взорвали дверь снаружи, когда Укэ отправлялв тайный ход супругу с сыном. К несчастью своему меня придавило тяжелой металлической створкой, отлетевшей при взрыве, сломало руку. Укэ не мог мне помочь. Он был занят. Его обстреляли, но это ни к чему не привело. Выстрелы рикошетом от меча попадали в стреляющих. И тогда явился Даро - так они его называли.
Центалион замолк.: он собирался с силами, чтобы рассказать самое страшное.
-Бой был очень быстр и короток. Машинный зал был разгромлен. По воздуху носились тяжелые предметы. Даро вознамерился сбросить статорную колонну на Укэ и тем самым отвлек его. Пока тот старался удержать ее и отбросить, Даро проткнул его мечем и сбросил в вентиляционную шахту, затем послал солдат в потайной ход.
-Как же Вы спаслись?
Меня и дворецкого, который первым поднял тревогу, встал на защиту семьи Укэ и был первым подстрелен, сочли за мертвых. Далее нас сбросили в мусорный бокс, как и многих других погибших. Работники ассенизаторной службы, разбирающие и вывозящие мусор, извлекли нас и многих раненых, а затем отправили нас на лечение...
Вся эта история не нравилась Инвэ-Аллену. Это означало, что харго активизировались и собрались серьезно воевать. Кроме них появилась еще одна угроза. Орден Совершенных Террористов (ОСТ) - связанный с харго. Инвэ знал, кто стоит во главе. Личная трагедия самого Мастера меча и Силы, могла обернуться кошмаром для Марка-Николаса Блума. "Если пророчество не сбудется, то хаос уничтожит все. А кое-кто, кажется, не желает, что бы оно сбывалось." - Подумал Инвэ.
-Стало быть вы просите помощи?
-Да, мастер Инвэ.
-А что же с мальчиком?
-Мать сбежала. Говорят, что она смогла за себя постоять. А мальчишку схватили. Наверное где-то держали его в качестве заложника. Но у меня есть некоторая связь с оставшимся персоналом дворца. Они говорят, что не так давно мальчика освободили. Они подслушали разговор Даро и еще одного незнакомого знатного господина. По их словам сына Укэ Он-Вэ освободил уннехт со странным именем Блум.
Сердце Инвэ подскочило. Глаза у него округлились от удивления и испуга. Ах, вот он во что ввязался! Слава Силе, он жив! Интересно, по собственной инициативе он там оказался или случайно?
-Чтож. Это радует. Мастер Блум отличный уннехт. Он один из нас. Вероятно, что бы не привлекать внимание, он захочет спрятаться, но мы его найдем. Обещаю вам это, господа.
Инвэ посмотрел на посеревшее лицо дворецкого. Тому, похоже,  было не хорошо.
-У вас был долгий перелет. - Сказал он посланцам. - Вы слишком рано покинули стационар. А посему я сам теперь займусь вашим здоровьем. Я скажу Барнуму, пусть он проводит вас на медицинский уровень к доктору Мотту. Доктор осмотрит и полечит ваши раны.
Ближе ко времени отбоя Инвэ зашел на медицинский уровень станции. И хоть уровень этот был невероятно огромен, но он никогда не пустовал. Раненые солдаты и пилоты, представители других рас, требующих медпомощи...
Пириматообразный доктор Мотт встретил Инвэ и отвел его к центалионам. Они занимали посольский бокс и были очень рады и довольны что Инвэ навестил их.
-Какие новости, мастер Инвэ?
-Я разговаривал с Магистром. Станция направляется сейчас на Герену. После прибытия вам необходимо будет выступить на Совете. Что скажете?
-Мы согласны. Только бы нам оказали помощь.
-Кстати, а каково положение дел на Центалгоне было незадолго до вашего отлета? Ведь там что-то изменилось? Почему Вы, Кайэ, ничего не рассказали мне об этом?
-Мастер Инвэ. Вы простите, но я был очень огорчен произошедшим и, кроме того, очень устал.Страх очень опустошает и обесссиливает. А я и мой товарищ пока что еще не здоровы. У нас был опасный перелет, потому что кое-кто проведал.что мы живы и решил нас сбить. Только благодаря военным пилотам, сочувствующим мастеру Инвэ и верным ему нам удалось бежать. Я предполагал, что нас попросят быть на Совете Герэны и решил, что дополню свой рассказ там.
-Я понимаю. В этом вы правы. - Произнес Инвэ. -Вы просто обязаны поведать Совету об этом.
Он помолчал, нахмурившись, а потом вновь попросил:
-Так расскажите мне все до конца.
-Незадолго до нашего отлета, - Начал Кайэ, - по городу начали ходить солдаты. Много солдат. Нам зачитали указ нового правительства, что делается это для нашей безопасности. Затем вышел еще несколько указов. По одному из них был установлен комендантский час, по другому рабские условия труда. Выходными являлись теперь лишь праздники, да и то не для всех. Третий указ был налоговый. И так далее. Народ запуган. он не понимает, что происходит. Это все ужасно. У нас была свободная цивилизация, а теперь все разрушается! Укэ убит, а мы-изгнанники. И еще не известно чем кончится. Возможно, когда мы вернемся, там ничего не останется. Харго уничтожат весь народ, как это было уже на Коби и Толани. Мы не смогли защитить наш прекрасный мир.
Кайэ неожиданно закрыл рукавом лицо и тихо заплакал. Дворецкий сидел молча. Теперь Инвэ понял, почему Кайэ сразу не сказал ему об этом. Все аргументы были ничтожными против душевных мук боли.
-Не надо. - Успокоил его Инвэ. - Вы уже его защищаете. Только по-своему. Ведь если бы вы погибли, то мы, возможно, не узнали бы всей правды. Я радировал на Центалгон. Мне сказали, что Укэ отрекся от престола.
-Это ложь!! - Огорченно воскликнул Кайэ.
-Знаю. Простите, что заставил Вас вновь пережить этот кошмар. Не все так плохо, как вы думаете.
И Инвэ-Аллен вдруг улыбнулся открыто и по-доброму.

+1

10

6. ОТНОСИТЕЛЬНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ

Первое, что услышал Блум, прийдя в себя, был плачь маленького мальчика. Ребенок был сильно напуган и, вядя, что произошло с Марком-Николасом, очевидно решил, что тот мертв. К счастью, Икэ-Ар не пострадал.
Марк-Николас приподнялся, почувствовал боль в плече и в ноге. В голове гудело, руки, порезали осколками ссаднили и кровили. При падении он умудрился разбить нос и теперь лицо у него было в крови. Кажется, я еще жив. Нет. Мы! Мы еще живы!
Он с трудом сел, привалившись к металлической панели, пошарил по карманам куртки и нашел в одном из них упаковку влажных спиртовых платков. Они были сейчас кстати. Вытер начисто лицо и протер ими руки. раны защипало от спирта. он чувствовал, как жжот и дергает спину, потревоженную во время падения. Что-то было не так. Он запустил пальцы в густую шевелюру и нащупал под волосами большую шишку. Затем осторожно попытался встать. он чуть не упал, потому что голова начала кружиться. Но чуть постояв и подождав, когда предметы перед глзами встанут на свои места, прихрамывая двинулся к консоли. Здорово же меня приложило!
Сначала он сунул нос в обзорный экран. За ним было черно и пусто. Корабль висел в глубоком космосе невесть где. И то ладно. Пусть попробуют найти, пакото вонючие! Света в корабле не было, работала лишь тусклая аварийная осветительная система.
Он тут же вспомнил о мальчике, повернулся к нему, освободил от ремней безопасности, сгреб его с кресла и прижал к себе.
-Ах ты бедное дитя! Напугался? Успокойся, все хорошо. Мы живы. Жизнь продолжается. Не плачь. - Хрипло сказал Марк-Николас, утешая Икэ-Ар.
Икэ-Ар крепко обнял его. Он все еще плакал, но был все же счастлив, что Марк-николас жив.
Он всхлипывая тихо спросил:
-Что же мы теперь будем делать? Корабль сломался?
-Ну, это еще неизвестно, сломался он или нет. - Улыбнулся Марк-Николас, а про себя подумал, что мальчик может быть прав. От этого ему стало холодно. Ему вовсе не улыбалось погибнуть среди бескрайних космических просторов с ребенком на руках от холода или разгерметизации в случае столкновения с мощным болидом. Он не любил быть беспомощным.
-Вот что. - Решил он. - Тебе следует сейчас отправиться отдыхать.
-А как же ты?
-А мне есть что делать. Посмотрю, что с кораблем. Может я смогу починить, что возможно починить.
-А потом?
-Потом? - Задумался Блум. - Потом... ну, если все будет хорошо, то мы с тобой нанесем визит в одно местечко, где нам будут рады и вряд ли отыщут.
-Какое?
Икэ-Ар почти успокоился и теперь с интересом ждал рассказа.
-Ну, хорошее местечко такое. Милое. Ладно, если хочешь расскажу, но ты постараешься заснуть и выбросить все кошмары из своей милой маленькой головы. Марк-Николас решил слегка попользоваться Силой, что бы ввести мальчика в расслабленное состояние.
-Так вот. Далеко-далеко, на краю одной галактики, куда почти никто не летает, есть планета фермеров. Там очень красиво. Она вся утопает в благодати и зелени. Земля там родит обильный урожай и тучные стада животных пасуться на просторах лугов...
Икэ-Ар почувствовал, что слова Блума звучат все тише и тише. Он уже представил себе этот подзвездный рай, полный цветов и щебетания птиц и...
Блум аккуратно переложил спящего ребенка на откидную койку. Погладил его ласково по голове. Когда-то точно так же Инвэ-Аллен укладывал его спать, рассказывая о далеких мирах, если не был занят. Сердце Блума защемило от воспоминаний. Он ушел, но Инвэ-Аллена ему было по настоящему жаль, хоть тот и не понимал его. Чтож, Инвэ вырос в такой среде и олицетворял собой ту самую среду, то окружение, которое не принял Марк-Николас. Тепрь он был должен только себе и никому больше.
Вернувшись в кабину, Блум уселся в свое многострадальное кресло с испорченными ремнями безопасности и запустил систему проверки систем корабля. К счастью бортовой компьютер не пострадал. Требовалось время и его надо было чем-то занять. Сунув руку во внутренний карман, Марк-Николас достал оттуда свою гармонику. Сейчас музыка была для него только фоном для долгих и глубоких размышлений.
Проверка систем была завершена. Список поломок и неисправностей Блум счел не слишком большим. Конечно, тут не с чего было радоваться, но и трагедии особой в том он не видел. Повреждена была система освещения корабля, расстроены системы противоударных энергощитов. Наиболее пострадал хвостовой щит.Не работали сенсоры заднего наблюдения, к коим относился лопнувший монитор. Вышла из строя морозильная камера, была повреждена система дальней связи. К счастью системы жизнеобеспечения не пострадали. Но все эти поломки были просто пустяком, по сравнению с выгоревшими на 2/3 литанитумсоциевыми стержнями, обеспечивающими весь корабль энергией. Блум не менял их с тех времен, как угнал корабль. На момент его возвращения на Центалгон, за долгих 18 лет он израсходовал только треть. Однако корабль был старой модели и такие перегрузки, какие он испытал не так давно, обернулись неприятностью. "Ведь все было хорошо, тихо и мирно. Можно было летать везде и не попадать в такие стремные истории. Конечно, если более не давать кораблю таких нагрузок, то можно долетать и на 1/3. Но где же гарантии, что долетать удасться без приключений? Придеться менять. Плохо, что стоит это не дешево, а денег нет. Ладно. Была бы голова." - Думал Блум продолжая извлекать из инструмента звуки, которые постепенно складывались в мелодию и мелодия была грустной.
Затем он посидел еще минут 10, встал и со вздохом залез во встроенный шкаф, куда обычно ставил гитару и держвл самые разнообразные необходимые вещи. Вытащил тяжелый ящик с инструментариев и поплелся в машинный отсек приводить в порядок, что можно было.
Систему освещениия он починил. У него нашлось запасное оборудование, компрессор, провода кабеля, кое-какое железо и еще один монитор. Так что он смог устранить еще некоторые неисправности.
Он провозился пять часов. Спину снова жгло и дергало. Он устал, ему хотелось есть и спать. Проснулся Икэ-Ар. Вскрыв последний контейнер консервов беглецы поели. Блум, строго запретив мальчику что -либо трогать оставил его в кабине. Впрочем, он разрешил ему развлечся голографической баталией, соперником в которой предоставил быть компьютеру. Баталия была известной игрой. Икэ-Ар дома часто в нее играл с отцом и весьма обрадовался, так как сама игра нравилась ему, порождая приятные воспоминания мирной жизни.
Так как автопилот вышел из строя, Блуму пришлось использовать аварийную систему отслеживания курса. Он ввел координаты конечной точки путишествия. затем поставил переходник на среднюю мощьность. что бы не слишком сильно расходовать энергию при прыжке. В таких условиях требовалось лететь около трех дней. оставалось еще немного консервов и растворимый суп.
-Придется подтянуть ремень, друг мой. - Задумчиво сказал Марк-Николас мальчику. - Не переживай. Я устрою тебе пир, как только мы прилетим в пункт назначения.
Икэ-Ар кивнул. На данный момент он был относительно сыт и ему хотелось поиграть.
Оставив его за игрой, Марк-Николас немного поплескался в душевой кабине, кое-как обработал и перевязал свою измочаленную спину. Ему было так нехорошо. что даже боль в спине не могла избавить его ото сна. Он просто упал на откидную койку в каюте и быстро уснул.

Марлайн Онджи. Они познакомились в клубе после концерта на Валиане. Марк-Николас уже месяц находился в столичном Ви-Оффри выступая и пытаясь пробить себе дорогу за двери звукозаписывающих компаний. Беда была в том, что ТАКИХ как он было много, но счастье, что  таких как ОН-никого. Ему все же повезло.
В один из вечеров Марлайн с подругой, которая была поклонницей его творчества, пришли на его концерт. В тот вечер подруга ушла одна. Марлайн пришла на концерт к Блуму и осталась с ним навсегда.
К тому времени, как они познакомились, она уже была известным на Валиане дизайнером-модельером, имела свой Дом Мод и шикарную квартиру в центре столицы. Трижды она становилась золотым призером межпланетного конкурса дизайнеров. Она умела рисовать и это восхищало Блума, проводившего с ней все свое свободное время. Он был влюблен. Пылко, страстно, будто бы в первый раз.
Прежде чем узаконить отношения, они встречались около 2 лет. Блум все чаще и чаще задумывался о семье, пока однажды, в прекрасный солнечный день не сделал Марлайн предложение. Свадьба у них была красивой. Они были счастливы.
Однако Блум не желал жить в городе. Выросший среди всевозможной техники и проведший почти все детство созерцая бескрайний космос, Блум мечтал о доме за городом с огромным садом и большим столом в гостинной, за которым по вечерам собиралась бы вся семья. Он желал, что бы его дети жили среди чистой природы, слышали шорох дождя, шелест листьев, пение птиц и гудение насекомых. Он и Марлайн мечтали о большой семье. И Блум начал строительство за городом. Он много работал, безвылазно пропадал в студиях и на концертах, издал сборник своих стихов. Он стал знаменитостью. Купил себе прыгунок, что бы быстрее добираться до города.
Долгих три года он вкладывал все свои гонорары в постройку и обустройство дома для Марлайн и своего будующего потомства. Они договорились, что не будут заводить детей, пока не переедут в новое жилье.
И вот все было готово. Блум поехал в город, что бы оплатить последний счет. Марлайн уже перевезла в новый дом вещи. Она ждала его возвращения. Счастливый Марк-Николас спешил к ней, разогнав прыгунок до немыслимой скорости. неожиданно из-за угла навстречу выскочил лимузин, везущий орущую компанию пьяных молодых людей. Судя по тому, как машину бросало из стороны в сторону, водитель то же был сильно пьян. Узкое воздушное пространство меджу двух монолитных небоскребов и плотный трафик внизу и вверху не давали Блуму разьехаться с лимузином. Вознамерившись проскочить между ним и стеной во время очередного "пьяного маневра", Блум направил прыгунок между стеной и машиной. Но внезапно лимузин занесло и она врезалась в пролетающий мимо прыгунок Марка-Николаса. Блума стащило с седла и бросило на стену здания, через пару секунд рядом с Блумом в стену врезался прыгунок. Взорвавшись он оглушил и ранил обломками своего хозяина. В глазах у Блума потемнело. Он начал падать вниз. Ему показалось, что это падение длилось вечность...

Он открыл глаза не сразу. Сначала услышал голоса. Когда же он полностью пришел в себя, то почти не помнил, что с ним случилось. Он лежал в белой комнате с белым потолком. Рядом разговаривали двое: один человек в белом, а рядом... Марлайн! Он помнил ее, он знал ее. Она была бледна и капли катились из ее прекрасных глаз.
Врач говорил ей:
-Это чудо, что он вообще жив. Ведь он сломал себе все, что только можно. Мы сделали все возможное, что бы он жил...
Далее Блум из разговора узнал, что перенес множественные операции и ему предстояло еще три косметические, потому что слицо с левой стороны было испорчено и обожжено. Что теперь, возможно, он поправиться, но процент этого был невозможно мал.
Он не чувствовал ни рук, ни ног, ни собственного тела. лишь только боль и ужас. Он хотел вскочить и бежать, ноостался неподвижен. Он хотел повернуть голову, но не мог. Он хотел спросить у доктора, что с ним произошло, сказать Марлайн, что он впорядке и любит ее, но голоса не было. И тогда ему оставалось лишь молча плакать.
Блум пролежал в гипсовом корсете около года. Память понемногу возвращалась к нему. Марлайн не покидала его. Что за волшебник был этот хирург! Постепенно все срослось правильно. Марк-Николас, не утративший до конца за все эти годы способность использовать Силу, теперь направил ее на свое собственное исцеление, в чем достиг немалого успеха. Гипсовый корсет сняли. Блум был еще лежачий, но доктора, лечившие его удивлялись тому, что переломанные кости регенерировали без намека на переломы. Никто не знал, кроме Марлайн, что он бывший уннехт.
Благодаря Силе сначала начала поворачиваться шея, затем ожили руки. Далее Блум начал осторожно садиться в постели, так как позвоночник после серьезной травмы и долгой неподвижности был еще слаб. Далее дело пошло. Блум сидя изнурял себя физическими упражнениями. Ему по-началу было очень трудно, но и это он преодолел. Наконец он смог встать на свои собственные ноги. Опираясь на костыли и поддерживаемый специальным меддроидом он сделал первые шаги. Ноги не слушались, они были еще очень слабы. Внезапно Блум увидел себя в отражении на стеклянном дверном створе. Он увидел себя чудовищно исхудавшим и напоминающим скелет с глазами и коротко остриженной головой. Он был в шоке от увиденного. У него началась истерика. Марлайн и доктор еле-еле успокоили его.
Он научился ходить. Настало время, когда он отбросил и костыли и трость.
-Это чудо! - Сказал доктор.
-Это чудо сделали Вы, доктор. - Скромно сказал Марк-Николас.
Марлайн забрала мужа домой, где он продолжил свое восстановление. Он тренировался до седьмого пота, стараясь обрести прежнюю физическую форму, подолгу фехтовал, занимался дыхательными упражнениями, плавал в бассейне.
-Ничего. - Говорил он жене. - Вот совсем поправлюсь и нас будет четверо.
Через полгода он поправился. Теперь он мог ходить, бегать, прыгать, лазить и плавать. Одно ему не давало покоя. В любви ничего не выходило. Организм не просто дал сбой, он не подчинялся. Сначала Блум для себя объяснял это тем, что еще недостаточно здоров, но когда последнее обследование подтвердило полное восстановление, Блум понял, что тут что-то не так. Он объявил войну собственному телу, и проиграл. Детей не получалось. Он пытался с помощью Силы добиться результатов, но Сила словно уходила в пустоту. Блум почти физически чувствовал пробоину в поле и никак не мог ее закрыть. Тогла он обследовался снова, что бы выяснить, что явилось причиной. Наконец доктор сделал заключение по итогам обследования: "Не годен!" Таковы были последствия автоаварии.
-К сожалению, мы уже ничего не можем сделать для Вас. Мы и так сделали больше, чем могли. - Сказал ему доктор.
-Но ведь есть же методы? - Спросил Блум в надежде.
-Есть. - Ответил врач, -Но во-первых, все это строго контролируется властями, во-вторых, это стимость этого приблизительно равна месячному бюджету нашей столицы. так что выкиньте это из головы. Заведите себе домашнего питомца. Ну, или усыновите кого-нибудь.
Услышав это Марлайн расплакалась.
-Нет-нет! Никогда! Я не чужого! Я хочу своего! Я люблю своего мужа! И рожу только от него!
-Ничего не поделаешь, госпожа Онджи. Не судьба. - Ответил ей доктор.
Блум с женой вернулись в свой дом. Марк-Николас был так разгневан, что разгромил гостинную.
Отношения межними словно охладели. Они сидели в разных комнатах. Блум пил всю неделю. В довершение всего компания звукозаписи и продюссер прислали сообщения о разрыве контракта с ним.
Через неделю. Марлайн попыталась наладить контакт с мужем, что удалось ей с большим трудом. Теперь Блум постоянно молчал. Ночью они лежали глядя в потолок и не говоря друг другу не слова.Он был бы не против последовать совету доктора, но жена не хотела. А сам он ничего не мог. Жизнь Марка-Николаса была сломана. Ему не нужна была такая относительнвя стабильность. Он ощущал себя неполноценным инвалидом, недостойным такой женщины, как Марлайн. В результате они развелись. Она не хотела. Она согласна была на все, только что бы Блум не уходил. Но Блум считал, что заставлять молодую полную сил и энергии женщину разменивать свою жизнь на неполноценного мужчину просто жестоко. Он решил, что она должна быть счастлива, но без него. С другим. Он и сам болезненно переживал развод. Авария разделила его жизнь на "до" и "после". Наследующий день после бракоразводного процесса он собрался и ушел. Он оставил жене все. Прощаясь с ним Марлайн сказала:
-Где бы ты не был, знай, что я не закрываю дверь.
-Я не знаю, есть ли путь обратно. - Вздохнул он.
Далее он изъял из долговременной консервации свой корабль и улетел, сновь став Блуждающим Меж Звезд. работа спасла его, не давая ему предаваться грустным воспоминаниям прошлого. Душевные раны постепенно затягивались. И только ночью воспоминания приходили в кошмрных снах, не давая ему освободиться полностью.

Блум проспал около 12 часов. Разлепив веки он почувствовал, что подголовник влажный. Спина болела уже не так сильно. Он чувствовал себя гораздо лучше и бодрее.
Он вышел из каюты в кабину и обнаружил, что Икэ-Ар спокойно спит в кресле. Над консолью висела недоигранная позиция баталии. Блум сохранил счет и игру, отключив голограф. А потом осторожно ,что бы не разбудить мальчика, поднял и перенес его в каюту.
-Могло бы быть все по другому. - Прошептал он.

+1

11

7. F-X

Планета фермеров у пилотов. путешественников и подобных им людей считалась далеким захолустьем, затерявшемся где-то на самом краю далекой туманности. Название планеты на различных картах было разным, в зависимости кто их использовал, поэтому планету идентифицировать иожно было только по персональному номеру и координатам. На картах, которыми ползовался Блум она имела название F-X.
Там было два больших материка, полностью занятых под фермерские хозяйства. В основном жили там колонисты с Земли, но некоторые хозяйства принадлежали экзотам. Экзоты вообще неохотно селились там, так как система находилась далеко от центра, а они слишком привыкли быть под его защитой. Первые колонисты заняли территории без войн с малочисленным местным населением. Дикие племена со временем научившись у них вести хозяйства успешно занимались фермерством и были дружелюбны по отношению к пришельцам. Городов, как таковых тут не было. Вернее их быо 2, по одному на каждый материк. Они выполняли культурную, административную и экономическую функцию. Один из них являлся столицей.
Здесь ни с кем не воевали. Территория была абсолютно мирной. Однако пережить одну разрушительную войну им все же пришлось. Мотающиеся по Галактикам разрозненные сообщества пиратов, иногда собирались вместе, что бы захватывать и грабить территории. В этот раз чаша сия не обошла F-X. Они надеялись разорить планету и перебить местных жителей, что бы сделать ее своей очередной базой с запасами продовольствия, откуда они могли бы делать набеги на другие прилегающие территории.
Блум, подлетая к F-X, вспомнил, как оказался тут незадолго до вторжения много лет назад, после неудачного романа с центалионкой. Тогда он был совсем молод. Он походил не на мастера уннехта и не на Блуждающего Меж Звезд, а на мальчика из приличной семьи, обычного студента какого-нибудь заурядного колледжа. Коротко стриженный, слегка полноватый. веселый и очень подвижный. Сначала его тут не восприняли всерьез. Он тогда даже подрался в местном столичном баре. Детина вдвое выше и массивнее Блума посчитал, что мальчикам в баре не место и вышвырнул его вон. Однако Блум не смотря на свое унижение и смех дружков громилы, вернулся. Он повлиял на сознание драчуна, заставив его снять штаны с сапогами, залезть на стол и лихо отплясывать под музыку, чем вызвал недовольство и ярость пьяных парней. Они захотели проучить его, но сами были им побиты.
Блум усмехнулся, вспомнив, как тогда местная красавица барменша отмачивала ему синяки на лице приложив к ним бутылку ледяного напитка. Однако эти парни "наделали в штаны", когда узнали, кем он является на самом деле.
Когда началось вторжение он один помог фермирам послать сигнал о помощи на Альтрану и сдерживать натиск пиратских войск. Марк-Николас помогал прятаться местным жителям от бомбежек. У фермеров из всего оружия имелись лучевые ружья и хлопперы. Марк-Николас научил местных жителей делать зажигательные гранаты из тары из-под напитков, наливая туда горючее вещества.
Он был очень умен и наблюдателен. Заметив огромные параболические антенны на крыше здания мэрии, он с помощью местного паренька-фермера Джона и отца его невесты Стива Джонсона перетащил в один из залов мэрии аккустическое оборудование из местного культурного центра. Там они помогли Блуму собрать специальную установку и подключить ее к антеннам. Будучи еще боддхи Инвэ-Аллена он и Барнум собрали как-то нечто подобное в лаборатории одного профессора уннехта, учившего их. Вот только после этого на всем этаже вышла из строя комьпьютерная локальная сеть. Блум и Барнум тогда были сурово наказаны за баловство. Однако блгодаря этому выросший Блум смог избавить город от вражеской военной техники.
Блум тогда подключил столько микрофонов, сколько смог, а было их штук 20, а потом взялся за инструмент. Пока Стив и Джон палили из окон по врагам, Блум дал один из самых удивительных своих концертов. Он играл, пел, орал в микрофоны, метаясь по всему периметру зала. Он сходил с ума почти три часа. Скрипящий звук гармоники начиная от низкого и кончая высоким регистром, преобразовывался, передавался антеннами и вызывал в компьютерах боевой техники помехи, котрые затем разрушали системы. Фермеры добивали врагов, покидающих боевые машины. Бомбоносцы, летящие над городом, падали и взрывались от своих же снарядов. В городе царил хаос.
Все же враги догадались, что служит причиной их поражения и уничтожили антенны. Блум, спасая своих компаньонов из рушашегося здания, отправил их в подвал, где пряталась часть горожан, а сам вышел, что бы сдержать наступление противника. Он видел испуганные глаза женщин, стариков и детей. Он видел их бессильные слезы. Он видел умирающих на улицах фермеров, защищающих свои и чужие жизни их хрупкого мира. Они были чьими-то мужьями, отцами, братьями и сыновьями. Марк-Николас не мог не вмешаться, не мог оставить их умирать. Он готов был сделать все, даже ценой собственной жизни, только что бы прекратить эту бойню.
Вооруженный одним мечем Марк-Николас нанес существенный урон пиратским захватчикам. Он сражался уже не думая, нравиться ли ему это. И вот когда он, стоящий в центре перекрестного огня, кружился и старался не пропустить не единого выстрела, с небес на планету начали опускаться космотранспортники, из которых посыпались десантные войска. Альтрана, в виду дальности планеты, отправила помощь с близлежащих территорий. Если бы помощь пришла позже, все кончилось бы плохо. Враги имели численное приимущество.
Когда бой был закончен начали искать убитых и раненных. Блума нашли в воронке из-под разорвавшегося снаряда. Он был жив, но огрушен нбольшим, но увесистым обломком, сорвавшимся с полуразрушенной стены. Его отправили в госпиталь, так как кожу на голове пришлось зашивать. Ему повезло. Если бы обломок имел другую траекторию падения, он проломил бы молодому человеку голову.
-У меня крепкая голова! -Смеялся Блум.
В госпитале было много раненных, потерявших своих родных и близких. Марк-Николас играл для них: Джон и Стив, навещавшие Марка-Николаса каждый день, принесли ему его инструменты. Блум утешал, вытирал слезы плачущим, смешил, жалел, беседовал с теми, кто был с ним рядом, стараясь хоть как-то облегчить их боль.
Его пригласили дать концерт на центральной площади в честь победы над аккупантами. Потом он долго жил на ферме у Джона, помогал ему и его соседям восстанавливать то, что было разрушено. Джон женился на дочери Стива Джонсона и Блум присутствовал на бракосочетании. А затем, когда делать стало нечего он вновь отправился в путешествие. Теперь же, на подлете к планете он гадал, насколько все изменилось.

Они прибыли на F-X, когда звезда была в зените. Было жарко. Марк-Николас и Икэ-Ар прошли на пункт таможенного досмотра, где Блум что-то тихо сказал одному из таможенных работников. и тот сразу куда-то ушел.
-Чего мы ждем, Марк-Николас? - Потянул его за рукав Икэ-Ар. - Пойдем. У нас ведь все нормально?
-Не спеши. - Предупредил его Блум. - Пройти в город мы всегда успеем.
Минут через 10 к ним приблизился пожилой тучный человек лет 60 с лишним в униформе. Он сопя утирал здоровенной рукой пот со лба.
-Вы, собственно, кто такой и почему Вы требуете моего присутствия? -Спросил он сердито.
Блум улыбаясь покачал головой:
-Господин Джонсон-господин Джонсон, что же Вы меня не узнаете?
Джонсон прищурился, упер руки в бока, пытаясь вспомнить, где он видел этого мужчину. Затем его глаза широко распахнулись, он сделал шаг вперед.
-Марк-Николас Блум? Ты?
Они обнялись, смеясь и похлопывая друг-друга по спинам.
-Вот уж не ожидал, что увижу тебя на старости лет. - Смеясь проговорил Джонсон, взял Блума за плечи, отстранил от себя и полюбовался. -Надо же! Совсем мужиком стал! А был юнец зеленый, каких я за кражу яблок с фермы по заду ремнем драл.
Стив смеялся. Он был рад прилету Марка-Николаса.
-Ты к нам надолго?
-Посмотрим. Еще не знаю. - Уклончиво ответил Марк-Николас и поинтересовался. - Господин Джонсон, можно ли тут где на ферме поработать?
-Деньги нужны?
-Нужны. У меня корабль сломался.
-Понимаю. А нам механизаторы нужны. Урожай созрел, но ведь помнишь, у нас мужиков и парней тогда поубивало порядком. Молодые еще не успели детей сделать, а старым не до того. Ну и поколение малочисленное. Вот рук и не хватает. Поработаешь у Джона?
-А почему бы и нет? - Снова улыбнулся Блум.
-Ты герой, а такое не забывается. Корабль насколько сможем мы тебе так починим. - Тут Джонсон увидел Икэ-Ар, прячущегося за Марка-Николаса. - А это кто с тобой?
-Мой боддхи. Я его обучаю.
-Понятно. Ну, на то ты и уннехт. А выступать думаешь?
-А то?
-Ну, да.Тебе ж парнишку-то кормить надо. Ладно бы один, а то с дитем. Ты где остановиться думаешь?
-Не думал еще даже. А что?
-Ну, может ты у Джона остановишься? Мы тебе будем рады.
-Спасибо. Господин Джонсон, а как Ваша жизнь?
-Да, нормально. Скоро в отставку уйду и буду грядки зятю полоть. Вот двое внуков у меня. Старшая ничего, умница, а младший паршивец, все развлекается. К чему руки не приложит-все портит. Выпороть бы его как следует за хулиганство, да дочка не дает. Жалеет.
-Ну, так заинтересуйте его чем-нибудь.
-Хех! Заинтересуешь его... Ему вот даже отец не указ. Мать избаловала на свою голову. - Тут Джонсон опомнился. - Ох! Да что это я?
Он повернулся и крикнул:
-Ауиу!
К ним подошел небольшого роста экзот-рептилоид. Форменная рубаха на нем была просторная и такая длинная, что закрывала колени.
-Слутштштштшшаюсь, господин Джонтстстстссон.
По голосу Блум понял, что это женщина или, вероятнее всего, девушка. Значит она не ящер, а ящерка. Ее язычок высовываясь при речи трепетал и создавал забавный акцент.
-Отвези-ка ты мастера Блума и его Боддхи к моему зятю на ферму. - Попросил Джонсон и пояснил. - Это моя первая помошница.
-Слутштштштшшаюсь, господин Джонтстстстссон.
Ауиу подогнала ко входу в космопорт спортивный флаер и закинула вещи Блума в багажник. Так как флаер был двухмесиный, то Икэ-Ар разместился на коленях у Марка-Николаса. Всю дорогу они любовались холмами, лесами, полями. Они видели стада тучных животных, пасущихся на лугах. Мальчику тут понравилось.
-Совсем, как у нас. - Сказал он.
-Да. Тут очень красиво. -Согласился его старший друг.
Наконец флаер пролетел сквозь створки огромных ворот, открывшихся перед ними. Мальчик ахнул. Вокруг был прекрасный сад. Некоторые деревья цвел, распространяя необычно тонкий аромат, но большинство деревьев было покрыто плодами. Да так, что ветви их тяжело сгибались вниз.
Забрав свои вещи Блум поблагодарил Ауиу. Она развернула флаер и погнала его обратно. Она знала, что босс промедлений не терпел. Блум и его маленький спутник оказались перед ступенями огромного дома. Из дверей выбежали дети: девочка лет 12-ти и мальчик, возраста Икэ-Ар. Они остановились и прешептываясь глядели на гостей. За ними за порог вышел мужчина лет сорока. Он отправил детей обратно в дом. Затем сошел по ступеням вниз.
-Чем обязан?
-Джон...
-Не понимаю. Кто Вы?
-Не узнаешь? - Блум огорчился. - Всего-то каких-то 18 лет прошло... А вот я все помню. И как мы победили, и твою свадьбу.
-Марк-Николас?! Это ты?! Вернулся?! - Радостно воскликнул Джон и закричал в нижнее открытое окно первого этажа. - Каролина, Марк-Николас Блум вернулся!!
Через пару минут красивая женщина вышла и спустилась к мужу.
-Это Блум. Помнишь его?
-Здравствуй Марк-Николас. - Смеясь поздоровалась она и ответила тут же Джону. - Конечно я его помню. Только он тогда был совсем мальчик, а теперь вон какой. Так что же вы? Пойдемте в дом.
-Я с боддхи. - Предупредил Блум.
-Это он боддхи? - Спросила Каролина, обратив внимания на мальчика прячущегося за спину Марка-Николаса. - Какой он смешной! Ну, пойдемте же!
Они вошли в дом, прошли в гостинную. Джон усадил гостей на обширном мягком диване. Далее он узнал, что это его тесть решил отправить Блума к нему.
-Чтож, оставайся. У нас места много, если помнишь. Со времен нашей молодости я кое-где переделал дом, так что места стало больше.
Пока взрослые разговаривали, дети Джона и Каролины наблюдали за ними. Наконец младшему надоело наблюдать. Он тихо подошел к Икэ-Ар.
-Привет. Как тебя зовут?
-Никакой я не "привет"! - Возмутился маленький центалион. -Я Икэ-Ар.
-Забавное имя. А я Джек. Ты правда боддхи? Мой дед иногда берет меня к себе на работу, что бы за мной присматривать, ну и я слушаю, про что говорят пилоты и механики. Они столько интересного рассказывают про уннехтов! Я бы тоже стал уннехтом, но меня наверное не возьмут. У меня дара Силы нету. А быть фермером скучно.
-А ты будь пилотом.- Посоветовал ему Икэ-Ар. - У них интересная жизнь.
Вскоре и девочка подошла к ним, заинтересовавшись их разговором.
Блума и его боддхи определили в большую комнату со всеми удобствам на первом этаже дома. Первым делом Марк-Николас выкупал мальчика. Одежды новой у него не было, поэтому Джон предложил кое-что из старой одежды Джека. Одежда пришлась Икэ-Ар как раз. После душа Марк-николас уселся на кровати, что бы хотя бы кое-как обработать свою спину. В эту минуту в комнату заглянул Джон.
-Ох, Марк-Николас, что это у тебя со спиной? Опять спасал мир?
-Да так. Пустяки. Упал неудачно.
Спина кое-где кровоточила, а некоторые раны мочились.
-Ой-ей-ей, как не хорошо. У меня тетка врач. Я ее сейчас вызову. - Решил Джон. - И без не хочу!
Блум и не пытался отказываться. Им пришлось ждать минут сорок, прежде чем пожилая дама- тетушка Джона - обработала Блуму раны, а самые глубокие аккуранно зашила, сделала перевязку. Она показала, как и чем надо обрабатывать спину, после чего уехала. Вечером приехал Стив Джонсон. отправив Икэ-Ар поиграть со своими внуками, он закрыл дверь на ключ.
-Ты мне ничего не хочешь рассказать, Марк-Николас. Я ведь понимаю, что корабли сами по себе не ломаются, а спины не кровоточат.
-Джон сказал?
-Какая разница? Но если хочешь знать, то да. В какие это приключения ты попал?
-А что это даст? - Пожал Блум плечами.
-Во всяком случае, я буду знать, чем помочь тебе. Я уже пожил довольно на этом свете и много чего видел. Ну, так что?
-А Вы точно уверены, что хотите мне помочь?
-Хочешь сказать, что я тебя кому-нибудь выдам? Нет, парень. Тут ты в безопасности. Бояться тебе нечего. Что у тебя случилось?
Блум не привык вот так сразу доверять, но сейчас он чувствовал, что Джонсон не опасен и, более того, весьма ему сочувствует.
-Ну, хорошо. - Согласился Марк-Николас. - Только не знаю, умеете ли вы хранить тайны.
-Валяй. - Махнул рукой Стив.
Марк-Николас рассказал своему старому другу, что с ним произошло в ближайшее время. Джонсон не был в восторге.
-Я не понимаю, почему ты до сих пор не на Герене. - Вздохнул он.
-Вы забыли, что у меня корабль сломался. - Напомнил ему Блум.
-А какого лысыго ты делал такие пространственные петли, когда от Центалгона до Герэны рукой подать?
Блум долго молчал, гадая сказать Джонсону или нет. Наконец решился.
-Потому что я ушел с Герэны. - Сказал он. - Я бывший уннехт. Я беглый. И если вернусь туда, то меня ждет трибунал. Но я не далеко не трус. И с понятием чести у меня все нормально. Именно поэтому я и оказался втянут в это скользкое дело. и еще я ищу центалионку по имени Укэ Лорьанаэ-мать этого несчастного ребенка.
-М-да, Марк-Николас. - Вздохнул Джонсон, после долгого своего молчания. -Наделал ты дел. Ладно. Пока поживи у нас, поработай. А там, глядишь, что-нибудь сообразим. А пока отдыхай.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2019-10-23 19:45:35)

+1

12

первую прочла.
Не скажу что прям увлекло, порой даже было скучновато, но  будем посмотреть. Постепенно буду форсировать космооперу. А вот предысторию было  интересно читать!

0

13

Ураааа! Лёлька пришлааааа! У мну праздник! :cool:  http://www.kolobok.us/smiles/standart/victory.gif  http://www.kolobok.us/smiles/user/mg_03.gif  http://www.kolobok.us/smiles/standart/friends.gif  https://forumstatic.ru/files/0018/1c/c9/60864.gif  http://www.kolobok.us/smiles/standart/party.gif  http://forumsmile.ru/u/5/9/b/59bb36a05e441ac889dd7efd739a861a.gif

0

14

Небольшой словарик, чтобы разобраться вот из ху.)))

Боддхи
Ученик или ученики мастеров Герены. Их делят на боддхи Первого Состава-тех, которые имеют персонального Наставника, и боддхи Второго Состава, воспитывающихся и обучающихся в специальных приютах для детей с даром Силы. Бодхи первого состава обычно являются самыми развитыми и из них получаются отличные воины, дипломаты и военачальники. Именно таких боддхи определяют и отдают Матерам меча и Силы в персональное обучение. Боддхи второго состава- это пилоты, солдаты, обслуживающий персонал Герены, представители посольств и миссий, целители.
Обычно Боддхи находят на разных планетах и свозят на Базу, в Детский Корпус. Как правило это дети из приютов. Но бывает и так, что родители, в том числе и из правящих кругов, отдают туда своих детей наделенных даром Силы.

Виарпы
Представители органов правопорядка на Центалгоне.

Герена.
Планета, находящаяся в среднем секторе, между центральными и периферийными территориями Межгалактического Федеративного Союза. Является оплотом, где базируется Светлый Клан Уннехтов, выполняющих военно дипломатическую и наблюдательную функцию и имеющих посольства в пределах межгалактического госудрства.
Была колонизирована на начальном этапе возникновения Светлого Клана самим великим Гереном Завоевателем и названа в его честь.

Герен
Родоначальник Светлого Клана Уннехтов. Изначально он был варваром-валаакку, мастером меча и Силы, из системы Валарена,  расширившейся при его потомке и ставшей Великой Валаренской Империей.
До сих пор бытует мнение, что валаакку народ возникший искусственно, путем выведения и клонирования более высокоразвитой рассой, оставившей из на погибающей Валарене, после себя.
Герен-воин сумел сплотить разрозненные территории во Вселенной и помог основать государство и Базу, на которой по сей день осуществляется обучение ему подобных. Именно поэтому он считается не Темным, а Светлым уннехтом. Кроме этого Герен старался поступать благородно и милосердно, так он боролся и победил свою темную и сторону. Однако он был предан старшим сыном и убит им в бою. От старшего сына Герена ведет начало  род Тирр Кирайенов правящий в Валаренской Империи.

Лучевой меч
Персональное оружие уннехта. Как правило уннехт получает боевой меч от Наставника или от совета Круглого Стола Светлого Клана при рукоположении в Мастера. На Базе Герены есть отдельный цех, занимающийся изготовлением мечей. Однако, если у обычного уннехта есть определенный талант, то он вполне может собрать себе оружие сам, так как этому так же обучают боддхи на Базе.

Сила
Часто еще ее называют Силой Вселенной. Определенного рода энергия живого и неживого, которой умеют управлять мастера меча и Силы - уннехты.

Совет Круглого Стола Светлого Клана (Совет Герены, Совет Двадцати)
Правящее общество уннехтов с Главным Патриархом (иногда его еще называют Магистром или Главным Мастером), состоящее из двадцати выбранных кандидатов. Как правило это самые сильные уннехты, половина из которых Должностные, а половина уннехы Второго Состава.

Уннехты
Универсальные воины, мастера меча и Силы. Образуют два противоположных друг другу клана: Темный и Светлый. Темный Клан часто называют "Харго" по видоизмененному имени основателя, который являлся старшим сыном Герена-воина. Светлый Клан был основан самим Гереном, а его младший сын продолжил дело отца в укреплении и устроении.
Разница между адептами кланов в том, что Харго считают, что Сила дана для власти, а Светлые-что Сила дана во имя блага и мира. Мастера Харго могут иметь сколько угодно учеников бодхи, так как считают, что создать количественный перевес их святая обязанность. Светлый Мастер может по закону Герены иметь не более двух учеников, так как это упорядочивает саму систему обучения.
Светлые уннехты могут быть Простыми и Должностными. Должностные уннехты - это Мастера меча и Силы, обличенные властью, либо потомки таковых, имеющие дар Силы. Им разрешено не только брать себе боддхи в обучение, но так же и продолжать свой род, особенно это важно при действующей династии. Простые уннехты дают клятву безбрачия.

Центалион
Планета ближнего сектора, находящаяся между центральными и периферийными территориями. Форма правления - Глобальная Выборная Империя. К такой же форме правления относят Антакорру. Обычно правит выбранный электоратом один из именитых родов. Центалион является разработчиком и поставщиком оружия для Межглактического Федеративного Союза, чем часто привлекает внимание недругов. Несколько раз испытывал насильственную смену власти инициированную Харго. Один из таких случаев пришелся на правление рода, к которому принадлежал Укэ Он-Вэ.

Яркая Звезда
Легкий пассажирский транспортник старой конструкции, угнанный Марком-Николасом Блумом с бевой станции Клинок Уннехта, принадлежавшей его Наставнику и Владыке Карайаны Инвэ-Аллену. Такими транспортниками раньше укомплектовывали пассажирский флот Карайаны, еще задолго до ее оккупации силами Темного Клана. Мастер Инвэ сумел вернуть себе не только боевую станцию и планету, уничтожив силы Харго, но и все оборудование, которое было на станции и на планете, многое из которого пришлось модернизировать, а что-то отправить в утиль. Именно Яркая Звезда помогла Инвэ-Аллену незаметно под видом торговца пробраться на оккупированную территорию, где он с помощью диверсий отрезал Харго от их основного командования на Валарене, а потом уничтожил, вызвав подкрепление. На транспортнике отсутствует какое-либо оружие, так ка он создан для мирных целей.

Арлиин
Внучка изобретателя и профессора Каламбритийского Университета Уникальных и Новейших Технологий Йара Дровона. Окончила Университет с отличием экстерном, училась в аспирантуре на Центалионе, подрабатывая по вечерам в бар-клубе танцовщицей, куда попала выиграв конкурс молодых танцоров на Большом Фестивале молодых талантов в номинации балет. Затем участвовала в студенческой акции спасения коренного населения, за что в последствии была награждена Орденом 1-й степени. Позже служила на боевой станции Клинок Уннехта специалистом по информационным технологиям, инспектировала системы станции. В последствие, пошла по стопам своего знаменитого деда, возглавив кафедру Университета на Каламбритии. Родила дочь. Позже примкнула к повстанцам, боролась против режима Омнисса тирр Киррайена.

Лорианаэ Укэ
Жена правителя Центалгона Укэ Он-Вэ и мать Икэ-Ар Укэ, спасенного Марком-Николасом Блумом. На Центалгоне принято, что жена и дети принимают не фамилию, а имя главы семьи. До замужества была возлюбленной Марка-Николаса. При насильственной смене власти приняла от мужа кристалл с записанными на нем разработками новейшего оружия, смогла постоять за себя и сбежать с планеты на Иллумэну, где ее нашел ее бывший возлюбленный, спасший ее сына из плена и взявший за них двоих ответственность.
В последствии вернулась на Центалгон, родила еще одного наследника престола. По прошествию многих лет примкнула к повстанцам, боролась против режима Омнисса Тирр Киррайена.

Гджински Олаф
Мастер меча и Силы, вместе с Инвэ-Алленом был учеником Магистра Тейна, являлся вторым учеником Магистра. Был найден в одном из земных детских приютов при монастыре ордена Св. Франциска Асизского мастером-уннехтом Ламейном Тхеттином-Тхином и привезен на Базу Герены, стал верным другом и помошником Инвэ-Аллена. Олаф был тайно женат на родной сестре Инвэ-Аллена Анне, имел двух детей, погиб в космическом сражении, открыв портал для прыжка в атмосфере планеты.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2019-10-27 11:00:33)

+1

15

#p133096,Marysia Oczkowska написал(а):

Ураааа! Лёлька пришлааааа! У мну праздник!

http://sh.uploads.ru/lL3RV.gif

0

16

Дело пока раскучивается, но там будут и батальные сцены, и приключения и любофф, куды ж без нее? Читай понемногу, все придет в свое время.

8. ЗАМЫСЛЫ

Князь Омнисс очень не любил, когда его приказы выполнялись плохо или не выполнялись совсем. Он не любил проигрывать. И даже когда проигрывал партию в баталию кому-нибудь, вроде Даро всегда сердился и переживал. У неоопортилось настроение и он становился невыносимо ворчливым. Вот и сейчас он смотрел на пустынный каменистый мир, залитый красным светом умирающей заходящей звезды и чувствовал раздражение и досаду. Сзади вытянувшись в струнку стояли двое. Оба были вояками и оба ждали наказания от мастера Тирр-Кирраена.
-Как же нужно летать, командор, что бы упустить такую возможность?! - Ворчал Омнисс. - И это Вы! Самый лучший пилот группы перехватчиков! Этот Блум на своей консервной банке сделал вас на раз-два! Позор! Кстати, Вы к тому же потеряли двух отличных людей из своей команды! Потеряли, понимаете?!
-Так точно. Понимаю. - Ответил командор.
-Не, Вы не понимаете. Вы поймете это потом, когда я вас разжалую в обычные пилоты. Причем даже не первого, а запасного состава. - Он повернулся к Даро, который в это время не вынимал носа из монитора. - Даро, свяжи как меня с перфектом Либиры господином Локути... А, впрочем, не буду его беспокоить. Кинь-ка сообщение генералу Бриггссу, чтобы принял под свое командование этих двух неудачников.
-Вы свободны, господа. Можете идти.
Вояки повернулись и строевым шагом вышли из зала. Они были напуганы. Обычно недовольство князя имело более разрушительные последствия и сегодня им просто повезло.
-Мастер Кирраен, этот Блум вообще исчез. - Сказал Даро.
-Ну, не черную же он дыру провалился. А хоть бы и так... Даро, ты отличный воин, но думать тебе не дано. Даже твой брат Каордо и то умнее.
Даро слышал это от князя уже не раз, поэтому отнесся ко всему спокойно.
-Так что же делать? Где его искать?
-А ты подумай. - Проворчал Омнисс. - Тебе это не повредит.
Даро честно попытался придумать выход, но ничего не получилось. Он пожал плечами и опять уткнулся в экран. Увидев что-то интересное, он почти забыл про Омнисса, но тот сам напомнил о себе.
-Вот скажи мне, есть у тебя банковская карта?
-Даже две, Наставник.
-А у любого из пилотов, кто служит у меня?
-Ну... да. А какое это имеет отношение к Блуму?
-Самое прямое. Видишь ли, у Блума, я надеюсь, тоже есть банковская карта. По межгалактической сети возможно отследить ее использование.
-Но это значит войти туда, куда нельзя! - Воскликнул Даро. - Это хакерство!
-Именно. А кто сказал, что темный Клан всегда играет по правилам? Так что подними-ка свой зад и пойди найди мне Корбусса. Он, кажется, просил у меня небольшой отпуск? И 100%, что он сидит в какой-нибудь забегаловке и развлекается с местными красотками. Скажи ему, что я передумал и отпуск он получит только тогда, когда сделает дело.
-Ну, да. Пьяный Корбусс не сделает, а наделает дело. - Проворчал Даро вставая с кресла.
-Так приведи его в чувства. - Посоветовал ему Омнисс. - И не забудь. Завтра прилетает твоя достачтимая матушка, госпожа Коринда. Встреть ее и проводи ко мне. Мне есть о чем с ней побеседовать.
Прошло около часа, прежде чем Корбусс предстал пред очами своего повелителя. К счастью он был в добром здравии. Правда, про себя он тихо досадовал на Даро, который испортил ему все свидание с красоткой-валой. Теперь же Корбусс стоял навытяжку перед Омниссом и гадал, что князю от него надо и скоро ли все закончится.
-Очень хорошо, что Вы, друг мой, изволили явиться и отложить свои дела ради служения государству. - Льстиво и почти ласково произнес князь. - Вам предстоит непростое, но почетное задание. Потерпите. Вам нужно всего лишь еще немного послужить интересам Валаренской Империи.
Он подошел к своему личному программеру почти вплотную, прикрыл глаза, наклонился к нему и полупрошептал ему на ухо:
-Это очень важное и очень секретное дело, которое я хотел бы поручить Вам, Корбусс. И если дело выйдет, то Вы получите награду. Деньги. Много денег. И отпуск на несколько месяцев.
Потом Омнисс выпрямился и сказал ему уже более громко:
-Но если Вы провалите дело, Корбусс-берегитесь! - Омнисс приоткрыл глаза, из-под век пыхнуло красным. - Я накажу Вас очень сурово. Двадцать лет в одиночной камере вам будут казаться самым легким наказанием.
Тут Тирр-Кираен позволил себе погневаться.
-И мне ничего, слышите, ничего не будет стоит оттяпать Вашу башку, какая бы умная она ни была! А если у меня будет очень плохое настроение, то казнь будет более жестокая и мучительная! Вы поняли, надеюсь!!
-Да, Ваша Светлость. - Ответил испуганный Корбусс.
-Хорошо. - Бросил князь, успокаиваясь.
-Служу Валаренской Империи! - Добавил программер.
-Еще лучше.
-Что я должен делать? - Задал вопрос Корбусс. Князь ждал этого вопроса.
-Совсем ничего. Пустяки. Вы должны создать программу, с помощью которой можно отследить в Межгалактической Сети банковские операции нужного мне пользователя относительно любой банковской системы за пределами Империи. Меня интересует некий Марк-Николас Блум. Время у Вас, Корбус, ограниченно. Берите всю самую необходимую новейшую аппаратуру, но что бы все это в кратчайшие сроки было сделано.
Тирр-Кирраен почувствовал, что у Корбусса назрел вопрос и опередил Корбусса.
-Проблемы?
-Всего одна, повелитель. Когда моя работа будет считаться завершенной?
-Когда Вы обнаружите Блума. А когда это произойдет, Вы лично предупредите меня и Даро, на какой планете это произошло. Тогда катитесь ко всем пакото в любую сторону Империи с полученной Вами наградой.
Омнисс устало уселся в кресло перед столиком с голографической Баталией.
-Вы свободны, Корбусс.
Корбусс хотел уже уйти, но князь вдруг обратился к Даро:
-А ты что сидишь? Ноги в руки и проводи господина программера в его комнату рядом с моими апортаментами. Живо!
Даро неохотно поднялся. Через минуту Омнисс остался в зале один.
На следующий день Омнисс отдыхал в огромной оранжерее дворца. Садовники по его приказу оставили свое место работы, и он был среди диковинных деревьев, цветов и растений один. Он любил бывать здесь по нескольким причинам: во-первых, тут ему лучше думалось и отдыхалось, во-вторых, оранжерейное дело было весьма модно у любой элиты, в-третьих, он любил растения за их молчаливость, а в-четвертых, природный уголок был лишь тут, во дворце.
Снаружи умирающая звезда светила над каменистым, выженным миром, и жизнь была только тут, под поверхностью горных хребтов, где трудолюбивые валаренцы научились строить города. Отдельная горная вершина, некогда потухший вулкан, стала крепостью и оплотом древнего княжеского рода Тирр-Кирраенов.
Неожиданно князь услышал какой-то шум неподалеку от себя. Он прислушался: разговор. Один голос принадлежал Даро, другой...
-Наставник был здесь, матушка.
-Я подожду. Позови-ка его, Даро.
-Да, матушка, как Вы желаете.
Но Даро не пришлось искать Омнисса, он сам вышел им навстречу.
-О! Кого я вижу! - Обрадовался князь. - Сама госпожа Коринда! Прекрасная Коринда.
Прибавил он почтительно склоняясь и целуя ее тонкую и изящную ухоженную руку, на которой сверкали и переливались драгоценные кольца и браслеты. Он любовался ее нежной кожей, изящной шеей, красивым и белым, как снег, но холодным, как лед лицом, ее грацией, ее драгоценным нарядом, ее темными кудрями, перевитыми нитями арданских жемчугов. И небыло никого во Вселенной краивее ее.
Омнисс провел ее под сень протсатианских деревьев и усадил на мягкую скамейку, обитую дорогим красным валианским бархатом. Она властно приказала Даро оставить ее с Омниссом один на один. Даро почтительно поклонился. Уходя он облегченно выдохнул, так как наконец-то на несколько часов был свободен и мог наконец-то отправиться в дайкер-клуб сыграть партию-другую, где его уже ждали.
-Чем обязан?
-Я прилетела сюда, вовсе не любезничать с тобой Омни. - Тон Коринды был невероятно ледяной и надменный.
-Ну, и у меня к тебе серьезный разговор, драгоценная Кори.
На холодном лице Коринды появилась презрительная усмешка.
-О твоих делах потом. - Она сделала ударение на слове "твоих" и поспешила закончить. - Я слышала, ты охотишся за неким Блумом?
-Да, дорогая.Тебе это сказал твой сын?
-Какя разница, кто сказал мне это.-Поморщилась она. - Так да или нет?
-Да. Ты знаешь где он?
-Нет. Но я бы хотела принять маленькое участие в охоте.
-Что же, твой каприз я вполне могу удовлетворить.
-Это не каприз. - Холодно сказала она. - Это требование.
-Вот как? Но зачем он тебе?
Она подняла свою красивую руку, слегка обхватила Омнисса пальцами за горло и чуть сдавила. Князь почувствовал, как ее острые, накрашенные багровым лаком ноготки впиваются в его кожу. Коринда приблизила свое лицо к его лицу и прошипела:
-Ты отдашь его мне!
Омнисс никогда никого не боялся, но от столь странного требования. высказанного стольстранным образом ему стало не по себе. Коринда обладала даром Силы и теперь давила на Тирр-Кирраена.
-Ну, хорошо. Но все же, зачем он тебе?
Она тут же убрала руку.
-Это мое личное дело, Омнисс. И не суй свой нос в него. Не вмешивайся. И не спорь со мной, это опасно.
-Вижу. - Буркнул Тирр-Кираен. - Спорить с сердитой женщиной всегда опасно. И все же?
-Запомни, он мне нужен живым. Попытаешься его убить, пожалеешь.
Князь тут же провернул в голове некоторую мыслительную работу и улыбнулся:
-А знаешь что? Я согласен, но с маленьким условием. Если ты первая его поймаешь, то он твой.
Он привык, что бы и пакото были сыты, и солдаты целы.
-Не сомневайся. - усмехнулась опять Коринда.- Он в любом случае будет мой.
-А теперь мое дело к тебе, дорогая. - омнис куда-то ушел и вернулся, неся в руках шкатулку тонкой дорогой работы.
На холодном лице Коринды появилась любопытство. Князь распахнул шкатулку и протянул ее Коринде. В шкатулке было драгоценное колье арданской работы.
-Это мой подарок тебе. Я хотел бы просить твоей руки.
Коринда вдруг улыбнулась, и это смягчило ее ледяное выражение лица.
-Нет, Омнисс. Можешь не пытаться. Я никому не принадлежу.

+1

17

#p133099,Ольга написал(а):

Marysia Oczkowska написал(а):Ураааа! Лёлька пришлааааа! У мну праздник!

Обнимаааашкииии!!!! http://www.kolobok.us/smiles/standart/friends.gif

0

18

Ну, как же тут без госдумы политики? )))

9. СОВЕТ

Барнум торчал уже битый час около дверей, ожидая, пока все прибудут на "Клинок уннехта", войдут, займут места в зале. Место совета Инвэ-Аллену порекомендовал Тейн, напомнив о том, что сложившаяся ситуация дело не только одной Герэны или Альтраны, но касается всех. Это был тайный совет.
Представители Совета Герэны были уже здесь, представители Генералитета Альтраны потихонечку приходили и рассаживались на указанные места. Не хватало лишь президента и Криела Бутооди. Но вскоре и они появились в зале. Инвэ лично предоставил им самые удобные кресла.
Президент был с Рамды. Головоногие рамары были всегда миротворцами и имели, пожалуй, самые отличные деловые качества. 15 лет президент-рамар стоял у власти. И все 15 лет военные конфликты успешно решались и гасились. Он выбрал себе достойную замену, приемника в лице Бутооди, такого же миротворца, как и он сам. Но однако закон требовал выборов и просто отдать власть было возможно только при двух обстоятельствах: болезни или смерти лидера.
Бутооди был из военно-дипломатического корпуса Альтраны. Военная элита выдвинула его кандидатуру в против претендента от промышленников Омнисса. И теперь президент размышлял, что же ему делать, так как он был уже в курсе всех событий. Тирр-Кирраен вел несомненно нечестную игру, стараясь всеми правдами и неправдами добиться высшего положения. Арестовать Омнисса, допросить или сделать еще что-нибудь в этом роде было нельзя. Мешала неприкосновенность. К тому же, князь был главой Валаренской Империи, весьма сильной и в военном, и в экономическом положении. Поссориться с ним, означало втянуть государство в войну, а этого так же допускать было нельзя. Можно было лишь заменить Омнисса кем-нибудь другим, например владыкой Антаккоры Паг-Дарром или кого-либо еще. Но на это необходимы были веские основания и доказательства вины Омнисса. К тому же Омнисс не скрывал, что он харго. Однако игнорировать голоса, которые он набрал у промышленников тоже невозможно. Омнисс и Бутооди имели равные баллы в голосовании между основными сообществами. Если Омнисса дисквалифицировать из предвыборной гонки, тогда на продвижение этого "кого-либо еще" понадобиться лишнее время, средства и...
Мимо него прошел Инвэ-Аллен. Рамар отвлекся.
В зал вошел мастер Тейн, главный магистр Совета Круглого Стола Герэны. Президент уважал его за бесконечную мудрость и частенько просил его совета. Котообразный, с сизыми клоками шерсти, на ушастой лысеющей голове, прикрытой мягкой шапочкой, последний представитель некогда уничтоженной Темным Кланом рассы с Падханы, проковылял мимо, опираясь на небольшой костыль.
Многие думали, что у Тейна обычные стариковские проблемы с ногами, но лишь один Инвэ-Аллен знал, что одна нога у Тейна искусственная, сконструированная самим Тейном. Несмотря на внешнюю немощь этот падх при крайних обстоятельствах мог отлично обойтись без костыля, действуя мечом и Силой, но и костылем Тейн действовал неплохо в качестве орудия защиты.
Члены совета переговаривались и это создавало гул в зале, поэтому Тейн призвал всех к тишине и порядку хорошенько пару раз стукнув костылем по полу. Все тут же успокоились.
Отсмотрев материал, привезенный с Центалгона и выслушав проблемы посланников-центалионов, советники опять зашумели. Но Тейн снова прекратил шум.
-Слышали все мы слова агитации "против". Центалионы напуганы, их заставляют. Но я обратил бы внимание ваши на речь о планетах других. - Скрипнул Тейн.
-Это провокация. - Ответил Презедент.
-Провокация ли? Послушайте скажет что мастер Вей с Антаккоры.
Антаккорец Вей-Тхе Тхин, мужественный и сильный высился на своем кресле, как скала.
-Владыка Паг-Дарр просит помощи. Его народ так же напуган. Людей стараются подкупить, а иных запугать. Сделали это высшие чины, приближенные Паг-Дарра. Сделали тайно, так как Паг-Дарр поддерживает Бутооди. Он поснимал их с должностей, но новое окружение через некоторое время продолжило политику предшественников. Было покушение и на самого Паг-Дарра. Сейчас он в безопасности, но он просит помочь разобраться, кто и что влияет на ситуацию. Да, и еще. Уволенные с должностей все до единого погибли при невыясненных обстоятельствах. Дело должностной вертикали. Атаккорцы народ законопослушный, но даже он может взбунтоваться.
-Их тоже принуждают мечом и пряником голосовать за Омнисса? - Поинтересовался Бутооди. - Однако, уважаемый мастер Вей, при вас Антаккора вообще была аккупирована харго.
-На что Вы намекаете?
-Нет-нет. Просто провожу аналогию.
-Неуместно. Моя семья погибла ни за что. И вообще-то это я поднял восстание против аккупантов и освободил свой народ.
-Однако Вас видеть в правящих кругах как-то больше не хотели.
-Вы хотите сказать, что это я виноват в данной ситуации?
-Нет. Я хочу сказать, что за свое поражение, возможно они стремяться отыграться. Паг-Дарр трус, и это всем известно. Говорит он много, делает ноль. Возможно на него оказывают давление.
-Если бы они хотели сместить его, то давно бы это сделали. - Отмахнулся мастер Вей.
-Нет, Бутооди прав. - Задумчиво произнес президент. - Им нет нужды смещать Паг-Дарра. Он им крайне удобен. И думаю, в том, что Вас отстранили от управления, якобы по воле народа, тоже была вина харго.
-Кроме харго, господин презедент, есть еще угроза. - Произнес Инвэ-Аллен. - ОСТ. Как мне стало известно из проверенных источников эти две организации взаимосвязаны, они союзники, но вот кто из них кого поддерживает сильнее я не знаю. Так же как неизвестно, кто является сейчас главой Темного Клана. Вы ведь знаете, что князь Вальденский погиб, уничтожен нами. Кто там теперь, одной Силе известно. Но судя по тому, как продвигают Омнисса и по тому, что бывший глава был родом из Валаренской Империи, вывод напрашивается один. Возможно Темный Магистр оттуда. Кроме того, Вы, конечно, правы в том, что мы не можем реально оценить действия Омнисса. Мы не знаем, сам ли он это делает, или кто-то за ним стоит. Возможно ОСТ создан самим Темным Владыкой, как ударная армия Темного Клана, тем более, как мне стало известно, Даро является харго и командиром этой организации, собравшей под свою остветственность всех пиратов, негодяев и убийц со всей Вселенной.
-Что же это? Темный Клан пачкается об террористическую организацию? - Уивленно произнес Бутооди.
-Именно. Потому что ОСТ - это золотое дно Темного Клана. Думаю, что Омнисса проплатили они. Только вот по чьему приказу? - Инвэ облегченно выдохнул и замолчаал. Он сказал все, что должен был сказать.
Тучный и лысый генерал Бриге предложил:
-Без определенной стратегии нам не выиграть. Это тайная война, а посему нужен план действий. Для начала необходимо разведать, что твориться на местах, каковы народные настроение и кто мутит воду. А после уже разбираться. Вводить войска...
-И погибнет тогда население. - Спроскрипел Тейн. - Война без войны, вот что значит война. Ценой малой, малой кровью спасти. Кого надо наставить на истинный путь. Тихо и быстро нам действовать надо. Не годиться из пушек палить. Обезвредить смутьянов нам надо и народу их показать, что бы знал народ виноватых. Подточить изнутри харго задумали всех нас. Перессорить. Внести в сердца наши недоверие, страх. Вот что важно.
- На других планетах сектора Центалгон успешно осуществляется таже политика. Мечь и пряник. Да. - Устало добавил Инвэ.
-А что если с этого и начнется война? - Задумчиво предположил молчавший до того, похожий на призрака, генерал Торки.
-Значит будем осторожны. - Ответил мастер Бинс.
-Мастер Инвэ, у Вас, кажется, еще не все? - Спросил рептилоидный мастер Та-Ай.
-Да. Наследник Укэ Он-Вэ и его мать живы. Мы ищем их. Лорьанаэ Укэ удалось бежать, а вот ее сын попал вплен к приспешникам харго. Они держали его в качестве заложника, что бы найти его мать и получить с нее нечто ценное в свое пользование. Но по некоторым сведениям мальчика освободил один из нас. Марк-Николас Блум.
Воцарилась мертвая тишина.
-Как? - Спрсил Вей-Тхе. - Блум жив?
Бутооди вдруг улыбнулся:
-Он одно время жил на Валиане. Он непривзойденный поэт и музыкант. И то, что он делает, мне по душе. Пожалуй, он один из самых здравомыслящих людей во Вселенной. И я вовсе не удивлен тому, что у него есть потребность кому-то помочь. Мы познакомились в далекой юности на военных сборах, когда я еще учился на Альтране. К сожалению, я очень мало знал его. Однако я не совсем понимаю, почему у вас такая реакция?
-Мы считали его погибшим. - Пояснил Бинс. - Но к великому счастью это не так.
Та-Ай снова обратился к Инвэ-Аллену:
-А вот я должен вас порадовать. Мне пришло сообщение, что над либирой видели корабль, похожий на тот, на котором 18 лет назад улетел ваш экс-боддхи. Он ушел в Зону прыжка в верхних слоях атмосферы планеты, когда его пытались перехватить. Кто послал перехватчиков, к сожалению не известно.
Инвэ слегка сдавило сердце. Марк-Николас жив! Но прыжок в атмосфере! Он мог бы быть вторым, после Олафа. Безрассудный смельчак! Безрассудный и отчаянный!
-Что с Вами, мастер Инвэ? - Презедент метнул в Инвэ-Аллена тревожный взгляд.
-Нет-нет. Все нормально. - Успокоил его тот. - Так что, что же решаем?
-У вас очень мало времени. Выборы будут через месяц с лишним. - Качнул щупальцами рамар.
-А перенести нельзя? - Проверещал генерал с Протсаты, маленький и похожий на мышь.
-Я уже думал об этом. Можно. Но только в связи с данным положением на два месяца. Избиратель должен быть свободен в своем мнении, а конфликты, не важно депломатические или военные мне не нужны. Во первых, не хочу оставлять нерешенные вопросы и перекладывать ответственность с больной головы на здоровую, во вторых, новому лидеру начинать свое правление с военных капаний просто недопустимо. Ваша задача все разведать. отчитываться будете мне лично. С Центалионом и Антаккорой мне все ясно. Это наиболее мощные территории, ближе всего находящиеся к центру. Бригсе и мастер Инвэ, вас я назначаю ответственными за операцию "Освобождение". Ваша задача разработать план действий по данным секторам. Опять же, повторяю, отчитываться мне лично...
-Простите, - прервал его пламенную речь Бутооди. - Могу я присоедениться к ним?
-Да. Вы, Бутооди, будете руководить этой операцией. Как их командование, Вы несете лично ответственность. Генерал Торки, Мастер Тейн, вам я поручаю дипломатическую и разведовательную работу. Действие остального генералитета и уннехтов будет зависить от результаов данной работы. И помните, сроки малы.
На этом совещение закончилось. Барнум был очень рад, так как ему ужасно надоело торчать при дверях вместе со всем караулом и группой секьюрити. Он желал пойти в трапезную и чего-нибудь выпить и съесть, а потом принять ванну и завалиться спать, так как он и его бывший Наставник не спали уже около 2 суток и нуждались в отдыхе.
Инвеэ неожиданно подозвал Барнума.
-Подготовь-ка мне центалионский торговый транспортник и пошли весточку от меня на каламбритию. Некоему Дровону. Код 755хх012.
-Что ты задумал, Инвэ?
-Да так, есть одно дело.
-Может сначала закусим и поспим? - Грустно вздохнул Барнум.
-Сделаешь и гуляй, куда хочешь. - Строго сказал Инвэ, а потом смягчившись добавил. - Пусть Дровон прибудет ко мне.
Барнум пересиливая дремоту отправился в кабинет. К Инвэ подошел Тейн:
-Решил всю шайку на Центалгоне один обезвредить и заговор их преступный раскрыть? Ах, Инвэ-Инвэ. Марк-Николас столь безрассуден, как ты.

+1

19

10. ЙАР ДРОВОН

Презедент и Криел Бутооди по просьбе Инвэ-Аллена остались погостить на "Клинке уннехта". В окружении своих секьюрити они отправились на представительский уровень. Барнум ушел "свершать" свои нехитрые подвиги. Все разошлись. В зале остался только Инвэ и его старый Наставник. Тейн тяжело опираясь на костыль о чем-то думал. Инвэ смотрел в огромный иллюминаторный экран на далекие звезды. Наконец Тейн прервал тишину.
-Что задумал ты, инвэ-Аллен? - Поинтересовался он.
-Пока до конца сам не понимаю, Наставник. Но кое-какой план есть. И центалионский торговый транспортник будет очень кстати.
-И все же? Что скажешь мне ты?
Инвэ ухмыльнулся. Усмешка получилось вредной и задиристой. Много лет Тейн не видел у своего ученика на лице такой улыбки.
-Наставник, Вы любите театр? Так вот. Хочунанести визит нашим друзьям из Темного Клана и устроить небольшое представление. Однако тут нам обсуждать это негоже. Пойдемте в мою комнату. Не хочу терять конфиденциальность информации.
-Полагаешь, что некто услышать нас может?
-Мне бояться нечего. У меня все свои, но даже своих я не посвящаю в свои дела.
Оба уннехта ушли из зала и заперлись в каюте.
-Помните наставник, что Вы говорили? Лучшая война без войны, не так ли? Вы опять преподали мне урок.
Инвэ сложил руки на груди и уселся в кресло напротив мастера Тейна.
-Да, говорил я и что же с того? Что же ты понял?
-Я собираюсь отправиться во дворец Укэ с тремя-четырьмя уннехтами.
-Собираешься ты переворот во дворце учинить? Угу-гу. Ясно мне. А кто ж эти трое? Кого ты с собою возьмешь?
-Мастер Тхин, мастер Барнум, мастер Бинс и... - Инвэ подумал и закончил. - Возможно, мастер Та-Ай.
-Много очень.
-Но там и охрана, наверное большая.
-Бери с собой тех, кто стреляет без промаха, ты. Они пригодятся. С Альтраны бери молодцов. И как же прибудешь туда? Лицо твое всем там знакомо. и Барнума тоже. Не говоря о Вей Тхе.
-А вот для этого мне нужен транспортник.
-Баржа нужна грузовая? Ну, что же, не плохо.
-Вы, мастер Тейн, думаете, что мы войдем туда с боем? Вовсе нет. Нас туда провезут. Как товар. В контейнерах с Валианы.
-Старый прием. О Троянском коне говоришь ты? Знаю, я много читал за годы мои. - Прокряхтел Тейн. - А как же таможня? Посты ведь везде понаставленны будут.
-А вот для этого нам нужен хороший программер и спец в точных технологиях. Мне нужны спецприборы, что бы нас до срока не обнаружили. Создать и собрать их может только один. Бывший контрабандист, но нынче очень уважаемый человек в научных кругах Каламбритии, изобретатель, программер и... иногда хакер. Он настолько ловок, что его ни разу не поймали. И я знаю, что в некоторых случаях он не отказывается помочь, особенно если предложить хороший гонорар.
-О Дровоне Йаре ты говоришь. Что же, заню его хорошо. Браво, мой боддхи! Но знает ли
презедент? Ведь если не выйдет дело, то все население там под угрозою будет. Начнется война. Тебе надо поддержку военную. Об этом тебе говорить надо с Бригсе. Отвлечь войска надо, что бы они не мешали. Обдумай 100 раз. А план не плохой. Но, впрочем, я сам с презедентом поговорю. Готовь операцию на Центалгоне.
Тейн ловко соскочил с кресла и направился к дверям. Но у дверей задержался и обернулся к Инвэ-Аллену.
-Я чувствую это. Боишься ты очень за Блума. Но он жив-здоров. В безопасности где-то. Видение было мне нынче о нем.
-Наставник, почему же у меня не получается?
-Он очень любил тебя, а ты его так и не понял. Разрыв. Он тебя попытался забыть, как и все, что при тебе с ним было. Ты мастер, но это еще не предел. Хоть я обучился всему, но всегда возникает и то, чего я не знаю, чему научиться могу. Твой век короче, но я и тебя научу. Все своим чередом.
За Блума не бойся. Всегда ему хватит ума и удачи. И Сила при нем, и все чему обучал его ты. И жаль все же мне, что ты так ему и не высказал все. Очень зря. иначе все мучительным не было бы для тебя. и ему бы на пользу и радость пошло.
-Но пророчество, Наставник...
-Оно исполниться в срок свой. Обдумывай план.
И с этим Тейн ушел. Инвэ остался один. Он смотрел на бескрайние просторы космоса и размышлял. Прошло целых 18 лет... Целых 18 лет он искал Марка-Николаса. И если бы он сказал все Блуму раньше... Тейн был прав. Теперь уже ничего нельзя было исправить. Оставалось надеятся лишь на счастливый случай.

Через некоторое время спустя, Барнум, который успел поесть и выспаться всласть, ехал в лифте, стремясь попасть в посадочные доки, куда уже прибыл Дровон. Барнум никогда его не видел, только слышал о нем. В основном, это были всякие небылицы, что ранее Йар работал на пиратов, но что-то с ними не поделил и ушел из шайки, что он запустил через сети в системы управления кораблей харго какой-то мощный вирус, который пожирал только вражеское ПО, что Дровон голыми руками запустил компьютер основного реактора одной межгалактической станции, что... Одно в этих слухах было верным: Дровон был специалистом высокой квалификации. Как рассказывал Инвэ, без Дровона не обошлись освобождение Карайаны и захват "Клинка уннехта". Дровона приглашали и в Военный Совет на Альтране, но он отказался, сказав, что не желает ходить строем и не видит в этом смысла. Правда Альтранцы время от времени все равно обращались к Йару Дровону за помощью. Он не афишировал свою деятельность и о нем было мало что известно.
"Интересно. - Думал Барнум. - Во сколько Инве обойдется такая помощь?"
Вскоре Барнум прибыл в гостевой посадочный док. Транспорт Дровона уже прибыл и он стоял и ожидал сопровождающего. Это был высокий, сильный и стройный каламбриций с красноватого оттенка смуглой кожей, покрытой белыми татуировками и абсолютно лысый. Барнум отметил про себя, что это мужчина "без возраста". Казалось, что каламбриций- мужчина среднего возраста, но на деле он был намного старше. И даже возраст свой Дровон скрывал. Ходили слухи, что ему уже где-то слегка за сто, но если учесть, что у каламбритийцев жизненный срок был горвздо больше, чем у других человеческий расс, то это не удивляло.
-Йар Дровон. - Представился мужчина и слегка поклонился, как требовал каламбритийский обычай вежливости.
-Мастер Барнум. Пойдемте. Вас ждет мастер Инвэ-Аллен.
-Я знаю. - Спокойно произнес каламбриций.
-Простите меня за любопытство. У меня просто такая работа. Вы ведь имели раньше дело с мастером Инвэ?
Йар подозрительно взглянул на Барнума и промолчал.
-Я помошник личный Инвэ-Аллена, а следовательно должен быть в курсе. - Пояснил ему Барнум. -Ничего личного.
Каламбриций долго молчал, словно взвешивал все "за" и "против" прежде чем коротко ответить ему.
-Я понимаю. Если вас это устроит, то "да".
-О Вас ходят легенды.
-Я устал опровергать миллиарды галактических глупостей. Из меня часто делают супергероя.
-Но ведь Вы, Дровон, уникальный человек.
-Бред. Гениев не бывает. Все изобретено или от лени, или от страха.
-А у Вас?
-Я уже высказал свою точку зрения.
Дровон был спокоен и уверен в себе. Однако, как Барнум не старался, разговор дальше не пошел. Йар словно намеренно не хотел общаться. И Барнум перестал надоедать ему расспросами.
Инвэ ждал их в своей каюте. Дровону предложили мягкий диванчик и чашку самого лучшего крепкого валианского виха с Сайппортом. Далее Инвэ ввел его в курс дела. Дровон слушал молча, терпеливо, не пребивая собеседника. Он словно прислушивался к чему-то внутри себя. После он изрек:
-Я в сражение не полезу.
-А Вам никто и не просит об этом.
-Однако залезть в таможенные и дворцовые системы-это пустяк. То, очем Вы меня просите, мастер Инвэ-вполне возможно. Это не проблема. Главное отключить электропитание во всем дворце и тем самым убрать энергощит. А остальное неважно. Мне это сделать ничего не стоит.
-Ничего не стоит? -Переспросил Инвэ. - Вам? Конечно нет. А вот сколько с меня?
-Ничего, кроме стоимости расходных материаллов.
-Вы отказываетесь от гонорара? - Изумленно поинтересовался Барнум.- Почему?
-С вас я ничего не возьму. Некогда Инвэ пришел на помощь Каламбритии и у меня остался неотработанный должок.
-Йар, что Вам ужно для дела? -Был задан ему очередной вопрос.
-Я посмотрю и пришлю Вам, мастер Инвэ, полный список.
-Разве Вы остаетесь? - Барнум не ожидал такого поворота. Это Дровон, такой непонятный и загадочный, нагонял на него внутренний страх.
-Остаюсь.
-Хорошо. Я думаю, что Вы устали с дороги. Ваша Каюта ждет вас в дипкорпуссе.
Йар встал, пожал руку Инвэ.
-Барнум, проводи гостя. - Попросил Инвэ своего помошника.
Барнум кивнул, а потом шагнул за порог вслед за Йаром Дровоном.

Проводив Дровона, Барнум вернулся в каюту Инвэ.
-Какие распоряжения будут для меня?
-Нам надо обговорить все с Бутооди. И еще. Во-первых, наши цеха должны изготовить копии валианских грузовых контейнеров с откидной стенкой и двойным дном. Во-вторых, нам нужно будет закупить разного товара на Валиане и сделать под них накладные, что бы у нас небыло проблем с таможенным досмотром. В-третьих, нам нужно людей с Альтраны загримировать под центалионов. С нами пойдут разведчики из спецгруппы. Они ребята сильные и стреляют без промаха. И последнее. Эти контейнеры надо показать Дровону. Пусть оборудует их, как надо. Кстати, он должен полететь с нами.
-А что за должок, о котором он говорил?
-Помнишь сражение на Каламбритии?
-Да, Инвэ. Помню. Марку-Николасу стало плохо от того, что он там увидел. Ктож знал, что он такая принцесса?
-Он очень добрый и ранимый человек, Барнум. И любая жизнь для него занчима. Наверно именно поэтому он не стал дальше продолжать карьеру уннехта. Так вот. Те самые фанатики, с которыми мы воевали, взяли в плен родных Дровона и попытались их принести в жертву. Мой отряд во главе со мной не дал им сделать этого и уничтожил их, вернув Дровону его родных. Йар держит всю свою жизнь в тайне. О нем почти ничего не известно, даже в сети ты о нем мало что найдешь. Разве только, что он профессор Каламбритийского Университета Высоких Технологий. Он уже далеко не молод. У него полно детей и внуков.
Инвэ вздохнул.
-А почему у тебя их нет? Ты ведь Должностной Уннехт? В отличие от меня можешь вступить в брак.
-У меня был наследник. Его убили. Была жена, но она предала меня. Была невеста, но ее отравили. Поэтому я больше не хочу ломать себе жизнь, Барнум. Мне достаточно тебя и... Марка-Николаса. Если он когда-нибудь найдется.
Барнум досадливо сопнул.
-Извини. Я залез не в свое дело.
-Ничего. Иногда это нужно. - Инвэ поглядел на хронометр и спросил Барнума. - Ты все запомнил? Иди, позови ко мне Бутооди.
Барнум кивнул. Он бы сделал все для Инвэ-Аллена, которому стоило лишь попросить или приказать. Он отправился выполнять распоряжение

0

20

11.НЕОЖИДАННЫЕ ТАЙНЫ

Работа закипела. Дровон работал над своими изобретениями взаперти и старался поменьше покидать каюту. Инвэ распорядился приносить ему еду прямо туда, что бы не беспокоить и не отрывать гения от работы.
Инвэ пришлось многое сделать и оформить прежде, чем ящики и финансовые документы были готовы. Дровон понемногу оснастил их своими приборами. Кроме этого совместно с механиками "Клинка уннехта" Йар подготовил себе часть трюма, рядом с машинным отделением центалгонского торгового транспортника. Эта небольшая камера доверху была набита всевозможной аппаратурой. Она была настолько неприметной, что непосвященный человек мог пройти мимо и ничего не заподозрить, принять перегородку, скрывающую временное обиталище Дровона, за обычную металлическую панельную стенку космического судна.
Все что было сделано обсуждалось напрямую с Бутооди, который остался на станции, в то время, как президент улетел на Валиану. Однако и презедент знал суть дела и подключил альтранские военные круги к решению непростой задачи. Команду центалионского корабля набрали из первоклассных разведчиков. Инвэ выписал с Валианы самого лучшего гримера, которому ничего не стоило превратить не-центалионов в центалионов. К подготовке подключили даже секретаря и дворецкого Укэ, как экспертов.
Прошло 2 недели. Все было почти готово. Операцию решили назначить через день, но...
В дверь каюты Инвэ-Аллена позвонили. Инвэ отвлекся от инструктирования Барнума и открыл дверь. На пороге стоял Дровон. он прошел внутрь и сел в кресло. Лицо его было мрачным.
-Что случилось? - Забеспокоился Инвэ.
-Перенесите операцию на неделю.
Инвэ и Барнум переглянулись.
-Ты что-нибудь понимаешь? - Спросил Инвэ у Барнума.
-Нет.
-В чем Ваша проблема, Дровон? - Опять обеспокоился Инвэ.
-Это у Вас проблема. - Фыркнул Дровон и протянул им кристалл. - Вот. Поставьте.
-Это была голозапись трансляции из центалионского дворца. Качество было ужасным, видимо она дошла до "Клинка уннехта" не прямым путем. Молодой центалион полушепотом передавал информацию.
-Прошу передать это послание всем, кто находится сейчас на Герэне и Альтране. Укэ убит Лорьанаэ Укэ и ее сын пропали без вести, власть захватили харго, первый министр заодно с ними. Центалионов почти превратили в рабов. Во всех городах полно войск харго и неизвестной нам организации. Я Хатэ - личный программист Укэ Он-Вэ. Я уцелел при вторжении. В городе начало массово исчезать население. Оставшихся заперли на рабочих местах, но обращаются с ними, как с рабами. Во дворце обосновался Даро. Если это послание дойдет, то я прошу, я умоляю того, кто это увидит: помогите!!! Я молю вас о спасении! И...
В это время сзади молодого человека возник солдат расстрелявший его со спины. Разряд попал и в экран монитора. Изображение погасло.
Инвэ и Барнум были мрачнее тучи. Настроение Дровона передалось и им. Они молча переглядывались, никто из них не решался сказать слово первым. Дровон нарушил тишину.
-Я не хотел говорить, но на Центалгоне учиться в местной аспирантуре и подрабатывает танцовщицей моя любимая внучка Арлиин. Мы связываемся, с помощью изобретенной мной тайной системы. Как она функционарует, знаю лишь я. Ну и Арлиин, конечно. Ее не возможно засечь никами известными методами, поэтому аккупанты даже не догадываются, что твориться у них под носом. Когда меня не станет, именно о Арлиин будет продолжать мое дело. Массовое исчезновение населения ее рук дело. И моих, конечно.
Инвэ-Аллен в крайнем изумлении смотрел на каламбриция.
-Что это значит, Дровон?
-Это значит, мастер Инвэ, что я передал ей информацию, как собрать бытовой телепорт.
-Бытовой телепорт!! - Барнум вытаращил глаза, а Инвэ решился дара речи.
-Если вы думаете, что он может пригадиться вам, то ошибаетесь. Он действует только на поверхности планеты и только в ограниченном пространстве. С помощью своих университетских друзей она собрала прибор в подвальном помещении одного заброшенного склада. С помощью них же эвакуировала почти все население. После завершения эвакуации телепорт должен быть уничтожен. Я не хочу, что бы мои технологии служили для массового уничтожения. Кстати, все разработки я специально уничтожил, так что повторить это не возможно. С его помощью не пробраться во дворец, потому что здание защищено специальным энергощитом, который создает искривления.
Инвэ-Аллен кивнул, в знак того, что он понимает, очем идет речь.
-Но... - У Барнума перехватило дыхание. - Но... в одной столице несколько миллионов, если не миллиард жителей! Какое безопасное место может принять столько людей?! Это немыслимо, Дровон!
Дровон хмуро и сердито поглядел на помошника мастера уннехта:
-Если бы Вы, Барнум, заглядывали в исторические хроники в библиотеках Герэны почаще, то знали бы, что материки в некоторых местах окаймлены горными системами. Там есть пещерные города, огромные и протяженные не только по горизонтали, но и по вертикали. Исторические хроники говорят о том, что там жило огромное население. Климат был теплый. В долинах они выращивали урожай, а на горных склонах пасли скот. Воду добывали из горных рек. Плавали по течению этих самых рек к морю и занимались рыболовством. Но затем, в результате резкого изменения природных условий их численность резко сократилась, они оставили пещерные города и были вынуждены идти и обживать равнины. Условия в горах Центалгона не самые хорошие, но там можно надежно спрятать более половины населения. Туда Арлиин и ее друзья эвакуировали местных жителей. Это я дал приказ, оттлично понимая, что харго попытаются шантажировать армию Альтраны жизнями местных жителей, а при возникновении боевых действий в первую очередь пострадает население. тейн знает о моем решении. Он советовался со мной. Простите, что не сказал все раньше, но я сосздаю такие технологии, которые могут при неумелом обращении и злом умысле разорвать всю Вселенную на куски.
-Библиотеки Герэны... - Задумался Инвэ. - Да, Дровон, мудрости вам не занимать. А я как раз думал над этой проблемой. Кстати, у Вас есть допуск к Герэнским библиотекам?
-Да. Я время от времени появляюсь там. Мне интересна разная информация. В том числе и историческая. Так Вы, мастер Инвэ, перенесете операцию по вторжению?
-Вам нужна неделя?
-Да. А если более точно, то полторы.
-Хорошо. Делайте, как считаете нужным. Только предупреждайте меня о Ваших решениях, пожалуйста, прошу Вас.
-Я понял. - Ответил Дровон.
Несколько минут спустя, после его ухода Барнум произнес:
-И откуда он такой умный?
-С Каламбритии. - Отрезал Инвэ, неодобрительно смотря на Барнума. Барнум никак не мог понять, чем Инвэ не доволен.
-Да, что случилось-то?
Вместо ответа Инвэ прошел мимо него к двери и по пути отвесил Барнуму короткий и хлесткий подзатыльник несмотря на то, что его помошнику было более 30-ти лет.
-Говорил же тебе, учись. - Сердито бросил он и вышел.
Барнум только пожал плечами и руками развел.

Почти весь месяц Блум не вылезал из-за штурвала комбайна, помогая Джону и его соседям собирать урожай. Время от времени он ездил в город выступать. Фермерам нравилась его музыка и они неплохо платили за концерты. Спина Марка-Николаса зажила. Икэ-Ар, подружившись с Джеком и его сестрой Бэтти помогал Марку-Николасу собирая вместе со своими друзьями урожай фруктов в садах. Господин Джонс был очень доволен. не раз он говорил Блуму:
-Второй раз ты здесь и второй раз вместе с тобой приходит порядок. - тут же он указывал на внука. - Ты гляди-ка, и оболтус мой при деле.
Блум посмеивался. Но здесь на этой планете ему нравилось. Он даже подумывал о собственном доме с садом с реди полей и лесов F-X.
Как-то раз в середине месяца у одного из комбайнов произошла поломка в двигателе. Джон и Марк-Николас поехали в город, где в торговом мегацентре приобрести новый. Блум никогда там не был. Джон, впрочем, оставил его побродить в одиночестве и поглядеть на товары, выставленные в павильонах, так как решил зайти и переговорить с одним своим товарищем, некогда учившмся с ним в одной школе. Гуляя по прохладным переходам и коридорам Марк-Николас чуть не заблудился. Пора была уже спуститься на первый этаж, где он договорился встретиться с Джоном.
Джона все не было. Видимо он совсем заболтался со своим одноклассником. Внимание Блума привлекла пожилая женщина с тростью, медленно идущая к выходу. В руке она держала бумажный пакет. Блум знал, что в такие пакеты фасуют прогоктаны-очень вкусные плоды, увы, не растущие в местном климате. Неожиданно ей дорогу пересек бегущий малыш, бывший тут с родителями. За ним метнулась его мать. Случайно задев трость старой женщины ногой и не глядя, что произошло сзади она бежала за ребенком, пытаясь поймать его.
Выбитая из равновесия пожилая женщина чуть не упала, но Блум успел схватить одну из нитей Силы и потянуть на себя, чем удержал падующую и вернул ей равновесие. Однако пакет с прогоктанами она уронила от неожиданности и плоды раскатились по полу.
Марк-Николас, не слушая фразы, типа "ну, что вы, не утруждайтесь, я сама" и так далее, начал собирать прогоктаны в пакет, пока не собрал все до единого. Он протянул пакет женщине и улыбнулся.
-Возьмите. пожалуйста.
-Ох, как же мне вас отблагодарить, молодой человек?
-Да, ничего.
-Простите, Вы меня не проводите до аэробусной остановки. Мне еще к внукам ехать, для них и купила.
-С удовольствием Вам помогу, госпожа...
-Гджиньски. - Подсказала она.
-Гджиньски?! - Удивленно воскликнул Блум и поинтересовался. - А Вашего мужа случайно не Олаф зовут?
-Да. - Бабуля смотрела на Блума подозрительно. - А откуда Вы знаете моего мужа? Кто Вам об этом сказал?
-Он известен. - Уклончиво пояснил Марк-Николас.
-Известен? Ох! Вот уж не думала, что мой муж известен.
-Он ведь уннехт, да?
Госпожа Гджиньски удивлялась все больше и больше.
-А Вы-то сам кто такой?
-Скажем так, я знал Вашего мужа. Приходилось. По службе.
Это немного успокоило пожилую женщину.
-Так Вы с Герэны?
Блум кивнул.
-Ну, конечно, он может и не так известен, как Инвэ-Аллен, слава о котором гремит по всем Галактикам... - Но тут же она испугалась чего-то. - Простите, я не должна была Вам этого говорить, господин...
-Меня зовут Марк-Николас.
-Марк-Николас? Так вы боддхи Инвэ-Аллена?! Инвэ рассказывал мне о Вас. Но тогда, наверное Вы были мальчиком, а теперь вы совсем, как мой Войцех.
-Вы знаете Инвэ-Аллена? Вот это для меня новость. - Ухмыльнулся весело Марк-николас. - Не бойтесь. Я никому не скажу.
-Ну, конечно, знаю. Он мой младший брат. Правда, стех пор, как мой муж погиб, мы сним не виделись. Я переехала сюда с детьми. Юсе нужен был чистый воздух, у нее аллергия.
-Инвэ никогда не говорил мне, что у него есть сестра.
-Ах, Марк-Николас. На Герэне запрещено говорить о родственных связях. Вероятно поэтому. У нас с мужем был тайный брак, ведь Олаф не был Должностным Уннехтом. Инвэ и познакомил нас.
-Честно говоря никогда не верил слухам про мастера Олафа, а теперь вижу, что это реальность.
-Слухам. - Госпожа Гджински опечалилась. Блум прекрасно понял почему.
-Вы не волнуйтесь. На Герэне никто не принимал их всерьез. Все считали, что это просто пустая болтовня. - Обнадежил Блум женщину.
-Ах, жаль только, что у Инвэ судьба не сложилась. - Вздохнула она. - Он такой известный и значимый, а в личном... Увы!
-Разве он Должностной Уннехт?
-Да. Что же? Он не сказал Вам?
-Нет. Он никогда не посвящал ни меня, ни моего напарника в свои дела.
-Да. Инвэ Должностной Уннехт, Владетель и Освободитель Карайаны.
-Почему же Вы не там?
-Тут как-то спокойнее. У меня тут дети, внуки... Да и все время вспоминать моего мужа, видя Инвэ было бы больно. Уж очень мы любили друг друга.
-А что ж Инвэ-Аллен? Ему же положено иметь наследника?
-Положено. Был у него наследник, да лихие люди его жизни лишили. А во всем виновата жена моего брата. Стерва, каких мало. Говорила я Инвэ, найди другую невесту, но он не послушал меня. - Сокрушенно покачала госпожа Гджински головой.
Блуму стало трудно дышать. Он не представлял себе, что у его Наставника могут быть такие серьезные тайны. Инвэ оказывается был женат! Вот почему он взял себе боддхи. Иначе бы он сидел на Карайане и занимался собственным сыном.
-Вы давно с Герэны-то? - Услышал он вопрос.
-Давно. - Он постарался вновь улыбнуться, чтобы не выдать волнение. - Но с мастром Инвэ я сейчас не работаю. Я пока сам по себе. У меня что-то вроде длительных увольнительных. Я на отдыхе. Собственно, поправляю здоровье.
-А. Ну, да. У вас эти бои на мечах. Это очень опасно для жизни. Понимаю. - Наконец-то повеселела и госпожа Гджински. - А Вы бы приезжали к нам погостить. У меня сын и дочка, и четверо внуков.
-Спасибо. Но, боюсь, что скоро улечу. Так что вряд ли смогу Вас, госпожа Гджиньски, побеспокоить.
-Что же, передавайте привет Инвэ-Аллену.
-Несомненно.
Под разговор Блум довел ее до аэробусной остановки и помог забраться в гравобус. Она помахала ему рукой из окна. Гравобус тронулся с места и, набрав скорость, увес госпожу Гджиньски. Блум задумчиво постоял на улице и, вспомнив про встречу с Джоном, поспешил обратно.

Отредактировано Marysia Oczkowska (2019-10-27 10:59:16)

0

21

12. ПО УМОЛЧАНИЮ

Ближе к концу месяца у Марка-Николаса выдался свободный день, в который прямо с утра во время завтрака его "посетила муза". А потому он больше копался с миниатюрным электронным блокнотом, чем ел. Окончив завтрак он отправился в комнату, что бы подобрать музыку под очередной свой "шедевр". Икэ-Ар убежал играть с друзьями, поэтому Блума никто не беспокоил. Творческий процесс был в самом разгаре, но скрипнула дверь и вкомнату явился Икэ-Ар с грустно опущенной головой.
-Что случилось, Икэ-Ар? - Забеспокоился Блум. - Ты что-то натворил?
Но мальчик грустно покачал головой.
-Вовсе нет. Дядя Джон с Бетти и Джеком едет в Парк Развлечений. Он послал меня к тебе, что бы я попросил тебя отпустить меня с ними. Можно?
Марк-Николас отложил гитару, снял держатель с гармоникой.
-Нет. - Спокойно ответил он.
Мальчик наконец поднял глаза на Блума.
-Почему?
-Потому что мы на нелегальном положении. Особенно ты. И разгуливать одному там-сям я бы тебе не советовал. А мне бы не хотелось неприятностей.
-Ну вот. - Еще больше огорчился Икэ-Ар. - Я же им говорил, что ты меня не отпустишь, а они не верят. Пойду скажу им, что не поеду.
Он уже повернулся и намеревался открыть дверь, что бы уйти. но Блум остановил его:
-Постой-ка. Я еще не закончил. - Мальчик тут же повернулся к нему, что бы дослушать, что скажет ему Марк-Николас. - Один ты не поедешь. Это так. Но ты добросовестно помогал мне все эти дни и вел себя хорошо. Оставлять тебя без награды просто немыслимо и грустно. У тебя должно быть нармальное детство, которого у меня почти не было. А раз так, то я еду с вами.
Он видел, как расцвело радостью детское лицо. Икэ-Ар завопил от радости, бросился к Марку-Николасу, скакнул к нему на шею и обхватил его рукима и ногами, как ствол какого-то невиданного дерева. Блум смешливо хмыкнул:
- Вот это да! Ты похож на один вид дикого человека с планеты Криум. Они точно так же кричат на деревьях, когда охотятся.
Мальчишка так же рассмеялся. Он соскочил с Блума на пол.
-Пойду скажу дяде Джону, что ты едешь с нами.
-А когда он выезжает?
-Через 3 четверти часа.
-Хорошо. Ступай. - Блум ласково погладил его по голове и украдкой взглянул на себя в зеркало, увидев свое небритое и лохматое отражение. Ну, не ехать же мне, в самом деле, в таком виде!
Ближе к сроку Марк-Николас появился на пороге дома гладко выбритый, причесаный, в относительно новой и чистой одежде. В его рюкзаке даже кое-какой хороший парфюм нашелся.
Джон вывел гравемобиль за ворота. Пока Каролина собирала детей, Джон копался в машине. Наконец трое детей, смеясь и галдя, вышли за ворота. Джек и Бетти ловко забрались на заднее сиденье. Королина не поехала. Она осталась дома, желая провести день в тишине и покое.
Блум помог Икэ-Ар залезть и захлопнул за ним дверцу.
-Ты заботишься о нем прямо как отец родной. - Усмехнулся Джон.
-Почему "как"?
-Ну, мальчишка-то центалион. Я же вижу.
Марк-Николас молча пожал плечами. Однако для Джона замечание Блума показалось странным.
-Что, хочешь сказать, что это твой? Центалионы не вступают в брак с чужаками. - Джон серьезно поглядел на Блума и развел руками. - Ну, может, конечно, ты действительно сотворил кое-какой грешок с какой-нибудь центалионской красоткой, а теперь таскаешь результат с собой. Только вот чему ты мальчишку научишь это уже вопрос. Ему надо учиться в школе, а не таскаться невесть где.
Блум начал смеяться. Он смеялся до слез к неудовольствию друга.
-Ну да, конечно. Я научу его пить, курить, сквернословить, играть в азартные игры и менять женщин, как бумажные платки, потому что я старый пьяница и бабник. Как тебе портрет? А потом мы будем до седых волос играть в отной группе "Негодяй и сын".
-Да ну тебя! -Махнул на него Джон рукой. -Жениться тебе надо, друг. Садись уже. Поехали.
Машина шла плавно. Она проносилась мимо полей и лесов. Джон вел машину молча. Дети на заднемсиденьи галдели, спорили и смеялись, но это вовсе не раздражало Марка-Николаса. Напротив, он представил, что это он едет куда-то со своей большой семьей. Он даже немного задремал, слыша сквозь сон детские голоса. Однако ему пришлось все же проснуться и прислушаться к их разговорам. У него было предчувствие.
-И вы будете так всю жизнь летать? - Спрашивала Бетти у Икэ-Ар. - Как же твоя мама не боиться тебя так далеко отпускать?
-Эх ты! Девчонка! - Воскликнул Джек, опередив друга. - Он же уннехт, а у них мамы нет.
-Ты говоришь глупости, Джек! -Заспорила с ним сестра. - Мама есть у всех.
-Им нельзя знать своих родителей. - Защищался Джек. - Я бываю у деда на работе и слушаю, что говорят пилоты и механики, а они летают даже до Герэны. У уннехтов нет родителей, если только они не Должностные.
-Пилоты! - Фыркнула девочка. - Да они наврут 2 контейнера и сказок всяких наговорят, а ты им веришь.
-Ничего не сказки! Я сам стану пилотом!
-Ага. И будешь так же рассказывать всякие враки глупым маленьким мальчикам.
Икэ-Ар понимал, что нужно что-то придумать, что бы его друзья не ссорились, но не знал что, а потому сказал что есть:
-У меня есть мама. И она... -Тут он вспомнил договор с Марком -Николасом, гласивший "молчи, улыбайся, соглашайся" и понял весь ужас ситуации, но отступать было некуда. - Она ждет на далекой планете, когда мы попутешествуем и вернемся.
-Ничего себе! - Удивился Джек. - Так ты Должностной? Значит мастер Блум твой отец?
Икэ-Ар смутился. Он готов был расплакаться. Он никогда не считал Блума своим отцом и был в ужасе от собственного вранья. Он сокрушенно вздохнул и отвернулся к окну, буркнув под нос:
-Почему нет?
В это момент у Блума, который все слышал, сжалось серце. Ему было жаль мальчика. Джон удивленно посмотрел на Марка-Николаса, хмыкнул, но никак не откомментировал ситуацию. Джек не унимался. Его любопытство было безпредельно.
-Но вы даже не похожи.
Марк-Николас опередил Икэ-Ар и ответил за него:
-Он в мать. Он такой же как она.
Однако и этого Джеку было мало. Он, видимо, считал, что должен до конца разобраться в ситуации.
-А почему же ты называешь его по имени?
-Я ему разрешил. - Снова сказал за мальчика Блум, чем спас дальнейшую ситуацию. - И вообще, молодые люди, хватит спорить. Мы едем развлекаться и получать удовольствие. Начинайте прямо сейчас. С мотрите, какие замечательные живописные виды мы проезжаем!
Это сработало. Дети отвлеклись и забыли, про что спорили. Вскоре они прибыли в город. Там они накатались на атракционах, наелись всяких сладостей, посетили зоопарк и цирк. Икэ-Ар был очень доволен. Однако, не смотря на это Блум заметил, что в глазах мальчика постоянно присутствует какая-то печаль. Он решил поговорить с ним позже, после ужина. А пока веселился и развлекался со всеми на равных.
Вечером Марк-Николас подготавливаясь ко сну, обратил внимание, что Икэ-Ар стоит у окна, глядя на последние отблески заката. Мальчик казалось любовался закатом. Блум подошел к окну и опершись о подоконник локтями тоже мечтательно уставился в небо. Потом украдкой взглянул Икэ-Ар в лицо. Икэ-Ар был чем-то очень огорчен.
-Да. Закаты тут очень красивые. - Сказал Блум, чтобы как-то начать разговор.
Икэ-Ар кивнул и ничего не ответил. Тогда Марк-Николас решил спросить прямо.
-Что случилось? Тебе не понравился Парк Развлечений?
-Понравился. - Икэ-Ар опять замолчал, глядя на закатные облака.
Марк-Николас развернул его к себе.
-Так. Давай рассказывай, что у тебя случилось. - Серьезно произнес он. - На тебе лица нет.
-Марк-Николас. Я... сказал неправду Джеку и его сестре. Я не хотел врать, честно-честно! И тебя я подвел. Мне очень-очень стыдно. Папа всегда говорил, что врать плохо. Я хочу пойти и сказать Джеку, что это все не правда.
Блум подхватил Икэ-Ар под мышки и сев на кровать усадил его на колени.
-Подожди. Давай-ка разберемся, в чем ты соврал Джеку. Так в чем?
-Я сказал ему, что ты мой отец, а у меня есть отец... вернее был. Я его очень люблю. Я не хотел. Правда. Я очень скучаю по маме и папе. Но... у меня никого в этом большом-пребольшом мире...
Блум потихоньку выдохнул. Пригладил торчащие волосы мальчика и немного подумал, как ему объяснить.
-Милое дитя, бывает так, что промолчать или сказать правду не возможно. И вот тогда человек вынужден врать. Это нехорошо. Очень. Согласен с тобой. Твой отец прав, потому что воспитанный и умный человек врать не должен. Однако то, что ты сказал сегодня Джеку не совсем ложь. Это выдумка. И весьма удачная. Я, конечно, тебя не оправдываю. Нет, нет и нет. Но, к сожалению, люди часто вынуждают нас говорить то, что они хотели бы от нас слышать. Почему? Наверное, потому что живут относительно тех жизненных законов, по которым они привыкли жить. Они понимают все так, как они хотят понимать. Это вовсе не грех. Просто мы очень-очень разные. Поэтому иногда приходится соглашаться. И вот вопрос: а так ли они не правы? По умолчанию. А в твоем случае... Ну, человеку свойственно мечтать. И это прекрасно. Собственно твоя выдумка именно оттуда. Только помни об одном, что мечты могут завести слишком далеко, так что углубляться в них не стоит. Так что перестань казнить себя. У нас сегодня был отличный день.
-Я бы очень хотел, что бы все у нас закончилось хорошо. - Сонно сказал Икэ-Ар.
-Я тоже. - Хрипловато отозвался Блум. - Но у меня предчувствие, что все так и будет. Во всяком случае, я чувствую, что твоя мама впорядке. А отыскать твоих полсемьи, наверное, я в силах.
Мальчик с надеждой посмотрел на Блума своими серыми печальными глазами.
-А мы ее найдем?
Что мог ответить ему Марк-Николас? Он и сам не знал, как все будет, а разрушать надежду маленького Икэ-Ар он не хотел.
-Вселенная, друг мой, несмотря на свои размеры, всеж не так уж велика. - Улыбнулся ему Блум.
Икэ-Ар прислонился к нему головой. Он уже засыпал. Но настроение у мальчика изменилось в лучшую сторону.
-Марк-Николас, ты самый настоящий друг. Такого ни у кого нет, а у меня есть.
-Ну, хоть так. - Тихо смеясь ответил Марк-Николас. Он поднялся и уложил его в постель.
-Спи. счастливых тебе снов.
-И тебе. - Прошептал в ответ Икэ-Ар, прежде, чем совсем заснуть.

В центральном зале приемов дворца Укэ новоявленный Владыка встречался с Даро. Темный воин всегда заставлял его ждать. ВпрочемДаро прилетел только что с Валарены. Когда он вошел, Владыка низко поклонился ему.
-Господин Даро, рад Вас приветствовать.
-Оставьте Ваши нежности, Ку-Инэ. Я прилетел сюда по Вашей же просьбе установить тут порядок. Так что?
-Господин Даро, ряд произшествий заставил меня пригласить вас обратно. Во-первых, о захвате стало известно на Герэне. Личный программист Укэ оказался предателям и через сеть слил информацию. Ваш солдат уничтожил его. Во-вторых, из города исчезли все центалионы. Ни взрослых, ни детей. Лишь те, кого в целях безопасности заперли на рабочих местах, но и тех недостаточно, для проведения всех требуемых работ. В-третьих, ка мне сообщили, на заброшенном складе на окраине столицы прогремел мощьный взрыв. Я более чем уверен, что это дверсия. Похоже мы в большой опасности.
-Что Вы трясетесь?! - Прикрикнул на него Даро зло. - Я оставил Вас тут всего лишь на пару недель, а Вы устроили тут невесть что? Мне следовало бы казнить Вас, но скажите спасибо моему покровителю. Вы под его защитой и пока что Вы ему выгодны. Что за планета идиотов! - Даро походил по залу, что бы немного успокоиться. - Оставшимся дать тройной объем работ. Сдохнут-пакото с ними! Вы выслали дознавателей на место деверсии?
-Да, выслал, но там все сгорело. никто из них ничего не нашел.
-Странно. Пусть получше пороются. Кстати, что это за склад?
-Там хранились смазочные материалы для гравимобилей.
-Ясно. Жители не могли уйти далеко. Вы дадите приказ об их поиске и возвращению.
-Вы дадите мне солдат?
-Берите. Но что бы все было исполнено.
-А программист... Еще не известно, на Герэну ли он радировал. Я сам займусь компьютером этого предателя. Вызовите-ка мне того, кто его застрелил.
Приблизительно через полчаса, Даро ушел осматривать комьпьютер, хорошенько допросив явившегося в зал вояку. Киё Ку-Инэ испытал облегчение. Он хотел править сам, но он не представлял, предавая Укэ, как все обернется.теперь он был только безвольной марионеткой в руках Темного Клана. Попытка избавиться от друзей и врагов не оправдала надежду на полновласное распоряжение троном. Все пошло наперекосяк, после убийства Укэ. И теперь он, Киё Ку-Инэ должен просить помощи у Даро. Чтож. Даро ему тоже выгоден. По умолчанию.

Неделя пролетела как-то незаметно. Дровон встретил Инвэ в коридоре, когда тот отправлялся на капитанский мостик "Клинка уннехта".
-Какие вести, Дровон? Что хорошего?
-Операция по эвакуации прошла успешно. Бытовой телепорт самоуничтожился, и теперь я могу быть спокоен. Однако есть небольшая проблема.
-Что за проблема? Опять? Вы хотели бы еще потянуть время?
-Нет. Но в городе остались немногие, около 1000 человек, которых заперли на местах работы. Как быть с ними? Ведь их уничтожат в первую очередь.
-Дровон, это уже наше дело, как провести военную операцию. Однако, было бы интересно узнать их местонахождение на данный момент. У Вас имеется данная информация?
-Да. Конечно, имеется.
-Отлично. Она нам будет нужна.
- Я предоставлю ее Вам. Когда Вы, мастер Инвэ, планируете начать?
-Через сутки. Вы должны быть готовы Дровон. Вам предстоит нелегкая задача.
-Я уже готов. Наградой для меня будет голова каждого негодяя, отделенная от плечей. И уж я-то постараюсь, что бы их было побольше.
-Что так? Вам не дают покоя воспоминания о Каро Хатидже?
-Да. И я буду рад, когда вы перебьете их всех.
-Но Темный Клан общирен, а ОСТ набрал огромную силу. Как Вы думаете, Дровон, кто из них кого подстрекает на сомнительные подвиги?
Дровон задумался.
-Я пойму это, когда окажусь там. - Уклончиво ответил он.
-Кстати, Вы знаете, что харго болотируется на должность презедента?
-Мне не интересна политика. Я не люблю политиков. Однако я слышал об этом. Валаренская Империя - загадка. И, хотите совет? Вам не стоиТ туда соваться. Они не так просты, как кажутся. И у них лучшее вооружение и лучшие специалисты.
-А Вы, Дровон.
-Я лучше сдохну, чем буду работать на них. И, уж, простите, у меня есть свои маленькие тайны и свои источники информации, о которых я не расскажу даже Вам и даже если Вы будете пытать меня или предлагать непомерно большой куш.
Дровон вдруг улыбнулся, обнажив острые клыки.
-Мне нравиться с Вами работать, мастер Инвэ. Но после операции "Дворцовый переворот", я к сожалению должен буду вернуться на Каламбритию к своим студентам.
-Вы хотели бы остаться?
-Возможно.
-Почему?
Дровон помолчал, прежде чем сказать.
-Потому что сейчас горячая пора для всех нас. А еще потому что у меня личные счеты с нашими общими врагами.
Более он ничего не сказал Инвэ-Аллену. Они вошли в зал, где за панелями управления бортовой системы станции сидело около десятка человек. Инвэ-Аллен поглядел с мостика на космос. Как бы он хотел быть уверенным во всем, как Дровон. Он подумал о том, что Дровон, наверное, гораздо счастливее его, потому что точно знает, чего хочет в этой жизни, и весьма четко видит свою цел, а жизнь уннехта сплошная импровизация. Подумав об этом, мастер Инвэ про себя огорчился. "Импровизация" напомнила ему о Марке-Николасе Блуме.

0

22

Дальше будет конкретная войнушка.

0

23

13. ПРИБЫТИЕ

Торговая баржа вошла в атмосферу Центалгона. Разрешение на посадку было выдано на пункте предварительного таможенного досмотра. Теперь же находящимся на борту предстоял досмотр уже при посадке. Инвэ и Барнум тихо сидели в контейнере с двойным дном. В других прятались секретарь и дворецкий Укэ, выразившие желание принять участие в операции освобождения, Тхин и четверо разведчиков с Альтраны и Бутооди.
Инвэ прекрасно знал, что существуют крепкие торговые отношения между Центалгоном и Валианой и решил сыграть на этом. И теперь Яко бы месяц отсутствующая по торговым делам баржа возвращалась домой.
Команда баржи состояла из переодетых и загримированных под центалионов крепких парней с Альтраны. Капитан баржи был Давиан Коарти Кэрн, давний боевой товарищ Вей Тхе-Тхина. Среди остальной команды был и Йар Дровон, присутствующий незримо на борту, надежно спрятанный в своей тесной звукоизолированной каморке вместе с оборудованием. Казалось, что он обычный пилот, сидящий и выполняющий свои обязанности, но он координировал действия остальных . кому предстояло оказаться в последствии в самой гуще событий.
Сидящие в контейнерах ждали. Наконец Инвэ пришел сигнал от Дровона, что пора снова включить глушитель для таможенного оборудования. Инвэ кроме людей вез с собой оружие и очень важно было заглушить сигналы электронных искателей.
Капитан Кэрн протянул документы новому начальнику таможни, поставленному не так давно Даро.
-Так-так. Господин... Йотэ Ти-У. Капитан? Очень хорошо, капитан. Что везете?
-Груз с Валианы по личному заказу владыки.
-Долго летали Вы, капитан. У нас другой Владыка.
-Простите, как? Не может быть! - Разыграл Кэрн удивление. - Это не возможно.
-Возможно. - Отрезал Начальник и крикнул своим подчиненным. - Ну-ка, откройте крышки, посмотрим, что это за Валианский товар!
Инвэ занервничал, но услышал в наушнике успокаивающий голос Дровона:
-Пусть вскрывают.
Дровон все прекрасно видел и слышал. Он контролировал ситуацию.
Ящики вскрыли, но ничего, кроме груды тканей и бутылок со спиртным не обнаружили. Начальник таможни лично засунул свой нос в контейнеры. Приборы не показали ничего подозрительного, кроме того, что ящики полны доверху.
-Да. Действительно... - Задумчиво произнес главный таможенник. - Однако я сам проверял базы двнных. Такого борта в списках не значится.
-Посмотрите еще раз. - Попросил капитан. - Может Вы что-то пропустили?
-Дровон! - Грозно шепнул Инвэ.
-Да, что Вы так волнуетесь? - Услышал он бодрый голос Дровона. - Я уже давно залез и забросил всю информацию по вашемуц борту в систему.
Начальник таможни не слышал переговоров, так как они велись шопотом, да и ящики были оборудованы таким образом, что ни одного звука нельзя было услышать оттуда. Он заглянул в базы данных, сунув ИД паспорт корабля в прибор и тут же с удивлением обнаружил наличие информации.
-Невероятно! Но я же сам проверял! Вас там быть не должно!
-Значит Вы просто не заметили. - Уверил его капитан.
Начальник таможни наконец-то сдался.
-Ладно. Пакото с вами. Забирайте свои документы и ящики.
-Вы дадите нам транспорт? Если Вы заметили, то там указан адрес доставки. Я уполномочен доставить это в замок Владыки лично с охраной.
-Делайте, что было вам приказано и выполняйте свой долг. Только не забудте лично отчитаться за груз в представительстве Торговой Лиги и новому Владыке Киё Ку-Инэ. Он не любит неожиданных сюрпризов.
-С удовольствием. Благодарю Вас. - Подчеркнуто вжливо ответил капитан.
После того, как все документалиные дела были окончены, дроиды грузчики поставили контейнеры внутрь шагающей фуры. Туда же забрался капитан и четверо из команды, выполняющие роль охраны ценного груза. Пока их везли, затем долго осмотривала охрана дворца во главе с комендантом и решала документальные дела, пока их везли на склад и выгружали, все сидящие внутри были в большом напряженном ожидании.
Наконец контейнеры по документам отправили в спецхран при дворце. Комендант заглянул в контейнер со спиртным, потянул носом.
-Настоящий Валианский Таперт! Да, у бывшего Владыки был отличный вкус.
-Да, господин комендант. Он коллекционный и очень дорогой.
-Не могли бы Вы подождать меня здесь полчаса? - Спросил комендант и получив согласие, извинился. - Потерпите, во время моего отсутствия вас будут охранять. Прошу прощения, но у нас так теперь принято.
С этим он ушел. Ему не терпелось доложить обо всем Даро.

У Даро в этот день было очень хорошее настроение. Он позавтракал с большим аппетитом и даже сподобился составить компанию Киё Ку-Инэ на прогулке по саду. Думать о делах не хотелось. Он расслабился. Однако его блаженство продлилось не долго. Комендан явился в самый неподходящий момент, когда Даро подремывал в беседке, разомлев под теплыми лучами солнца. Услышав откуда привезли груз Даро удивился.
-С Валианы? и что же там?
-Ткани и коллекционный Таперт.
-Вот как? Я хотел бы сам взглянуть. Поводите меня.
-Так точно. - Комендант чуть склонил голову. - Я к Вашим услугам, мастер Даро.
Шагая за комендантом Даро коротко переговорил с ним, выяснив, что капитан и баржи и четверо из охраны находятся в хранилище под присмотром солдат. Что капитан имеет все разрешения, но находясь месяц на Валиане он не в курсе событий и не знает, что власть сменилась и возник правящий тандем.
-Это ты брось! - Строго погрозил ему Даро. - Никакого тандема не существует. Запомни, а лучше запиши на своем лбу, что вся власть принадлежит Темному Клану. владыка лишь наместник.
-Прошу прощения. Вас понял. - Покладисто отозвался комендант.
-Так-то лучше.
Прийдя на склад Даро лично полазил по контейнерам и лично проверил документы на груз. Все было впорядке. Не найдя ничего подозрительного он начал допрашивать капитана:
-Как грузоперевозчик и поставщик, Вы должны знать, для каких целей Владыка заказал столько дорогих вин и тканей.
-Для приемов на высшем уровне, господин...
-Мастер Даро.
-Благодарю Вас. Мастер Даро.
-Ну, допустим вина - да, а ткани?
-Владыка Укэ обладает утонченным вкусом, он аристократ и хорошо разбирается в дизайне. ткани необходимы были для бальных одежд и декора помещений.
-Я огорчу Вас, капитан...
-Йотэ Ти-У.
-Да. Нынешний Владыка пришел после того, как Укэ Он Вэ скоропостижно скончался и вряд ли имеет утонченный вкус и не устраивает балов.Однако чувство прекрасного ему не чуждо. - Он повернулся к коменданту. - Возмите пару-тройку бутылоу Таперта и отнесите в мою комнату. И быстро возращайтесь. Возможно я найду Вам еще кое-какие поручения.
Комендант кивнул и быстро исполнил приказ Даро. А Даро тем временем продолжил разговор с капитаном баржи.
-Теперь этот груз поступает в распоряжение нового Владыки. А Вам и Вашей команде я настоятельно рекомендавал бы лично явиться перед его очи и принять присягу.
-Отлично, пусть приведут к присяге. Нам нужна ударная группа в самом центре. - Сказал Дровон Инвэ. - Только пусть принимают присягу в Центральном зале, как требует дрквний центалионский обычай.
-Отлично, Дровон. - Произнес Инвэ и тут же потихоньку передал это капитану.
-Мастер Даро, мы с превеликим удовольствием примем присягу и будем служить новому Владыке. Но по нашим древним обычаям необходимо, что бы придворный персонал приводился к присяге самим Владыкойв Центральном Зале.
-Хорошо. Но как-то быстро вы согласились. - Подозрительно посмотрел на него Даро, чувствовавший какой-то подвох, но не понимающий в чем. - Вы льстите или хотите, что бы я считал это за лесть?
- Мы просто не желаем терять рабочие места и хорошую оплату. - Успокоил его капитан. - Кстати, сможем ли мы получить свой заработок?
-Сможете, но только тогда, когда присягнете на верность.
Даро подумал, что вовсе не плохо иметь свой торговый флот. Кажется, жизнь понемногу налаживается. Комендант уже вернулся. Даро приказал ему.
-Привезите оставшуюся команду сюда, организуйте Центральный Зал и подготовьте все, что нужно по центалионским обычаям для приведения к присяге. Через 3 четверти часа все должно быть готово. Передайте Владыке, что он должен быть там. Да. Выстройте в Центральном Зале 2 шеренги отборных бойцов из тех, кто охраняет замок. И последнее, проводите наших гостей туда.
-Слушаюсь! - Вытянулся перед ним комендант, а затем махнул капитану и его охране рукой. - Следуйте за мной.
Даро и солдаты удалились, оставив контейнеры в покое. Прошло минут 5 прежде чем боковые стенки контейнеров распахнулись. Все, кто находился внутри, быстро выбрались насружу, вытащив привезенное с собой оружие. Инвэ достал маленький пульт управления и закрыл контейнеры, сделав их абсолютно целыми.
-Что теперь? - Поинтересовался Инвэ у секретаря и дворецкого.
-Матер Инвэ, все хранилища соеденены с дворцом подземными переходами. Сейчас мы в Закатном Хранилище, и оно было нами выбрано не случайно. Именно с этой стороны можно попасть в Машинный Зал, а оттуда по аварийной лестнице в апартаменты Укэ, от которых недалеко до Центрального Зала. Нам нужно быстро и оперативно захватить в расплох Владыку и Даро.
-Чтож. Ясно. - Задумчиво произнес Инвэ. - Значит 45 минут...
Он тут же кое-что сообразил.
-Нам хватит 30 минут, что бы добраться до пункта назначения?
-Более чем.
-Хорошо. Дровон?
-Слышу Вас отлично.
-Через 30 мин. передайте для командора на "Клинок уннехта" код ХВ**327#D00. Пусть он введет его, раскроет ссылку на дальнейшие инструкции.
-Вас понял. Код подтверждаю:ХВ**327#D00. Удачи.
-Благодарю, Дровон.
-Незачто. До связи.
Небольшой отряд двинулся сквозь складские помещения к заветным дверям, ведущим во дворец через подземный проход. Здесь было темно и тихо. Барнум включил мощный фонарь и освещал дорогу перед идущими.

0

24

14 МАЛЕНЬКАЯ ВОЙНА

  Войдя в лифт отряд распределился по нему относительно степени безопасности. Уннехты встали близко к дверям, чтобы в случае нападения прикрыть остальных. Правительственный дворец имел  радиально-кольцевую структуру. Все корпуса были построены кругами и спускались ступенчато, начиная от основного центрального корпуса, называемого Большой Башней. Переходы, обширные и долгие соединяли кольца зданий друг с другом и с центральным корпусом. К Большой Башне шли три основных коридора: от края до центра. Однако, что бы выйти в такой основной переход необходимо было миновать разгрузочный зал, где обычно разгружали и сортировали поднимаемое со складов. что бы потом отправить туда, где все это нужно.
  Двери лифта открылись. Приехавшие ринулись из него в разгрузочное помещение. Даже тут были солдаты ОСТ, которые сразу начали стрелять по вошедшим из хлопперов и ружей. Инвэ, Барнум и Тхин отмахнув первые выстрелы перенаправили их в стреляющих, сразив солдат наповал. Яркие лучи клинков описали несколько дугообразных движений. Идущие сзади под защитой уннехтов и под руководством Бутооди из оружия сняли остальную охрану. К счастью солдат тут было мало. Но кроме них были здесь и еще люди плюс, непонятно каким образом оказавшаяся среди них, пара протсатиан. Все они испуганно сгрудились в углу, глядя на пришедших со страхом и паникой.
-Не бойтесь! Мы пришли что бы освободить вас! - Громко произнес Бутооди.
Один молодой центалион ответил ему:
-Одни уже приходили по их словам нас освобождать, а в итоге превратили нас в рабов!
Но в этот момент какой-то старый центалион выбрался из толпы вперед и радостно воскликнул:
-Это же Инвэ-Аллен! Уннехт Светлого Клана! Небеса нас услышали! Они послали нам помощь! Не бойтесь! Не бойтесь! Освобождение близко!
Видимо старик имел большое уважение, потому что центалионы послушались его и окружили боевую группу Инвэ-Аллена.
-Используй.- Сказал в наушнике голос Дровона. - В зал ведет три двери. Они могут блокировать две из них.
-Да. - Отозвался Инвэ, а все решили, что он хочет им что-то сказать, и только самые посвященые знали, на что он отреагировал. Мастер уннехт обвел центалионов взглядом и спросил:
-Сколько вас?
-Здесь нас около дюжины, но наши есть еще в замке. Нас заперли на рабочих местах. нам не дают уйти домой к нашим семьям. нас заставляют день и ночь работать, постоянно бьют до полусмерти, а есть дают лишь раз в день. - Расссказал Инвэ старик.
У Барнума сжались кулаки. Ему было бесконечно жаль этих людей. Не дожидаясь, что скажет его друг и наставник, он вышел вперед.
-Согласны ли вы поднять мятеж и сражаться, что бы вернуть свободу себе и своим собратьям?
Центалионы зашумели, размахивая руками и потрясая кулаками. Барнуму стало ясно, что больше всего на свете они хотят войны. Они были не просто готовы, они желали разорвать захватчиков на куски.
-Но у нас нет оружия. - Вздохнул старик.
-И нет плана действий. - Поддержал его молодой центалион.
-Будет! Будет оружие! Вот! Берите! Идите с нами! - Воскликнул Барнум бросая им под ноги все то, что смог отобрать там внизу, в подземном переходе у убитых охранников. - Вооружайтесь!
Центалионы спешно начали вооружаться.
-Вон там убитая стража. Заберите и это оружие. - Приказал Барнум.
-Хорошо, Барни. - Похвалил его Инвэ-Аллен. - Моя выучка.
Старый центалион растерянно поглядел на Инвэ.
-Как?! Разве он ваш боддхи?
-Да. - Улыбнулся уннехт. - Только сейчас он взрослый, а в детстве это был такой хороший мальчик.
  Инвэ шутливо погладил Барнума по его дредам. Все рассмеялись. Инвэ снял напряжение царившее в толпе, а Барнум улыбаясь лишь рукаим развел.
Когда-то Инвэ привез его с далекой Фривэны. Темнокожий Барнум был сыном шамана одного из племен, живущих там. Он потерял отца, когда ему было всего лишь 5 лет. Инвэ и отец Барнумини сражались плечем к плечу против харго, решивших сделать фривену своей перевалочной базой и поработить свободных и гордых фривов. Шаман погиб, оставив жену и сына. Барнум должен был стать новым шаманом и заменить отца, но по согласию вождя был взят Инвэ на Герэну, так как обладал Даром Силы. Шаманом он так и не стал, но уннехт из него получился один из лучших. Инвэ вырастил его. Барнум любил его, как своего отца и был ему предан.
  Дровон снова поторопил мастера уннехта. Барнум поставил задачу группе центалионов проникнуть в Большую Башню, а там блокировать двери в Центральный Зал, куда через некоторое время придут харго и Владыка-самозванец. Он не забыл предупредить, что бы они забирали все оружие убитых солдат, так как оно может понадобиться и ми, и тем, кто пожелает присоединиться к мятежу.
-Выберемся наверх, и я поведу их группу. - Предложил Тхин и тут же объяснил. -Сила толпы это грозное оружие, если она не контролируема, но это может иметь и обратную сторону, приводящую к плачевным последствиям. А мне вовсе не хотелось бы, что бы они в страхе разбежались и были перестреляны до единого. Да и шанс столкнуться с Даро весьма велик, а у меня руки чешуться придушить этотго мерзавца и источника всех бед Антакорры.
-Руководи, Тхин, руководи. - Отозвался Инвэ.
-Позвольте ка мне быть с ним.- Попросил Бутооди. -И еще нам не помешает пара альтранцев.
-Отлично, Бктооди. Берите. Но, повторюсь, до места разделения группы мы должны дойти вместе.
Дворецкий, Кайэ и двое альтранцев остались вместе с Инвэ и Барнумом.
  Теперь их маленькая армия перестроилась. Тхин замыкал шествие и охранял стрелков, а Барнум и Инвэ шли впереди. Вся эта толпа вырвалась потоком из дверей погрузочного зала и устремилась в коридор, ведущий к  Большой Башне. Началась перестрелка. В самом начале трое центалионов погибли. Уннехты отбивая выстрелы бежали впереди, стараясь прикрыть товарищей и уничтожить как можно больше солдат. Но, похоже кто-то из армии ОСТ запросил помощи и из боковых проходов к коридору начали стекаться стрелки.
  Тхин фехтовал в гуще сражения. Он будто ткал собственным мечом огненную паутину, разя врагов направо и налево. Оставшаяся в живых горстка центалионов под руководством Бутооди и пары альтранцев залегла, используя павших солдат ОСТ, как прикрытие, и отстреливала врагов из трофейных ружей и хлопперов.
  Тяжелее всего было Барнуму и Инвэ. На них легла основная задача пробиться сквозь массу серых мундиров ко входу в Большую Башню. Их мечи синхронно описывая круги и дуги одновременно защищали и наносили непоправимый урон врагу. Они шли спиной к спине, плечом к плечу и действовали, как единое целое.     
  К огромному сожалению всех, кто был с Инвэ в тот момент, дворецкий и пара альтранцев погибли в бешенной перестрелке.
Вскоре поток серых мундиров поредел. У Тхина дела были как нельзя лучше, потому что многие из ОСТ были убиты, а остальные просто разбежались бросив оружие, увидев силу и мошь одного единственного уннехта.
  Однако им не дали почувствовать себя победителями. У входа в Большую Башню появилась небольшая армия серомундирных солдат ОСТ, вооруженных лучевыми автоматами и портативными переностными энергощитами, защищающими их с головы до ног. Впереди их, прикрываясь щитом шел комендант. Попытки восставших стрелять никчему не привели. Щиты гасили выстрелы. И тут остовцы открыли шквальный огонь. Уннехтам вновь пришлось объедениться, что бы мечами защитить оставшихся.
В эту минуту Инвэ вновь услышал Дровона:
-Я закрываю двери. Ищите другой выход.
  Инвэ не предполагал, что вход в Большую Башню может закрываться. Две огромные створки поползли навстречу друг другу. Бутооди огляделся. Убитый, за которым он прятался был командиром и,судя по нашивкам на мундире, довольно высоким чином. Что-то блестнуло на его поясе. Что-то... Что это?!! На поясе висела шоковая граната, которую тот так и не успел использовать в боевых действиях. И тогда Бутооди окликнул Барнума и изловчившись перекинул гранату ему. Барнум все понял. Когда между створками осталась лишь небольшая щель, он вдавил кнопку и кинул гранату, направив ее Силой за двери. Двери закрылись. За ними послышался громкий хлопок. А затем стало тихо. Никто не стрелял. Уннехты стояли переглядываясь и опустив мечи. Центалионы наконец-то смогли подняться с пола и теперь разоружали павшего противника.
-Дровон, впусти нас и перекрой все входы в центральную Башню. Мы нашли путь. - Попросил Инвэ-Аллен.
-Как скажете. - Вздохнул Дровон. - Может Вы и правы, мастер Инвэ. У вас осталось 15 минут.
  Когда двери открылись, боевая группа, войдя, увидела ужасную картину. гораздо более ужасную. чем в коридоре. Те, кто стоял рядом с эпицентром взрыва, тех разорвало на куски, а стоящие подальше были мертвы, но целы. Взрыв в полном смысле слова разорвал им мозг.
Кого-то из оставшихся центалионов стошнило.
-Пойдемте. - Сказал Инвэ. Нам более нечего здесь делать. - И обратился к Дровону. - Закрывай входы.

У Даро на запястье сработал импульсар.
-Да, ну, что еще?
-Господин Даро, разрешите доложить...
-Да слушаю же, пакото вас праздери!!!
-Повстанцы пробились в Большую Башню. С ними трое уннехтов. Мы выслали почти все отряды, даже щитовиков, но они слишком хорошо вооружены и подготовлены. И мы не знаем, каким образом они пробрались в замок. Теперь они закрыли все проходы в Большую Башню и...
-Я уже и без вас знаю, что тут твориться. Стяните сюда все войска из города, взорвите входы, а я встречу их здесь, благо есть чем. И если же вы успеете первыми, то никого не оставлять в живых!
-Слушаюсь, мастер Даро!
-Ленивые тупицы.- Проворчал харго.
Уже с первых минут боя на подходвх к Большой Башне Даро знал, что центалионы восстали. Однако он не думал, что среди них есть уннехты, хотя эту возможность он не исключал. Любой уннехт может пробраться куда угодно, а если их еще и трое...
Он обвел глазами команду баржи, дожидавшуюся присяги и стоящую перед ним и Владыкой навытяжку. Какие молодцы! Да, но они торговцы и врядли умеют сражаться. Хотя вот эти четверо-личная охрана капитана - может быть.
-Господа, вы все прекрасно знаете, что только что мне доложили об измене. В замке военное положение. Готовы ли вы сражаться на благо своей планеты и своего Владыки?
-Так точно! - Хором ответила команда.
-Мы патриоты. - Сказал капитан.
Даро даже не догадывался, что все это лишь спектакль и сейчас он сам себе роет яму.
-Чтож, оружие сть не у всех вас. Я вижу. Поэтому кто с оружием, становись лицом к дверям. - Он повернулся к построенным шеренгам, прикрикнув зло. -И вас, господа вояки, это тоже касается! 
Началось движение, все распределились напртив каждой двери зала.
-А вот вы... - Обратился он к остальной команде. - Раз уж вы так горите отдать свою жизнь за Владыку и свою родину, то вы ее и отдадите. Становитесь вперед перед стрелками!
Когда же распределение сил закончилось Даро набрал код на импульсаре.
-Распорядитесь поставить у всех дверей Центрального Зала  и в Машинный Зал мою личную охрану.
Даро не был глуп, он прекрасно понял, каким образом повстанцы собираются пробраться в самое сердце замка.
-Так точно! - Был ему ответ.
Владыка смотрел на даро испуганными и беспомощными глазами.
-А вдруг они ворвуться сюда?
-Не ворвуться. Рано паниковать.
Неожиданно импульсар опять запиликал на запястье у харго.
-Да! Что еще?!
-Мастер Даро, это не возможно! Они отключили все энергопитание в замке, кроме аварийного, но его совсем мало. Лифты не работают. Защитный энергощит тоже...
Даро отключил импульсар. Теперь на весь зал раздался мелодичный звон голографа. Харго не тратя энергию на лишние движения включил его Силой. Над полом в центре зала повисло призрачное изображение молодого военного.
-Господин Даро и господин Киё Ку-Инэ, с вами говорит командор "Клинка уннехта"Альбис. Объедененные силы Герэны и Антаккоры объявляют вам войну. Однако, если вы капитулируете без боя, то презедент данными ему полномочиями предаст вас справедливому суду в результате которого вы останетесь живы. В противном случае нам дан приказ уничтожить вас и ваши войска.
Изображение исчезло.
Теперь снова у Даро сигналил импульсар. Даро и Киё Ку-Инэ переглянулись. Даро включил связь.
-Мастер Даро, все войска собраны в замке. Мы ждем Ваших дальнейших указаний.
-Большую часть войск в город, пусть обороняют замок снаружи. Меньшую часть в замок, для расправы с повстанцами! -Завопил Даро.
Он был так зол, что готов был снять с руки импульсар и расколотить об стену. Но через некоторое время он успокоился.
-Надо посоветоваться с Наставником. - Решил он и попытался включить голограф. Но Дровон, предвидя ситуацию перекрыл и канал связи: голограф не работал.
-Значит, будем сражаться.
Владыка вдруг бросился к дверям:
-Нет! Нет! Я не хочу умирать!!
Даро поймал его за ворот и отшвырнул в центр зала.   
-Еще не известно, кто умрет. А если будешь истерить, старый пенек, то я лично вышвырну тебя на забаву уннехтам. - Сквозь зубы процедил он.
Владыка сидел на полу и трясся от ужаса. Он боялся, что его уничтожат и вместе с тем боялся, что у него отберут его власть и положение. Он всего боялся.

Боевая группа под руководством Инвэ-Аллена добралась до Машинного Зала. На этаже никого не было. Было как-то непривычно тихо, и это показалось всем очень подозрительным.
-Они что, вымерли все? - Барнум озирался по сторонам и пытался понять, что происходит.
-Нет. Тут что-то другое. Опасное. И я чувствую... харго. Там. За дверями. Сила. - Негромко произнес Инвэ-Аллен.
-М-да. Похоже их там несколько. У меня уже руки чешуться постучать кому-нибудь из них мечом по башке. - Усмехнулся Тхин. - Так что?
Он вопросительно задрал бровь и бросил пытливый взгляд на двери.
-А ничего. Постараемся их отправить в далекие Миры без шума. - Пожал плечами Инвэ. - Как тебе такое решение?
-В самый раз.
-Всем держаться сзади! - Предупредил Барнум остальных участников маленькой замковой войны.
  На счет "три" они открыли дверь и вошли. В машинном зале. частично разгромленном за пультами сидели диспетчера, рядом стояли охранники и держали их на прицеле, а прямо перед уннехтами возвышались четыре фигуры в черных плащах и с открытыми клинками. Барнум даже присвистнул от удивления.
-Отличный прикид у ребят. Новый. Даже жалко. - Сказал он.
Один из харго ухмыляясь предложил уннехтам подолить оружие на пол и сдаться.
-Иначе. - Сказал он. - Мы уничтожим этих рабочих.
-Предположим оружие мы Вам отдадим, но как быть с Силой? Ее-то на пол не положишь. - Улыбнулся Инвэ. - Предлагаю другой вариант. Вариант бесконтактного боя. Вам вряд ли устоять против нас в бесконтактном бою.
-Да ну? - Нагло ухмыльнулся харго. - Неужели?
Он убрал клинок и повесил рукоять на пояс и выступил вперед.
-Ну, давай посмотрим, кто кого, уннехт.
Инвэ отдал свой меч Тхину. Дальше они закружились в боевом танце нанося и блокируя удары Силой. Инвэ старался продвинуться вглубь зала, что бы увести остальных харго и отвести глаза солдатам, держащим вплену диспетчерский персонал. Тхин понял это.
Тогда уж и я присоеденюсь. Он так же отдал мечи Барнуму и махнул рукой второму харго.
-Ну иди, поборемся?
Теперь в зале боролись двое. Все напряженно наблюдали за поединком.
-Ну, а мы? - Спросил Барнум у отставшихся двоих. - Может пофехтуем, а?
В правой руке у Барнума был меч Инвэ, в левой-меч Тхина. И правой и левой рукой он действовал одинаково хорошо. Соединив рукояти мечей он получил двухклинковое оружие, с которым и бросился в бой. Он был почти неуязвим и как ни старались оба харго лобраться до Барнума, это им не удавалось. Барнум вертя в руках двухклинковое оружие, словно не замечая чего-либо на своем пути и отбивая атаки и выпады своих соперников метался по залу и будто случайно задевал солдат, держащих на прицеле персонал. Освобожденные центалионы разбегались и прятались. Бутооди не разрешал стрелять, что бы случайно не задеть уннехтов, а ктоме того, он знал, что такие поединки дело чести и вмешиваться в это нельзя.
Один и соперников Барнума наклонился, пропуская над головой клинок, другой отразил удар. Клинки скрестились, сыпя искрами и тихо шурша. Первый из харго попытался воспользоваться ситуацией, ударить Барнума мечом и открылся. Барнум молниеносно развернулся отбив клинок первого  харго в всторону и вонзил мечь Инвэ в грудь второго. Первый же не успел увернуться от встречного движения по дуге. Голова отлетела прочь.
Двое, боровшихся с Тхином и Инвэ увидев, что их товарищи мертвы быстро перешли к вооруженному бою. Тхин, совершив какой-то немыслимый акробатический трюк опустился на ноги рядом с Барнумом, забрав у него мечи и бросив Инвэ его же оружие.
Все же Инвэ и Тхин порядком вымотали противника. Харго потеряли много сил и первичную концентрацию внимания. Теперь победить их было легко. Барнум присоеденился к сослуживцам и это сыграло рокорую роль для оставшихся харго.
Через пять минут все было кончено. Все харго были убиты. Диспетчера присоединились к боевой группе Инвэ. Им отдали захваченное оружие. А после все устремились к аварийной лестнице. Однако проход был закрыт изнутри.
-Что будете делать, мастер Инвэ? - Спросил один из альтранцев.
-Как что? Займусь декоративной резкой по металлу. - Отозвался Инвэ, повернулся к Барнуму и Тхину. - Ну и вы, надеюсь, поможете мне в творческом процессе?
-Да-да, конечно, поможем! - Сказали в один голос Барнум и Тхин.
-Тогда, беритесь снова за мечи, господа уннехты. Время дорого.
Они все вместе открыли клинки и вонзили их в дверь с трех сторон. Метал заскрипел, плавясь.
-Люблю консервы. - Произнес Барнум.
Центалионы сгрудились сзади. Они с нетерпением ждали, когда уннехты "откроют" дверь, что бы пойти всем вместе и потребовать у Владыки расплаты за содеянное.

0

25

15. СЮРПРИЗЫ

Поднявшись почти бегом наверх, группа разделилась. Тхин, часть вооруженныхценталионов и Бутооди с Кайэ побежали к одному выходу, а Инвэ-Аллен, другая часть центалионов и Барнум к другому. Выходов было три, но людей не хватало и они решили, что захватят два входа, а потом уже освободят третий. Однако у каждой двери их ожидала охрана в виде пары харго.
Тхину пришлось хуже всех, так как он фехтовал сразу с двумя противниками. Однако весь исход сражения решил Бутооди, который все же решил вмешаться в дела чести уннехта и, изловчась, пристрелил одного из харго.
Инвэ и Барнумдарно разделались со стражей, но входить не спешили. Инвэ-Аллен понимал, что победа будет не легкой. Он передал Тхину, чтобы тот подождал его команды входить.
Тхин чувствовал присутствие Даро, своего бывшего боддхи, который предал его и погубил всю его семью. А потом, он выбросил своего бывшего Наставника, смертельно раненного и безоружного, совершенно без всякой одежды, в глубоком космосе, отослав  его туда в спасательной капсуле, где кислорода хватило бы лишь на 100 часов. И если бы не видение магистра Тейна и не Инвэ-Аллен, посланный на помощь мастеру Тхину, то все закончилось бы более чем печально.
Теперь уннехт горел желанием мести. Ему было плевать на законы Герэны и Валианы вместе взятые. Он хотел только одного-прикончитьДаро. Однако Тхин отлично осознавал, что гнев плохой советчик.
У других дверей мастер Инвэ медлил и словно бы к чему-то прислушивался.
-Чего или кого мы ждем? – Недоумевал Барнум. – Может мы ожидаем поэта всея Вселенной Марка-Николаса Блума?
-Не остри. – Строго одернул его Инвэ-Аллен. – Если тебя так интересует Блум, то можешь отправляться вна его поиски в любую сторону. А если тебе нужно сделать одно важное дело, то помолчи и подумай.
-А чего думать? Надо штурмовать. Аши ребята уже там нас дожидаются. – Пожал плечами уннехт.
-Ты ведь слышал, друг мой Барнум, что сказал Даро?
-Про присягу? Слышал. Там будет Владыка и… Ой! Там же полно солдат!
-Гений. – Вздохнул мастер Инвэ. – А солдаты, знаешь ли, иногда постреливают.
-Ну, так давай повернемся, плюнем на все и полетим домой. – Предложил помошник Инвэ-Аллена.
-Домой говоришь? Барнум, ты гений дважды.
-Почему?
-У нас вся Вселенная дом.
«И  у Марка-Николаса тоже». – невольно подумалось Инвэ, а еще он подумал о том, как хорошо было бы, если бы Блум был рядом.
-Ну, та что ты решил? – У Барнума от нетерпения и любопытства даже нос зачесался.
Мастер Инвэ переключился на частоту Тхина.
-Вей, ты слышишь меня?
-Слышу. – Раздался в импульсаре напряженный голос Тхина. – Даро там. Я ему бошку снесу.
-Спокойно. Я чувствую, что кроме Даро есть еще что-то знакомое.
-Ну, да. Есть. Только не пойму что и откуда исходит.
-Скажи своим, что бы держались дверных проемов. Из-за них стрелять удобнее. Там солдаты, а значит нужно застать всех их врасплох. Входим одновременно на счет «три». Сперва пусть стреляют по солдатам, но не трогают своих. Если двери заблокированы то Дровон поможет. – Инвэ тут ж обратился к Дровону через параллельную связь. – Поможете же, Дровон?
-А куда я денусь? У меня что, выбор есть? – Равнодушно ответил Дровон.
-Прекрасно. Вей через пару минут начинаем. Проинструктируй своих.
-Понял. – Ответил ему Тхин.
Прошла пара минут, прежде чем двери в Центральный Зал распахнулись на счет «три».
Солдаты ОСТ вскинули ружья и хлопперы, но никто не ожидал, что безоружная команда центалионского  грузового транспортника извлечет откуда-то из  просторных одежд оружие и, почти синхронно развернувшись перестреляет всех тех, кто до этого целился в их спины. Владыка и Даро оказались в центре круга.
Неожиданно третьи двери распахнулись. Внутрь влетел харго, сшибленный энергоударом. Он шлепнулся Инвэ под ноги, но подняться не успел. Инвэ уничтожил его. Вдверях мелькали клинки. Было видно, что там шел бой. Мелькали черные одеяния воина темного клана и чья-то знакомая белая тога. Барнум хотел прийти на помощь, но в этот момент воин в белом пронзил своего противника быстрым и точным ударом. Харго осел вниз, а после и вовсе упал на пол. Свозь третьи двери во главе небольшой группы центалионов вошел высокий сероглазый воин в белой одежде.
На лицах уннехтов появились радостные улыбки. Владыка затрясс, будто его закрыли в морозильной камере. Даро попятился.  Кайэ воскликнул что-то малопонятное и бросился к воину.
-Осторожно, друг мой, - Сказал ему воин, когда тот обнял его. – Хоть я жив и на ногах, но левой рукой мне все ж еще владеть трудно. К счастью, ранение было не смертельным, хотя и весьма тяжелым. Клинок прошел чуть выше одного из сердец. И я уж совсем не думал, что увижу тебя снова.
В этот момент Даро развернулся и клинком скосил несколько человек, целящихся в него. Сделав размашистое сальто, он вылетел в одну из дверей, не удержался на ногах, прокатился кубарем, вскочил и бросился к аварийной лестнице. Включив инпульсар, он крикнул:
-Инло, готовь корабль к отлету!
Тхин побежал за ним, но споткнулся о тело одного из солдат ОСТ, упал, поднялся, выскочил в дверь. Однако он опоздал. Даро захлопнул дверь почти перед его носом. Тхин попросил Инвэ переговорить с Дровоном, но Дровон ответил Инвэ, что электронный замок этой шахты вероятно автономен, так как он не связан с центральным управлением дворца. Но с разрешения Инвэ он передал на «Клинок уннехта» приказ уничтожить корабль, только что отправившийся с Центалгона.
Владыка со страхом смотрел на Инвэ-Аллена и его товарищей,  но еще с большим страхом он смотрел на сероглазого воина, будто увидел призрака. Тот подошел к нему почти вплотную.
-Так ты говоришь, что Криел Бутооди - харго? – Грозно задал он вопрос, потом развернулся и рукой указал на стоящего сзади Бутооди. – Тогда скажи, почему он среди воинов Светлого Клана Уннехтов? Не потому ли, что ты сам слуга Темного Кана?
Киё Ку Инэ отшатнулся от него. А воин продолжал:
-Ты предатель. А знаешь, что с тобой сделают? Сначала тебя прилюдно выпорят на главной площади как вора, а потом предадут казни, как убийцу. А всю твою семью заклеймят и выгонят с Центалгона с позором.
-Нет! Нет!! НЕТ!!! Я не хочу!! Не хочу!!
Он отвернул камень с оправы одного из крупных драгоценных перстней и поднял руку, что бы высыпать содержимое оправы в рот, но Инвэ перехватил его руку, сорвал перстень с его руки и выбросил прочь.
-Отравить себя хотел? Не выйдет! – Сурово прикрикнул на него мастер уннехт.
Он отдал его в руки Кайэ и вооруженнымценталионам.
-Отведите-ка его и заприте покрепче до суда.
В это время с Инвэ связался Дровон.
-Я перекрыл входы и выходы, кроме наружных. Для альтранской армии не затруднит проникнуть в замок и выбть этих ядовитых гадов из замка и его окрестностей.
Дровон был доволен.
-Передайте командору, что штурм замка завершился успешно.
-Вам необходимо подкрепление?
-Только если войдут через окно.
-Ну, так я и передам. – Засмеялся Дровон.

Был ясный теплый вечер. После сытного ужина Марк-Николас устроился в садовой беседке с гитарой и гармоникой. Завтра вечером он должен  играть концерт. Блум репетировал.
Недалеко от беседки играли дети.  Мяч в их руках вертелся и подпрыгивал. Репетируя, Марк-Николас наблюдал за ними. Заметив что-то, он оторвался от гармоники и крикнул смеясь:
-Эй-эй! Икэ-Ар! Не жульничай! У твоих друзей  Дара Силы нет!
Дети рассмеялись и продолжили играть. Блум вернулся снова к своему творчеству.
В беседку прошел Джонсон и сел рядом.
-Репетируешь? Концерт завтра?
-Да. А больше некогда репетировать. Вот… сегодня я свободен.
-Что ж, дело хорошее. – Прокряхтел старик Стив.
-Угу. – Кивнул Блум и с новой силой выдохнул в гармонику.
-А я ведь поговорить с тобой пришел. Новости есть относительно хорошие.
Блум тут же отложил инструменты.
-Я вас внимательно слушаю.
-Ты ищешь мать этого мальчонки, а она у нас была пролетом. Недавно я делал квартальный отчет по базам. Так вот. Эта мадам прибыла где-то около месяца на грузовой барже, зарегистрировалась и отбыла вечером с такой же баржей, идущей к Илумену. Это еще одна колония по границе с Торканой. Не знаю, та ли она, но думаю, твоя интуиция уннехта тебя не подведет.
-Наконец-то хоть какая-то отличная новость за все время! -Блум улыбнулся.
-Не спеши. – Предупредил Джонсон. – Это еще не все. Корабль твой почти готов, кромелитанитумсорциевых стержней. Понимаешь, твой корабль очень старой модели. Таких уже не выпускают. Их сняли с производства лет 30 назад. Сейчас летают уже совсем на других кораблях и источники энергии у них мощнее. Такие стержни, как у тебя почти раритет. А у нас вся техника новая, мы, к сожалению, не занимаемся старьем и, поэтому  таких источников питания у нас нет.
-А почему нельзя поставить другие новые?
-Ты когда-нибудь пробовал  подключить бетономешалку к кухонному комбайну? Если поставить тебе новые стержни из другого материала, более энергоемкие и новые, то твоя летающая супница просто развалиться от несоответствия систем. Либо всю начинку твоего корабля необходимо переделывать от начала и до конца, а это трата времени и сил.
-Так что же мне делать?
-Знаю, что. За тем и пришел. Уменя механиком на Илумене работает племянник. Я отпишу ему, что бы он взялся за твое старое корыто.Илумена-колония промышленная, одна из немногих, где чинят такие раритеты как у тебя. Ее открыли земляне, а сейчас там сплошная дружба народов Галактики. Только сам понимаешь, починка будет стоить не дешево. Но я и в этом тебе помогу. Скажу племяннику, что ты от меня, и он сделает тебе все за полцены, как своему. И еще вот.
Джонсон полез в карман униформы и достал пачку жестких купюр. Он протянул ее Марку-Николасу, но Блум отодвинул руку и отвернулся.
-Я помогал бесплатно. Я знаю, что после последней войны у вас здесь не хватает помощи. А деньги я концертами заработаю.
-Бри, чудак. Ты работал, как фермер, а труд требует оплаты. Это я выбил для тебя 350 галаксов у мэра. Когда он узнал, кто работает на полях, то распорядился выдать эту сумму немедленно.
-Мэр? Это тот самый, который помогал тогда нам сражаться?
-Да. Он вообще-то альтранец. Когда-то его сюда отослал президент. Но мужик он толковый. Потом вместо него был Бутооди...
-Бутоди?! –Воскликнул удивленно Блум.
-Ну, да. Бутооди. Он же родом отсюда, хоть и на Альтране учился. Затем Бутооди был направлен в президентский корпус 1-м помощником, а наш мэр по просьбе жителей снова вступил в должность. Он старый уже, но голова у него светлая  и руки растут, откуда надо. Так что бери. И был бы ты один, а то с ребенком на руках. Тебе еще корабль чинить.
-Но я…
-И не думай даже! – Заворчал Джонсон. – Считай, что подарок на День рождения.
Блум сдался. Взял пачку жестких купюр, вздохнул, покраснел,  пробормотал благодарность и положил их в карман своей куртки.
Джонсон понаблюдал за детьми.
-А что ты делать будешь, Марк-Николас, когда ее найдешь?
Блум задумчиво пожал плечами.
-Не знаю. Наверное, женюсь на ней.
-Вот так прям и женишься? Может она тебя не любит?
-А есть другой выход? Так мне будет легче защищать ее и ее сына.
Джонсон вновь задумчиво посмотрел на играющих детей. Помолчал.
-Хороший у тебя мальчонка, Марк-Николас. – Вздохнул он. – С ним-то что будет?
-Усыновлю. – Ответил Блум. – Даже если я ее не найду, то все равно его усыновлю. А там… поживем-увидим.

На следующий день состоялся концерт. Действо происходило в том самом культурно центре, откуда 18 лет назад молодой Блум взял аппаратуру для обороны города. Зал был заполнен до отказа. Фермеры приехали даже из другого города для того, что бы увидеть и услышать этого человека, о котором ходили легенды по всей планете и кое-какие слухи, привезенные пилотами.
Блум пригласил всю семью Джона, был и старый Стив Джонсон. Икэ-Ар ждал его за сценой, откуда мог наблюдать весь концерт.
Блум выступал в этот вечер, глубоко погрузившись в музыку. Никогда еще его гитара не звучала так  прекрасно.  Гармоника издавала то яростные, то нежные звуки. Он будто целовал любимую.
Он пел для тех людей, которые видели его совсем юным. Для тех людей, кто остался тогда в живых и вырос или состарился. Для тех, для кого он пел тогда, веселя и утирая слезы утешая и жалея. Для совсем нового поколения, которое выросло или подросло уже после его визита, не помнящего или не знающего его.
Блум исполнил почти все свои известные песни, написанные за весь 18-летний период и песни, с которыми он впервые выступил здесь. Он пел о любви и о ненависти, о свободе, о войне, о жизни и о смерти, об огромном мире, где есть все,  что только может быть. И последнее, что увидели те, кто сидели в первых рядах, как  во время песни, завершающей концерт, с ресниц Блума сорвались и покатились по щекам крупные блестящие, словно алмазы, капли, а голос чуть не сорвался.
Зал, во время всего выступления хранящий тишину, взорвался аплодисментами. Марк-Николас чуть улыбнулся, снял с шеи подставку и, прижав к себе гитару, низко поклонился залу.  Он не видел, как в восторге кричали и визжали дети Джона, как сам Джон улыбался, обнимая Каролину, как старый  Джонсон прослезился, хлопая своими широкими ладонями и встав с места. Он видел только зал-один большой организм, шумящий, как океан, и радующийся. И от этого становилось хорошо.
  Он очень устал. Ушел за сцену, где навстречу ему выбежал Икэ-Ар. Блум подхватил мальчика крепкими сильными руками и, смеясь, легонько подбросил его вверх. Джон уже ждал их в семейном гравемобиле.
Этот концерт был заключительным. Блум решил лететь на следующий день на Илумену. Приехав он начал собираться и посоветовал сделать то же Икэ-Ар. Но вместо этого Икэ-Ар заупрямился.
-Что значит «не полечу»? Это что за номер? – Строго спросил Блум. – Ты обещал меня слушаться.
-Марк-Николас,  давай останемся здесь. Ну, пожалуйста! Тут так спокойно и безопасно!
Однако Марк-Николас все понял. Он упер руки в бока, слегка прищурился и, усмехнувшись, хитровато посмотрел на мальчика.
-Так. Ты хочешь остаться? Да?
-А можно? – Удивился Икэ-Ар внезапному изменению настроения Марка-Николаса.
-Дай подумаю… - Блум взглянул в потолок. – Конечно…- И он опустил взгляд на Икэ-Ар, слегка наклонившись к нему. - …нет…
-Но почему? Почему?!
-Потому что мы нигде не можем быть в безопасности, а в отчаянно бегущую мишень попасть трудно. Что будет с Джеком и Бетти, если нас найдут? А с нами? И, к томуже, ты собираешься искать мать или нет? Ты ее любишь?
Мальчик грустно опустил голову и кивнул.
-Я понимаю, что у тебя тут друзья, но мы не имеем права навлекать беду еще и на их головы. А вот где искать твою маму я, кажется, знаю.
-Вот это сюрприз! Мы можем ее найти! – Обрадовался было Икэ-Ар, но тут же вновь чему-то опечалился. - Но дома мне не с кем было играть. Только с папой или с няней.
-Бедный ребенок. – Вздохнул Блум. – Знаешь, у меня есть идея. Когда мы найдем твою маму, то я привезу вас снова сюда. Поживем у Джона, пока я не заработаю прилично и не куплю нам подходящее жилье.
-А ты будешь жить с нами?
-Почему бы и нет? А у тебя будет нормальное детство с друзьями, играми, парками развлечений и, конечно же, школой. Учиться надо. Ты ведь не лентяй, верно? – Блум ласково пригладил растрепанные волосы мальчика.
-Нет, я совсем не лентяй. – Уверил его Икэ-Ар.
-Хорошо. Тогда собирайся. Завтра мы улетаем.
Икэ-Ар ничего не оставалось, как только собрать свой собственный рюкзачок, купленный ему Марком-Нколасом. Но собирать было особо нечего, кроме одежи, которую купил ему так же Блум, решивший, что в обносках Джека Икэ-Ар ходить не годиться, и предметы личной необходимости.
Утром Джон отвез их в космопорт и вдвоем с тестем проводил их. Они долго смотрели на звездочку в небе, которая все уменьшалась и уменьшалась, пока не исчезла совсем.
Они переглянулись. Каждому из них было грустно, будто вместе с Блумом и маленьким мальчиком ушло что-то светлое из их однообразной жизни.
-Ладно. – РешилДжонсон. – Даст Бог, свидимся. Поехали-ка, парень. Сегодня ведь выходной? Как насчет «Белого пони»?
Он хлопнул Джона по плечу. Джон кивнул. Он сейчас не отказался бы посидеть и поговорить со стариком по душам.

0

26

16. ИЛЛУМЕНА

Перелет до Илумены требовал 24 стандартных часа. Марк-Николас все ж был доволен посещением F-X. Морозильная камера была набита до отказа. За концерты ему удалось собрать 250 галаксов, а если к ним приплюсовать и премию, выписанную для него мэром, то сумма получалась не плохой. Марк-иколасрасчитывал часть денег потратить на ремонт, часть на проживание, а часть… Впрочем, он думал о дальнейших концертах.
Икэ-Ар уже привык к перелетам и спрашивал Блума, что они будут делать, когда прилетят. Блум пожал плечами. Он пока что не составлял плана действий.

Икэ-Ар спал в кресле, когда бортовой компьютер уведомил Марка-Николаса о выходе из прыжка в системе Борга, к которой принадлежала необходимая Блуму планета. Марк-Николас не стал будить мальчика,  рассчитывая,  что сделает это перед посадкой.
Илумена оказалось небольшой планеткой, большую часть которой занимали промышленные производства и как следствие этого-мегаполис.  Когда-то она была открыта совместной Торкано-Земной Геологической Миссией. С тех пор там добывали и перерабатывали полезные искоаемые, а кроме того, все геологические разработки обросли огромной сетью дополнительных производств. Теперь там жили не только земляне и торканцы, но и много другого народа, переехавшего на заработки с других планет. 
По сути планета должна была быть экологически грязной, однако на неблагополучную экологическую обстановку и намеков не было, просто потому, что ее не было, как факта: торканцы заботились об этом. Рециклинг и очистка всегда были их коньком в плане чистоты окружающей среды.

Вскоре, Блум увидел сквозь обзорный экран  планету бело-салатово-голубого цвета. Она напоминала какой-то драгоценный камень.Блум запросил информацию у компьютера.  Тот написал ему на дисплее, что «иллумеен»-это драгоценность в переводе с торканского. В своих сравнениях Блум не ошибся. При дальнейшем подлете он увидел белые вихри облаков, закрученные воздушными течениями. Часть планеты была белой. Там, куда летел Марк-Николас, сейчас была суровая зима. Икэ-Ар проснулся и с любопытством смотрел в обзорный экран.
-Пожалуй, хорошо, что я купил тебе теплые вещи. Там сейчас холодно и без них не обойтись. – Промолвил задумчиво Марк-Николас.
Корабль снижался. Он нырнул в сплошную низкую облачность. И если бы не маяки, расставленные над поверхностью Илумены, то вероятно такой полет Марка-Николаса  Блума мог бы окончиться не слишком хорошо. Помогали еще сенсоры, коими механики оснастили корабль по приказу заботливого Джонсона.
Блум летел в непогоду. Сейчас над космопортом разыгралась снежная буря. Ветер был такой силы, что Марку-Николасу пришлось отключить автопилот и самому взяться за штурвал и пилотировать корабль.
Наконец внизу он заметил дорожку из ярких прожекторов, светивших тускло сквозь валящий снег. Он вызвал диспетчерскую. Посадку разрешили, направив его вдоль прожекторов в один из посадочных доков.
Как только шлюзы за кораблем закрылись, Блум посадил корабль и выдохнул с облегчением.
Икэ-Ар отстегнул ремни безопасности, спрыгнул с кресла на пол и позвал Марка-Николаса скорее выйти из корабля и осмотреться. Но Блум только головой покачал, осуждая такую беспечность и поспешность. Он попросил мальчика одеться потеплее, и сам натянул на себя свитер связанный ему доброй Каролиной. На голову одевать было нечего, кроме, может быть, торчащего из свитера капюшона толстовки, одетой на рубашку. Он порылся во встроенном шкафу, но ничего не нашел. У Икэ-Ар, напротив, была мягкая вязаная шапочка, купленная незадолго до отлета Марком-Николасом, который в эту минуту очень переживал, что так оплошал.
Он взял чехол с гитарой, сунул в широкий ее карман подставку для гармоники и пошел на выход, ведя за руку  Икэ-Ар.Далее он запер корабль и остановился, задумавшись.
-Ты чего, Марк-Николас? – Спросил его мальчик и обвел ангар рукой. – Смотри, как тут интересно!
-Угу. – Промычал Блум в ответ и огляделся.
Ангар был огромный. Кроме его корабля в далеке стояло еще пара летательных аппаратов. Суетились механики и рабочие, сновали дроиды. Каждый был занят своим делом.
-Простите, пожалуйста.- Марк-Николас поймал одного механика за рукав. – Вы не подскажете, как мне найти ремонтного мастера Билла Джонсона?
-А, Билл Джонсон? Да он там, в конторе. Пойдите до конца и поверните направо. Там будет дверь. Зайдете и спросите его. Я там его видел.
-Спасибо. –Кивнул Блум.
Механик уже намеревался идти дальше, но тут же развернулся, пригляделся и просил:
-Простите, а это не Вы ли Марк-Николас Блум?
-Допустим, а что?
-Я на Вашем концерте недавно был. На F-X. Прилетал туда с одним транспортником у тетки погостить, да и зашел на концерт случайно.
-Стало быть, Вам понравилась музыка?
-Очень. Спасибо. Это настоящее чудо. И, знаете что, давайте-ка я Вас провожу. – Парень обратил внимание на Икэ-Ар. – А это Ваш сын?
Блум кивнул.
-Какой маленький. – Механик наклонился к мальчику.- Сколько же тебе лет?
-Ему семь. -  Опередил мальчишку Марк-Николас. – Так мы идем?
-Да-да. Извините. –Смутился парень.
Приведя его в контору, служившую и бухгалтерией, и офисом одновременно, он оставил путников на попечение Билла Джонсона. Тот был уже в курсе, так как получил веточку от старого дядюшки. Он охотно согласился заняться ремонтом. Блум договорился сделать первоначальный взнос за ремонт в половину от всей суммы, а вторую половину оплатить уже по факту. Билл согласился. Они сошлись на сумме в 300 галаксов.  Некоторое время ушло на заполнение документов. А затем Марку-Николасу выдали квитанцию и отослали в терминал платить.
Он заплатил часть суммы. Затем набрал знакомый банковский код и отправил на счет  Марлайн 250 галаксов. Он всегда так делал, когда удавалось хорошо заработать. Он читал, что должен ей. Чтобы поставить его на ноги она залезла в долги и чуть не продала свой бизнес. Но он, уходя, пообещал ей, что будет присылать ей все, что заработает и тем самым решит ее проблему с долгами. Он не знал, покрыл ли он ту сумму, которую следовало выплатить по всем кредитам, но даже если бы он это сделал, то все равно он присылал бы ей большую часть заработка. Будучи давно разведенным и не ведающим о личной жизни своей бывшей супруги, он любил ее, и чувствовал себя ее должником.
Разделавшись с денежной проблемой, Марк-Николас отправился на таможенный досмотр. Таможня на Илумене была больше формальностью, так как никто особо не обращал внимания на эту «космическую глухомань».
Он и Икэ-Ар после досмотра  прошли в обширный пассажирский зал. Пассажиров тут было очень мало. За огромными окнами бушевала настоящая пурга. Блум подошел к справочному окну. Девушка, очень красивая, с ласковым выражением лица,  все время приветливо улыбалась и была очень услужливой, что натолкнуло Мака-Николаса на мысль о каком-то неестественном поведении, свойственном только киберам и дроидам.
-Простите, а как  я могу попасть в город? – Поинтересовался Марк-Николас, предупрежденный заранее, что космопорт находится на некотором удалении от городской территории.
-Вы можете воспользоваться услугой граветакси. Но ехать сейчас опасно. Погода не выездная. Подождите до завтрашнего утра.
-А где я могу подождать? У вас тут есть гостиница?
-Да, разумеется. Вам следует подняться на лифте на второй этаж и зарегистрироваться.
-А такси у вас где?
-Гравевокзал на этаже №0, пятый ангар.
-Благодарю Вас.
-Пожалуйста. Хорошего Вам отдыха.
Блум отошел от справочного окна.
-Ладно. Пойдем-ка, друг Икэ-Ар, поищем ночлег. – Умиротворенно сказал он.
Они отошли от справочной конторки. Икэ-Ар негромко сказал:
-Какая красивая тетенька. Она мне понравилась.
-Они все такие. – Усмехнулся Марк-Николас.
-Правда? А почему? – Полюбопытствовал мальчик.
-Потому что тетенька эта не настоящая. Это кибер. Они всегда были обслугой. Правда такое есть не везде, но для космопорта это нормально.
-А куда мы теперь идем?
-Наверное,  искать гостиницу. – Пожал плечами Блум.
Они поднялись на 2-ой этаж. Администратор так же оказался молодой красивой девушкой, услужливой и улыбающейся.
-День добрый. – Поздоровался с ней Марк-Николас. – Есть ли у Вас двухместные номера?
-Да. На какое время?
-На ночь. Сколько это будет стоить?
-Да.  Такие номера у нас есть. Стоимость за ночь пятьдесят галаксов.
Блум покачал головой. Он не мог себе позволить такой дорогой номер, так как долженбы  за ремонт 150 галаксов Биллу Джонсону и у него оставалось еще 50 на житье-бытье. Он не знал, как будут обстоять дела с дальнейшими концертами и можно ли будет тут заработать.
-А есть ли у Вас одноместные номера?
-Конечно. Сейчас посмотрю.
Администраторша взглянула в монитор.
-Увы. – Сказала она. – Я очень сожалею, но они уже все или заняты, или забронированы.
-Жаль. – Вздохнул Марк-Николас. – Мне смаленьким сыном некуда идти. Но может у Вас есть что-то подешевле?
-Сожалею. – Ответила девушка. -  Есть многоместные номера, но они очень дорогие. У нас отличный сервис и комфортабельный отель, рассчитанный на прилетающих сюда деловых людей. Часто к нам приезжают на промышленные конференции и совещания. И это очень состоятельные клиенты. Но в городе вы можете найти недорогие гостиницы, которые обойдутся вам на двоих  галаксов в 5-7 за день. К сожалению, господин…
-Блум.
-…господин Блум, в город сейчас не идет ни один транспорт из-за погодных условий. И по прогнозу такие условия продляться еще 2 дня.
-Что ж. Придется переночевать в Зале Ожидания. Простите, что Вас побеспокоил.
-Ничего. – Покладисто ответила ему администраторша, улыбаясь. – Однако я не советовала бы Вам оставаться в Зале Ожидания, так как космовокзал закрывают на ночь.
Марк-Николас не спорил, не возмущался, хотя, по сути,  получалось, что идти ему с ребенком просто некуда, и ему предлагали просто ночевать на улице. Икэ-Ар показалось это странным и очень обидным.
-Пойдем. Поищем такси. Может там нам повезет? – Устало произнес Марк-Николас, начиная уже обалдевать от такого сервиса.
Пока они шли до лифта,  мальчик все оборачивался на администраторшу. Наконец спросил:
-Марк-Николас, а она то же кибер?
Они вошли в лифт. Блум ласково погладил его поголове.
-Да, милый. А с кибером не спорят. Бесполезно. Он не человек. Машина.
Они спустились на нулевой этаж и нашли пятый ангар. Тут был огромный подземный  таксопарк. Однако к большому сожалению Блума никто не хотел ехать в город в такую жуткую погоду. Марк-Николас и Икэ-Ар обошли уже почти весь таксопарк. Они уже собирались уходить, когда их остановил один пожилой тару-вирин.
-Я могу вас довезти за 10 галаксов, но только до пригорода.
-А почему за такую сумму и почему только до пригорода? – Полюбопытствовал Марк-Николас.
-За низкую цену ни один дурак не поедет по такой погоде. А в город сейчас соваться на машине не стоит. Загруженный трафик, плюс неблагоприятные погодные условия… мне проблем не надо. Мне дорого собственное здоровье и я не хочу потерять место работы. К тому же вы можете сами дойти до города. Ну, или попроситься у кого-нибудь в пригороде переночевать. Там от давнихколонеров остались старые дома, которые сдают внаем гастрабайтерам. Возможно, там вы сможете найти себе место.
-Ясно. Ладно. Делать нечего. Поехали. – Решил Блум.
Икэ-Ар забрался в гравемобиль, Блум запихнул на заднее сиденье рядом с мальчиком рюкзак и гитару и уселся с другой стороны. Когда граветакси покинуло территорию космопорта, уже смеркалось.
-Как же Вы не боитесь ехать? - Удивленно спросил Блум у водителя.
-А я себе дорогущую спутниковую систему навигации поставил. Долго копил на нее, зато теперь могу возить даже в такую непогоду.
-Круто. – Вздохнул Блум.
За окнами гравемобиля ничего е было видно, только тьма и снег. Иногда Марку-Николасу казалось, что они никуда не едут, а просто стоят на месте при включенном двигателе. И только когда его качало назад или вперед, он понимал, что все-таки машина двигается.
Где-то через 1,5 часа они достигли пригорода.Таксист высадил их и гравемобиль исчез в снежной тьме. Им пришлось наглухо застегнуться и  поднять воротники. Ледяной ветер хлестал, замораживал и сбивал с ног, бросая холодный колючий снег целыми сугробами в лицо. Марк-Николас надвинул на глаза капюшон темно-синего плаща, сохраненного им со времен его принадлежности к уннехтам и одетого поверх куртки.
Он огляделся. Сквозь пургу огоньки фонарей и окон были еле видны. Пригород представлял собой городок одноэтажных домиков из силикальциевых блоков, с улицами, похожими на лабиринт. Городские власти считали это жилье ветхим, так как оно было построено очень давно для первых поселенцев. Однако их не сносили и старались поддерживать в относительном порядке, так как они приносили властям кое-какой доход. Здесь теперь селились те, кто прилетал сюда, ища лучшей доли, а, главное, работы. Жилье, хоть и ветхое, но с исправными коммуникациями сдавалось им в наем за небольшую оплату.
Блум и Икэ-Ар медленно брели сквозь ветер и снег по улицам. В некоторых окнах горел свет, некоторые были темны.«Из какого же окна на нас глядит наше счастье?» - Думал Блум.
Они продвигались очень медленно, глубокий снег, доходящий порой до колен,  мешал идти, ветер и метель становились неприступной стеной для путников. Если Марк-Николас как-то шел, то для маленького центалиона это было просто невыносимой пыткой.Икэ-Ар терпел. Они сбились с пути, кружа в лабиринтах улиц. Нет. Так дальше не пойдет. Мы просто не дойдем до города. Если бы еще знать, куда идти! Икэ-Ар хуже всего, он маленький и не привык к таким походам.  Он тут замерзнет. Попробую постучаться. Может быть, нас впустят?
Блум поднимался по ступеням, заваленным глубоким снегом и звонил в двери разных домов. Ему никто не открывал. Иногда в окнах сразу гас свет. Но куда бы Марк-Николас ни позвонил или ни постучал, везде не было никакого ответа. Дойдя до домика на отшибе, в окнах которого было темно, они остановились. Марк-Николас подумал, что, может быть, хозяева спят, и  ему стоит позвонить, вдруг откроют. Он добрался до двери и вдавил копку звонка. Еще и еще. Дверь никто не открывал. Внутри было тихо.
«Похоже в этом доме никого нет». – Подумал с грустью Блум. Он спустился со ступеней. Икэ-Ар весь согнулся от холода и почти сел в снег. Он плакал.
-Мы замерзнем тут. Марк-Николас, я очень-очень замерз.
Блума самого пробирало до костей, хорошо, хоть плащ спасал от хлесткого ветра. Не представляя, что делать дальше, он положил свой рюкзак на ступеньку и сел а него, подозвав Икэ-Ар. Далее он усадил его на колени и завернул в свой плащ. Икэ-Ар еще плакал, но ему стало немного теплее. Марку-Николасу было в отличие от него не так уж и сладко.  Он плохо чувствовал собственные руки и ноги, а лицо, поего ощущениям, будто обмакнули в гипс. Пытаясь что-нибудь придумать, он бессознательно полез в потайной карман куртки. Метал гармоники был холоднее льда, и Блум попытался согреть ее дыханием.
Неожиданно в окне вспыхнул свет. Дверь открылась. Какая-то женщина вышла на порог с бытовым прожектором в руке и осветила сидящего Марка-Николаса, который тут же повернулся.
-Эй, ты!- Прикрикнула она. – Тебе чего тут…
Тут же прожектор выпал из ее рук в глубокий снег.
-Марк-Николас?! Ты?!
Блум встал, придерживая Икэ-Ар на руках.
-Лорья…
Икэ-Ар вырвался из рук Марка-Николаса и бросился к женщине, которая подхватила его.
-Мама!
-Дитя мое…
Лорья плакала от счастья, обнимая своего сына. У Блума словно камень с души свалился. Он почувствовал облегчение, умиление и радость. Он был счастлив, что все так закончилось. Он подошел к ним и обнял их двоих. И когда Лорья посмотрела в его лицо, она увидела, что из его голубых глаз текут слезы радости.
Она спохватилась:
-Что же мы стоим? Вы ведь замерзли совсем!
Марк-Николас подобрал свою гитару, рюкзак и прожектор и вошел в дверь вслед за Лорьанаэ.

0

27

Арлиин
Внучка изобретателя и профессора Каламбритийского Университета Уникальных и Новейших Технологий Йара Дровона. Окончила Университет с отличием экстерном, училась в Магистратуре на Центалионе, подрабатывая по вечерам в бар-клубе танцовщицей, куда попала выиграв конкурс молодых танцоров на Большом Фестивале молодых талантов в номинации балет. Затем участвовала в студенческой акции спасения коренного населения, за что в последствии была награждена Орденом 1-й степени. Позже служила на боевой станции Клинок Уннехта специалистом по информационным технологиям, инспектировала системы станции. В последствие, пошла по стопам своего знаменитого деда, возглавив кафедру Университета на Каламбритии. Родила дочь. Позже примкнула к повстанцам, боролась против режима Омнисса тирр Киррайена.

Лорианаэ Укэ
Жена правителя Центалгона Укэ Он-Вэ и мать Икэ-Ар Укэ, спасенного Марком-Николасом Блумом. На Центалгоне принято, что жена и дети принимают не фамилию, а имя главы семьи. До замужества была возлюбленной Марка-Николаса. При насильственной смене власти приняла от мужа кристалл с записанными на нем разработками новейшего оружия, смогла постоять за себя и сбежать с планеты на Иллумэну, где ее нашел ее бывший возлюбленный, спасший ее сына из плена и взявший за них двоих ответственность.
В последствии вернулась на Центалгон, родила еще одного наследника престола. По прошествию многих лет примкнула к повстанцам, боролась против режима Омнисса Тирр Киррайена.

Гджински Олаф
Мастер меча и Силы, вместе с Инвэ-Алленом был учеником Магистра Тейна, являлся вторым учеником Магистра. Был найден в одном из земных детских приютов при монастыре ордена Св. Франциска Асизского мастером-уннехтом Ламейном Тхеттином-Тхином и привезен на Базу Герены, стал верным другом и помошником Инвэ-Аллена. Олаф был тайно женат на родной сестре Инвэ-Аллена Анне, имел двух детей, погиб в космическом сражении, открыв портал для прыжка в атмосфере планеты.

Даро
Старший боддхи и помошник правителя Валаренской Империи темного князя Омнисса Тирр Киррайена-главного противника Герены. Рожден от тайной насильственной связи мастера Бинса и дочери космического пирата Коринды Хатидже, бывшей жены Инвэ-Аллена. Имеет младшего брата Каордо, которого очень любит и ценит и которому доверяет больше всего.  Даро был личным врагом Инвэ-Аллена и бывшего правителя Антакорры, Должностного уннехта Вейарда Тхеттина Тхина, некогда бывшего Наставником Даро. Даро успешно произвел переворот на Антакорре и вырезал всю семью Тхина на глазах у Наставника, а его самого вышвырнул в открытый космос в спасательной капсуле, где его нашел и спас Инвэ-Аллен.
Даро участвовал во многих событиях и войнах против уннехтов. Покончил жизнь самоубийством на одной из переферийных планет, не желая оказаться в плену. Согласно кодексу харго проткнул себя собственным мечем.

Либира
Переферийная планета в секторе Центалгон, десятая по счету от звезды в системе Либра. Торговая территория.

Омнисс Тирр Киррайен
Князь. Правитель Великой Валаренской Империи. До него правил Империей его дядя Валкисс Тирр Киррайен, родной брат отца. Уничтожив всех родственников, Валкисс подбросил маленького Омнисса на Герену под именем Тирк. Но светлого уннехта из него не получилось. Он отыскал информацию о себе, поклялся отомстить и вернуть себе престол. На Герене по сей день считают, что Тирк погиб в результате боевых действий близ границы с Империей, но Омнисс фальсифицировал свою гибель. Ему удалось занять престол Валарены. Прежде чем он убил своего родственника в личном бою, был случайно укушен  и заразился вампиризмом.
Омнисс крайне жесток, коварен, самолюбив, вспыльчив и стервозен. Сказочно богат, но слишком алчен. Имеет отличные организаторские способности, Мастер меча и Силы.  Однако он носит только княжеский титул, являясь главой Империи, так как не имеет отношение к Императорскому роду погибшему в борьбе за престол: в плане престолонаследия и закона валаренцы довольно жестки.
Был женат, фальсифицировал вину своей жены и казнил ее, чтобы наслаждаться отношениями со своей любовницей, некогда Валаренской шпионкой и действующей главой ОСТ Кориндой Хатидже. От первой жены имеет двух сыновей-близнецов: Валаресса и Палладисса. Является бывшим Наставником Коринды, Даро и Каордо. Живет достаточно долго, по меркам стандартного времени ему около 300 лет.

Центалионы
Человеческая раса, обитающая на планете Центалгон. Двуполые. Щепетильны в законе, любят порядок во всем, ценители прекрасного, живут в согласии с природой. Являются непривзойденными оружейниками. Обладают особенностью производить необходимый им кислород с помощью специальных резервных клеток собственных организмов при его нехватке. Имеют серый цвет глаз. Представители мужского пола меняют  и цвет волос несколько раз за всю жизнь: в детстве светлый, белый в молодости и серый в старости. Более ничем не отличаются от представителей человеческой расы.

Барнум
Полное имя Барнумини. Представитель планеты Фривэна, находящейся на переферийных территориях. Темнокожий. Сын шамана одного из местных племен. В пять лет потерял отца в бою на Фривэне. Барнуму была уготована участь стать шаманом племени вместо отца, так как он владел Даром Силы, однако Инвэ-Аллен спросив разрешение вождя, забрал мальчика на Герену, где воспитал вместе с Марком-Николасом. Уже во взрослом возрасте Барнум узнал от Инвэ, что был усыновлен им в детстве по карайанским законам.
Так как Барнумини не был Должностным уннехтом по сути, то дал Обет Безбрачия. Однако узнав, что усыновлен, сочетался тайным браком по карайанскому закону и разрешению Инвэ-Аллена. Имеет дочь и боддхи Амби Расе Гвана.
Был в результате неисправности корабля выброшен из Прыжка над родной планетой, где и осел на долгие годы вместе с боддхи. Найден повзрослевшими потомками Инвэ-Аллена, вернулся на Клинок Уннехта к жене и дочери. Участвовал в последнем сражении против Валаренской Империи. Дожил до старости. Вместе с потомками своего Наставника восстанавливал Клан Герена. Умер своей смертью, в окружении друзей, детей и внуков.

0

28

Романтишная песня.

+1

29

приятная песня :)

0

30

И исполнитель красавчег.)

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Блуждающий меж звезд (16+)