Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Рассказы Горохова Анатолия


Рассказы Горохова Анатолия

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Хочу поделиться рассказами своего тестя Горохова Анатолия Фёдоровича. Пишет он реализм, байки, стихи, прозу, во многом связанные с историей нашей страны, родного края, по воспоминаниям многих друзей и знакомых, и по своей работе на железной дороге. Своё творчество в соц. сетях много выкладывает, и в местной газете, а я сюда тоже немножко скопирую.


Старый особняк

http://s8.uploads.ru/t/n380o.jpg

Родился особняк в начале прошлого века по желанию купца-промышленника. За свою долгую жизнь пережил многое. Менялась власть, менялись хозяева, менялось внутреннее убранство, ветшал фасад, осыпаясь слоями штукатурки. Корёжился паркет от протекающей крыши. Постепенно здание опустело и несколько месяцев простояло под замками, пока его не выкупила местная Православная Епархия. Были планы открыть в нём духовную семинарию, или монастырь. С Божьей помощью, на деньги спонсоров удалось отремонтировать только крышу и фасад. А внутри в жилое состояние  привели пока только несколько помещений. В одной из комнат поселился местный епископ, на время ремонта его жилища. Прибыл, глава Епархии издалека, службу вёл хорошо, и выглядел мудрым старцем. Голос в храме постоянно звучал бодро, внушая прихожанам веру и умиротворение. Его любили за доброту и отзывчивость. Несмотря на большую занятость и наличие других священников, на служебной машине мог приехать на освещение жилища, торгового центра, офиса, посещал больницы, не отказывал страждущим.
http://s4.uploads.ru/t/Uj8Pd.jpg

Однажды, прямо на улице, к нему обратилась молодая красивая женщина.
- Батюшка! Моя больная мама пришла в себя, и очень хочет исповедоваться и причаститься. Она в детстве крестилась, даже крестик носит, а в церкви давно не была. Я приехала к ней по телеграмме и, возможно, это её последнее желание в земной жизни. Мне просто не к кому обратиться.
- Я только со службы! Уже шофёра отпустил! Да и в руках не понесёшь всё, что нужно для такого таинства.
- Я заплачу, помогу, сама сяду за руль! Если мама умрёт, без исполнения последнего желания, буду казнить себя всю оставшуюся жизнь! А, может быть, и не смогу жить с чувством вины!
В голосе молодой женщины, и её глазах, было столько страдания и искренности, что епископ понял, что своим отказом может погубить сразу двух людей.
- Хорошо! Сейчас возьму то, что необходимо и поедем. За руль сяду сам, у меня права есть, а ты покажешь дорогу!
Вскоре чёрный «Мерседес» выехал из ворот особняка. Двое молодых людей на тротуаре, увидев машину, остановились, как вкопанные.
- Ты глянь, Колян, попы совсем обнаглели! На пикники с бабами прямо в рясе ездят! – воскликнул один, доставая телефон с камерой.
- И не говори! Такой дом имеют, «шестисотый мерс» да ещё красивую любовницу. Другим грехи отпускают, а сами грешат направо и налево.
- Им можно! Им всё Бог простит. Я успел заснять видео! Друганам покажу «прикол».
Водитель в рясе вёл «Мерседес» не быстро и подчёркнуто аккуратно. Перед перекрёстком их обогнала машина ДПС.
- Смотри, напарник, поп за рулём, да ещё с красавицей! Давай, тормознём! Наверное, пьяный!
- У нас вызов, нужно торопиться! А они пусть едут, куда хотят. Вроде не нарушают правила.
- Ну, ладно!
Сделав ещё несколько поворотов на перекрёстках улиц, машина «со священником и красавицей» заехала во двор многоэтажного дома. Взяв всё необходимое, вошли в подъезд и поднялись на третий этаж. Женщина открыла дверь ключом и пригласила гостя войти.
- Мама, я привезла того, кого ты просила! – радостно крикнула женщина в сторону открытой двери комнаты.
В ответ раздался негромкий голос, похожий на стон.
- Хорошо, Оля!
Епископ вошёл в комнату, где лежала больная. Дочь глазами спросила, нужна ли её помощь, но по движению руки священника всё поняла. Поставила пакеты на полу и тихо вышла. Включила на кухне чайник, накрыла стол для гостя. Проходя в зал, к большому холодильнику, бросила взгляд на открытую дверь спальни.

http://s3.uploads.ru/qvwO9.jpg

Епископ стоял на коленях и слушал тихий голос матери. Через некоторое время зазвучала молитва, и запахло ладаном. Оля сидела на кухне и тихонько плакала. Кроме матери у неё никого не было. Отец покинул их ещё в детстве, с мужем недавно развелась. У любовницы родился ребёнок. Заводить новую семью, не могла. Подруга говорила, что у неё, наверное, «Венец безбрачия» и обещала найти хорошую колдунью, снимающую «порчу». Когда сообщили, что мама заболела, бросила всё, написала заявление на длительный отпуск без содержания и, не дожидаясь приказа, прилетела сюда, в город своего детства и юности.
Перед глазами всплывали, словно альбомные фотографии, картинки маминой радости от её первой пятёрки, подарка, сделанного своими руками, медали за окончание школы, институтского диплома, диплома кандидата технических наук.
Из воспоминаний вывел голос священника:
- Я сделал всё, что нужно! Больная уснула. А дальше будет действовать «Воля Божья».
- Может быть, чаю выпьете?
- Спасибо, дочка! Мне нужно уходить. Поможешь только пакеты до машины донести.
- Хорошо, обязательно помогу! А от чистого сердца примите деньги на храм и укрепление веры! – произнесла Оля, подавая священнику свёрток.
- Да, хранит тебя Господь и поможет исцелить твою мать! – ответил Епископ, перекрестив женщину золотым крестом.
Проводив священника, Ольга вернулась к постели матери. Она дышала ровно и спокойно. Глаза были закрыты, и только зрачки временами двигались бугорками под тонкими веками.
Вначале Ольга сидела, держа мамину руку, а потом перешла в другую комнату и легла на диван. От тишины, исполненного долга и мерного дыхания больной, клонило в сон.
Разбудил Ольгу мамин голос:
- Доченька! Хочется квашеной капусты. Там, в холодильнике, в стеклянной банке должна быть. Только обязательно с рассолом.
Ольга метнулась к матери, а потом к холодильнику. Наложила половину пиалы капусты, а потом нацедила рассола, прямо через край банки. Подала всё матери. Неожиданно больная села и взяла в руки фарфоровую посудину. Выпила через край рассол, а потом, с удовольствием, стала поглощать квашеные ломтики.
- Спасибо! Я ещё немного отдохну!
- Отдыхай, мама, только не умирай! Ты мне очень нужна!
- Да я, после исповеди и причастия, словно на свет народилась! Жить хочется! Но, сейчас хочется спать.
- Отдыхай, мама, я буду рядом.
Больная уснула и проснулась только поздно вечером. Ольга спала на диване в соседней комнате. Измученная долгими бессонными ночами, она расслабилась и полностью отключилась. Мать тяжёлой шаркающей походкой дошла до кухни и стала чистить картошку. Силы постепенно возвращались к ней, и она хотела снова угостить свою любимую дочку варениками с картошкой, а заодно, рассказать семейную тайну, мучающую её много лет.
Ольга проснулась от запаха жареного лука. Сразу бросилась на кухню и застала там мать, разминающую в кастрюльке варёную картошку.
- Мама! Ты встала?
- Да! Хочу тебя угостить домашними варениками!
- Как ты себя чувствуешь?
- Гораздо лучше, чем раньше! Боль в груди прошла, хочется делать что-нибудь полезное!
- Я очень рада за тебя! Но лучше бы ты ещё немного поспала.
- А ты помнишь, что я тебе говорила?
- Помню! «От спанья, не получишь коня!»
- Да! Так говорили наши далёкие предки, работавшие у помещиков. Конь был высшей наградой за труды по итогам года. На втором месте была корова.
Ольга сама взялась вымешивать тесто. Вскоре две женщины дружно лепили вареники.
- Поставь, Оля, кастрюльку с водой на конфорку! Пусть вода закипает!
- Сейчас поставлю! Вот только вареник  долеплю.
Вода закипела быстро. Привычным движением Ольга опустила в кастрюлю первую партию вареников.
- А чем будем мазать?
- Как всегда, подсолнечным маслом!
- Хорошо! Я, действительно, давно не ела твоих вкусных вареников. Прямо «вкус детства»!
Женщины ели вареники, улыбались друг другу, но в глазах матери чувствовалась грусть, перемешанная со страхом, а в словах недоговорённость. Неожиданно из глаз матери потекли слёзы.
- Что случилось, мама? Тебе опять стало плохо? – воскликнула Ольга, обнимая женщину за шею, и прижимая к груди.
- Я давно хотела тебе признаться, что ты не моя дочка.
- Нет, я не верю! Ты всегда была моя мама! – побледнела Ольга, предполагая, что это последствия болезни.
- Принеси сюда газету, которая лежит на книжной полке и старую женскую сумочку из платяного шкафа. Хочу рассказать всю правду.
Ольга исполнила просьбу матери и внимательно за ней наблюдала. Сначала Нина развернула газету и предложила прочитать большое интервью с известным композитором. В ней рассказывалось об интересной жизни человека и трагической гибели его семьи в железнодорожной катастрофе.
Человек жил с постоянным чувством вины и не создал новую семью. В газете помещалась фотография счастливой семейной пары с малышкой, завёрнутой в розовое одеяльце.
- Это твой настоящий отец!
- Значит, папа был прав, когда уходил от нас?
- Да! Но рядом твоя настоящая мать, а в свёртке ты сама!
В той железнодорожной катастрофе погибла моя дочь и твоя мать. Мы ехали рядом. Я – к мужу от мамы, а она к маме от мужа. Вагон горел, я сама была ранена, схватила тебя, сумочку твоей мамы, свою сумочку и выбралась из вагона. Сначала хотела передать тебя и сумочку родственникам, а после выписки из больницы, оставила всё себе. Врачи сказали, что я не смогу больше иметь детей. В сумочке лежала точно такая же фотография, как в газете, а ты очень похожа на свою маму. Вот, посмотри сама!
Ольга внимательно посмотрела на фотографию, которую Нина достала из сумочки.
- Как её звали?
- Тоже Нина!
- А твою дочь?
- Тоже Оля! Ты меня осуждаешь?
- Нет! Я тебя люблю, как самую настоящую и лучшую маму на свете.
- Когда я прочитала статью в газете, не находила себе места, от этого и заболела. А теперь покаялась перед Богом и тобой, мне стало легче. Возьми эту сумочку и найди своего отца, а дальше сама решай, с кем тебе жить. Он тоже одинок, но гораздо богаче меня.
- Ты, действительно, этого хочешь?
- Да! Хочу! Без этого покаяние будет не полным.
- Я не могу тебя оставить в больном состоянии, мама! – воскликнула Оля, обнимая Нину, и осыпая мокрые щёки поцелуями.
- Я вполне справлюсь сама! Видишь, уже встала! После встречи с отцом, обязательно приезжай! Я буду ждать.
Ольга отправила на работу факс с заявлением об увольнении, указала мамин адрес для отправки документов и счёт банка, для перечисления денег. Впрочем, на дорожные расходы у неё было достаточно средств.
Через неделю добралась до Москвы, нашла адрес отца, и позвонила по домофону. Ответила экономка и сообщила, что Николай Степанович болен и никого не принимает.
- Я – его родственница!
- Хорошо! Сейчас открою!
У экономки были свои планы на имущество хозяина. В последнее время появилось немало аферисток и аферистов, называющих себя внебрачными детьми Николая Степановича. Хотелось посмотреть на очередную претендентку на наследство.
Ольга вошла в богато обставленную квартиру. Сняла верхнюю одежду. Экономка проверила паспорт гостьи и предупредила:
- У нас везде видеонаблюдение, поэтому глупостями заниматься не советую.
- Да у меня нет никаких глупых мыслей! – проговорила Ольга, смущаясь.
- Какой вопрос у вас к Николаю Степановичу?
- Личный!
- У всех родственников личный меркантильный интерес!
- У меня нет такого интереса!
- Так многие говорят! – раздражённо произнесла экономка.
Она подсознательно чувствовала опасность, исходящую от этой красивой женщины. Но на Николая Степановича эта «претендентка на наследство» совсем не была похожа и экономка успокоилась.
- Проходите в спальню! Николай Степанович болен и сейчас отдыхает.
Она надеялась, что волнения, от общения с посетительницей, добьют больного окончательно, и она получит всё наследство по завещанию. Правда, придётся делиться с юристами и риэлторами, но и остатка вполне хватит на безбедное существование. Нарочито громко произнесла:
- Николай Степанович! К вам родственница!
Мужчина открыл глаза и повернулся на голос.
- Нина! Ты пришла ко мне, или за мной?
- Бредит! В последнее время часто жену вспоминает! – пояснила экономка.
- Я не Нина, а Оля, и хочу с вами поговорить!
- Не утомляйте его сильно! – проговорила экономка – В вашем распоряжении один час. А я пойду на кухню.
Николай Степанович сел на кровати, опираясь спиной в подушку, прикрыв ноги одеялом. Взгляд его принял осмысленное выражение.
- Но у вас её сумочка! Я сам подарил тогда на день рождения! Откуда она у вас?
- Мне дала её мама! В сумочке лежала вот эта фотография! – ответила Ольга, доставая из сумочки фото.
- Значит, Нина жива и ты моя дочь?
- Не совсем так! Ваша Нина погибла, а меня вырастила и воспитала моя мама Нина.
Ольга коротко пересказала историю, рассказанную матерью. В глазах Николая Степановича появился живой блеск, и он потянулся к сотовому телефону.
- Кондратий, срочно приезжай, я аннулирую своё завещание! Как почему? Обстоятельства изменились! Кажется, нашлась моя дочь! Почему внебрачная? Самая настоящая! Нет, вполне здоров! Можешь захватить с собой доктора! Нет, на аферистку не похожа! Очень похожа на Нину, прямо копия. Значит, проводите тест ДНК!
Положив сотовый телефон, обратился к гостье:
- Надеюсь, ты не будешь возражать, Нина? То есть, Оля. Никак не могу избавиться от наваждения. Ты так на неё похожа!
- Может быть, я пойду!
- Никуда я тебя не отпущу!
- А если тест не подтвердит родство?
- Тогда я буду тебе благодарен за очень тёплые воспоминания. Твоя мать лежала в больнице. Там было много травмированных взрослых и детей, могли перепутать свёртки. Но теперь у меня появилась вера, что моя дочь не погибла. Я это подсознательно чувствовал всегда. Мне цыганка нагадала, что я найду свою дочь. Только не уточнила, брачную, или внебрачную. С этим я жил последние годы. Поживёшь у меня, места хватит.
Нотариус и врач приехали быстро. Пригласили Олю, и она снова пересказала свою историю. Взяли пробы слюны на ДНК. Экономка слышала все разговоры и не могла поверить в происходящее. Когда уехали врач и нотариус, зашла в комнату и спросила:
- Николай Степанович, я вам буду ещё нужна?
- На сегодня нет, а завтра обязательно приходи, как обычно.
Экономке нужно было поделиться информацией с риэлторами и юристами. Похоже, их планы рушились.
Оставшись вдвоём, недавно познакомившиеся люди проговорили почти всю ночь. Им было легко и просто. Николай Степанович расспрашивал о её детстве, юности, маме Нине, и сам делился воспоминаниями о жизни.
В три часа ночи разошлись по спальням. Ольге не спалось, хотя в доме чувствовалось что-то родное, было тихо и спокойно.
К восьми утра пришла экономка. Стала готовить завтрак. Она тоже не спала всю ночь после разговора с компаньонами. Они посоветовали ничего не предпринимать до результатов теста ДНК.
Вдруг из зала, где стоял рояль, зазвучала музыка. Это была совершенно новая мелодия, волнующая душу до мурашек наполняющая сердце живительной силой любви.
Когда музыка стихла, Оля подошла к композитору и спросила:
- Как называется это произведение?
- Оно родилось сегодня утром! Я условно назвал его «Старый особняк». Тебе понравилось?
- Да, очень! Впечатление потрясающее!
Вошла экономка. Ненависть, с которой она переступала порог дома утром, куда-то растворилась. Ей было жаль этих людей, разлучённых жизнью на долгие годы. Она тоже испытывала счастье от того, что Николай Степанович снова вернулся к творчеству.
Тест подтвердил родство, и Николай Степанович оформил новое завещание на дочь, где предусмотрел долю экономке, прожившей с ним больше 10 лет.
Оля собралась ехать к маме. Николай Степанович оставил московскую квартиру на попечение экономки,  и решил ехать с дочерью. Самолётом лететь ему было нельзя по состоянию здоровья, поэтому поехали поездом.
Попутчиком в купе оказался молодой мужчина, следовавший до того же города. Во время знакомства выяснилось, что мужчина военный, списанный из боевой части по ранению, а теперь направленный в городской военкомат. Жена не выдержала тягот и лишений военной службы и развелась с ним. Разбитое счастье не удалось склеить. Приехала к маме, но сынишка сильно заболел и вскоре умер. Тогда ему тоже не хотелось жить, и он лез в самое пекло горячих точек. В каждом из своих бойцов видел сыновей, и берёг их, как только мог.
Счастливые глаза Ольги и её отца вселяли уверенность, что жизнь продолжается и даже самые невероятные сказки, иногда сбываются наяву.
Мама Нина встретила Ольгу и Николая Степановича с радостью и в очень бодром самочувствии. Документы с прежнего места работы уже пришли заказным письмом. Ольга получила письмо и сразу отправилась на поиски работы. На одном из предприятий оборонно-промышленного комплекса у неё взяли документы и просили зайти через три дня.
Вернувшись,  домой, застала маму и Николая Степановича сидящими за столом рядом.
- Доченька! Мы не хотим тебя делить! Я приняла предложение твоего отца, соединить наш союз официально.
- Поздравляю! Я очень рада, что у меня есть теперь папа и мама. И они будут жить вместе.
- Мы можем вернуться в Москву! – воскликнул Николай Степанович – Там  всем найдётся и жильё и работа.
- А я не буду возвращаться на прежнее место работы! Устраиваюсь здесь! Обещают служебную квартиру. Так что вас стеснять не буду.
- Вот и прекрасно!
- А я тоже пойду работать в местный Дом культуры или музыкальную школу! – воскликнул Николай Степанович.
Через три дня Ольгу приняли на работу в номерной цех. Кадровик направил  в военкомат для постановки на учёт. Здесь она снова встретилась с Игорем. Поздоровались, как старые знакомые и договорились встретиться вечером. Маленькая искорка взаимных симпатий выросла в большую любовь. Венчались в церкви, а через год принесли своего первенца на крещение. У них в семье отмечали много праздников, но один выделялся особенно. Это был день первой встречи с Епископом. Всей семьёй приходили к воротам старого особняка, обнимались, фотографировались и благодарили Господа за счастье, которое он им подарил.

(картинки из Интернета)

+1

2

Ротгар написал(а):

на освещение

На освЯщение.

0

3

http://sa.uploads.ru/dKyR8.jpg
Старый Новый год

Уже повешен новый календарь,
Отмечен праздник Рождества Христова.
Но в этом зале за столом, как встарь,
Мы Новый год сегодня встретим снова.
Он словно шанс, для тех, кто не успел,
Желанье загадать под звон курантов.
Для тех, кто, может, просто не хотел,
Почувствовать себя комедиантом.
Какой там праздник, если нет семьи,
Была, распалась или отдалилась.
Несчастье, случай или рок судьбы,
Когда всё в жизни круто изменилось.
Быть может, это нечисть разошлась,
Удача сбилась с нужного маршрута.
Заветное желанье загадай,
И жизнь подарит радости минуты.
Не зря считают, что под Новый год
Любые можно загадать желанья,
Недопустимым остаётся людям зло,
И о себе ненужные стенанья.
Добром помянем тех, кто не придёт,
Кто никогда уже не будет с нами.
За их внезапно прерванный полёт,
По жизни путь мы продолжаем  сами.
Наверно,  праздник Старый Новый год
Был сохранён в традиции народной.
Для тех, кто верит, любит, или ждёт,
Что станет и счастливей и свободней.
Кто одинок, мечтает отыскать
Для сердца и для жизни половину.
Кто нищим стал - мечтает получить
Подарков, денег целую лавину.
И верят все, что будет яркий свет
В любой душе, и даже мрачной жизни,
Что больше «хвори» в слабом теле нет,
И не дождутся «злыдни» скорой тризны.
Что ты  успел примчаться на вокзал,
Когда отходит поезд от перрона.
Что в жизни ты ещё не опоздал
Запрыгнуть в тамбур ближнего вагона.
Пока живёшь, способен совершить
Немало для себя, и самых близких,
За лучшие поступки получить
Оценку в «лайках» от друзей по переписке.
Пусть голову покрыла седина,
А лоб, лицо изрезали морщины,
Но бес в ребро ширяет иногда,
И вновь себя я чувствую мужчиной.
Про женщин наших я сказать хочу:
Они, похоже, вовсе не стареют.
Как марочное лучше  вино,
С годами опьяняют всё сильнее.
Их надо только правильно хранить,
Нести им свои трепетные мысли,
Лелеять, холить, искренне любить,
Чтобы они душою не закисли.
Не прошлым, а мечтою будем жить,
К её осуществлению стремиться,
В душе не будем горести копить,
И радость в ней сумеет поселиться.
Давайте же проводим старый год,
Как символ уходящей жизни прежней.
Ведь новый год  давно уже идёт,
И дарит людям лучшие надежды.

+1

4

:cool:

0

5

PlushBear,
Это тестя стих, он много их пишет.

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Рассказы Горохова Анатолия