Как холодно и тяжко в груди
Мое сердце превратилось в лед
Брожу среди людей, но одна
Запутавшись, в этой чернильной мгле,

В моей душе бесконечный снег
Лица, лица все в одной простыне
Тела без души, заполнят век
Ночь за ночью становлюсь все жадней

Сердце не бьется, оно мертво
Носится и воет в цехе ночном.
Костлявой рукой, забирая жизнь
Плачет с душою, свершая казнь

Ну почему? – вновь задаю вопрос,
Любимой быть я не могу
Что смерть дала мне на роду
Быть карой для людей, ответ так прост