Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Ошибка выжившего. Часть 8.


Ошибка выжившего. Часть 8.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Пять метров до прорыва.
Внезапно датчики замолчали. Прошло десять секунд… пятнадцать… в эфире царила тишина. Они отступили? Я боялся поверить в это.
Никакой закипающей воды в этот раз. Они знали, что мы знаем. Лёд треснул, и на поверхность вылетела раскалённая капсула. Она поднялась в воздух метров на десять и была тут же уничтожена групповым огнём пулемётов и лазера «Хирурга». Осколки капсулы перемешались с тёмно-зелёными потрохами йотуна и теперь шипели на чёрном льду.   
«Приготовься, Джеймс» - раздался еле слышный голос лейтенанта. «Джеймс» опять не сулил ничего хорошего.
Весь мир сузился до небольшой площади чёрного льда. Новый треск и вверх вылетело ещё три капсулы. Лазер отработал по одной, пронзительно затрещавшие пулемёты уничтожили две остальные. На смену уничтоженным из-под земли вырвалось ещё штук пять. Два были уничтожены в воздухе, два после падения. Последнее было изрешечено подоспевшим САБом. Дальше – хуже. Капсул становилось всё больше и ни белый лазер «Хирурга», ни пулемёты уже не справлялись. 
Фиори вела прицельный огонь из дугового орудия. Её редкие синие всполохи доставали тех, кто ушёл от пулемётов и лазера. САБ, словно безумный, скакал по остывающим осколкам капсул, перемешанных с тёмно-чёрной требухой, оставшейся от их пассажиров, и в упор расстреливал уцелевших.
- Пять метров до прорыва в секторе Эпсилон».
- Капрал, второго робота на стену Эпсилон. Отстрел целей на поверхности – всё та же расслабленная интонация, которая никак не соотносилась с происходящим. Баран, мог бы и сам додуматься! Через несколько секунд, второй «Плохиш» уже выпрыгнул из шахты и под моим управлением несся на позицию. Прорыв в секторе Эпсилон начался точно также. Одна капсула – перерыв в несколько секунд – и массированная атака. Низкий гул лазера «Хирурга», пронзительный стрёкот пулемётов, выстрелы из дугового орудия, производимые мной – всё это сплелось в одну смертоносную мелодию. Я выбирал цель для стрельбы, а прицеливание осуществляла система наведения «Плохиша». Краем глаза я отметил чёрный силуэт, напоминающий тень от иссохшего дерева. Он возник рядом с остатками капсул. «Тень» оставалась почти невидимой, лишь зелёные проблески, то появляющиеся, то исчезающие на поверхности, предательски выделяли её на фоне антрацитового льда. Я отметил цель и почти сразу же раздался выстрел, но  электрическая дуга пронзила пустоту.  Существо тут же появилось вновь, но уже ближе к стене. «Йотун!» непонятно зачем заорал я во весь голос. «Плохиша» качнуло в сторону – я вновь начинал терять управление. Я отключился от робота и сконцентрировал пулемётный огонь на твари. Бесполезно. Он перемещался короткими рывками с потрясающей скоростью. Только что он был здесь и уже находился в другом месте. Пулемёты не могли переносить огневую мощь так быстро. Сейчас же высоченное чудище, которое не было похоже ни на один биологический вид во вселенной, было для меня, как ядовитая змея, влезшая в дом – его требовалось раздавить любыми средствами. Между тем, «Хирург» в одиночку не справлялся с прибывающими силами противника. Я вернул пулемёты на подавление прорыва, а сам вновь стал роботом. Йотун был уже совсем близко. Он исчезал и тут же появлялся, с каждым разом сокращая дистанцию на добрый десяток метров. Несколько выстрелов из дуговой пушки не принесли результатов. Стоило мне прицелиться, он тут же исчезал и появлялся уже чуть ближе. Давай-ка по-другому. Перевести стрельбу на ручное управление. Теперь я не пытался попасть в шустрого ублюдка. Я старался предугадать место, где он собирался остановиться в следующий раз. Хоть и не сразу, но повезло. Зелёные переливы неразличимого на фоне льда чёрного тела оказались в прицеле. За долю секунды до того, как я нажал на спуск, йотун заметил меня. Раздался треск выстрела, похожий на звук рвущейся материи. В тот же миг блестящий чёрный шип метровой длины насквозь прошил правую руку робота. Экран вывел сообщение о неисправности. Я подхватил винтовку левой и вернулся к бойнице. Мой выстрел достиг цели – разряд дугового орудия превратил йотуна в дымящееся месиво. Но радоваться было рано - дела шли хуже некуда. Пулемёты не справлялись, заряд квантового генератора «Хирурга» был на исходе. Гейзер из раскалённых добела капсул не заканчивался и уже несколько переливающихся теней, появляясь и исчезая, двигались вперёд. Две чёрных молнии сверкнуло рядом, а третий шип наполовину вошёл в броню «Шилтрона» рядом со мной. Вошёл так легко и естественно, словно убранный в чехол нож. Эти твари умудрялись прошивать лучшую броню. Вот так просто. Человек, стоявший на пике развития во всей освоенной вселенной, не мог противопоставить ничего чёрным блестящим шипам.
Прорыв в секторе «Гамма». Да ты, блин, издеваешься! Небо озарилось зелёным всполохом – это Эльза отстреливала заряды из плазменной мортиры. Видимо, её «Хирург» иссяк окончательно, и теперь она билась всем, что было на борту «Плохиша». Из вспомогательной боевой единицы робот стал основной и в данный момент знакомил неугомонных тварей с последними изобретениями военпрома. Я вёл огонь по скользящим в свете взрывов теням. Тщетно. В тот раз мне просто повезло. Я не знал, как их удержать. «Капрал, включай купол!». У Эльзы, похоже, тоже не было ответов. Над «Шилтроном» загудел незримый энергетический щит. Это на пару часов в лучшем случае. При условии, что никто не попытается разрушить его извне. Ещё один шип прошил насквозь правое плечо «Плохиша». Меня отшатнуло назад. Вот так силища! Плевать, рука и так уже отказала. А вот это вас задержит. Одна из мин, окружавших «Шилтрон» откопалась и была переведена в боевое положение. Кто сказал, что оружие защиты не может стать оружием нападения? Ловите! Блестящий серый шар рванул вперёд навстречу надвигающимся чёрным силуэтам. Через несколько секунд мощный взрыв ослепляющей вспышкой озарил равнодушное фиолетовое небо. Вот так! Наступавшие превратились в пыль, но пауза не обещала быть длинной.  Я переключился на камеру сектора Альфа. «Хирург» беспомощно кружил над точкой прорыва с разряженной батареей, а стрёкот пулемётов звучал жиже, чем на моём участке – два из них были уничтожены чёрными шипами йотунов. Если бы там не было лейтенанта, стена давно бы пала. Но она была. Тяжелая артиллерия подошла к концу, и теперь «Плохиш» вновь бил из дугового орудия. Каждый выстрел был последним для одного из нападавших. Всё та же дьявольская меткость - автоматическому наведению Эльза явно не доверяла. После двух-трёх зарядов «Плохиш» переходил на другую позицию, поэтому острое дерьмо, превратившее стену рядом с бойницей в подобие дикобраза, ещё ни разу его не коснулось. В секторе Альфа я проделал тот же трюк с самоходной миной. Эффект был не хуже, чем на Эпсилоне. И тут меня осенило. Стоп!... Стоп-стоп-стоп… Я вспомнил о недоделанной работе. Сейчас было самое время её закончить. Я «сел» в робота и спрыгнул со стены. Громко приземлился на дно шахты, а оттуда рванул в ремонтный отсек. На стенде без дела лежала игрушка, которая могла повлиять на ход боя – четвёртый «Хирург» с полностью заряженной батареей, но снятым модулем вертикальной синхронизации. Оставшейся в строю рукой я как можно аккуратнее поднял с пола хрупкий модуль. Это не то же самое, что делить врагов на ноль. Стальные клешни «Плохиша» запросто могли завязать лом в морской узел, но для таких дел точно не подходили. Только бы не сломать... Как только модуль был водружён на место, «Хирург» ожил. В меню доступной техники появился четвёртый боевой летун. Команда была отдана, и лазерный скат, ловко обогнув «Плохиша», рванул спасать положение к сектору Эльзы. «Плохиш» был отдан в руки системного управления и теперь бился на стене Эпсилон, а я перешёл к камерам разведчиков, с почтительной высоты следящих за боем. Четвёртый дрон оказался как нельзя кстати – в секторе альфа часа весов стала потихоньку склоняться на сторону защитников. Капсул становилось всё меньше, чёрно-зелёные силуэты  оперативно превращались Эльзой в кашу. Иногда везло и протонным пулемётам – случайная очередь нет-нет, да и скашивала одного из штурмовиков. У самой стены раздался мощный взрыв. Сработала одна из мин в сектор «Гамма». Почти сразу же отработала вторая. Последняя линия обороны прорвана. Пулемётов здесь почти не осталось – из бойниц, откуда только что вёлся огонь, торчали чёрные шипы. «Хирург» продолжал уничтожать капсулы, но тех тварей, которые стремительным рывками двигались к стене, было более чем достаточно, чтобы в ближайшее время превратить нас с лейтенантом в две подушечки для иголок.   
- Капрал, забирай «Хирурга» на «Гамму». - ненавязчиво предложила «системная Эльза». –  Мины отработали. Они сейчас наверх попрут. Я здесь управлюсь.
Я переключился на лазерного дрона и, свернув атаку, полетел к сектору Гамма. Эльза была права – йотуны стремительно взбирались наверх, используя верхние конечности как ледорубы. Для них хвалёная броня «Шилтрона» была не прочнее льда. Выглядело это совершенно сюрреалистично. Только что одна из тварей была на земле и в следующую секунду оказывалась в пяти метрах над поверхностью. Через несколько мгновений длинновязое чудище исчезало, оставляя лишь аккуратные отверстия от шипов, и тут же появлялось вновь. Но уже выше. Выяснять, сколько времени им понадобится, чтобы добраться до купола, я не стал – утробно загудел лазерный луч и от безмолвных штурмовиков остались неприятные воспоминания. Стоило мне воспрять духом, как «Хирург» потерял управление. «Отказ всех систем». Перейти на камеру со стены. Всё, как я и думал. Похожий на решето дрон лежал у подножья стены. Всем «Хирургам» новая точка – 400 метров. Но прятать лазерных скатов в высоте было поздно – в следующие несколько секунд остальных летунов постигла та же участь.  Главное сдерживающее средство было уничтожено. Оставалось гадать, почему они не сделали этого раньше. Пулемёты в большинстве своём были выведены из строя, а те, что могли стрелять, поражали цель лишь по случайности. Эльза продолжала сокращать ряды врагов, но один стрелок ничего не менял. «Что делать дальше?» - этот вопрос возник впервые с начала боя. Человек, не умеющий плавать, падает в воду. Он бестолково молотит руками, поднимает кучу брызг, тратит силы впустую и некоторое время держится на поверхности. Но силы подходят к концу. В один момент он понимает, что пойдёт ко дну. Сейчас я наблюдал это самое дно. Десятки уцелевших йотунов «прыжками» забирались по стенам. Некоторые уже были у купола.
- Закрой бойницы. Оставшиеся пулемёты разверни во внутренний двор. «Плохиша» - тоже. Живо.
Тонкая рука лейтенанта пыталась вытянуть меня на поверхность воды. Оставалось надеяться, что Фиори плавает лучше, чем я.
-  Готово.
Первые чёрно-зелёные осаждающие были уже наверху. В свете тусклого света, пробивающегося сквозь фиолетовое небо, я мог как следует рассмотреть их. Записи с камер, парочка более или менее уцелевших тел, хранящихся в специальном растворе – вот и вся информация, которая имелась у человека о йотунах. Но всё это было очень далеко от реальности. Своим видом они напоминали неумело сделанную из палок и верёвки игрушку. Ростом метра под три, эти твари имели невероятно длинные нижние конечности, отдалённо напоминающие ноги жирафа. Я так и не увидел, чтобы хоть один из них сделал поступательное движение. Раз! И они уже оказывались в другом месте. Несоразмерно маленькое  туловище не имело выраженной головы, зато на верхней его части располагалась ещё одна пара конечностей, оканчивающаяся блестящими чёрными шипами.   Оказываясь наверху, йотуны тут же принимались громить щит. Тонкие лапы с шипами поднимались и опускались, а по поверхности купола шли круги, словно от брошенного в воду камня. Если верить расходу энергии щита, по силе удары не уступали броскам. С каждым атакующим заряд щита всё быстрее стремился к нулю. Не прошло и пяти минут, а половина мощности батареи была почти исчерпана. Открылись внутренние амбразуры - выжившие в бою пулемёты обратили стволы во внутренний двор, Эльза стояла у закрытой бойницы стены Альфа с дуговым орудием наизготовку. Однорукий «Плохиш» на стене Эпсилон тоже был готов истратить остатки амуниции. На середину внутренней территории выбежал непонятно как уцелевший в бою САБ. Ему, впрочем, тоже досталось – одна из паучьих лап отсутствовала. Неугомонная станина уже не была такой шустрой, но пулемёт работал исправно.   
- Капрал, слушай меня внимательно. – рассудительно вещала «системная Эльза». – Сейчас ты отключишь купол.
- Что?! – Я решил, что ослышался. Гибель в бою - это ещё одна славная традиция Корпуса Тени?
- Заткнись и слушай. – будничным тоном произнёс голос. – Отключишь на долю секунды. Потом сразу же активируешь. Огонь сконцентрировать на поверхности. Не стрелять по падающим объектам – перебьём друг друга. Всё понял?
Я, кажется, и впрямь понял. Йотунов становилось всё больше, Заряд щита составлял порядка сорока процентов. Истончившийся купол, десяток пулемётов и полтора робота – вот и всё, что отделяло нас от гнева планеты. Йотуны двигались по поверхности щита, как водомерки по водной плёнке. Разница была лишь  том, что этой плёнкой управлял я.
- Готов? – празднично полюбопытствовала Фиори. Её «Плохиш» приготовился стрелять. Я отдал команды. Все стволы уставились на пока что идеально чистый серый бронебетон.
- Так точно. – сказал я.
На несколько секунд воцарилась оглушающая тишина.
- Давай!
Я отключил купол.
Йотуны, подчиняясь гравитации, начали падать вниз. Но не успели они уйти под купол, как энергетический щит заработал вновь. На бронебетон посыпались отсечённые энергетическим барьером конечности и части туловищ. Серое покрытие стремительно меняло цвет на тёмно-зелёный.
- Ещё раз.
Я вновь отключил щит и остатки вражеских тел, оставшиеся на поверхности, рухнули вниз. На этот раз я замешкался и один из нападающих, только что взявший стену, спрыгнул вниз. Стоило ему коснуться поверхности, как раздался треск дуговой пушки – однорукий «Плохиш» в этот раз умудрился отработать быстрее Эльзы.
- Не спи, идиот. – дружески посоветовал голос.
Купол вновь заработал, мы стали ждать новую партию. Спустя несколько минут я провернул тот же фокус. Результат в виде фрагментов тел был для меня лучше любых оваций. САБ отлично справлялся с ролью дострельщика – все те, кто подавал признаки жизни, тут же уничтожались хромающей станиной.
- На третий заход энергии хватит?
Осталось пятнадцать процентов.
- Должно.
- Тогда тяни до последнего. Нужно собрать их как можно больше.
- Так точно. – я старался не думать о том, что будет после.
Фиолетового неба почти не было видно – гигантские водомерки закрыли весь обзор.
Семь процентов.
Удары, наносимые по щиту, раздавались всё чаще.
Пять процентов.
Пусть ещё хотя бы десяток этих тварей заберётся на поверхность!
Два процента. Пора.
Я отключил щит и включил вновь. Дождь из ампутированных тел в этот раз перерос в ливень.
А ещё через минуту купол погас. Нас с йотунами более ничего не разделяло.
Я переключился на одного из разведчиков, которых, к слову, тоже поубавилось. Видимо, йотуны решили сбивать все летающие объекты в зоне досигаемости. Ни на одной из точек капсул больше не появлялось. Однако как вокруг стен, так и на них было полно этих мерцающих выродков. Стрельба, доносившаяся из внутреннего двора, подтверждала – ничего ещё не закончилось. Я принял управление одноруким. Сначала йотуны перебирались через стену малыми группами и запросто уничтожались сразу по приземлении на бронебетон, не успев даже метнуть свои шипы. Но длилось это недолго. Вскоре через стену перемахнула целая стая, которая начала сеять свои метровые иглы, ещё не достигнув пола. В итоге мы потеряли ещё четыре пулемёта, а мой «Плохиш» был выведен из строя – шип на этот раз пришёлся не по конечности, а прошил центральный процессор. Робот сделал пару неуверенных шагов и с пятнадцатиметровой высоты грохнулся вниз на искромсанные трупы врагов. Оставалось радоваться, что он управлялся дистанционно. Получи робот Эльзы такой же урон – стал бы для лейтенанта большим стальным гробом. Но Фиори была словно заколдована. Зато я теперь остался не у дел. Видя, каких усилий стоило уничтожить эту группу, я понял, что со следующей они уже не совладают. Шесть пулемётов и один робот! Я переключился на камеры и с ужасом обнаружил, что в этот раз на стенах приготовилась к спуску ещё большая группа. 
- Они сейчас будут атаковать снова. Последние. Вы не справитесь.
- Капрал, только давай без истерик. – словно прочитав мои мысли, сказала Эльза. В этот раз напряжение в её голосе как-то пробилось через «цифру». – Мы сможем их уничтожить… Капрал, ты слышишь?
Но я уже вышел из кокона. Дуговая винтовка стояла там же, где я её оставил. Я не мог справиться с тем страхом, что рождало во мне бездействие, не мог наблюдать за происходящим со стороны. Боевой скафандр не надевался с момента первого посещения стены.
- Уэйнвуд, заберись обратно в кресло! – тут не было никаких интонационных фильтров. Лейтенант кричала, но вернуться обратно я уже не мог.
Подогрев на максимум. Атака началась – это было слышно уже в промежуточном отсеке. Лучше уж так, чем ждать в коконе. Люк открылся. Вживую поле боя выглядело и звучало совеем по-другому, нежели через объективы камер. Цвет и звук словно выкрутили на максимум. Держа винтовку на изготовку, я покинул отсек.
- Сдохнешь – пойдёшь под трибунал. – сквозь стиснутые зубы произнесла Эльза. В голосе чувствовалось нешуточное напряжение. – Стреляй по готовности, а потом беги и ищи укрытие.   
Это было похоже на план.
Пронзительный стрёкот пулемётов казался оглушающим. И это лишь звук горстки оставшихся в строю орудий. Страшно представить, что тут творилось в самом начале. Йотуны, оказавшиеся внизу, метали шипы во все стороны, время от времени перемещаясь. Я присел на колено и взял на мушку того, что был поближе. Выстрел, знакомый звук рвущейся материи. Оружие в моих руках не могло сравниться с той махиной, из которой вёл огонь робот Эльзы, но имело тот же принцип действия. Я не стал стоять на месте и сменил позицию. Вовремя. Йотун, лишившийся конечности из-за моего точного выстрела, тут же метнул шип. Поняв, что промазал, он решил сократить дистанцию. Миг и вот он уже ближе. Выстрел! Голубая дуга прошла мимо. Раненый противник снова совершил рывок и был уже совсем неподалёку. Это напоминало страшный сон. Стрельба по чему-то эфемерному, чему-то, что и убить нельзя. «Можно!» - не согласилось орудие «Плохиша» в тот момент, когда жуткая тварь была совсем близко. На этот раз оторванной конечностью отделаться не вышло. Мой скафандр забрызгало чёрно-зелёной жижей, и на несколько секунд я потерял возможность видеть. «Лёг!» - рявкнула Эльза. Ослепший, я шлёпнулся в растекшиеся по бетону внутренности. Гул пролетевших над головой шипов подтвердил правильность приказа. Я оттёр стекло и, не дожидаясь следующего залпа, перекатился в сторону. Об ответной стрельбе речь не шла. Я вскочил на ноги и пустился наутёк, выбирая самую непредсказуемую траекторию. К несчастью, йотуны на время забыли о боевом роботе и протонных пулемётах. Они увидели наглого человечка, который решил сразиться с ними, не прячась за тоннами железа. Ещё одна гигантская игла со страшной силой вонзилась в бетон совсем рядом. За спиной я услышал жужжание САБа – станина пыталась отвлечь тварей. Двое противников материализовались передо мной. Одна тут же была скошена пулемётной очередью, во вторую я пальнул почти не целясь. Йотун завалился на бок как раз когда я пробегал мимо. «Почему я ещё жив?» - этот факт не переставал удивлять. В нескольких метрах я заприметил укрытие в виде груды металлолома, недавно называвшейся «Плохишом». Резко влево. Тяжеленное жало со злобным воем пролетело рядом со шлемом – а ведь думал, что бежать быстрее уже не смогу. Я прыгнул за холмик исковерканной стали. Несколько шипов впились в бетонное покрытие рядом с моей позицией. Только сейчас я понял, что сглупил. Твари дырявили робота, словно тот из бумаги. Почему бы им не проделать то же вновь, а заодно прикончить мягкого розового человечка, возомнившего себя бессмертным? Я вжался в бетон, молясь, чтобы иглы не нашли цели. Но град из шипов внезапно иссяк. Пулемётов тоже не было слышно, равно как и трескучих разрядов пушки лейтенанта.  Причин у нависшей тишины могло быть ровно две и об одной из них думать совсем не хотелось. Я медленно поднялся над покорёженным металлом, приготовившись дать последний бой.
- Капрал! Ответь! Ты живой? – голос Фиори, словно лазерный луч, рассёк гнетущую тишину. – Уэйнвуд!
- Со мной всё в порядке, Эльза – ответил я, начисто забыв о субординации. – Вот как раз собирался тебя спасать.
Фиори несколько секунд молчала. А потом громко рассмеялась. Звонко и заразительно. Я начал смеяться вместе с ней.  Вместе со смехом уходило напряжение окончившегося боя. Мы имели на это право. Мы остались в живых.
- Ну тогда сделай одолжение, капрал. – успокоившись, сказала Эльза. – Собирайся дальше, но только не вылезай из укрытия. Ты меня слышишь? Второй случай неподчинения за какие-то полчаса – это перебор, согласен?
- Да, мэм! – радостно ответил я.
Я выпустил винтовку, глубоко выдохнул и перевернулся на спину. Какое здесь всё-таки красивое небо. Воздух тоже казался каким-то особенно замечательным, а сам я был по уши во вражеской требухе. Но одно знал наверняка: ещё никогда мне не было так хорошо. Судя по всему, Эльза воспользовалась моей самоубийственной пробежкой и максимально быстро истребила остатки сил противника.
Я устроился поудобней и наблюдал за тем, как лейтенант скупыми ударами подводит финальную черту в жизнях недобитых тварей. Лазерные тесаки «Плохиша» доделывали то, что пропустила дуговая пушка и пулемёты. Недалеко от входа в жилые помещения лежал обездвиженный САБ. Не беспокойся, головорез. Уж кто-кто, а ты будешь, как новенький. С меня причитается. Рядом обнаружился подёрнувшийся изморозью труп йотуна. Он лежал, распластав непомерно длинные ноги, тонкие верхние конечности оканчивались шипами. Я закинул винтовку за спину и подошёл ближе. Смерть превратила и без того несуразное чудище в нечто нелепое. Переливающийся зелёный рисунок застыл в финальном узоре. Даже приготовленные к бою иглы уже не казались такими уж грозными. Вдалеке возмущённо звучали шипящие удары лазеров, рассекавших чёрную плоть.
- Капрал, почему я тебя вижу? – поинтересовалась Эльза. Я оглянулся, и обнаружил, что робот отвлёкся от мрачного занятия и теперь смотрит в мою сторону. – Тебе ж сказано, лежи и не дёргайся.
- Да здесь я, здесь, лейтенант. Тут тишь да гладь. Даже бетон по-прежнему серый. Лежит тут один, но уже покрылся коркой льда. А так – тихо. Никого. – я развёл руками в знак подтверждения.
Фиори отреагировала странно. Робот сорвался с места и, тяжело хлюпая по вражеским останкам, понесся в мою сторону. Мне понадобилась секунда, чтобы сообразить, что происходит. Секунда, один удар сердца. Я отпрыгнул в сторону, но было уже поздно. Что-то сильно толкнуло меня в спину. Я с удивлением обнаружил, что из моего левого плеча торчит острие блестящего чёрного шипа. Осознание происходящего пришло вместе с обжигающей болью, которая потоком лавы растеклась по телу. Крик превратился в беззвучное открывание рта. «Герметичность скафандра нарушена» - донеслось сквозь кровавую пелену боли. Робот стремительно сокращал дистанцию, но, странное дело, его тяжелая поступь с каждой секундой звучала всё тише и тише.
- Джеймс! – непривычно звонкий голос Эльзы звучал, словно сквозь слой поролона.
Джеймс, как всегда, не сулил ничего хорошего.
Неведомая сила оторвала меня от поверхности. Агония на одно бесконечное мгновение стала целым миром, а потом исчезла вовсе. «А ведь это конец» - пронеслось в затухающем сознании. «Не страшно. Боли больше нет. И уже никогда не будет».

+2

2

Капрал под конец забуксовал. Неизвестная форма жизни на то и неизвестная, чтобы думать прежде, чем идти и знакомиться с 'трупом', который очень даже не умер.
Иду дальше.

0

3

#p199479,Тэйр написал(а):

Капрал под конец забуксовал. Неизвестная форма жизни на то и неизвестная, чтобы думать прежде, чем идти и знакомиться с 'трупом', который очень даже не умер.
Иду дальше.

Ремонтник, что ж поделать... Да и расслабился. С подчинением опять же проблемы.

0

4

#p199483,drunky bear написал(а):

Ремонтник, что ж поделать

Ага, турист. На Йотунхейме)

0

5

Классно написано. Даже начинаешь переживать за персов.
Однозначно, хорошо!

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Ошибка выжившего. Часть 8.