Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Тир » Альманах "Яблоко раздора"


Альманах "Яблоко раздора"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i4.imageban.ru/out/2021/04/03/b6f78c17de6e3f2457e425af1ac94f94.png
Ребят, кто желает, пишем истории. Можно опираться на сюжетные линии от рассказа, можно использовать персонажей, можно своих и закручивать далее по своему, но с небольшой оглядкой на предысторию.
А читать  тем более можно и нужно!

Основной рассказ дуэльный

Яблоко раздора

Тяжелые капли дождя монотонно и гулко барабанили по жестяной кровле башни старого замка. Дон Сантос, престарелый барон Валенсии, сидел на деревянном троне и грел больные ноги у растопленного камина. Ветер жутко подвывал в трубе, барон кутался в плед, время от времени бросая нетерпеливый взгляд на настенные часы. Золотые стрелки еле ползли, приближаясь к полуночи.
На какой-то миг Сантос задремал, а когда очнулся, понял, что в комнате он уже не один. Завозившись в кресле, он с трудом поднялся на непослушные ноги и оглянулся - у входной двери стояла высокая дама в длинном бордовом плаще и сосредоточенно складывала темно-красный зонт.
- Боже мой, вы пришли. Наконец-то! Сеньорита Морри! - зашамкал барон, направляясь к гостье. - Я опасался, что не дождусь... у меня чувство, что не увижу рассвета.
- Доброй ночи, досточтимый дон, - улыбнулась ему Морри. - Напрасно вы волнуетесь, мы заключили сделку, и она будет доведена до конца. Я принесла яблоко.
С этими словами она поставила на перламутровый столик серебряный ларец неописуемой красоты и филигранной работы. На его стенках и закругленной крышке словно жил  и цвел серебряный сад.
Дон Сантос невольно замер, любуясь этим произведением ювелирного искусства.
- Я не представлял, что раздор может быть так красив, - пробормотал он. - Да, за такую вещь не жалко и полжизни!
Морри тем временем оказалась у камина, где пристроила мокрый зонт и плащ:
- Вам следует посвятить меня в детали плана, сеньор, - сухо заметила она, - потому что заплатив, вы уже не сможете его воплотить. Я буду вершителем вашей воли, как вы и пожелали в договоре.
- Сперва, я хотел бы взглянуть... на... на... - старик трясущейся рукой указал на ларец, - на то, что там внутри.
Морри царапнула его взглядом, но почти тут же снисходительно улыбнулась:
- Там артефакт, - уверила она, - редкий и могущественный. Но, я удовлетворю ваше любопытство.
Она пересекла комнату и встала около столика. Легким почти неуловимым движением пальцев она откинула крышку. Внутри на красном бархате лежало восхитительное желто-красное яблоко. Плод казался свежим и вызывал своим видом мысли о мёде.
- Золото, глазурь, изумруд, гранат и кровь Евы, - буднично произнесла Морри. - Артефакт бесценен, поэтому возможен только обмен.
Старый барон согласно кивнул:
- Теперь я повидал в этой жизни все, - прошептал он, не сводя глаз с яблока.
Морри закрыла ларец и старик очнулся:
- Ах, да, план, - прошамкал он сморщенным ртом. - Видите ли, у меня сыновья - Эбер и Начо. Великолепные доны, и, как они уверяют меня - скорее земля треснет, чем прекратится их дружба.
А я считаю, они - прохвосты и обманывают меня. Меня! Своего отца! Я не хочу делить баронство на две части, это не правильно. Но и оставить все одному сыну и пустить по миру второго - считаю неправильным. В завещании я отрядил им обоим поровну земель, кроме одного клочка в двадцать аров на самом побережье. Это полуостров с таким неприступным берегом, что местные рыбаки назвали его Острым. Если братья дружны, как они говорят, они не станут ссориться из-за этой никчемной земли. Но я хочу их поссорить. Тогда сильнейший заберет все, и баронство снова обретет целостность!
- Вы хотите зарыть Яблоко Раздора на Остром полуострове? - уточнила Морри.
Дон кивнул:
- Да, если оно обладает такой силой. Пусть будет война... Не разбив яйца не приготовить омлет.
Морри кивнула и жестом фокусника поставила на столик рядом с ларцом пустую склянку, плотно закрытую крышкой со скобой:
- Время завершать сделку, - объявила она. - Ваше время истекло.
Барон ухватился обеими руками за подлокотники кресла и испуганно уставился на пустую банку:
- Уже? А... может вы согласились бы на отсрочку? Я заплачу! Золотом...

***
Печальное событие оповещало о себе уже с дороги  - родовые штанды на замке были приспущены, а на центральной башне  вывесили черное траурное полотнище.
Братья-наследники, дон Эбер и дон Начо, ехавшие верхом, тревожно переглянулись и пришпорили лошадей.
В замке их встретили аббат, нотариус и совершенно незнакомая дама, представившаяся сеньоритой Морри.
- Позвольте выразить соболезнования в связи с невосполнимой утратой, - заявила она, - но дела не терпят отлагательств.
- Пройдемте в библиотеку, господа, - пригласил нотариус, - необходимо огласить последнюю волю дона Сантеса., - учтиво проговорил нотариус, сжимая кожаную папку в руках.
Старший брат Начо, пыхтя слез с лошади, надменно обвел всех взглядом,  сосредоточенно всмотрелся в незнакомку, отправив сюртук на пухлом теле, прошагал вперед. Эмбер привязав своего коня, поприветствовал всех,  и, пропуская даму вперед,  вопросительно глянул на аббата.
- Не может же баронство оставаться без управляющего, - развел руками тот.
Пока нотариус зачитывал завещание, Начо постоянно нервно ерзал, косился на брата, и без конца промачивал платком бисерины пота на широком лбу.
Эмбер же был погружен в свои мысли, печаль скорби отразилась на его лице,  и только когда он услышал о спорном полуострове острый, удивленно оживился, для него эти земли вообще были сюрпризом.
- Так вот, - Продолжила Морри, - вам решать, досточтимые доны, придется самим, как поступить с этими землями.
- Что тут решать! - поднялся Начо, - я старший, и по всем правилам все движущее и не движущееся должно принадлежать по праву мне! А так же титул.  Наш отец был уже очень болен, когда писал завещание и его разум затуманили лекарства, не нам менять традиции!
- Документ заверен нотариально, - возразила Морри, - и содержит условие и срок. В случае несоблюдения - все баронство отойдет монастырю.
- Братец, а куда же тогда деваться мне? – вдруг очнулся Эмбер.
- Да куда хочешь! – скривился Начо и кивнул на аббата, - да хоть в монастырь!
- Ну, это мы ещё посмотрим, - сдержанно процедил Эмбер, - а сейчас нам надо достойно похоронить отца.

***
Ветер зловеще завывал разными тональностями среди острых скал полуострова. На голых камнях виднелись следы помета от птиц и редкий мох. Яростно пенясь, бились волны о прибрежные скалы, на одном из валунов стоял Эмбер, и с упреком в глазах осматривал эту острую территорию. Он не мог понять, зачем его отцу понадобилось  устраивать соперничество с братом за этот никчемный кусок земли? Но гадкое чувство обиды заволакивало его сознание,  яблоко раздора давало свои результаты.
- Привет! – вдруг за левым его плечом раздался звонкий девичий голосок.
Эмбер вздрогнул и обернулся.
- Что? Унылое зрелище да? – девушка в длинном черном платье, с тонкими чертами лица, фальшиво улыбнулась ему.
- Кто вы, леди? Зрелище унылое, это правда, гиблое место.
- Кому гиблое, -  подмигнула девушка, - а кому и спасительное, даже прибыльное, если учесть ваше завещание и условие в нём.
- Откуда вы знаете за условия? – напрягся Эмбер, - вас подослал мой братец?
Девушка заливисто засмеялась:
- Я там, где мне хочется, - она воспарила над остриями камней и зависла, словно не было стегающего ветра на месте, только развевающиеся её длинные черные волосы свидетельствовали о непогоде.
- Рот, захлопни! Я Длер, пришла тебе помочь, пока ты тут прохлаждаешься. Твой братец уже собирает ополчение. Я тебе подскажу, ищи яблоко раздора.
Демоница исчезла. Эмбер задумчиво ещё раз окинул взглядом неприветливое место, в висках громыхали яростные мысли. Вот так вот жили не тужили при бароне, а теперь он ненужный элемент – которого в монастырь? Черта с два!

Тем временем Начо, устав от просмотра груды векселей, закладных и деловых писем, вышел подышать воздухом. Сад, некогда роскошный, сейчас представлял жалкое зрелище - заросшие осокой кусты превратились в бесформенные зеленые кучи. Деревья, преимущественно персиковые, тоже разрослись, потеряв эстетику.
Начо медленно брел по дорожке, и размышлял о том, как быть дальше. С одной стороны можно и уступить брату Острый Полуостров. И без него отец оставил немало земли, а с другой...
- Прекрасный морской воздух, сеньор, - раздалось из покрытой засохшим плющом беседки.
Начо удивился и, оглянувшись по сторонам, приблизился. В беседке на скамье сидела Морри, уперев перед собой, как посох, красный зонт. Начо еще раз воровато оглянулся по сторонам и расплылся в похотливой улыбке:
- А что это делает сеньорита в такой глуши и совсем одна? - промычал он, закрывая собой единственный выход из беседки.
- Я ожидаю вас, дон Начо, - невозмутимо ответила Морри, - пока вы прохлаждаетесь, ваш брат уже действует. Он вызвал ассасина.
- Кого? - Начо тупо моргнул.
Морри поднялась и сделала шаг навстречу:
- Я покажу, - не терпящим возражений тоном произнесла она, - идемте!
Ошеломленный Начо отступил, освобождая проход. Морри вышла из беседки и направилась вверх по дорожке к смотровой площадке. С нее открывался вид на море и часть Острого Полуострова.
Начо последовал за ней.
- Смотрите, - Морри указала на две едва заметные точки, - это они.
- Я ничего не вижу, - проворчал Начо, щуря глаза.
- Возьмите стекло, - Морри протянула ему невесть откуда взявшуюся зрительную трубу.
Начо был так озабочен мыслями о наемном убийце, что даже не удивился и приник к окуляру. Оптика оказалась отменного качества, и Начо без труда определил своего брата. А вот его собеседница вызвала у него недоумение:
- Это девушка! - воскликнул Начо, отрываясь от трубы. - С чего вы взяли, что она - убийца?
- А кто же она по-вашему? Кухарка? - Морри презрительно покривила губы в усмешке. - И они уединились, чтобы обсудить меню траурного ужина?
- Да-а... То есть, нет, это навряд ли, - промычал Начо, - но и нет доказательств, что она - ассасин.
- Для вас доказательство - стилет в спине? Взгляните, на ней черная одежда, но на монашку она точно не похожа.
Начо насупился и вернул трубу:
- Так что же делать? - проворчал он.
- Действовать! - горячо выпалила Морри. - Нанесите удар первым!
- Я не... Я не буду убивать брата.
- Никто не говорит об убийстве, - Морри пожала плечами, - соберите гвардию и заключите предателя под арест. А когда станете полноправным правителем, отправите его в ссылку.

Траурный ужин шел напряженно. Начо вышел к столу в кирасе и за все время трапезы не прикоснулся ни к еде, ни к питью. Эмбер мрачно косился на брата и молчал. Оставшийся нотариус успел десять раз пожалеть о своем решении. В своей тарелке себя чувствовали только Морри и Длер.
Морри сидела по правую руку от Начо, Длер заняла место зеркально, рядом с Эмбером.
- Могли мы видеться раньше? - непринужденным тоном спросила Морри Длер. - У меня чувство, что мы из одного э-э-э департамента.
- Лучше спросить сеньориту, нравятся ли ей ножи, кинжалы и... - Начо не договорил, его перебил Эмбер:
- Что за странные вопросы, братец? - вспыхнул он. - Сеньорита Длер - путешественница! А вот отчего ты вырядился, словно на войну собрался? Ведь собрался?!
Начо царапнул взглядом брата и снова обратился к Длер:
- Путешествуете? Наверное, много видели, да? В дороге травками лечится приходиться? Снадобья, яды, отравы - ваша специальность?
- Ну, хватит! - Эмбер вскочил. - Она моя гостья и я не позволю тебе её оскорблять!
- Ты? Пригласил? - язвительно передразнил брата Начо. -  Да ты её нанял! Нанял для того, чтобы разделаться со мной, своим единственным братом!
Эмбер открыл рот и тут же закрыл, не произнеся ни слова.
- Сеньоры, - подала голос Морри, - прошу вас, имейте уважение к вашему почившему предку. Давайте успокоимся и заключим на этот вечер перемирие? Сеньорита, поднимите вашу правую руку и произнесите слова клятвы. Прошу вас.
Длер подняла голову и  встретилась взглядом с Морри:
- Охотно, но сперва вы. Кстати, вы ведь тоже не из этих мест, верно?
Пальцы Морри в красной перчатке хищно сомкнулись в кулак, но уже через мгновение она подняла ладонь:
- Клянусь, что до полуночи никто из присутствующих не умрет, - произнесла она.
Нотариус и братья удивленно уставились на неё.
- Теперь вы, - нимало не смутившись взглядов, потребовала Морри, - принесите клятву.
Длер не стала поднимать руки, но ответила:
- Клянусь, до полуночи никто не умрет.
- Тре бьен, - усмехнулась Морри и вдруг обратилась к нотариусу:
- Клянитесь и вы. Это будет весьма иронично, если вдруг вы решитесь кого-нибудь укокошить после наших клятв.
Побледневший нотариус поднял правую руку:
- Клянусь, -  проблеял он, а про себя проклял всех присутствующих в одиннадцатый раз.

Утром Эмбера разбудил гул толпы. Рыбаки собирался в группы, обсуждая послание Начо о  заверениях в лучшей жизни, если он войдет в наследство. Ещё больше Эмбер разозлился, когда привратник попросил его покинуть замок, сославшись на приказ дона Начо.
- Мне надо встретиться с братом! – настаивал Эмбер.
- Не теряй время, - снова рядом появилась Длер, - один на один вы проблему не решите. Собирай сторонников. В рыбацком поселке и по всему побережью есть люди, которые тебя ценят, дуй туда!
Мелькнувшая рядом бордовая тень сбила с ног демоницу дуновением, и она тут же исчезла.

На брусчатой площади у здания с коновязью нарастал многоголосый возмущенный гул.  Людская лавина вздымалась и кипела по разным сторонам площади,  и расстояние между пикетчиками резко сокращалось. Всё вокруг было настолько в напряжении и наэлектролизовано, что даже вечно снующие в поисках съестного уличные псы попрятались в подворотни.   Внезапно площадь переполненная народом вскипела, и людские волны ринулись друг на друга.
- Дьяволы! Предатели! – орал один здоровяк, без разбора фигача слева направо огромной дубиной.
Поднимались клубы пыли,  многоголосье ругательств сливалось в единый клокот, где-то истошно, с причитанием  плакала женщина. Один верзила с рёвом: «За Эмбера!» пронёсся среди толпы, люди бросались в драку с дикими яростными воплями.
- Наш барон Начо! – неслось с другой стороны.
Во всей этой суматохе и кутерьме никто не мог толком рассмотреть «свой» или «чужой», массовое ожесточение затмило умы, в безумной горячке, сумасшедшая бойня. Раненые лежали среди убитых и даже не пытались выбраться с площади и покинуть злополучное место.
Забили набат, мужик яростно размахивая факелом бежал к толпе с призывами опомниться, и остановить кровопролитие! Звон с колокольни подействовал на толпу отрезвляюще.
Народ остановился, тихо толпа стала растекаться разноцветными ручьями, многие суетились возле раненых. И  яростный рокот толпы сменили пронзительные вопли женщин, оплакивающих своих мужей.

Если бы покойный дон Сантос смог увидеть, каким расколом обернется его идея проверить дружбу сыновей, он, несомненно, умер бы во второй раз. Старый барон даже не подозревал, что рыбаки, жившие одной деревней, могут в мгновение ока разделиться на два лагеря. И это было только начало! Ах, если бы он знал, с кем заключил сделку, когда колесил по Европе! Морри отрабатывала каждую букву их договора, прикладывая все силы, чтобы трещина в отношениях братьев стала пропастью.  Сделка приближалась к завершению, и Морри оставался один разговор, без которого успех её усилий мог остаться втуне.

Острый полуостров никогда не был приветлив к своим гостям. Ветер и соленые брызги беспрестанно били его побережье. Морри и Длер стояли друг против друга на острых камнях.
- Я хочу заключить договор, - перекрывая гул ветра, крикнула Длер. - Это касается артефакта.
Морри покачала головой:
- Яблоко - часть моей сделки, я не позволю тебе сейчас забрать его!
- А когда твоя сделка будет завершена?
Морри не успела ответить - со стороны суши раздался нарастающий грохот, и камни под их ногами начали ходить ходуном. Длер и Морри - обе воспарили над подвижной землей.
- Землетрясение? - удивилась Длер.
- Нет, похоже, это Эмбер и его люди, - возразила Морри. - Вон они, у перешейка.

После погрома на площади, Эмбер решительно гнал своего коня к Острому Полуострову, рядом с седлом был приторочен набитый динамитом мешок. Взорвать территорию раздора! Взорвать! Уничтожить! Стереть с лица земли! Нет причины, нет и спора. Эмбер был уверен в этом. Перед отъездом он смог встретится с братом. Разговор был напряженным, даже скорее не разговор, а перепалка. Но Эмбер смог уверить Начо, что он ему не враг! И что их покойный отец любил их одинаково, и что он решит всю проблему к завтрашнему утру.
Эмбер притормозил коня, соскочил и, отвязав мешок, взвалил его себе на плечо.

Грянул взрыв, сотни острых каменных осколков взметнулись в небо, густой дым заволок все вокруг. Эмбер наблюдал со стороны, и когда ветер снёс дым, он увидел, что огромный кусок земли отделился от суши и подхватываемый отливом продрейфовал в море, унося на себе Морри и Длер.

- Моя сделка закончена, - дернула плечами Морри, - можешь начинать свою.
Длер кивнула, и обе демоницы исчезли, оставив плавучую землю.

Равновесие наступило в Валенсии быстро. Братья помирились и по завещанию отца разделили земли, стали вести каждый своё хозяйство. Мир вернулся в дома их граждан. Тем не менее, слух о плавучем острове проник на запад.
Чикагский миллионер мистер Сэм Смит прочитав о нем статью в газете, вызвал своего секретаря:
- Эйб, будьте любезны, соберите мне материал по этой земле. Мне нужны все факты о том, что там произошло и почему остров оказался на плаву.
- Да, сэр, - кивнул секретарь и вышел из кабинета.
Мистер Смит еще раз обратился к газете, разглядывая нечеткую фотографию острова среди волн Средиземного моря. Вдруг он почувствовал, что в кабинете он не один и поднял голову:
- Вы кто? Как сюда вошли?!
- Я готова предоставить вам действительно полную информацию об Остром острове, - произнесла Длер от дверей кабинета, - вас должен заинтересовать древний артефакт, который держит на плаву эту махину. Предлагаю заключить сделку...

0

2

Я тут начала кумекать,  мне важны мнения, и может какие пожелания будут, или кактусы :)

Свернутый текст

Летний день близился к концу, жаркое солнце опускалось на горизонте в освежающие волны Средиземного моря. Мистер Сэм Смит, чикагский миллионер,  с тревогой провожал оранжевый солнечный диск, который на четверть закрыла темная масса грозовой тучи.  Закат яркими красками пытался раскрасить края тучи, малиновыми полосами сигналил о приближающемся ненастье, порывистый ветер усиливался, волны закипали, море в предчувствии бури тяжело вздыхало, и порой слышался его тяжкий стон. Смит стиснул зубами трубку и бросил тревожный взгляд на свою яхту - команда из трех матросов поспешно убирала паруса под командованием боцмана, укрепляли снасти. На баке разразился смех, от которого миллионера передернуло, как от элеткрошокера, матросы успевали подначить друг друга, словно и не надвигалась опасность, и шторм – это так, развлечение.
Мистер Смит шагнул в их сторону, яхту качнуло, и он снова уцепился за поручни борта, расставив пухлые ноги на ширине плеч. Острый взгляд боцмана Такера подметил это:
- Три тысячи чертей! Отставить смех, не в цирке! Задраить трюм! Расчехлить шлюпки! – боцман, несмотря на качку и ветер, твердыми шагами пересек палубу и взяв мистера Смита за локоть, - вам лучше пройти в каюту, сэр.
Смит согласно кивнул, отцепился от поручня, поддерживаемый боцманом просеменил несколько шагов. Яхту вдруг сильно накренило на правый борт и миллионер повис на Таккере, но боцман  подхватил его подмышки, встряхнул как куклу и поставил на ноги.
Сэм Смит с уважением посмотрел на высокого мускулистого боцмана.
- Такер, мой «Гиант» выдержит шторм?
- Судно с таким названием выдержит всё, сэр.
- И все-таки, будьте внимательны!
- Да, сэр!
- Я за остров! – возмутился Смит, - не пропустите плавучий остров, и главное не напоритесь на него!
- Да, сэр! – отозвался Такер, впихивая хозяина яхты к спуску к каютам.

Сэм Смит лежал у себя в каюте и не мог сомкнуть глаз, его даже подташнивало от качки, висящий над потолком фонарь, качаясь, выхватывал желтыми пятнами света скромную обстановку. На столике в такт кренам перекатывалась трубка и пенсне мистера Смита. За стеной бушевал шторм, и только доносящиеся обрывки команд боцмана и капитана не давали мистеру впасть в отчаянье. Смит снова посмотрел на столик, прошуршавшие предметы сбросили на пол карту, Сэм приподнялся с желанием подобрать листок, но застонав от приступа тошноты, плюхнулся обратно на лежанку.
Узнав об артефакте на Остром острове, от сеньориты Длер, он ни секунды не раздумывал. Сразу снарядил эту экспедицию в надежде найти этот Острый остров. Застолбить его под своим именем, и отыскать «Яблоко раздора». Вся власть артефакта перейдет к нему, он станет всемогущим завоевателем всего мира! Он Сэм Смит, единственный и непобедимый. На мгновение миллионеру стало лучше, он смахнул выступивший на лбу пот, и улыбнулся своим думам. Да-да вся власть в его руках! Главное найти остров. И сеньорита Длер взяла небольшую плату за карту, где спрятан артефакт. Единственное её условие было вспомнить о ней, когда он станет всемогущим.

- Что тебе не хватает? – разбавил звуки шторма и такелажный скрип приятный женский голос.
В пятне тусклого света явился стройный бардовый силуэт. Лицо дамы скрывала темная вуаль, притороченная к шляпке. Она грациозно прошла к стулу, и пятно желтого света следовало за ней, бушующая стихия теперь не имела власти над фонарем и походка женщины была уверенной и плавной, игнорируя все колебания под ногами. Сэм Смит скользил взглядом за незнакомкой, она присела на стул, демонстрируя аристократическую осанку.
- У тебя миллионные счета в банках, яхты, заводы, земли, молодая жена, дочь – этого тебе мало для полного счастья?
Сэм скривил глупую мину, все-таки его укачало настолько, что уже видения начались.
- Меркантильность и жадность сильнее разума? – продолжала дама.
- Живу один раз! – выдохнул Смит, - надо успеть всё!
- Можешь и не успеть. Stupide, один раз ты можешь умереть, а живешь изо дня в день.
- А я и буду жить! – выдохнул Смит, - я буду всесилен.
Дама засмеялась, и снова закачался фонарь, тусклый овал света теперь выхватывал из тьмы пустой стул. Магнат перевернулся на другой бок, но тут же слетел с лежака от мощного толчка. Грохот удара на мгновение перекрыл собою звуки шторма, яхту резко накренило настолько, что упитанный миллионер кубарем покатился к двери каюты, а следом за ним стул, его ботинки, трубка и пенсне. Почухав ушибленные бока, Сэм приподнялся на четвереньки, и тут же крен изменился и он покатился обратно к кровати. Фонарь словно чье-то незримое око не выпускал  из овала света неуклюжего магната.
- Карамба! – донеслось с палубы.
- Человек за бортом! – узнал голос боцмана мистер Смит.
- Мы наскочили на риф! – орал кто-то из матросов.
- Дурень, тут нет рифов! Это скала!
- Пробоина по правому борту.
Сэм лежал на спине, выпучив глаза, в руке он сжимал карту. Эту чертову карту, из-за которой он теперь тут, в шторме и терпит бедствие. Острый остров нашел его самого. Мистер Смит вслушивался в накаты волн, его яхта скрипела на все лады, где-то гулко стучала на ветру железяка. А может, это матросы уже штопают борт? Хлынувшая в каюту вода привела  магната в чувство. Цепляясь за лежак он торопливо вскочил, и, распахнув дверь столкнулся с капитаном Грэмом.
- Мистер Смит, «Гиант»  терпит бедствие, мы напоролись на подводные скалы, и вам надо срочно подняться на палубу к шлюпке.
- Куда же вы смотрели, черти! – отпихнув капитана, магнат торопливо зашлепал босыми ногами к выходу на палубу.

С первых шагов  Смита окатило волной, но он удержался, схватившись за ручку, вкрученную в стену яхты, перебрался к спасательному кругу, просунул в него голову и одно плечо, дальше его пухлое тело не проходило. Выругавшись на его малые размеры, повернулся в сторону шлюпки. Очередная волна сбила его с ног и, накрыв с головой, потащила в обратную сторону.  Чьи-то руки подхватили Смита, отхаркиваясь и пытаясь вздохнуть, магнат судорожно вцепился в спасителя.
- Все в порядке, сэр? – спокойным голосом спросил Такер.
Чем вывел мистера Смита из себя, и его истерика вырвалась наружу визгливой бранью, проклиная безруких и тупых матросов, с боцманом и капитаном впридачу. Какой может быть порядок? Если в бушующей темноте не было просвета, черные волны, черное небо, черная гибель… только его «Гиант» светился окнами рубки. Боцман тащил орущего  Смита к шлюпке, не обращая на его панику никакого внимания.
- Мы все погибнем! – продолжал магнат, - она была права! Чего мне не хватало? Смерти! Я погнался за Острым Островом, а нашел меня он сам!
- Нет, сэр.
- Что нет?! – срывался в хрип Смит.
- Не погибнем, сэр, волны стали гораздо меньше, часа через три все успокоится.
(усталь)

0

3

Читать буду вечером. А щас копать!

0

4

хорошо)) а я вечером продолжу))

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Тир » Альманах "Яблоко раздора"