- Ты кто?
- Я – Робин Гуд. Я вызволяю прекрасных принцесс из плена и отпускаю их на волю!
- А разве ты не оставляешь их себе?
- Нет, если б я так делал, то предыдущие спасённые не отпустили бы меня на следующие подвиги.
- А ты рыцарь?
- Без страха и упрёка!
- Это хорошо! Я так люблю консервы! – Драконица аж зажмурилась от удовольствия.
- Нет, - понял вдруг я, в чём дело, - у меня нет доспехов. Из металла у меня только ружьё, и внутри у него мяса нет. А если его разжевать, то оно может больно выстрелить, так что не советую!
- Ну, так неинтересно! – заявила драконица и пропустила внутрь башни.
Поднявшись на последний этаж, я открыл тяжёлую дверь…
За столом заваленный свитками сидел дряхленький безбородый старичок в небольшой короне и горестно вздыхал. Он скучающим взглядом читал одну и ту же строчку из свитка прямо перед собой. Читал и вздыхал.
- Берегись, Кощей! Пришла твоя погибель! ... То есть, пришёл, - поправился я.
- Отстань, смертный, не видишь – не до тебя мне, - с неописуемой скорбью ответил он.
- Что же, ну и ладно. Где у тебя тогда тут дверь в комнату пленницы?
Старик не отвечал.
Я дёрнул за кольцо ближайшей дубовой двери и заглянул в соседнюю комнату. Там было гораздо светлее, чем в кабинете Кощея. Но пусто. Только огромная кровать с балдахином посреди ничего.
- А где принцесса? – вслух подумал я.
- Здесь я! – раздался мелодичный голос с балкона. – Вы пришли меня спасти?
- Да, моя ненаглядная принцесса! Я – Ваш спаситель! Злой колдун повержен, - раз не оказывает сопротивления, значит, повержен, - и Вы теперь свободны!
- Ура! Так пойдёмте же на волю!
- Погодите. – Я снял балдахин, вышел с ним из комнаты в кабинет и накинул его на стол Кащея, накрыв и его самого заодно. Всё – теперь точно повержен.
Выведя принцессу из башни, заметил, что драконица улетела – незачем теперь охранять башню, если принцессы в ней не будет.
- И куда Вы меня повезёте? – спросила прекрасная девушка милым голоском.
- Вы теперь свободны! И можете направляться, куда душе угодно!
- Но… мы так не договаривались! Почему Вы не повезёте меня к себе? – по голосу заметно, что она начала сердиться.
- Потому что… я благороден… и каждому предоставляю свободу выбора. У Вас разве нет дома? Вы теперь можете езжать домой.
- Вот уж! Я в этой башне живу много лет! Она теперь стала моим домом! Возвращайте меня назад!
- Но, Прекраснейшая, мы всего в шаге ходьбы от башни, а Вы теперь вольны делать всё, что вздумается. Север, юг, запад, восток – куда угодно! Почему именно в башню? Вам не хочется попутешествовать?
- Нет! Я устала и хочу отдохнуть! Сопроводите меня в башню, благородный…
- Робин Гуд.
- Сопроводите меня в башню, благородный Робин Гуд.
- Как пожелаете.
Когда в последний раз выходил из комнаты принцессы, ткань балдахина так и оставалась на Кощеевом столе. Вместе с ним.
- Не захотела? – спросила меня заново прилетевшая драконица, когда я выходил из башни. - Я так и думала. Ладно, Робин гуд, я буду дальше спать. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, драконица, приятных снов.
Я уезжал из гостеприимной долины с башней, а Кощей всё так же сидел под материей и водил глазами по одной и той же строчке, что гласила: «Насильно мил не будешь».