http://s9.uploads.ru/nuIBJ.jpg
- Не нужно нам туда, Ром!
- А что делать? Здесь нам уже никто развернуться не даст. Если исправлять положение – то только в Америке.
Катя уже неделю пыталась отговорить мужа от переезда. Понятно, что здесь его бизнес развалился, на нём куча долгов, а в Америке у него есть друг – и его единственный шанс снова встать на ноги. Но мучило её какое-то непонятное предчувствие: будет что-то нехорошее. Откуда оно взялось – непонятно. И что с этим делать – тоже. Но Катя всегда доверяла своим чувствам, даже если они необъяснимы.
В итоге Рома всё же настоял на своём. Катя и сама себе уже удивлялась – что на неё нашло? Зачем противиться? Как они здесь выплатят все долги?
Капитан судна запросил тройную цену. Всё налегал, что груза они много берут. На самом же деле итак всё ясно – знает он, кто Рома такой и что ему больше некуда деваться. И о долгах его знает. Но выбора нет – выдвигаться надо сейчас.
Первые два дня Катю нещадно тошнило, и она отлёживалась в каюте. Хуже того – предчувствие её не покидало, а наоборот – усилилось. Ощущение, что скоро произойдёт что-то плохое, сжигало её изнутри и не давало покоя. Рома же большую часть времени пропадал на верхней палубе. Следующие два дня ничего особенного не происходило, и Катя немного успокоилась. Даже иногда выходила к мужу посмотреть на волны. Но ей никогда не нравилось море, а тут – кругом одна лишь вода, куда ни кинь взгляд.
Катя проснулась посреди ночи от внутренней тревоги. Настолько сильной она никогда ещё не была.
- Рома! – поняла она и кинулась наверх.
Он стоял на баке судна и как обычно смотрел вперёд. Нет – не как обычно. Как-то устремлённо. Катя глянула в том же направлении – волны бьются о скалы, на камнях сидит в белом платье… она! Катя, только чуть помолодевшая – сидит и смотрит прямо ей в глаза.
Только тут Катя поняла, что слышит какую-то музыку, как будто напев. Очнувшись от наваждения, она потрясла мужа за плечо:
- Рома, очнись! Мы же летим прямо на скалы! – не шевелится. – Надо… - Катя обернулась, чтобы позвать кого-то из команды, но все они стояли здесь. Весь экипаж собрался на верхней палубе и смотрел на сирену. «Сейчас разобьёмся».

http://s5.uploads.ru/wtmrb.jpg