Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Чуждые окрестности


Чуждые окрестности

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Чтожжжжж, вспомним очередную старину.
А Плюша я попрошу :D
Итак, повестя "Чуждые окрестности". Одна из первенцев (о сколько их было). Родом из девяностых.
Как молвил когда-то Плюш: "Сюррр какой-то....)"

https://i.imgur.com/ViHsQNd.gif

ЧУЖДЫЕ ОКРЕСТНОСТИ

Оглавление

Часть первая. Вал событий
Глава 1. Упущенный паровоз
Глава 2. Неистовый огнелюб
Глава 3. Нечаянный спаситель
Глава 4. Разговор у дороги
Глава 5. Явление фигуры
Глава 6. Случай с Рамзаем
Глава 7. Шестой компаньон
Глава 8. Визг и скрежет
Глава 9. Обиталище Рамзая
Глава 10. Видение Цепеша
Глава 11. Старые вопросы
Глава 12. Двойник Цепеша
Глава 13. Подслушанный разговор

Отредактировано Пчелочка (Сегодня 12:50:47)

0

2

Часть первая. Вал событий

Глава 1. Упущенный паровоз

На этот раз Лёзик проснулся от непривычного оглушительного визга. Дырявая крыша картонной "палатки", как всегда, показала обычное свинцово-серое небо с рваными клочками кислотных облаков. На удивление с неба ничего не капало, но в воздухе стоял резкий тухловато-металлический запах. Лёзик взглянул на часы, болтавшиеся на шейной веревке. Ничего более ценного прадедушка в наследство не оставил.

Посмотрев на циферблат, Лёзик разочаровался и произнес вслух:
– Черт, проспал я этот гребанный паровоз. И эти двое почему-то не пришли. Должны ведь были меня разбудить.

Дальше принялся ворчать нечто неразборчивое, но одно было понятно, он сильно злился на упомянутых двоих. Следующий паровоз мог появиться только через десять дней, если, конечно, не произойдет что-нибудь сверхъестественное.

Лёзик скинул старое, но очень теплое, одеяло и, облачившись в ватник и кирзовые сапоги, выполз из "домика" на улицу. Рядом с картонной постройкой валялись многочисленными кучами всякие непонятные вещи, которые постороннему человеку показались бы ненужными, но Лёзик всегда находил им применение. Однако сегодня он не был расположен копаться в этих кучах. Лёзик задумался, что могло так истошно визжать, разбудив его. Но не забывал и о своей злобе на тех двух, что должны были растолкать его утром. Так как паровоз он безвозвратно прозевал, то решил пойти в город и разыскать этих двух раздолбаев. Он понимал, что они скорее просто плюнули на его просьбу, но все же надеялся, что их задержало что-то более существенное.

Под сапогами хлюпала мерзко-скользкая грязь, в лужицах расплывались бензиновые пятна. До города было рукой подать, если то, что там находилось, можно было бы поименовать этим словом. Лёзик тоже жил в городке, но сейчас на время перебрался к железяке. Это было предпринято для того, чтобы охотиться за немыслимыми паровозами,  непонятным образом шнырявшими по железке. Что-то загадочное таилось в этих паровозах. Сам факт, что они мчались без машинистов, уже мало удивлял Лёзика; его интересовало другое: откуда и почему? Он давно мечтал запрыгнуть на один из них и все разузнать, но каждый раз это срывалось. А виной тому была парочка раздолбаев, которые все время обещали разбудить Лёзика, но никогда этого не делали.

Сегодня Лёзик оказался взбешен, он горел желанием найти их и, если не убить, то хотя бы покалечить. Внезапно ухо уловило звук приближающегося вертолета. Не долго думая, Лёзик плюхнулся на землю, замерев в неудобной позе. Вертолет также являлся непонятным и интересующим его парадоксом. Если у паровозов существовала хоть незначительная система в появлении, то вертолет возникал всегда неожиданно и неизвестно с какой стороны. В свою очередь вертолет оказывался просто опасным, по сравнению с ничему не причиняющим вреда паровозом. Единственный способ спастись от вертолета, в определенной позе залечь на земле, тогда он совершенно не обращал на тебя внимания. Поза в некоторой мере была неудобна. Хотя, если посмотреть в корень, то вертолет не совершал ничего смертельного. Когда он обнаруживал подозреваемого, то набрасывал сеть и, аккуратно спеленав, доставлял на заброшенный склад в городе. Геликоптер в свою очередь тоже был без управляющего, то есть пилота. А с той базы можно было без особых усилий выбраться, потому что сеть, по прошествии нескольких часов, просто-напросто растворялась. И перед Лёзиком всегда стоял мучительный вопрос: 3ачем вертолет все это делает?

Сейчас, лежа в членозатекательной позе, его опять трогал этот вопрос. Вертолет будто чувствовал, что здесь есть, чем поживиться, и долго и упорно кружил над этим местом. Однако вскоре все же скрылся в неизвестном направлении. Лёзик перевернулся на   спину и испытал блаженство от расправления своих органов.
"У, гады, сволочи, опять какой-нибудь ерундой занимаются. Какой раз они меня подводят. Десятки паровозов из-за них упустил", - думал Лёзик, лежа на жиже и смотря в мутное ничего не обещающее небо. Полежав еще чуток, он вытянул из кармана самокрутку и, закурив ее, медленно поднялся из грязи и пошагал к городу.

Как и всегда он увидел их издалека, и не просто увидел, но и услышал. Они сидели на обломках дома; Цепеш играл на губной гармошке, а Магзуел сочинял вслух. Цепеш тоже заметил Лёзика и, прервавшись, сообщил об этом напарнику. Магзуел оторвался от своих сочинений и невинными глазами посмотрел на приближающегося друга. Лёзик погрозил обоим кулаком и сходу выпалил все, что о них думает. Друзья внимательно выслушали очередные речеизлияния,  успокоили словами:
-Ничего. Все хорошо. В следующий раз поймаем, - и продолжили свою деятельность.

Лёзик остыл и решил к ним присоединиться. Из-под камней была вытащена гитара, спрятанная там специально. Лёзик принялся лабать на ней, пытаясь подстроиться под губную гармошку Цепеша. Цепеш же, то ли из вредноты, то ли просто от нечего делать, постоянно менял ритм, и вскорости Лёзику это надоело. Магзуел снова начал кидать различными перлами, которые прямо-таки и сыпались из его большой головы. Вскорости и Цепеша достал весь этот джем и он, сняв черную шляпу, достал из нее  дизергин, предложив его друзьям. Дизергин был самым крутейшим из галлюциногенов, которые они нашли в городе. Этот наркотик отправлял несколько разумов, принявших его, в один и тот же мир. Если два человека вкушали данный наркотик, то они видели одинаковую картину, и, причем, не будучи ее участниками, а становясь зрителями.

Итак, Лёзик, Магзуел и Цепеш приняли дизергин и ушли в мир розовых грез. На этот раз галлюцинат показал им не совсем лицеприятную картину. Точнее даже не показал. Друзья ничего не увидели. Просто очень громкий мужской голос рассказывал им что-то не очень понятное и не совсем приятное.

Причем голос появился весьма неожиданно – будто кто-то крутил ручку настройки приемника и неожиданно обнаружил идущую радиопьесу. Друзья сразу и не разобрались в чем суть рассказываемого.

Отредактировано Пчелочка (Сегодня 20:19:42)

+1

3

#p188577,Пчелочка написал(а):

А Плюша я попрошу

я всегда готов!
https://i.imgur.com/Yna2Kmb.gif

0

4

Маладэц!
Ня пирожжжок :D

0

5

#p188585,Пчелочка написал(а):

Маладэц!
Ня пирожжжок

Ням!

Давай ищщо!

0

6

На ночь есть вредно - крокодиллы сниться будут :crazyfun:

0

7

Глава 2. Неистовый огнелюб

Кореж был законченным пироманом. Огонь не оставлял его равнодушным. При виде пламени Кореж приходил в неописуемый восторг и, содрогаясь всем телом, зачарованно наблюдал за огненным действом.

Карманы Корежа постоянно были забиты: пластиковой взрывчаткой, гранатами, спичками и прочей ерундой, имеющей ко всему этому отношение. Также в жизни Корежа существовала вещь, которую он люто ненавидел. Точнее даже не вещь, а определенные люди - стражи порядка. Лишь заметив их Кореж начинал неистовствовать. Особенную радость ему доставляло уничтожение машин стражей порядка. Но также его восторгало подожжение промышленных заводов. От них зарево потом стояло еще несколько дней.

Вылезая из очередного подвала, в котором только что замкнул проводку и с вожделением наблюдал дождь искр, Кореж чуть не наткнулся на отщепенца. Отщепенцы бесили его и вызывали чувство брезгливости. Они уже не представляли из себя людей, а были только пародией на них: редкие тонкие волосы на головах, длинные руки, доходящие до колен, узкие плечи, впалая грудная клетка, обязательно горб на спине. Одежды не носили, а ходили лишь в набедренных повязках, причем, даже в лютый мороз, похоже, не ощущая холода. Скорее всего у них отсутствовала нервная система. В принципе, отщепенцы были безобидными, но довольно неприятными существами. Они приставали к людям, и уж если отщепенец прицеплялся к тебе, то постоянно ходил и нудел у тебя над ухом. Единственная возможность избавиться от преследователя заключалось в том, чтобы он переключил свой взгляд на другого человека. Но также их можно было лишить чувств (на время) - ударом по голове, но бить юродивых не все отваживались. Кореж же, наоборот, принадлежал к числу тех, которые могли ударить кого угодно  (просто так - от доброты своей душевной).

И вот, еще не дав отщепенцу себя увидеть, Кореж саданул тому по голове первой подвернувшейся под руку железкой, оказавшейся разводным ключом. "Вещь хорошая", - подумал он и прицепил его к  поясу.

Расшвыряв  шузами осколки бетонных плит, Кореж обнаружил еще несколько интересных вещей и подобрал, в надежде отдать потом Лёзику. Выползая из дрянного подвала, Кореж разодрал куртку, которая служила вот уже несколько лет. Матерясь на всю улицу и изливая недовольство всякими отщепенцами и штырями, торчащими в разные стороны, Кореж чуть не угодил под колеса машины стражей порядка.

Резко отпрыгнув в сторону, он начал материться еще  более смачно, на что машина остановилась, и из нее вылез щупленький блюститель.

-Ты чего здесь орешь, сволочь, и под колеса кидаешься?! Жить что ли надоело, так я тебя сейчас на месте пристрелю.

Человек в форме полез рукой под спецовку, но еще не успел вытащить ствол, как Кореж неожиданно прытко юркнул в ближайший домишко. Где и затаился. Страж законности поорал, поорал, но не побежал следом, а потом сел за руль и стал заводить машину. Движок молчал как проклятый.

"Ну чего, падла, застрял, - подумал Кореж, - сейчас я тебе устрою".

Он вытащил из кармана ручную гранату, выдернул кольцо, и киданул под кабину. Мотор так и не завелся - сработал боеприпас. Машину немного  подшвырнуло и на этом все веселье закончилось. Корежу это абсолютно не понравилось.

"Плохая граната какая-то попалась. Ну ничего, сейчас я эту машину полностью изувечу".

Кореж выбрался из своего укрытия и подошел к автомобилю.

0

8

Ой, Плюш тут. И не говори, что читаешь :D

0

9

Глава 3. Нечаянный спаситель

Друзьям не понравилось, что их заключили в небольшое замкнутое пространство. И хоть никто из них не страдал клаустрофобией они принялись долбить по стенам помещения.

-Что за неуважение к личности, - прокричал Магзуел и ударил ногой в стенку,
-Кто там еще долбится? - раздалось снаружи.

Друзьям показалось, что этот голос они знают.

-Сейчас вы у меня подолбитесь - мгновенно на воздух взлетите.
-Так, - сказал Цепеш, - по-моему это явно Кореж. Кроме него здесь больше нет такого маньяка. Эй, Кореж, - крикнул он следом, - я тебе сейчас взорву. Забыл, как в юности по ушам получал, а потом ходил и сиял, как лампочка.
-Мужики, это вы что ли? - послышалось снаружи.
-Мы-мы, - проорал Лёзик, - давай выпускай нас отсюда.
-Да! И, вообще, чего ты нас сюда засадил? - добавил Магзуел и в очередной раз ударил по стенке морпеховским ботинком.
-Не сажал я вас сюда, - начал было оправдываться Кореж, - вы...
-Ты сначала выпусти нас из этой клетки, - оборвал его Цепеш, - а потом уж мы разберемся - сажал или не сажал.

Кореж прошуршал что-то в ответ - друзья не разобрали.

-Чего ты там все думаешь? - не унимался обозленный Цепеш.
-Сейчас-сейчас, - послышалось из-за стенки, - отойдите от дверцы. Я ее взорву.
-Э-э-э, не вздумай, - попробовал крикнуть Лёзик, но его голос потонул в грохоте.

Получив мощный звуковой разряд по ушам, друзья не сразу поняли, что уже свободны. Они стояли в развороченном фургончике и смотрели бешенно вращая глазами. Снаружи глядел Кореж, сияя будто первая стоваттная лампочка.

0

10

#p188653,Пчелочка написал(а):

Ой, Плюш тут. И не говори, что читаешь

Прочитал про Корежа.
Ну, шо сказать, в генах у тебя, видимо, писать интересно. А вот в голове мысли - так себе. Тематика мне не понравилась.

0

11

#p188759,PlushBear написал(а):

Прочитал про Корежа.
Ну, шо сказать, в генах у тебя, видимо, писать интересно. А вот в голове мысли - так себе. Тематика мне не понравилась.

:crazyfun:

Твои статьи на "окрестности", семь лет им, не окрестностям, а статьям :crazyfun:

0

12

#p188783,Пчелочка написал(а):

семь лет им

https://i.imgur.com/Yna2Kmb.gif

0

13

И ты ешь свой хвост?  :crazyfun:

0

14

#p188787,Пчелочка написал(а):

И ты ешь свой хвост?

Не, мне пофиг.

0

15

#p188795,PlushBear написал(а):

Не, мне пофиг.

Ничутьнесомневался

0

16

Глава 4. Разговор у дороги

Первым очнулся Магзуел, обложив Корежа яростной тирадой, что у Лёзика и Цепеша даже глаза вылупились от удивления.

Оскорбленный Кореж пробурчал что-то в ответ, но очень тихо, что его никто и не услышал. Была задета его гордость. Он, можно сказать, сделал свое самое любимое дело на совесть, а в ответ его не то что похвалили, а наоборот испортили все настроение. Кореж поскучнел и стал шарить по карманам в поисках сигареты, потому что только столбик никотина мог вывести его из скверного состояния. Однако сигарет в куртке не нашлось - они вывалились, когда Кореж лазил по подвалам, замыкая проводку. Погрустнев еще больше, раздосадованный Кореж плюхнулся прямо в пыль, которой был усыпан буквально весь город, и принялся бубнить себе что-то под нос.

Друзья вылезли из расковерканой машины, столпившись вокруг освободителя.

-Кореж, ты чего? - спросил Лёзик. - Ты обиделся что ли?

Кореж угрюмо отвернулся и махнул на друзей  рукой.

-Да ладно тебе, ну подумаешь, Магзуел погорячился слегка. Ну переборщил. Да ты и сам  не прав. Можно же было нас как-то по-другому оттуда вызволить.

Видя что Лёзиковы усилия тщетны, Цепеш протянул Корежу косяк и сказал:
-На, Кореж, от всего сердца. Чесслово.

Кореж подобрел и уже более внятно пробубнил:
-Я ж это... хотел... как лучше... Я ж... только так могу... Ну... А он... меня... Да ну...

Магзуел понял, что пришла и его очередь сказать Корежу что-то доброе, чтобы привести в состояние равновесия. Пнув сидящего на дороге Корежа морпеховским шузом, он сказал более мягко и добродушно:
-Ну ты это. Извини. Я любя.

После этих слов Кореж совсем расцвел и стал хорошо пахнуть.

-Вы как к нему в машину-то попали? Отбиться что ли не могли?
-Понимаешь, мы опять дизергину наглотались, - принялся объяснять Цепеш, - и, похоже, пока мы находились в состоянии транса, этот урод затащил нас в машину. Еще неизвестно чего бы было, если бы не попался тебе. Слава богу, что ты бродил тут неподалеку.
-Да, вроде место такое хорошее у нас всегда было. Никогда эти уроды туда не приезжали, а сегодня весь кайф нам обломали.
-Ё, а где теперь моя гитара? - встрепенулся Лёзик. - Не дай бог он ее разбил. Где же я другую-то возьму в этом городе? Вот ведь блин. Я и не подумал ее спрятать, когда дизергин заглотил. Чего же мне делать?
-Да ты успокойся, найдем мы твою гитару или тебе Стьюд новую где-нибудь откопает, - сказал Магзуел.
-Где же он ее найдет? 3десь же нет почти ничего нужного.
-Hе боись. Если Стьюд захочет - все что угодно отыщет в этом сраном городе. Я тебе говорю, - уверил Лёзика Цепеш.
-Да-а, - протянул Магзуел, - уже почти три месяца мы торчим здесь, а еще ничего толком не выяснили. И где мы находимся, и как нас вообще сюда затащило, и почему здесь так не особо людно, а скорее даже пустынно?
-Ну да, пустынно, - сказал Кореж, - а отщепенцы эти гребанные? Так и липнут, так на каждом шагу и попадаются. Пустынно, блин, ему.
-Меньше по подвалам лазай - отщепенцы попадаться не будут, - посоветовал Цепеш.
-Что значит меньше? Да в этом может смысл моей жизни. Я в экстаз прихожу, когда проводку замыкаю.
-А ты случайно не кончаешь от этого? - поинтересовался Цепеш. - А то может тебе и баба не нужна, так жить можешь? Проводку замкнул - оргазм, другую замкнул - оргазм. И никаких тебе детей и венерических болезней.
-Да ты... к... пошел ты в жопу, - брякнул Кореж. - Вечно все извратишь до состояния невозможного.
-Ну, состояние невозможного это все-таки лучше состояния нестояния, - заржал Цепеш.
-Уберите его от меня. Видеть его больше не могу, - заорал Кореж. - Надоел он мне.
-Успокойся, Кореж, чего ты на него внимание обращаешь. Он такой  какой есть и лучше пускай таким и остается, - вступился за Цепеша Магзуел.
-Эх, блин, гитару жалко, - не унимался Лёзик, - ей  уже столько лет было. Я к ней так привык.
-Скажи спасибо, что часы твои остались.

0

17

5. Явление фигуры

Лёзик глянул на грудь, увидев, что часы висят на прежнем месте на серебряной цепи толщиной в сантиметр. Да, часы были мировые, хоть на них и имелись только секундная и часовая стрелки, ходили они с завидной точностью. Лёзик провел по часам рукой и состроив довольную рожу торжественно произнес:
-Молодец прадед, классно они у него сохранились. А ведь когда он их нашел часы были в безобразном состоянии. И, между прочим, минутная стрелка уже тогда отсутствовала.
-Где же он их откопал? - спросил Магзуел.
-В том-то и дело, что откопал. Прадед мой был археолог. И где-то лет сто с лишним назад он поехал в очередную экспедицию на раскопки места захоронения какого-то императора. Короче раскопать-то они раскопали, но раскопали не то, что хотели. Это было какое-то сооружение, то ли разрушенное, то ли просто развалившееся. Там находилась куча разных вещей и какие-то кувшины, и сундуки, наполненные разным хламом. Короче ничего особо ценного. Прадед взял себе только эти часы...

Цепеш стоял и слушал Лёзика, а сам смотрел по сторонам: то на здания, то на дорогу. Вдруг он увидел странную фигуру, появившуюся из-за угла дома, находившегося в конце улицы. Что-то знакомое показалось Цепешу в этой фигуре. Где-то он ее уже видел и причем не один раз. Фигура медленно переходила дорогу, подволакивая за собой левую ногу. Одежда и сам облик человека запоминались сразу: голова лысая, как бильярдный шар, а цвет кожи ослепительно белый; всю одежду представлял безразмерный балахон зеленого цвета. Где-то Цепеш уже видел это. Только он стал припоминать где, как фигура остановилась, повернула лицо в сторону друзей и подняла руку. Цепеша удивило то, что даже бровей не было на лице незнакомца, а один глаз прищурен так, что казалось будто веки склеены.

Цепеш резко обернулся к друзьям и крикнул: "Смотрите". Но когда повернулся обратно, то на дороге уже никого не было, а там, где раньше стоял незнакомец, кружился маленький столбик пыли.

-Чего смотреть?- спросил Магзуел.
-Там же ничего интересного нет, - сказал Кореж. - Я уже все это столько раз видел.
-Да так, ничего, - отмахнулся  Цепеш. Он подумал, что все это ему показалось или он заснул на несколько секунд и увидел все это во сне. - Так чего ты там про часы рассказывал? - решил он перевести тему разговора.
-Да я уже все рассказал, - ответил Лёзик. - Ты чего не слушал что ли?
-Слушал - слушал. Да видать чего-то не услышал.
-Я могу еще раз повторить.
-Не, не надо.
-Лёзик, - обратился к нему Магзуел, - ты нам раньше этого про часы не говорил. Чего молчал-то? Почетная история.
-Как-то все не к слову было, вот и не рассказывал. А сейчас вспомнил и решил поделиться семейной историей.

0

18

#p188759,PlushBear написал(а):

Ну, шо сказать, в генах у тебя, видимо, писать интересно.

Аааа, так это была пахлава :D тогда бладодабрювашбродь :D  https://i.imgur.com/4ipZf0f.gif

0

19

6. Случай с Рамзаем

-Мужики! - раздался крик на всю улицу.

Друзья огляделись по сторонам и увидели, что от здания кинотеатра к ним со всех ног бежит Рамзай.

-Мужики, - вновь заорал он, - знаете чего я нашел? Это просто круто. Вы удивитесь и наверное не поверите мне, но это правда. Сущая правда.
-Отчего же не поверим, - усомнился Кореж, - может и поверим, только ты говори сначала, во что мы должны поверить.
-Нет, это просто круто, - сказал уже более спокойно, подошедший Рамзай. - Я публичный дом обнаружил.
-Что, даже с бабами? - вытаращил глаза Кореж.
-Нет, с мужиками, - съязвил Цепеш. - В самый раз для тебя.
-Естественно с женщинами, я чего и удивился. Обыкновенные живые женщины. Да к тому же одна лучше другой.
-Надо же, живые, - как бы выразил удивление Цепеш. - А может тебе показалось? Здесь же не было никого никогда. Сколько всего облазили, а толком ничего не нашли. И вдруг на тебе - БАБЫ. У тебя случайно не галлюцинации на сексуальной почве? Мы же уже выяснили, что в этом городе нет никого, кроме: нас, отщепенцев, стражей порядка и всяких собак и кошек.
-Выяснить-то выяснили, - сказал Лёзик, - но как-то они ведь должны размножаться. Берутся же откуда-то эти самые стражи порядка.
-Логично, конечно, - не унимался Цепеш. - Тогда к тебе еще один вопрос: А откуда здесь взялись мы?
-Ну, мы. Мы...
-Вот именно - МЫ. Не здесь мы родились, насколько я помню. Или мне память изменяет?
-Да нет, Цепеш, она тебе не изменяет, но я что-то не пойму к чему ты ведешь
-А к тому, что может все живые существа здесь - не местные. И их возможно так же, как и нас занесло сюда откуда-то.
-Может быть, даже может быть даже, - встрял Магзуел, ворча на Цепеша. - Опять ты со своим "может быть". Ты мне факты достоверные предоставь, тогда я тебе поверю. А  так балаболить изо дня в день об одном и том же, то есть не зная о чем - бесполезно.
-Да иди ты, скептик, блин, хренов.
-Нет, Цепеш, я не скептик, а рассуждать надо логически. Я прав или прав или прав.
-А-а-а, - махнул рукой Цепеш и замолчал.
-Чего там, Рамзай, за бабы-то? - спросил Кореж, видя, что спор Цепеша с Лёзиком и Магзуелом увял, даже и не начавшись.
-Натуральные. С грудью и прочими принадлежностями. Правда не говорят ни фига, но любвеобильны. Я там с тремя оторвался, а их с полсотни будет.
-Чего и ни одного мужика? - произнес удивленный Кореж.
-Неа, ни одного. Кругом только они.
-Где ты их нашел? - просто спросил Цепеш.
-Ну вон, - показал рукой назад Рамзай, - шоркался по кинотеатру, зашел в сортир, думал оттуда зеркало, то большое, взять, которое от пола до потолка.
-Интересно, как бы ты его потащил, - с сомнением сказал Магзуел.
-Как-как, обыкновенно. Ко мне Стьюд должен был подойти - мы бы его вместе и вынесли. А то еще неизвестно сколько мы здесь проторчим? Может и совсем навсегда нас сюда? Кто его знает? Я и решил квартирку себе обустроить, благо всяких вещей в этом городе полно.
-Да, вещей-то полно, - подумал вслух Цепеш, - слава богу тут и со жратвой не бедно, а то давно бы загнулись уже. Но откуда же все это берется?
- Так вот, - продолжил Рамзай, пропустив мимо ушей вопрос Цепеша, - стою я, думаю, как мне это зеркало от стены оторвать. Я же и не сомневался, что оно на клей какой приляпано. Взял я железочку и стал скоблить по периметру. Скоблил, скоблил, а толку-то мало. Взбесило меня это, бросил железку на пол, да как дам рукой по зеркалу. Чувствую чего-то не то. Смотрю мое отражение ко мне приближается. Зашел сбоку, посмотрел, а зеркало из стены вперед на двадцать-тридцать миллиметров выехало. Думаю, что за хреновина такая. Взял и еще раз рукой по плоскости треснул. Оно еще вперед подалось, а потом в сторону стало отъезжать. И главное толщина зеркала сантиметров двенадцать и все целиком из толстого такого стекла. Я так прикинул: хрен бы мы его со Стьюдом донесли. Ну вот, зеркало, значит, отъехало, я глянул туда - еще и дверь имеется. Открыл ее. За ней коридор недлинный и слабо освещенный. Я глазами по стенкам и потолку пошарил - лампочек нет. Пошел по коридору; метров десять прошагал - тупик. Блин, думаю, ничего интересного, а так все классно начиналось. Постоял, повертелся, постучал по стенкам по полу, надеялся, что чего-нибудь откроется. Ага, хрен. Пошел обратно. К двери подхожу, дай думаю ее закрою и посмотрю, как здесь без того освещения. Закрыл дверь и, о-па, светлее стало. Обернулся, а сзади вместо стенки уже проход имеется. Я как ломанулся туда, ну чтоб не исчез, пока я там не побывал. Иду, глазею, изменений особых не замечаю. Так шел, шел, голову кверху подняв, и не заметил, как под ногами ступеньки появились. Да! Кизданулся я конкретно. Череп до сих пор болит.
-А-а-а, - протянул Цепеш, - ну оно теперь и понятно откуда у него бабы взялись. А больше ты ничего не видал? Ну там крокодилов, слонов или еще чего?
- Заткнись, а. Надоел уже со своими зловредными высказываниями. Ничего мне не показалось. Все наяву было.
-Да плюнь ты, Рамзай, на него, -посоветовал Кореж, -я сам недавно это сделал и ничего, теперь все спокойно воспринимаю.
-А я так и сделаю, - сказал Рамзай и плюнул Цепешу на ботинок. - Вот, - гордо сказал он после этого.

Цепеш лишь уныло посмотрел на свой пыльный шуз и произнес:
-О, чище будет.
-Да ну тебя, дурак, - сказал выведенный из себя Рамзай.
-Дурак. И не скрываю этого, а даже горжусь, - съехидничал Цепеш, чем окончательно доконал Рамзая.

Тяжко дыша, Рамзай продолжил свой рассказ.

-Вот. Вертанулся я с лестницы, лежу на полу в сознание прихожу. Смотрю по сторонам вроде зал какой-то. Свечи горят, цветочки разные в горшочках, фонтанчики посреди зала. И тут я совсем охренел. Смотрю, две особы в мою сторону идут. На одной только трусики, а на другой накидка такая прозрачная, а под ней голое тело. Подошли ко мне, смотрят сверху вниз и так мило улыбаются. Я с пола поднялся, они меня под руки взяли и повели куда-то. Иду ничего не понимаю.
-Прямо уж ничего, - ввернул все-таки Цепеш, - не знаешь прямо, что и делать: то ли бежать, то ли...
Рамзай только зло глянул и продолжил:
- Вводят они меня...
И тут Цепеш не удержался снова:
-Тебя вводят или тебе вводят?
-Б.., - заорал Рамзай, - уберите эту скотину.
-Внатуре, Цепеш, помолчи, - сказал Магзуел.
-Я не в натуре, а в одежде, - парировал тот.
-Бес-по-лез-но, - заключил Лёзик, говоря по слогам. - Успокойся, Рамзай, и продолжай.
-Да, вхожу я в комнату, а там третья лежит на кровати и наручниками к ней пристегнута. Одетая.
-Ты ее конечно раздел? - усмехнулся Цепеш.
-Нет, они ее сами раздели, а потом и меня, а потом…
-Все хорош, - крикнул Кореж. -Пошли к бабам.
-А как же замыкание проводки? - спросил Цепеш.
-Ничего подождет замыкание. Бабу хочу.
-Слышишь, Рамзай, - обратился к нему Цепеш, - Кореж бабу хочет. Чем можешь помочь?
-Женщинами, - ответил за него Лёзик.
-Ты, блин, Цепеш, все не веришь, что я нашел. Ну пошли тогда проверим. Может ты хоть глазам своим поверишь.
-Глазам вряд ли, а вот рукам - может быть. Хотя все призрачно в этом мире. Веди.

0

20

7. Шестой компаньон

Когда в кинотеатре вошли в сортир, то увидели Стьюда, крутящегося у зеркала, стоящего на прежнем месте. Увидев вошедших Стьюд обратился к Рамзаю:
-Ну и где тебя носит? Сколько можно ждать?
-Я тут ребят встретил, - ответил Рамзай, смотря удивленными глазами на зеркало. Когда он уходил, оно оставалось отодвинуто.
-Ну и как ты его собираешься отковыривать? - поинтересовался Стьюд у Рамзая.
-Ты когда вошел сюда, оно разве не было выдвинуто?
-У тебя чего, Рамзай, крышак уплыл? С чего это оно будет сдвинуто? Я уже двадцать минут пытаюсь его подколупнуть и все тщетно.
-Да как же это так? - растерялся Рамзай с опаской смотря на друзей и думая, что они ему сейчас скажут.

В это время Цепеш увидел в зеркале того самого человека, которого он, буквально  час назад, видел на дороге. Этот субъект подмигнул ему и исчез.

-Вы видели? - спросил офигевший Цепеш у друзей, которые тоже смотрели в зеркало.
-Чего видели? - спросил Лёзик.
-Ну это, в зеркале.
-Конечно я вижу себя в зеркале, - проговорил Магзуел, - как впрочем и тебя и всех остальных. Какой-то ты странный, Цепеш, последнее время.
-Да так. Ничего. Показалось. Ладно. Фигня, - отрывисто проговорил Цепеш и умолк.
-Рамзай, давай долби по своему зеркалу, - сказал Кореж. - Показывай женщин.
-У него не получится, - задумчиво протянул Цепеш.
-Почему? -поинтересовался  Лёзик.
-Какие женщины? Вы о чем? Опять дерьма какого-нибудь наглотались. Вы смотрите поосторожнее.
-Ничего, Стьюд, мы меру знаем, - успокоил его  Магзуел.

Рамзай подошел к зеркалу и ударил по нему рукой. Задумчиво посмотрел по сторонам и ударил еще раз. Потом еще и еще. Зеркало как стояло, так и не шелохнулось.

-Ты чего по нему долбишь? - удивился Стьюд. - Ты его так не оторвешь, надо сбоку.
-Да, Рамзай, - разочарованно сказал Кореж, - киздоболитъ ты мастак.
-Реально все было. Я ни слова не соврал.
-Ага, - брякнул Магзуел, - расскажите вы ей.
-Вы чего мне не верите?
-Чему тут верить, - недовольно пробурчал Лёзик. - Нажрался какой-то дребедени, словил кайф, а нам лапшу на уши накидал.
-Да… Е… Ну было же…
-Было, Рамзай, было. Я тебе верю, - сказал Цепеш.

Рамзай удивленно посмотрел на него. Уж от кого, но от Цепеша он этого не ожидал услышать.

-Все иллюзорное - иллюзорно. И мир этот иллюзорен. Но чего было -  то было. Верю.

После этих слов Рамзай совсем офигел. Он не понял: то ли Цепеш смеется над ним, то ли и впрямь говорит правду. Но больше Рамзая был удивлен Стьюд. Он вообще не улавливал нить разговора. Ему казалось, что его друзья вконец обожрались галлюциногенов и теперь уже не могут говорить более-менее понятно для окружающих.

0

21

8. Визг и скрежет

Тут неожиданно они все услышали оглушительный визг и скрежет. Здание кинотеатра зашаталось, а на стенах появились трещины. Друзья спешно выбежали наружу, решив, что это землетрясение, и здание неминуемо обрушится на них. Но когда они вылетели на улицу уже все стихло, будто ничего и не произошло. Лишь пыль на дороге лежала какими-то странными вороночками.

-Чего это могло быть? - спросил Магзуел.
-Догадайся с трех раз, - посоветовал Кореж.
-Меня сегодня этот же звук разбудил, - сказал Лёзик. - Неприятный он какой-то. Прям как по нервам чем-то грубо провели. Всю душу перевернули.
-У меня тоже самое, - поддержал Рамзай.
-Загадочный город, - произнес  Цепеш, - каждый здесь что-нибудь новенькое да обнаруживает. Главное толком так еще ничего и не распознали.
-Распознаешь тут, как же, - брякнул Магзуел, - аномалия просто какая-то.
-Да ну вас, какая аномалия, - встрял Стьюд, - все обыкновенно и просто. Отщепенцы чего-нибудь взорвали - вот и все.
-А все остальное как же? - поинтересовался  Лёзик.
-Что именно?
-Да ну хотя бы эти самые паровозы.
-А, - махнул рукой Стьюд.
-Чего "а"? Паровозы, вертолеты, менты эти поганые. Все появляется неизвестно откуда и исчезает непонятно куда. Как ты это объяснишь?
-И объяснять не буду. Появляются - значит надо, а исчезают - тоже надо.
-Кому надо и зачем надо? - спросил Цепеш. - Ты об этом когда-нибудь думал?
-Не думал и думать не хочу. Все чего делается или не делается - к лучшему. Меня волнует: пожру  ли я сегодня или голодным останусь. Я вам еду нахожу и с меня этого хватит. Думать же, что да как, нет, не надо мне этого. Голову я себе ломать еще буду.
-Ну тебя, Стьюд, приземленный ты человек.
Стьюд состроил гримасу и пошел по улице в сторону трехэтажных домов.
-Пойду лучше поищу чего-нибудь, чем с вами тут трендить.
-Стьюд, - остановил его Лёзик, - если где гитара попадется - тащи ее мне. Я похоже свою посеял.
-Ладно, - ответил Стьюд, удаляясь от центра города.

Друзья постояли еще некоторое время, разглядывая непонятные воронки в пыли и обсуждая, откуда это могло появиться, и что за звук разбудил сегодня Лёзика, а потом повторился уже здесь в кинотеатре. Так ни до чего существенного не договорившись все решили пойти к Рамзаю.

0

22

9. Обиталище Рамзая

Рамзай выбрал себе двухэтажный кирпичный домишко на восемь комнат, кухню и разные кладовые. Из всех восьми комнат, на данный момент, более-менее сносно были обставлены только три. В основном это были диваны обтянутые черной кожей и несколько кресел того же образца. Стены Рамзай оклеил просто белыми листами бумаги, на которых все время рисовал Цепеш, когда приходил к нему. Произведения Цепеша разительно отличались друг от друга. То он рисовал голую женщину, то его прибивало нарисовать разбитый череп, то он просто рисовал разных насекомых. И сейчас, войдя к Рамзаю в хату, Цепеш сразу же достал из кармана графитовый карандаш и принялся рисовать какую-то фигуру в балахоне и с лысой головой.

-Это еще чего такое? - спросил Магзуел.
-Не знаю. Но что-то в нем есть загадочное. Только вот чего - я еще не пойму.
-Опять в своих снах насмотрелся, - предположил Магзуел. - Вечно тебе наснитъся всякой всячины, а ты потом ее на нас выливаешь.
-Да нет, Магзуел, этот не из снов.

Рамзай подошел к магнитоле и нажал на кнопку воспроизведения, но магнитола молчала.

-Странно, - удивился Рамзай, - всегда работала.
-А у тебя электричество-то есть? - спросил Кореж.
-С утра было.
-Дай-ка я проверю, - Кореж достал из кармана медную проволоку и подошел к розетке. Выдернув вилку, он согнул проволочку пополам и сунул в розетку. - Нет у тебя ни фига электричества.
-Кореж! Ну ты маньяк, - сказал Лёзик, - а если бы было, тебя бы сейчас так долбануло
-Ничего подобного. Что для меня двести-триста вольт - цветочки. Еще и не такое бывало. Один раз так жахнуло, что я даже кончил.
-Блин, а где же электричество? - раздосадовался Рамзай. - Ведь было же раньше.
-Я же говорю - ГОРОД СТРАННЫЙ, - влез Цепеш, - здесь всегда так: то есть, то нет.
-Знаем мы это и без тебя, - оборвал его Магзуел. - Чего ты все об одном и том же?
-Просто пытаюсь понять, где мы?
-Ну и понимай себе молча.
-Ну и буду, - спокойно ответил Цепеш.
-Нy и будь.
-Bcё
-ВСЕ!
-Будь добр - угости сигареткой.

Магзуел молча протянул сигарету, Цепеш взял ее и продолжил рисовать на стене. Остальные расселись по креслам и диванам, и стали пить крепкое вино местного приготовления, которое Стьюд нарыл в каком-то подвале неделю назад. Запас вина уже почти подходил к концу.

-Надо Стьюду сказать, чтобы еще принес.
-Ты бы лучше, Рамзай, не о вине мечтал, а о пиве. Три месяца я уже пивком не баловался. Кошмар, - сокрушенно вздохнул Магзуел. - Цепеш, ты как, по пиву скучаешь? - спросил Магзуел, поворачиваясь к Цепешу.

Цепеш не ответил - он валялся на полу без сознания, кулаки были сильно сжаты, из одного торчал карандаш, а из другого сигарета.

-Цепеш, ты чего? - изумился Магзуел.

Все повскакивали с мест и подбежали к другу. Кореж сразу же принялся хлестать его по щекам, но это не подействовало. Цепеш только иногда содрогался  всем телом, но не приходил в сознание. Друзья подняли его с пола и перенесли на диван.

-Чего это с ним такое? - удивленно поднял брови Рамзай.
-Хрен его знает, - пробурчал Магзуел, - говорил я ему - не увлекайся этой медитацией и специальными погружениями в сон, а он меня не слушал. Вот видать и доигрался. Пускай полежит, может сам оклемается.
-У него сердце-то хоть бьется? - спросил Лёзик.
-Бьется, - потрогал пульс Магзуел, - нормально долбится, размеренно, как и полагается. Дышит вроде тоже хорошо. Ничего скоро отойдет; можно дальше пьянствовать.

0

23

10. Видение Цепеша

Цепеш вырубился неожиданно даже для самого себя. Рисуя картинку, уже хотел прикурить сигарету, которую дал Магзуел, как вдруг увидел, что глаза на изображении ожили и уставились прямо на него. Цепеш остолбенел. Он почувствовал, что глаза настойчиво сверлят его. Цепеш попробовал поднять руку, чтобы закрыть ею глаза, но тщетно - тело не слушалось. И свои глаза он не мог ни закрыть ни отвести от ненавистного взгляда. Цепеш был в панике, не зная, как выбраться из этого состояния. Он не мог произнести ни слова. Он не мог ничего. Страх начал гулять по сознанию. Страх перед необъяснимым. Страх перед ничем. Цепеш и не знал, чего бояться, но боялся. Глаза будто стали пододвигаться к нему. Они становились все ближе и ближе. И тут из бессознательного к Цепешу пришла мысль, что бояться-то и нечего. Плохого ничего случиться не может. Все будет хорошо. Цепеш и верил и не верил этому. А глаза были уже совсем рядом. Они неминуемо приближались... и Цепеш провалился в них.

Было темно. Просто темно и ничего более. Цепеш стоял в темноте и не знал в какую сторону двинуться. Ничего не происходило.
"Что же это такое", - судорожно подумал он.
Так он стоял минуты две. Потом сделал шаг и будто только это и следовало предпринять. Пустоту заполнил звук: "тик-тик-тик", а впереди, метрах в трех, Цепеш увидел дверь. Не задумываясь ни о чем, подошел и открыл.

За дверью было пространство. Размеры он не смог бы описать, даже если бы его очень попросили. Все пространство занимали зеркала и часы различных размеров. Цепеш переступил порог и услышал как где-то вверху раздалось двенадцать ударов в колокол. Он поднял голову, но и сверху тоже находились часы и зеркала. Звук тиканья начал увеличиваться, попросту перерастая в гул. Для ушей Цепеша это было слишком, но он не знал чего делать и поэтому шагнул вперед - звук поутих. Цепеш шагнул еще - тише. Цепеш остановился и звук вновь стал  нарастать. Чтобы заглушить его Цепеш пошел вперед. И все бы ничего, но его удивило, что отражался совершенно не он. Силуэты в зеркалах в точности повторяли все движения, но были не им.

Остановившись и абсолютно наплевав на нарастающий гул, Цепеш с интересом стал разглядывать отражение. Перед ним стоял странный толстяк, одетый в красный спортивный костюм и вязаную шапочку. Коленки на спортивных штанах были вытянуты и грустно смотрели вниз. Лицо толстяка покрывали рытвины от оспы, а левое ухо было посажено чуть ниже правого. Цепеш показал отражению язык и отражение ответило ему тем же.

Цепеш перешел к другому зеркалу и был удивлен еще более. В зеркале отражалась женщина. Красивая. Цепеш решил удостовериться и поднял руку - отражение тоже. Что же это такое? Как все это понимать? Цепеш постоял некоторое время напротив женщины, разглядывая ее удивительные формы, но когда гул уже почти достиг апогея Цепеш перешел к следующему зеркалу.

В нем стоял человек в одежде, которую носили в средневековье. Точнее не одежде, а доспехах. На кирасе красовался витиеватый герб с изображениями аиста и льва, а также роз, составляющих кольцо. Сбоку висел длинный широкий меч. На голове шлем с опущенным забралом, так что Цепеш не видел лица стоящего напротив. Тиканье неумолимо давило на уши и Цепеш пошел дальше пропустив несколько зеркал.

И тут как раз его внимание заинтересовали часы. Все часы ходили по-разному. На некоторых стрелки вертелись как загнанные, на иных, можно сказать, они просто стояли, хотя движение было таким медленным, что глазу невозможно заметить. Были даже такие часы на которых стрелки двигались в обратную сторону. В часах творился полный сумбур, как впрочем и в зеркалах. Цепеш вдруг захотел прикоснуться к часам, узнать материально ли все вокруг или это лишь иллюзия, и рука пройдет сквозь. Часы оказались реальными, но то, что последовало за прикосновением повергло Цепеша в шок. Ногти на руке неожиданно стали расти прямо на глазах, а кожа становилась старее и морщинистее. Цепеш провел другой рукой по лицу и почувствовал под пальцами густую бороду, которой у него ранее не было. Цепеш старел. Это было просто ужасающе. Цепеш чувствовал, что все его тело меняется с каждой секундой. Еще чуть-чуть и он превратится в немощного старца. А что потом? Сознание Цепеша заметалось. Что делать? Что?

И тут опять из бессознательного резким толчком выпрыгнула мысль: "Убери руку от часов". Цепеш быстро отдернул руку. Все вернулось обратно; Цепеш опять стал молодым. Он провел рукой по лицу и почувствовал гладко выбритый подбородок. Только усы остались на своем прежнем месте, но их Цепеш носил постоянно с того момента, как они начали расти. Метнув взгляд на часы он увидел, что стрелки на них крутятся с бешеной скоростью. Догадка пронеслась в голове.

Он подошел к часам, на которых стрелки шли против хода и притронулся к ним. Волосы на руке стали исчезать, превращаясь в прозрачный почти незаметный пух, а кожа разглаживалась и становилась моложе. Цепеш убрал руку и все опять вернулось. Он стал самим собой. Звук тиканья настойчиво лез в уши. Это уже стало его доставать, но жилка исследователя-экспериментатора брала свое и он остановился у третьих часов, на которых стрелки будто замерли.

Цепеш положил руку на них. Тишина заполнила все пространство. Цепеш не слышал ничего, да и с ним не происходило никакой ерунды. Простояв так минут пять, Цепеш уже хотел убрать руку, но вдруг уловил тихий звук, который едва-едва становился громче, но настойчиво нарастал. Минут через двадцать он достиг максимума, а потом стал также медленно затухать пока не исчез совсем. Цепеш задумчиво снял руку с часов, и "тик-так", как лавина, обрушилась на него после той блаженной тишины. Чтобы хоть как-то заглушить звук, Цепеш пошел вперед.

Он шел и шел, а вокруг все было как бы без изменений: со всех сторон маячили зеркала и часы. И не было больше ничего. Цепеш пытался вернуться к той двери в которую вошел, но это было бесполезно - дверь отсутствовала как таковая. Ее не было вообще. Зеркала и часы. Все. И эти разные отражения, которые в точности повторяли все движения, и эти часы - начали бесить его. Он хотел выбраться отсюда. Хотел. Безумно хотел, но не знал как. Цепеш побежал. Он бежал и отражения в зеркалах тоже бежали. Он останавливался и они замирали. Это было бесконечно. Бег сменялся шагом, шаг - бегом, но больше всего - отчаяние росло в душе Цепеша.

И когда он готов был уже взвыть и упасть, внимание привлекло отражение, которое не повторяло его действий. Цепеш подошел к зеркалу и уставился на человека. Тот стоял, скрестив руки на груди, и на пальцах левой руки у него были  надеты два перстня: один с белым камнем, а другой с черным. Лицо чем-то походило на лицо Цепеша, но очень слабо. Человек также носил усы и длинные волосы, ниспадавшие на епанчу темно-серого цвета, которая в свою очередь была настолько длинной, что касалась пола. От правого глаза и вниз ко рту шел очень тонкой ниточкой белый шрам. Сам же цвет лица имел какой-то красновато-желтый оттенок. Трубка, торчащая изо рта, дымила, слегка обволакивая голову. Незнакомец шевельнул пальцами левой руки и камни блеснули на свету. Цепеш помахал изображению рукой. Незнакомец странно посмотрел на него и шевельнул губами. Слов Цепеш не услышал. Они появились чуть позже, когда незнакомец уже повернул голову в профиль и ничего не говорил.

"Узнал?" - раздалось со всех сторон, как будто само пространство заговорило с Цепешем.
"Кого?" - хотел спросить Цепеш, но увидел, что губы незнакомца опять шевелятся и стал слушать дальше.

Звук снова пришел отовсюду и, что самое интересное, теперь не стало слышно тиканья. Его как и не было никогда. Были только слова, что говорил человек из зеркала.

"Я думал ты умнее. Я всегда надеялся на это твое воплощение. Значит, я ошибался. Или ты пришел раньше времени ".

Человек уже давно молчаливо смотрел на Цепеша, а слова все появлялись.

"Да ты похоже и не сам сюда попал. Не по своей воле. А-а-а! Это он тебя втащил".

Цепеш увидел, что человек еще что-то сказал и указал рукой за него. Цепеш обернулся. Сзади стояло зеркало, и в нем отражался он - собственной персоной: в черных джинсах, черном пиджаке, черных шузах и черной шляпе. Он повернулся обратно к незнакомцу, но того уже не было в зеркале и зеркало не отражало ничего. И тут появились слова.

"Еще рано. Выход там"

Цепеш понял, что выход - это то зеркало, в котором он отражается как надо. Но как выйти? Может войти в зеркало? Но разве это возможно? Все возможно, сказало бессознательное, и Цепеш сделал шаг. Что-то яркое ударило ему в глаза и он зажмурил их.

0

24

11. Старые вопросы

Рамзай сидел в кресле, вырезая очередную фигурку из дерева. Делал он это профессионально - долгая учеба искусству нэцкэ не прошла даром. Нэцкэ получались как живые, что особенно радовало самого Рамзая. Пол одной из комнат уже был полностью уставлен творениями его рук. Рамзаю все некогда  было сделать полки, чтобы расставить фигурки на них, и поэтому он заставляя ими пол. Сейчас Рамзай вырезал человечка едущего на слоне.

И тут неожиданно раздался крик. Рамзай увидел, что Цепеш лежит на диване и неимоверно орет, а глаза его сильно зажмурены. Рамзай поднялся из кресла и подошел к дивану, на который они положили Цепеша вот уже семь часов назад.

-Ты чего? - спросил Рамзай.

Но Цепеш не слышал, продолжая орать и жмурить глаза. Рамзай, не долго думая, заехал ему рукой по щеке. Цепеш резко смолк и открыл глаза.

-Это ты, Рамзай? - первое, что спросил он.
-Я. Ты чего орал?
-Фу, вот чума-то, - сказал Цепеш, садясь на диване. Он с интересом посмотрел на свои сжатые кулаки, а потом раскрыл их. В левой руке осталась горстка табака от раздавленной сигареты, а в правой - карандаш, сломанный на четыре части. - Бывает же такое.
-С тобой чего было?
-Потом как-нибудь расскажу. Дай отойти. А где все?
-Лёзик и Кореж ушли к Корежу. Он ему что-то там нашел и хотел отдать. Магзуел вон дрыхнет. Даже не проснулся от твоего крика.

Магзуел лежал на другом диване. Как был одет, так и уснул: в очках "Хамелеон", странной бейсболке, пальто, под которым футболка, зеленых джинсах, и, конечно, в своих незаменимых морпеховских шузах. Из-под усов торчал затушенный косяк.

Цепеш встал, его мотнуло так, будто он проснулся с жестокого бодуна. Нетвердой походкой подошел к месту отдыха Магзуела и растолкал его. Спящий открыл глаза и увидел над собой бледное лицо Цепеша.

-А, очухался. Поздравляю, - прокряхтел Магзуел и отвернулся.

Цепеш опять принялся толкать его.

-Ну чего тебе, зануда? - повернулся Магзуел. - Дай поспать. Сигарету хочешь?

Цепеш кивнул головой и скорчился.

-А я тебе уже давал, - опять отвернулся от него Магзуел, но сигарету все-таки дал.

Цепеш медленно сел на диван, глубоко вдохнул, прикуривая от "зиппы" и шумно выпустил серый дым из легких. Цепеш сидел молча; Рамзай не стал лезть к нему с расспросами, а продолжил резьбу по дереву.

-Пойду-ка я к себе, Рамзай. Подумать надо.
-Думай здесь, что тебе мешает?
-Гм... знаешь... одному мне надо побыть.
-Как хочешь. Значит, если чего, тебя дома искать?
-Ага, - встал Цепеш, - ну бывай. Да, я все хочу спросить, ты не помнишь, что произошло в тот вечер?
-Что именно? Мы же уже все по этому вопросу выяснили.
-Ну, кто чего делал? Может пропустили что?
-Нет вроде. Да ничего мы и не могли пропустить. Каждый вспомнил что-нибудь о себе и о ком-то другом. Расхождений никаких не было. Сидели себе спокойно: Лёзик на гитаре играл, ты - пел и на гармошке подыгрывал, Магзуел тоже пел. В общем все как всегда. А потом нас за какие-то доли секунды сюда выперло. Как тут можно что-то объяснить?
-У меня все сомнения. Может кто чего и видел, да не придал этому значения. В подсознании у него отложилось, ну а так просто вспомнить не может. Я и думаю, если гипнозом попробовать.
-Ты умеешь?
-Никогда не пробовал, но технику процесса знаю.
-А на психику это не повлияет?
-Не знаю, - развел руками Цепеш, -я же не занимался этим. Вот ты согласишься?
Рамзай задумался.
-Интересно, конечно. Страшно, правда. Я пока не готов. Может попозже как-нибудь. А, вообще, Цепеш, чего ты суетишься? Тебе чего, так хочется вернуться обратно? Что ты там забыл? Тут же круто: ни законов нет, ни прочих геморроев. Свобода. Насколько я помню - ты свободолюбивый человек. Тебя же всегда раздражало то общество. Теперь тебя обратно к ним тянет?
-Пустовато как-то здесь. Необычно. Да и женщин нет, если не считать твоего сегодняшнего приключения.
-А ты мне поверил, Цепеш?
-Поверил, поверил.
-Почему?
-Объяснить это сейчас я тебе не смогу. Просто со мной произошло кое-что, насчет этого я и хочу пойти поразмышлять. Ну а как, бабы знали свое дело?
-О! Еще как знали.
-Это хорошо. В следующий раз вместе пойдем.
Рамзай с удивлением посмотрел на Цепеша.
-Так ведь не было же их потом.
-Будут, Рамзай, в следующий раз - будут.

0

25

12. Двойник Цепеша

Когда Цепеш вышел от Рамзая, на улице уже стояла ночь. Звезд не было видно, с неба только одиноко смотрел кусок тусклой луны. Цепеш медленно побрел вдоль двухэтажных домов в сторону своего, стоящего на отшибе рядом с прудом.

Мысли в голове кружились как мухи. Одна молниеносно сменяла другую. Разные рифмы лезли неизвестно откуда. Цепеш не выдержал и начал строить стихотворение. Оно получилось без начала и без конца, но Цепеш остался доволен произведением, и прочитал его вслух. Сам себе, и в ночь.

Город спал-
По улицам ходила ночь,
Город спал-
Все отметая прочь,
Город спал-
Луна светила с небес,
Город спал-
Как дремучий лес.
Город спал-
Не слыша шагов тишины,
Город спал-
Не ожидая войны,
Город спал-
Не видя движения звезд,
Город спал-
Как загнанный пес.
Город спал-
Качались скрипя фонари,
Город спал-
Ожидая прихода зари,
Город спал-
В лужах отражался мрак,
Город спал-
В переулках затаился страх.

Цепеш вышел к магазинам - до дома оставалось немного. Остановившись, он пошарил по карманам и обнаружил сигарету. Дзынькнула открываемая "зиппо" и тут из-за магазинов, со стороны гаражей, вылетела машина темного цвета. В машине резко ударили по тормозам, и она остановилась за три метра от Цепеша. Дверца открылась и оттуда высунулась неизвестная Цепешу рожа с рыжей шевелюрой на голове.

-А-а-а, ты! - заорала рожа.
-Я, - ничего не понимая ответил Цепеш.
-Садись быстрее, шеф ждет.
-Какой шеф?
-Кончай дурить, Волд, - высунулась вторая рожа, - лезь давай в машину. Времени уже нет.
-Да, я не Волд.
-Ага, так мы тебе и поверили, - первый. 
-Хватит шуточки шутить, - второй, - времени нет.

Цепеш стоял и не понимал, что происходит. Он видел этих людей в первый раз. Да и не могло здесь быть людей. Не было же их. Откуда?

Видя, что Волд не собирается залезать в машину, двое выскочили и силой запихали Цепеша в авто. Один сел с Цепешем сзади, а другой так резко рванул с места, что Цепеша вдавило в сидение.

-Ну ты, Волд, приколист, - сказал сидевший рядом с ним. - Исчез и не появляешься. Уже три дня мы тебя ищем. Шеф просто рвет и мечет. Все дело без тебя стоит. План горит. На шефа сверху давят, а он на нас орет. А чего мы без тебя делать будем? Ты где вообще лазаешь. Что с тобой? Нанна что ли бросила?
-Кто?
-Ну ты, Волд, даешь. То ходил от нее без ума, а теперь спрашиваешь, кто она. Да, приколист, как я погляжу.
-Да не Волд я.
-А кто?
-Цепеш.
-Брось ты это. Мне, в частности, все равно, как тебя звать. Ты только дело заверши, а там мы тебя хоть Цепешем, хоть Лепешем называть станем.
-Не Лепеш я никакой. И не Волд.
-Ну тебя, надоел. Заладил одно и тоже.
-У тебя с головой-то все в порядке? - спросил сидевший за рулем. - Может тебе подлечиться надо?
-Нет не надо. А ты кто?
-Ха. Кто. А говоришь лечиться не надо. Гжен я, забыл что ли?
-А я - Лоден, - сказал, тот, рядом, - если ты и мое имя не помнишь.
-Ааа, - задумчиво протянул Цепеш и глянул в окно.

За окном проносились сады. Вот они закончились и через некоторое время машину затрясло - они переезжали железную дорогу.

-Сейчас приедем и сразу за дело, - сказал Гжен. - К шефу потом зайдем.
-Какое дело? - изумился Цепеш.
-Да! Видать тебя здорово чем-то шандарахнуло, - пробурчал Лоден. -Ты случайно головой не падал?
-Нет, - честно ответил Цепеш, - только в детстве.
-Похоже только сейчас до тебя последствия дошли, - заметил Лоден.

Гжен дал по тормозам и Цепеша бросило вперед.

-Все, приехали. Вылезай.
-Куда?
-Волд, прекращай. В психи хочешь заделаться, чтобы льготы получать? Ничегошеньки у тебя не получиться. Вылезай, дело ждет.

Цепеш выполз из машины и посмотрел на здание. Сооружение было этажей на двадцать, а наверху красовалась простая вывеска "ИЗДАТЕЛЬСТВО". Названия издательство не имело. Точнее оно называлось просто тем, что из себя представляло.

-Прошу, - сказал Лоден, указывая на парадные двери входа. - Гжен сейчас машину поставит и догонит.

"Что такое? Что со мной? Кто эти люди, что считают меня за своего? Может я просто схожу с ума? Или похож  на кого-то? Что же будет дальше?" - подумал Цепеш и вошел в стеклянные двери "ИЗДАТЕЛЬСТВА".

0

26

13. Подслушанный разговор

Стьюд вылез из ангара, таща в одной руке гитару, а в другой корзину наполненную всякой всячиной. Всячина состояла из сигарет, апельсинов, мотков изоленты и прочих вещей.

-Чего только нет в этих ангарах, - буркнул Стьюд. - Будто на случай атомной войны кто-то запасался. Может здесь чего-то подобное и произошло? Ни людей, ни животных, только серое мутное небо, безжизненные облака, пыль на дорогах, да.., - прервал он тираду, услышав звук мотора.

Звук был характерным - так работал двигатель машин стражей порядка. Друзья изучили его и узнавали издалека. В принципе, и узнавать-то было нечего - по городу ездили только эти машины. Фургон он увидел сразу. Тот двигался по главной улице от высоток в сторону Стьюда.

- Да менты эти поганые, чтоб мать их за ногу, - закончил свое речеизлияние Стьюд и нырнул в кусты.

Гитара дзенькнула о ветки и затихла. Стьюд упал на землю, хоть и было неприятно, но ничего другого не оставалось. Затаившись,  он наблюдал из кустов за приближением машины. Фургон остановился как раз напротив. В машине сидело двое. Они пристально изучали местность вокруг. Стекла были опущены и поэтому Стьюд слышал их отчетливо.

-Только что ведь здесь стоял. Опять смылся. Ты кстати заметил - тот же самый. Никак мы его не возьмем.
-Прыткий падла.
-Ничего, на всякую хитрую жопу найдется свой член с резьбой. Отловим мы его.
-Может по кустам пошарим? Да ближние подъезды поглядим?
-Из машины лезть неохота. Так бы ему в обе ноги засадить по пуле, чтобы и с места сдвинуться не смог. В следующий раз пушку на прицеле держать буду. Увижу - выстрелю. Пристрелю, да и хрен с ним. Спишем как вольношатающегося. Зато мороки не будет. Слышал, вчера Вах не вернулся. Ни его, ни машины. Первый раз один выехал, и на тебе, пропал. Может этот хорек с ним чего сделал?
-Да ладно, Вах крепким был и без оружия не ездил.
-Мало ли, что крепким. В управлении говорят, что тут по городу человек пять-семь шастает.
-А на рабочих местах все? Проверяли?
-Нет еще, запроса не делали. Да и рано. Эти в городе от силы и недели нет. А по закону заявляют, когда на месте дней десять не появляется.
-Видать есть ему чего прятать - раз опять скрылся.
-Я и говорю, листок бы у него проверить.
-Поймаем - проверим. Ладно поехали.

Потревоженную тронувшейся машиной пыль понесло на кусты. Стьюд наглотался ее и закашлялся. Стало хреново. В носу начало жечь, в горле саднило. Чтобы хоть как-то избавиться от этого, Стьюд вытащил из корзины бутылку вина и сделал большой глоток. Горло прочистилось, но слегка, а привкус от смеси пыли с вином получился неприятный. Выбравшись из кустов, Стьюд похлопал по себе. С одежды выбилось неимоверное количество пыли. И тут Стьюд скорчился и чихнул. Это принесло некоторое облегчение в носоглотке. Достав из пачки сигарету, Стьюд закурил и двинулся к дому Магзуела, думая, что оставит ему гитару, чтобы не переть до Лёзика.

Магзуела дома естественно не оказалось, он еще дрых у Рамзая на диване, и Стьюд решил пойти к Корежу из тех же побуждений, что и к Магзуелу.

0

27

#p188579,Пчелочка написал(а):

Однако вскоре вме же

имена странные, а то очепятка :)
продолжу потом. Странный мир

0

28

#p191418,Веда написал(а):

имена странные, а то очепятка
продолжу потом. Странный мир

Да, она самая, очепятная, пасиб)
А имена, да так перекореженные слегка :D

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » Чуждые окрестности