- Ну хорошо, спрашивайте, - разрешил мужчина средних лет в сером плаще, стоящий у микрофона.
- Ваша теория, что мир состоит из Священной воды - Вы в неё действительно верите? - спросил молодой человек, стоящий не как все, внизу у сцены, а рядом с говорившим - в пяти метрах левее.
- Кто это спросил? - сперва не понял мужчина. - А, мой сын Джастин! Ну давай, я отвечу. Вообще, не планировалось, что Джастин будет здесь, на конференции, но я отвечу, мне не трудно, тем более, вопрос интересный. Вне всякого сомнения, мир, как и всё в нём, состоит из Священной воды...
- Но это в корне противоречит тому, что мир состоит из Вечного огня, - возразил ему тот же молодой человек, которого мужчина представил Джастином.
Мужчина - все его знали не иначе как великий учёный Генри Форд, усмехнулся.
- Ты, видимо, как и твой дед, с чего-то вдруг решил, что забавнее было бы, если бы мир состоял из огня, но...
Тут включился главный экран в конференц-зале с изображением стоящего за трибуной Джастина.
- Я, как и мой дед, уверенно заявляю: мир состоит из Вечного огня! И мой сын говорит про свою священную воду только из упрямства.
...
Величественный замок возвышался не просто на скале - это была высокая гора с крутыми склонами. Такие склоны, естественно, были бы дополнительной преградой для штурмующих. Как строили сам замок на такой горе - остаётся вопросом. У самых стен на корточках сидел некогда сын Генри Форда - а теперь просто Джастин - и смотрел с горы в никуда.
- Изгнали из страны - а я даже не помню, за что. Из моей родной Португалии! Да, отец влиятелен. Последнее, что помню - это как я стоял в конференц-зале, куда даже и не думал приходить, это получилось случайно. А теперь - сижу тут и не знаю, что делать дальше.
Джастин вдруг встал, шагнул вперёд, мелкие камни покатились из-под ног, - он непременно покатился бы с крутого склона кубарем, но, ловко перебирая ногами, начал спускаться вниз. Под конец спуска перед Джастином уже неслась лавина камней, он же сам балансировал на верху. Как камни заняли наконец свои новые места, парень сошёл на ровную землю, отряхнулся и пошёл по полузасыпанной дороге куда глаза глядят.
...
Безумный дом представлял из себя летающую крепость, какие могли позволить себе немногие - но главный врач принадлежал именно к тем учёным, которым не жалко денег ради своей работы - главное, чтобы ему не мешали. Джастина схватили, как только он здесь появился - точнее, на второй день, так что кое-что он тут всё же нашпионил. Правда, то были обычные разговоры между коллегами, поэтому никакой ценности не имели.
- Ты не отчаивайся, иди всё время прямо, - сказал вдруг какой-то белобрысый длинноволосый мужчина, когда их вывели на прогулку в сад Безумной крепости. Вокруг ходят надзиратели, но он это сказал довольно тихо, да и вид имел обычный, будто просто сидит на скамье.
- "Прямо" - это куда? - Джастину вдруг показалось, что безумец говорит о чём-то конкретном, а не просто даёт советы за жизнь.
- Сейчас. Как нас поведут.
- А ты кто?
- Аулин. Джастин, хочешь сбежать отсюда?
Тот лишь кивнул.
- А я хочу разгромить это место. Мы можем совместить, - и замолчал.
На них подозрительно посмотрел надзиратель. Здесь не будут окрикивать - сразу перейдут к наказаниям, но тот не понял, было ли нарушение правил - или эти двое молчали.
Как их выстроили в цепочку и повели в коридор, Джастин старался идти прямо - но впереди поворот! Плавный такой, каменные глыбы специально скругляли для него, - значит нужно идти прямо на стену! Это трудно - идти, осознавая, что сейчас стукнешься лбом, надо преодолеть инстинктивный уворот от препятствия, что сможет, пожалуй, лишь безумец.
Войдя в стену, Джастин оглянулся: вокруг лишь серое пространство - цвет камня, из которого выложена крепость. На него сзади наткнулся человек - Джастин обернулся.
- Эй, не стой на месте, - раздался знакомый голос, - меня же обнаружат!
Джастин сделал шаг в серое ничего и почувствовал, как его обошли стороной.
- За мной.
- Куда? - так же тихо спросил он, как и общался Аулин. - Здесь же ничего не видно.
- Да забей - я тут много шишек заработал.
Пришлось идти на звук его шагов. В итоге они вышли в рубку управления летающей крепостью.
- В это время рулевой всегда идёт пить кофе. Запри дверь. У нас есть пять минут.
- Пять? Этого хватит?
- А не хватит - значит будет ещё веселее! - заявил Аулин и, убрав блокиратор, крутанул руль.
Крепость резко развернулась и пошла на резкое сближение с землёй.
- Мы же разобьёмся! - понял Джастин.
- Помнишь, я говорил, что хочу разрушить это место? - со злым предвкушением ответил Аулин, тихо посмеиваясь.
В дверь уже начали стучать, но...
Удар был такой, что их вжало в руль, тот затрещал, как и всё вокруг. Чему трещать в крепости? Многотонным камням, которые должны были тут простоять тысячи лет? Додумать эту мысль Джастин не успел: стена с экраном перед ним раскрошилась в щебень, и Аулин поволок за собой.
- Пошли-пошли, а то не успеем!
Они уходили со стонущего монстра, который будто вился в агонии перед смертью. Вокруг всё визжало, шумело, скрипело, рушилось, - но Аулин шёл непреклонно лишь прямо. Да, похоже, это действительно его девиз.
После тем же способом они разрушили ещё одну летающую крепость - просто потому что могли.
...
- Я Джастин Форд.
- Великий учёный Генри Форд - Ваш отец?
- Он когда-то был моим отцом.
- Ну хорошо. А это кто? - и показал рукой на сидящего рядом.
- Это Аулин Два-Лица. Это человек, в котором уживаются сразу два: Аулин и Аулина. И я этому нисколько не завидую. Ведь тогда, на конференции в прямом эфире, в меня вселился мой дед - и я знать не знал, кто это такой, чем известен, пока отец не сказал про него, в прямом эфире. И тут меня понесло. Я там заявил, что так же, как и мой дед, верю, что мир состоит из Вечного огня. Откуда мне было знать про эту безумную теорию? Меня всячески ограждали в детстве от всего сомнительного, как я позже узнал.
- То есть, в Вас вселились?
- Да. Вот ещё одно: после конференции я очнулся - и не помнил, что творил на ней. А за этот мой спич отец меня выслал из Португалии - моей родной страны!
- Неужели Ваш отец настолько могущественен?
- О, да Вы не знаете моего отца! Погуглите как-нибудь. Ну, поищите, как это умеете вы - журналисты. Ведь не зря меня интервьюируте Вы, а не какой-нибудь Познер.