Условия, по которым написано произведение:

- минимум два героя, из них одна - женщина, в которую Сэм влюбится (романтические сцены обязательны);
- должно быть минимум два могущественных персонажа - по разные стороны баррикад; (показать зло с хорошей стороны, добро - с плохой); как минимум два POV-персонажа (из разных глаз: чувства, мысли, возможно в разных частях текста)
- встреча из прошлого, изменившая настоящее Сэма: прорисовать эти прошлое и настоящее;
- "жертва": описать проблематику и раскрыть смысл (не обязательно связывать с Сэмом);
- Сэм встречается с персонажем, который ему только мешает; у Сэма случается конфликт с тем персонажем, но в итоге все эти помехи должны оказаться на пользу Сэму.

На другой стороне баррикад

Только что на меня нёсся огромный грузовик - и тут на тебе, я лежу в лесу на голой земле... На траве, вернее. И чувствую себя как-то странно.
Больше никогда не буду переходить дорогу. Опасно это, оказывается.
Но почему я в лесу? И почему у меня такие кряжистые мозолистые руки?
И тут мне память начала подсказывать. Зовут меня Сэм. Семён, значит. Сёма. А кем я был до этого? Ну, когда грузовик нёсся - и где дорога была? Я начал понимать, что ничего не помню из прошлой жизни. Ну, как ничего - школьную программу-то я помню, не зря ж её так старательно закладывали. И что-то общее, размывочно, припоминаю - а вот частности, лица, события, данные... Ничего. По крайней мере, пока. Я и из новой-то жизни мало что знаю. Вот великана какого-то - и это точно был не сон. Зеркало ещё на корабле. Только это было будто не со мной - типа, как фильм смотришь, только от первого лица, с видом из глаз.
Поднялся, осмотрел себя - да, тело не моё, но в то же время я его помню. Уже прилично хочется есть - так что пошёл куда глаза глядят.
Вскоре вышел к просёлочной дороге, выбрал направление наугад и двинулся по нему.
А вот и усадьба - может, здесь удастся чем-нибудь подкрепиться?
Вошёл во двор... и почувствовал, как что-то тяжёлое тюкнулось мне в плечо. Раздался смех.
- Эй, ты! - какой-то в цветастом плаще и шляпе показал на меня пальцем. - Дай мне яблоко!
- Вот это? - от меня откатилось яблоко, которым этот тип так залихватски запульнул. - Держи! - и оно полетело обратно.
- Да как ты посмел! - хулиган попытался увернуться, отчего фрукт попал ему не в живот, а только в плечо, этот тип привычным движением обнажил... меч - не меч, скорее, шпагу и кинулся в атаку.
Увернувшись от колющего удара, саданул его по руке, наглец выпустил оружие, я же подхватил с земли примеченный чуть ранее камень и почти с метрового расстояния бросил, целясь в висок.
Попал. Мой неприятель сразу свалился, из раны потекла кровь. Лишь бы не до смерти - кто их знает, как здесь наказывают за убийство. Проверил пульс - есть.
И тут я понял, что его товарищи перестали посмеиваться и, рыча, тоже обнажили клинки и кинулись в атаку.
Схватил оружие поверженного противника и медленно попятился к стене, чтобы эти трое не смогли зайти мне в спину и окружить.
- Э, ну хватит! - из харчевни (а усадьба оказалась именно харчевней, о чём говорила висящая у входа табличка с ложкой) вышел человек в красной рясе и такого же цвета шапочке. Троица в плащах сразу же опустила оружие. - Ты кто такой? - облачённый в рясу явно привык повелевать, это видно и по осанке и по властному голосу.
- Сэм, - ведь всё равно другого имени не помню.
- Что же, Самуэль, скажи мне, зачем пожаловал?
- Я... - посмотрел на табличку харчевни.
- Зайди - не будем говорить на пороге, - махнул он приглашающе рукой и зашёл обратно.
Я пошёл вслед за ним, не забыв и честно заработанное оружие.
- Я вижу, ты человек не робкого десятка, на кого работаешь? - начал он, как только мы присели за стол. - Принеси нам своего супа! - приказал он тут же бармену-повару.
- Ни на кого...
- Что же, хочешь поработать на благо Родины?
- Все хотят поработать на благо Родины, если это окупится звонкой монетой, - одними угощениями случайных встречных я долго не протяну.
- Вот тебе золотой, - священник положил монету на стол, - получишь ещё сотню, если у тебя всё удастся, - мне принесли суп, так что я приготовился слушать под горячее первое блюдо. - Видишь ли, мне сейчас не хватает людей, а тут ты так вовремя подвернулся... Дела-дела... В общем, в Ривене намечается восстание против нашего всеми любимого короля - тебе надо выяснить, кто его возглавляет, и устранить.
- Всего-то?
- А ты разве не справишься?
- А сотня - не мало ли?
- Посмотрим - размер награды будет зависеть от качества выполненной работы. Я назвал минимум, если тебе удастся задушить восстание на этом, начальном, этапе.
- Задаток слишком мал, - я, конечно, понятия об этом не имею, но перестраховка и блеф - наше всё!
- Понимаю, но больше двух - незнакомцу - не дам, - он положил на стол ещё золотой и протянул мне.
Чеканный презренный металл отправился во второй карман, но и ложкой работать я не перестал.

Я встретил её на улице - и тут же узнал. Среди сотен и даже тысяч лиц указал бы на неё без ошибки. Только раньше её лицо выглядело совсем юным - а теперь она уже повзрослела. Всё те же огненно-рыжие волосы сегодня заколоты на затылке, оделась она в мужской красно-зелёный костюм, явно ей к лицу.
Она явно куда-то спешит, но здесь такая толпа, что затеряться в ней - немудрено. Бесцеремонно расталкивая людей, я пошёл, боясь её упустить из виду.
Встречались мы не в лучших обстоятельствах - да и она вела себя не образцово. Извечная хулиганка, смеявшаяся над неудачниками (а таковыми она считала всех, кроме своей сестры), эта бестия крутила интриги, как профессиональный провокатор. В результате той её проделки я остался должен настоящей ведьме - боюсь, тот долг я так и не выплатил.
Но сейчас, здесь, среди всех этих незнакомцев, было очень странно встретить её - как привет из прошлой жизни, настоящее чудо наяву.
***
Проходя мимо, я шепнула не поворачивая головы:
- Ирен, тип меня преследует, разберись.
***
Она юркнула в какую-то забегаловку, я поспешил следом...
- Эй, ты чё толкаешься? - заорал какой-то бугай, сделав вид, что чуть не упал.
Хм, уверен, что его-то я не толкал.
- Вы, видимо, ошиблись, я сюда только подошёл, - хотел было пройти дальше, но он загородил дорогу.
- Ты чё, приехал в наш город - и думаешь, что тебе здесь всё можно? - ну и воняет же у него из пасти! С такими явно нужен другой разговор.
- Слышь, отошёл с дороги, шпана! Давно уму-разуму не учили?
Удар в живот без размаха - и детина мне поклонился в пояс. Некогда мне с ними возиться - она уже скрылась.
Внутри полутьму разгоняли свечи. Вот и она - отходит от "барной" стойки, поднимается наверх.
- Ария, - я нагнал её в пустом коридоре.
- Говори, - резко обернулась та.
- Ты... где пропадала? - даже не знаю, с чего начать разговор. Но он мне нужен.
- У стен есть уши. Приходи вечером на главную площадь. Не преследуй меня, - открыла ближайшую дверь и пропала за ней.
- Погоди! - кинулся я к двери. - Скажи хоть что-нибудь!
- Буду ждать, - только и ответила она.

- Сегодня мы бросим вызов зарвавшимся лентяям, что сосут кровь из честных трудяг! - Ария кричала с постамента на главной площади, который служил и трибуной, и виселицей, в зависимости от характера мероприятия.
Толпа одобрительно гудела, вопя "Да!" "Точно!" "Вперёд!" - и тому подобное. Не это ли мне поручили предотвратить?
Ей дали факел - и огненная женщина повела людей. И народ пошёл за ней! Теперь я уже при всём желании не смог бы вырваться из людского потока - они толкали со всех сторон, придавая направление движению.
Остановились возле богато украшенного трёхэтажного дома. Вокруг кричали лозунги. Я заметил, что с одного конца строения поднимаются языки огня. Толпа заволновалась ещё громче. Но где Ария? Чуть ли не половина людей пошла по одной из улиц в сторону - и она с ними. Проталкиваться к ним оказалось уже легче - все здесь стоящие заняты зрелищем.
Догнав её группу, понял: они возводят баррикаду. Пробрался к ней - Ария конечно стоит на верху. Её взор был устремлён вперёд - на внешнюю сторону баррикады.
- Видишь - они счастливы, - тихо сказала она не глядя на меня.
Я взял её за руку - хотелось прикоснуться к своей прошлой жизни, из которой я почти ничего уже не помню.
Она подняла наши сцеплённые руки, обернулась и провозгласила:
- Мы дадим бой полицаям - этим послушным шестёркам казнокрадов!
- Да! - взревела толпа. Её становилось всё больше: народ стекался отовсюду. Кардинал был неправ: невозможно остановить такое в зародыше. Каждый в городе хочет разорвать власть имущих на куски.

- Скоро восстание подавят. Нам необходимо раствориться среди населения других городов. Кардинал настроен решительно, - я смогу её спасти, если удастся убедить лидеров уйти в тень, а не биться в открытом бою с профессиональной армией.
За столом сидят Ария, глава гильдии кузнецов и представитель торговцев. И тот и другой смотрят на меня недобро.
За их плечами стоит ещё не меньше десятка человек - люди, уважаемые горожанами.
- Я понял: ты боишься! - Марк, кузнец, конечно, прямолинеен, и из дипломатии ему известно только само это слово.
Торговец сейчас явно прикидывает в уме, сколько удастся выгадать на продаже оружия ополчению.
- Мы не пойдём на попятную! - вскочила Ария. В её глазах горит огонь. Прошло то время, когда Бесёнок забавлялась проказами - теперь она решила сжечь всю страну, не меньше. - Самуэль, если ты уверен в своих словах - беги, прячься.
- Мы зажжём пожар революции снова - и не в одном городе - но не сейчас. Чтобы сделать это, нам надо залечь на дно. Чтобы потом... - никто меня не слушает. Всем надо здесь и сейчас. Из них тактики - как из меня балерина.
***
Этот непонятный человек взялся из ниоткуда - пусть и катится туда же! Как он вообще узнал моё имя? Хотя мало ли - меня в городе каждый знает. Но вот этот вот Самуэль - от него как будто веет чужбиной. По-другому говорит - хоть и без акцента, но как-то не так, как все. По-другому одевается - кто вообще шил его платье? Подсумки прямо на камзоле! По-другому мыслит: когда все хотят мести паразитам народа, он пытается накормить их обещаниями, что всё будет - но потом. Когда "потом"? Когда всех повесят?
***
Бежать - не наш метод. Все остаются - но плевать на всех. Остаётся она. Мне не удалось уговорить даже одного человека, который мне дорог.
Согласно вестям, к городу стекается настоящая армия - скоро здесь будет резня.
Ещё не знаю как - но мне надо её спасти от пули и виселицы, если оборвётся эта ниточка, то, чувствую, оборвётся всё.

Я упустил момент, когда её схватили: пока носился по городу, это уже произошло - но теперь уж всё исправлю.
Хорошо бы для этого дела верных людей - но теперь нельзя никому доверять: каждый сдаёт всех, кого можно, в надежде самому избежать наказания. Вешают всех, хоть сколь-нибудь подозрительных.
Занял позицию в ближайшем к её пути доме у окна, откуда будет удобно всё провернуть.
Ведут.
Сейчас!
Спокойно отворяю дверь, делаю алебардой подсечку ближайшему конвоиру, разрубаю цепь, что мешала Арии бежать. Ей не нужно пояснений - тут же бросилась наутёк.
Гул в толпе - что-то идёт не так. На стене появилась цепь мушкетёров! Целятся. Что делать?
Прыгаю за ней, пытаясь закрыть собой.

К клетке подошёл человек в красной мантии.
- Отпереть! - приказал он. - Выходи.
Я послушался.
- Вот твои сто золотых, - тяжёлый мешочек упал мне в руки.

Подпись автора

Полка с моей фантастикой