Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » В издательстве


В издательстве

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

не моё
– Прочитали?!
– Конечно, прочитала! Потому и пригласила вас к себе. Садитесь, сейчас всё обсудим.

Начинающий писатель Бурмистров, молодой человек невысокого роста, с бледным нервным лицом и в бесформенном сером свитере, вошёл в кабинет редактора. За столом сидела ещё не старая дама, однако из-за своей чрезмерной тучности и неряшливости в одежде она выглядела перезрелой и даже пожилой. Ожидая, пока литератор усядется, женщина колко и внимательно осмотрела его через толстые линзы очков своими маленькими поросячьими глазками. Бурмистров знал эту даму. Елена Жабина - редактор издательства, та, от которой зависела его писательская карьера. Садясь перед ней к столу, он трепетал от волнения и неизвестности.

– Прекрасный роман! – наконец сказала Жабина, когда писатель разместился на краешке стула. – Прочитала одним махом.
– Правда? – с надеждой в голосе спросил Бурмистров, видя, что перед редактором лежит его рукопись.
– Я вам врать не стану! – заверила редактор. – Но… Есть некоторые «но».

Голос её звучал пошло-наставнически.

– Какие? – с испугом спросил Бурмистров. Для себя он уже решил, что пойдёт на всё, лишь бы его роман издали.
– Небольшие, – успокоила дама. – Это поправимо. Прежде всего хочу сообщить, что та глава, в которой герой возвращается со спецоперации в Украине и рассказывает о войне… Она, как бы это сказать…, не годится.
– Почему? – удивился писатель. – Я специально разговаривал с участниками спецоперации, узнавал подробности…
– Это хорошо, это похвально! – перебила Жабина. – Однако глава всё же не годится.
– Почему?
– Понимаете, – начала пространно редактор, – война, Украина... Это тема, которая не очень интересна читателям, и вообще она довольно спорная.
– В чём же тут спор?
– Спор в том, что так или иначе, она может вызвать ненависть. А разжигание ненависти, как вы знаете, грозит уголовной ответственностью. Публикация таких вещей, дорогой писатель, может привести вас, да и нас тоже, на скамью подсудимых. Вы в тюрьму хотите?
– Но вы же читали, – у Бурмистрова округлились глаза, – какая там ненависть? Я описал то, что было в действительности.
– Это возможно. Но есть ли сейчас условия для проверки изложенных вами фактов? Напомню, что за публикацию лжи - уголовная ответственность, не меньше, – Жабина откинулась на спинку кресла. – Кроме того, в нашем издательстве выпускаются авторы, имеющие иные точки зрения на данный конфликт. Зачем обижать хороших людей?
– И что делать? – растерялся Бурмистров.
– Для начала предлагаю вычеркнуть всё, что касается Донбасса, да и слово «Донбасс» тоже, – оживилась Жабина. – Вот ваша рукопись, чёрный маркер, всё делайте своей рукой.
– Настоящая цензура получается, – пробормотал писатель, беря рукопись и принимаясь за работу.
– Что вы, что вы! – редактор вспыхнула. – Никакой цензуры. Свобода слова превыше всего. Просто иначе мы не сможем вас издать. Так, зачеркнули? Затем, ваш герой заявляет: «Для меня нет ничего дороже России!»Послушайте, это детский сад.
– Но прототип именно так и говорил.
– Ну мы же с вами не на митинге. Зачеркните. Зачеркните! А в другом месте проводится неубедительная параллель между сегодняшними воинами и воинами Великой Отечественной. К чему? Это уже слишком. Зачеркните весь абзац…

Два часа Бурмистров под строгим руководством редактора закрашивал маркером слова, предложения и целые абзацы в своей рукописи, пока с ужасом не увидел, что перед ним остались листы с одними чёрными линиями.

– Выходит, мы исключили всё? – спросил он.
– Ну почему же? – удивилась Жабина. – Там ещё остались слова. Прочите, пожалуйста.
– Слава. Украине, – перебирая листы, читал писатель. – Героям. Слава…

Бурмистров с недоумением посмотрел на редактора.

– А что вам не нравится? – засуетились она. – Или вы против свободы слова? За цензуру? Нет, так мы с вами не сработаемся…

Писатель поднялся и пошёл к выходу.

– Зря, зря уходите, молодой человек! – кричала ему вдогонку Жабина. – Вернётесь, выхода у вас нет. Нас, тех кто за свободу мнений, много! Мы все на местах. Вернётесь.

Она хотела прибавить ещё одну угрозу, но её прервал громкий звук хлопнувшей двери.
Субботин

Подпись автора

Фантастика Штелера

0

2

Штирлиц, это не твое?
В целом, хрень.

Подпись автора

Я такой же осел как и Вы, сэр.

0

3

Хм...  Субботин?

0

4

Ваня взялся постить других?

Подпись автора

https://mynickname.com/forum3t0/Oldhats.gif

0


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Прозаический этаж » В издательстве