Дом Старого Шляпа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Игровой стол » Литературная игра "Магический файерболл". май 2020


Литературная игра "Магический файерболл". май 2020

Сообщений 1 страница 30 из 282

1


[html]
<link rel="stylesheet" type="text/css" href="https://forumstatic.ru/files/0019/3a/78/77453.css">
<style>
zcolor
{
color: black;
}
.outer
{
   width: 100%;
    height: 350px;
overflow: hidden;
position: relative;
}

.inner
{
background-color: #6a4413;
    z-index: 1000;
    width: 100%;
    height: 100%;
    position: absolute;
margin: 0;
line-height: 50px;
text-align: center;
    background: url(https://i.imgur.com/7WgmLUZ.jpg);
   background-size: cover;
    animation: scrl_1 25s ease infinite;
}

@keyframes scrl_1 {
0%   {
background-position-y: top;
text-shadow: 0 0 3px black;   
}
25% {
background-position-y: center;
text-shadow: 1px 1px 2px black, 0 0 1em red;
}
50%   {
background-position-y: bottom;
text-shadow: 0 0 3px black;
}

75% {
background-position-y: center;
text-shadow: 1px 1px 2px black, 0 0 1em red;
}

100%   {
background-position-y: top;
text-shadow: 0 0 3px black;   
}
}

</style>
<div class = "outer">
<div class = "inner">
<p  align="center">
<br>

<rcur_4> <zcolor>Магический файерболл </zcolor></rcur_4>
<br><br>
<br><br>
<chb_2>литературно-художественная битва <br><br> мастеров слова и рифмы </chb_2> <br><br> <br><br>
<cur_4> конкурс-игра двух сильнейших команд</cur_4> <br><br> <br><br>
<chb_3><zcolor>Дома Старого Шляпа</zcolor> </chb_3>
                     
</p>

</div>
</div>
[/html]


              Объявляется запись участников
с 13 мая по 17 мая (вкл),
о чем желающие могут сообщить прямо в теме

Условия игры-битвы "Магический файерболл"

Говорят, что для эпических битв мастера слова, чтобы покрепче подвесить читателей в напряженном ожидании, выбирают самые опасные места: водопады, тонущие корабли, узкие тропки топких болот... Я тут подумал, что для крутых волшебников Дома Старого Шляпа как-то мокро получается и однообразно. Поэтому выяснить, у какой команды самый мощный и яркий файерболл, я отправлю магов на высокогорное покатое плато, затерянное среди склонов Красных Скал ( от Дома недалеко если что).

Битва пройдет в прозаической и поэтической схватках. Для этого я разделю участников на команды. Кто в какой команде - будут знать только участники. Для читателей и зрителей их имена будут скрыты до финального гонга. Члены команд могут общаться между собой посредством личных сообщений. С членами своей команды, естественно.

18 и 19 мая - внутрикомандные совещания по выбору жанров(проза) и видов(поэзия) для файерболлов соперников. Список жанров и видов я, Ов.Маг, предоставлю в 22:00 (по МСК) 17 мая, по окончании записи участников.

Файерболлы прозаической и поэтической схваток участники битвы присылают мне в ЛС. Я выставлю одномоментно (залп так залп)

Прозаическая схватка

1. Жанр Приключения
https://i.imgur.com/irko2ZMm.jpg
тема Ценный груз
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

2. Жанр Мелодрама
https://i.imgur.com/ZCoYUoem.jpg
тема Холостяк
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

3. Жанр Мистика
https://i.imgur.com/lZZzbzUm.jpg
тема Карандаш для демона
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

4. Жанр Хоррор
https://i.imgur.com/g9Go3WOm.jpg
тема В ночь Черной Луны
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

5. Жанр Фэнтэзи
https://i.imgur.com/PirJ8lSm.jpg
тема Закрытая дверь
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Объем: от 3 тыс. знаков
Сроки кастования-написания: с 20 по 28 мая (до 22:00 МСК) Работы присылать Ов. Магу в личку.

Поэтическая схватка

1. Исторические стихи
https://i.imgur.com/SvCmTyom.jpg
тема Позор
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

2. Мистико-эзотерические стихи
https://i.imgur.com/ZcEmEKhm.jpg
тема Пока догорал закат
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

3. Пейзажная лирика
https://i.imgur.com/gmbiFnum.jpg
тема Шепот солнца
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

4. Урбанистическая лирика
https://i.imgur.com/I0heaZhm.jpg
тема В лабиринтах городских улиц
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

5. Любовная лирика
https://i.imgur.com/xDbGI3Im.jpg
тема Одно на двоих дыхание
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Объем: от 12 строк
Сроки кастования-написания: с 20 по 28 мая (до 22:00 МСК) Работы присылать Ов. Магу в личку.

Чтение, обсуждение, голосование: с 29  до 23:00 6 июня (вкл). Голосуют Все жители и обитатели Дома Старого Шляпа открыто в теме. На каждую работу голосующему дается 6 баллов. Напоминаю, что в каждом файерболле по две работы от одного мага - рассказ и стихотворение. Отсюда следует, что на один файерболл голосующий использует 12 баллов. К какой гильдии - Малиновой или Лазоревой - принадлежит тот или иной файерболл, останется тайной до конца голосования. Задача голосующих - по достоинству оценить представленные произведения соответственно требуемым жанрам. И, разумеется, не поскупиться на богатые комментарии!

Если выйдет форс-мажор с одинаковым баллом нанесенного урона, то состоится решающая схватка, где от каждой гильдии маг, набравший большее количество баллов сразится с соперником в поединке.
Об условиях я сообщу дополнительно. Ибо все зависит от "Если".

Главный приз: Участникам команды-победителя будет присвоено звание " Магистр слова и рифмы" с занесением под авку.

Отредактировано Овальный Маг (2020-05-29 07:16:46)

+4

2


https://i.imgur.com/sU6FgXc.jpg

Участники магической битвы

1. Logan
2. Путник
3. Shteler
4. PlushBear
5. Елена
6. Rin 21
7. некто
8. Диана Б.

****************************************************************************************

Участники разбиты на две гильдии: Лазоревые и Малиновые. Номера, присвоенные при записи, аннулированы. Для участников команд и всех наблюдающих за битвой соперники обозначатся так:
Гильдия Лазоревых          Гильдия Малиновых   
    № 1                                             № 5
    № 2                                            № 6
    № 3                                            № 7
    № 4                                            № 8

Каждой команде я раскрыл имена согильдийцев, каждому персонально В ЛС.

В спойлерах 1 поста появились списки жанров (для прозы) и видов (для поэзии). Обеим гильдиям предлагается выбрать жанр и вид для работ каждого номера гильдии конкурентов. Напр., выбор Малиновой гильдии - для №1 детектив и философская лирика, для №2... и так далее. Соперники сделают так же. О результатах выбора один из членов команды (кто это будет, договоритесь сами) сообщит мне в ЛС до 22:00 19 мая (по МСК)

_________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Для №1  -  Мелодрама  и Мистико-эзотерические стихи

Для №2  -  Приключения и Пейзажная лирика

Для №3  -  Мистика и Исторические стихи

Для №4  -  Хоррор и Урбанистическая лирика

Для №5  -  Хоррор и Любовная лирика

Для №6  -  Мистика и Пейзажная лирика

Для №7  -  Мелодрама и Мистико-эзотерические стихи

Для №8  -  Фэнтэзи и Урбанистическая лирика

________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

У каждого участника битвы есть ЦИФРА, которую он получил сегодня в личку. Соответственно этой цифре вы забираете задание из обоих спойлеров в 1 посте. Желаю вам удачи, вдохновения и счастливого каста на мощный по силе и красоте файерболл!

Магический батл начался

Файерболл Первый

проза: хоррор

Томми, стараясь не наступать на сухие ветки, осторожно подобрался к изгороди. Небо было затянуто тучами, и тусклого лунного света едва хватало, чтобы видеть собственные ноги, чего уж там говорить о чем-то менее заметном. С другой стороны, для задуманного ими черного дела темнота являлась бесценным помощником.
     Ветер забирался под тонкую рубаху, качал скрипучую вывеску: «Дом на холме». Двухэтажный домина стоял особно деревни на возвышенности, будто пастырь присматривал за поклоняющимися у подножья хибарками. В окнах горел приглушенный свет, когда-никогда мелькали нечеткие силуэты. Тома бил озноб. Предчувствие чего-то ужасного не покидало его с самого утра, когда старший Хобберт в грязном хлеву на помойном ведре разложил их будущий план. План был откровенным дерьмом, как и сам Расти Хобберт. Чертов ублюдок.
     Хлесткий подзатыльник быстро вывел Томми из состояния задумчивости. Огромный, тучный Мэрил не терпящим возражений жестом приказал двигаться дальше. Зачем он только с ними связался? Том поправил перевязь мушкета на плече и ловко перескочил невысокий заборчик. Огоньки деревни мерно подрагивали за плечом, они, словно невысокие маячки, звали вернуться, не губить очередным злодеянием душу. Но не стоило себя обманывать, пути назад не было. Страшные братья просто не позволят ему уйти. А даже если он и успеет скрыться, мир найдет способ покончить с одиноким чернокожим дезертиром без гроша в кармане. Том стиснул зубы и продолжал восхождение, прячась по возможности за могучими стволами деревьев. Слева и справа слышались тяжелые бычьи шаги Мэрила и уверенная поступь Расти.
    По небу медленно двигались тяжелые облака. В высокой траве тревожно стрекотали сверчки. Вершины достигли почти одновременно. Том не видел, что делают остальные, но знал, что братья аккуратно крадутся вдоль стен к главному входу, где вскоре разыграется  главное представление. Как раз сейчас туда, беззаботно насвистывая, направляется четвертый член их преступного квартета.
    Патрик Хобберт - этот худой бледный опарыш в круглых очках пугал Томми больше остальных братьев. Если Расти был жестоким, но разумным и, по-своему конечно, но справедливым, а Мэрил просто тупым, гнусным животным, то младший Хобберт казался Тому абсолютным маньяком. Он никогда не вылезал из сутаны католического священника, в праве носить которую были огромные сомнения. И если у старших братьев, не славящихся избытком морали, были хоть какие-то жизненные принципы, то Патрик вершил все, что хотел, в конце не забывая почтить Господа жаркой молитвой, воздев к небу полные неподдельной скорби, бесстыжие рыбьи глаза.
    Томми не удержался и аккуратно заглянул в окно. В гостиной, призывно потрескивая, горел камин, за длинным деревянным столом сидела семья: средних лет худощавый мужчина в неброском костюме крепко держал за руки симпатичную брюнетку и мальчишку лет девяти. Они о чем-то спокойно говорили, в какой-то момент женщина взъерошила непослушные, пепельные волосы сына. Отец семейства что-то торжественно произнес, неожиданно указав рукой на окно. Том вжался в стену. Господь всемогущий, что он здесь делает? Неужели он готов запятнать свою душу гнусным деянием, подвергнуть это дружное семейство мучениям и невзгодам? Ради чего? Кто-то настойчиво постучал в дверь.
    Изнутри послышались недовольные нотки, скрип половиц сопровождал путь хозяина дома к входной двери, щелкнул засов.
    - Мир вашему дому, сэр, - слащавый голос Патрика сочился патокой. Мерзавец всегда умел расположить к себе людей. - Не откажите в помощи! Мой конь подвернул ногу, а в деревне внизу нет ни единого места для ночлега. Милосердие ушло из этих сердец, но не из Вашего, сэр. У Вас единственный приличный дом в округе. Я верю, Вы не позволите пропасть скромному слуге божьему…
    - Вы попали в очень неудачное время, святой отец! - в голосе мужчины слышалась искренняя тревога. Приятный был голос, голос воспитанного белого джентльмена. - В такой день никто в Боуэрсвилле не даст Вам пристанища. У нас тут все немного иначе, чем на Большой Земле. Я прошу Вас, возвращайтесь к своей лошади и постарайтесь быть как можно дальше отсюда к… Вам стоит уйти!
     - О, не думаю.
     Щелкнул курок, и пути назад больше не существовало. Они ворвались. Хозяин дома получил хлесткий удар револьвером по щеке и упал, прикрывая кровоточащую рану ладонью. Женщина кричала, прижимая к себе ребенка. Подельники быстро распространились по комнате.
     - Так-так-так, мистер из богатого дома. Что тут у нас? - Расти широкими шагами менял комнату. В своей серой униформе казался офицером, инспектирующим реквизированное здание. Внимание его привлекли толстые кандалы, крепившиеся к боковой стене. - Что это у нас тут? Даже представить не могу, сэр, для чего добропорядочному гражданину могли бы понадобиться цепи в доме. Рядовой Мэрил, будьте добры, приведите сюда этого субъекта!
     Мэрил грубо схватил не сопротивляющегося мужчину за ноги и послушно поволок к старшему брату. Щелкнул металл, железные змеи обхватили запястья, и хозяин стал пленником в собственном доме.
    - Берите, что хотите и бегите отсюда, - бормотал мужчина, лихорадочно сверкая глазами. - Вы не понимаете, куда попали! Мы не будем преследовать, клянусь!
    - Я сразу понял, что ты гостеприимный хозяин! - торжественно провозгласил Расти. - Берите, что хотите? Это по мне! Мэрил, что ты хотел бы взять? Не стесняйся.
    Толстые губы огромного Хобберта расплылись в плотоядной улыбке. Он протопал к съежившейся в обнимку с сыном женщине, грубо оторвал от нее мальчугана и взвалил несчастную на плечо. Женщина кричала, ее муж нервно дернулся в цепях, напрягая жилы, но сапог Расти вернул его в исходное положение на коленях. Мэрил, пинками открывая двери, скрылся в глубинах дома со своей истерящей добычей.
    Сердце Тома болезненно сжалось. Ему хотелось разрядить в подонка мушкет, рвать зубами горло! Но отец всегда говорил, что у него слабоватый хребет для настоящего дела. Видимо поэтому он и связался с убийцами, видимо поэтому и мог лишь гневно смотреть на зло.
    - Мальчик, добрый мальчик, покажешь мне дом? - Томас ласково обнял парнишку за плечи и настойчиво повел к лестнице. Тот почти не сопротивлялся, лишь жалобно взглянул на отца.
     - Красивый мальчик, - напоследок обронил младший Хобберт, сверкнув через плечо стеклами очков.
     - Сволочи! Не трогайте мою семью! Будьте вы прокляты! Будьте прокляты!
     Мужчина, как затравленный зверь, рвался из цепей, сдирая кожу.
     - Мы так не договаривались, Расти! - Томаса разрывало на части от стыда и гнева.
     - Осуждаешь моих братьев, нигер? - в руке Хобберта блеснул длинный армейский нож. - Они не раз и не два спасали мою шкуру от виселицы. Доказали, что семья самое важное, что дано человеку свыше. А где твоя семья, нигер? Почему ты не с ними, а?! Потому что ты никому не нужен. Так что закрой рот и смотри за чертовой деревней. Или разберись со мной как мужик. А я, пока ты думаешь, позабавлюсь с этим говоруном.
     Он отвернулся от Тома, как от чего-то незначительного, неопасного. И был в очередной раз прав. Томми боялся его, всю их проклятую семейку, и при одной мысли о сопротивлении его бросало в холодный пот. Он отвернулся к окну, чтобы не смотреть на очередной кошмарный акт насилия человека над человеком.
     В доме пахло деревом и уютом. Где-то в соседних комнатах душераздирающе орала женщина, за спиной Тома до животного клекота в горле мычал, сдерживая крик от невыносимой боли, мужчина. Томми старался выбросить это все из головы и сосредоточиться на происходящем за окном. Он незаметно смахнул катившуюся по щеке слезу.
      На улице стало немного светлее. Сегодня было полнолуние, и сначала Тому показалось, что дело в облаках, но, приглядевшись, он понял, что обычный желто-белый лунный диск сегодня налился чернильной синевой, бросая на землю такой же призрачный непривычный свет. И что-то было еще не так. Что-то тревожило Томми во всем этом небогатом пейзаже.
     - Расти, в деревне нет света! Совсем. И дымок не идет из труб.
     - Так ночь на дворе. Спят. Тени своей боишься, Томми трясучка? - хрипел Хобберт, не прекращая мерзкой работы.
     Том вспомнил неприветливых жителей Боуэрсвилля, настороженных ребятишек со взрослыми лицами. Ночь была прохладной. Почему они не топят?
    - Не нравится мне эта луна, Расти. Никогда не видел такой жуткой луны.
    - Lunae nox atra!
    Томми вздрогнул от этого голоса и раздавшегося вслед за ним жуткого хохота. Он быстро обернулся, невольно вскрикнув. Прикованный мужчина, изуродованный, окровавленный, с кровоточащими провалами вместо глаз продолжал смеяться. Расти Хобберт стоял над ним с лицом полным искреннего уважения, с лезвия ножа падали бордовые капли.
    - Ты крепкий орешек! - весело улыбнулся Расти. - Может похвастаешь, что за белиберду ты сейчас сказал, а заодно, кого такой бравый парень, как ты, держит тут в цепях, а?
   - Это означает - в ночь черной луны, придурок, - мужчина устремил к Расти слепое лицо. Его лихорадило, безумная улыбка кривила губы. - А кандалы эти для меня! А в комнате Ульфа находятся еще одни! И сегодня вы все умрете, подонки!
   С громким треском распахнулись ставни. По стенам заплясали тени, нечеловеческие визги наполнили дом, заглушив все прочие звуки. Мужчина корчился в кандалах, будто огромная невидимая рука выворачивала его наизнанку. Трещали кости, рвались жилы. Он вытягивался и искажался, на глазах обрастал склизкой бурой шерстью.
    Томми закричал и стал пятиться назад. За считанные секунды хозяин дома превратился в отвратительное скалящееся чудовище. Ноздри монстра раздувались, впитывая запахи непрошенных гостей, точно зная, где они находятся, и ему совершенно не нужны были вырезанные Расти глаза, чтобы разорвать того в клочья. Бугрящиеся мышцами когтистые лапы рвали из стены массивные цепи, сбивая штукатурку. Комнату сотряс устрашающий рев.
  Расти выстрелил. Затем еще раз. Он палил до тех пор, пока револьвер не издал беспомощный щелчок. Пули попадали в тело монстра, не причиняя ему видимого урона. Казалось, он все с большей силой дергает могучими лапами.
    - Что стоишь, нигер?! - орал Расти, лихорадочно перезаряжая револьвер.
    Томми машинально сорвал с плеча мушкет и нажал на спусковой крючок. Быстро, четко, как учат пехоту в регулярной армии. Монстра откинуло назад, из пасти вырвался сдавленный рык.
     - Молодец, мать твою! Теперь еще раз, только целься в голову.
     Засыпал порох, достал из подсумника пулю, закатил в ствол. Удар прикладом об землю. Стрелок Томми «Сноу» к залпу готов! Расти, держа револьвер в вытянутой руке, аккуратно приближался к монстру. Внезапно после очередного рывка крепление одной из цепей вылетело из стены и по инерции с силой впечаталось в голову старшего Хобберта, опрокинув его на землю.
      Чудовище на секунду замерло, прислушиваясь. Томми трясущимися руками ловил на прицел жуткую мохнатую голову. Тварь оскалилась и безошибочно повернула морду в его сторону. Прозвучал выстрел. Монстра откинуло к стене, правая часть башки была теперь невнятным клубком мяса, костей, шерсти и надломанных клыков. Том поспешил к Расти, со второго этажа раздавались вопли боли и частые выстрелы.
      - Эй, вставай, вставай, вставай! Нужно валить отсюда, - он поливал залитое кровью лицо головореза остатками воды из фляги и хлопал его по щекам. Сердце рвалось галопом. Когда Расти Хобберт открыл глаза, Том облегченно выдохнул. При всех своих постыдных качествах старший из братьев был, возможно, единственным, кто мог вывести их живыми из этого кошмара.
      - Еще раз прикоснешься ко мне - убью! - пробасил Расти слабым голосом.
       Резко звякнул металл, и Томми с ужасом увидел, как монстр обхватил свободной лапой оставшуюся закрепленной цепь. Напрягшись, он подался вперед всем весом и рухнул на деформированные колени, вырывая вместе с цепью добрый кусок стены.
       Хобберт вскочил на ноги и, увлекая Тома за собой, отскочил к двери. Его револьвер вылетел куда-то после удара, а мушкет Томми был не заряжен. Монстр, тяжело волоча цепи по полу, остановился напротив них, еще более жуткий в свете огня из камина, подсвечивающего адским ореолом взъерошенную спину.
       Расти выставил вперед свой любимый нож. Томми поудобнее обхватил ствол мушкета. Рубаха облепила тело так, будто он только что вылез из воды. Пот стекал ручьями. Почему же ему так холодно?
       Внезапно распахнулась боковая дверь, из которой с диким ревом выскочил Мэрил, потрясая огромной бутылью. Бутылка врезалась в монстра, разлетевшись осколками и наполнив помещение сладковато-спиртовым ароматом бурбона, а сам Мэрил, не сбавляя скорости, врезался в чудовище, обхватив его своими огромными ручищами, и вместе они повалились в массивный проем камина. В нос ударил едкий запах паленой шерсти.
       Монстр пылал и выл, не в силах выбраться из-под туши обхватившего его Мерила. Видимо, здоровяк был мертв еще до падения. Его горло, стиснутое когтистой ладонью, было словно выкроено наизнанку. На лестнице показался Патрик. Он тяжело спускался, сжимая рукой фонтанирующую кровью рану на шее. Очков не было, он был бледен, как первый снег, сутана изодрана и буквально пропитана кровью. На середине лестницы он покачнулся и кубарем скатился вниз.
      - Нет! Мэрил! Патрик! Нет! - Расти бросился к младшему брату, поднял его на руки. - Том, всади в эту тварь все, что есть! И валим отсюда! Нужен врач! Иди за мной!
      Томми отправил в тело извивающегося под Мерилом монстра восемь пуль за две минуты. Все, что у него были. Капрал был бы доволен. Чертов норматив сдан на отлично! Огонь перекинулся на пол и, найдя остатки спиртного, проложил себе надежную дорогу наружу. Скоро проклятый дом должен был превратиться в огромный факел. Он, не мешкая более, последовал за Расти наружу.
     Спуск они преодолели быстро. Хобберт дважды неуклюже спотыкался, падал, но не выпустил брата из рук. Они пересекли изгородь. Том обернулся. Первый этаж пылал вовсю, трещала умирающая древесина, лопались стекла, дым закрывал небо. Огонь и стрельба обязаны были привлечь жителей деревни, но где они, черт их всех возьми?!
        Казалось, что никого нет. Что жители покинули это место. Было тихо, никто не спешил смотреть, что происходит на улице. Из-за чего весь этот шум.
     - Эй! Нам нужен доктор! Эй! Мой брат умирает! - Расти, бережно положив на землю не подающего признаков жизни брата, бегал от хижины к хижине, колотил в двери руками и ногами. - Сукины дети! Кто-нибудь! Э-э-й!
      Они стояли посреди главной деревенской площади. Узкие улочки расползались в стороны, на холме вовсю пылал жуткий дом. Том устало смотрел на Патрика, беспомощно раскинувшего руки. Скорее всего, тот уже мертв. Он жалел, что израсходовал все пули в доме. Одна как нельзя лучше пригодилась бы для последнего Хобберта.
    Томми устало смотрел на бьющегося в бесполезных попытках достучаться до людей Расти, когда услышал их в первый раз. Тихое фырканье и мягкая поступь почуявших добычу хищников. В каждом крохотном переулке он видел пары жутких желтых глаз с парными собранными вместе зрачками. Восемь, двенадцать, шестнадцать. Внезапная догадка пробежала зайцем по пояснице. Почему-то вспомнилась мама. Томми бросил мушкет, лег на спину, раскинув руки. Жуткая луна нависала над ними, выставив напоказ  налитые кровью бока. Небо сегодня было просто безумное. Многоголосое урчание неумолимо приближалось, вскоре сменившись угрожающим рыком. Том закрыл глаза.

поэзия: урбанистическая лирика

В доме темно и пусто.
Бродят по вечерам
тени погасшей люстры,
духи потухших ламп.

Воспоминания роем
рвут струны души, как лиру.
Я снова брожу в Херсоне,
вниз по улице Мира.

К Днепру сквозь Днепровский рынок,
направо, поближе к центру.
Пугаю «чужой» улыбкой
прохожих смурных и нервных.

Улиц родных лабиринты,
лавочки-диссиденты -
не сломлены, но разбиты
одними из самых первых.

Суворова и Ушакова,
В «Шкафу» снова выпить чаю.
По Горького до костела
старых друзей встречаю.

Мой город, мой милый мальчик,
ты выдержишь все ненастья.
Тебя вспоминаю, значит
с тобой был когда-то счастлив…

Отредактировано Овальный Маг (2020-05-29 06:27:33)

0

3

Файерболл Второй

проза: фантастика

Закрытая дверь

В приёмный зал вошёл мускулистый бугай, привычно неся двуручный меч на плече.
- Мне сказали, вы ищете того, кто одолеет Узукхая.
- Кхм, - хмыкнул король Оведол, не привыкший переходить сразу к делу. Более того – к нему не то чтобы не потрудились обратиться по титулу, но даже обычное «Ваше Величество» не сказали, что было обязательно для всех приближённых. Но казнить наглеца всегда успеется, а вот справиться с Узукхаем может не каждый. И вот эта гора мускулов с железякой наперевес – отличный кандидат. – Да, всё правильно, дикарь. И тебя за это ждёт большая награда. Если ты сможешь это сделать, конечно.
- Я смогу, король.
- В последний раз цена за его голову была – два мешка золота. Тебя это устраивает или желаешь поторговаться?
- В награду за это я выберу любое оружие и снаряжение в твоей столице. Задаром, - громогласно объявил воин.
- Что же. Хорошо-хорошо! – прикинул Оведол. Любое оружие, пусть даже вместе со снаряжением, будет стоить явно меньше двух мешков золота – так что тут дикарь даже продешевил. Но куда уж ему  разбираться в ценах! – Подробности узнаешь у моего советника. Мне же пора. Полиус, посвяти гостя в детали.
Советник кивнул и подошёл к дикарю.
- Как Вас величать? – осведомился он у скалы, торчащей посреди зала, пока король покидал её, предвкушая обед, что вот-вот начнётся.
- Мокот.
- Что же, достопочтенный Мокот, видите ли, этот самый Узукхай давно уже живёт на севере королевства, но до недавних пор он особо не мешал государственным делам. Всё началось два года назад. В деревнях недалеко от его замка стали пропадать крестьяне. Говорят, какие-то люди – или даже нелюди – уводят их в рабство, и те больше не появляются. Население стало покидать насиженные места – теперь на севере пустошь. А ведь когда-то это был цветущий край…
- Как туда добраться? – дикаря явно не интересовали причины, он хотел лишь узнать то, что поможет ему выполнить заказ.
***
Поначалу путь был нетруден. Но вскоре стали попадаться камни и скалы, а потом Мокоту и вовсе пришлось их не обходить, а преодолевать – замок злодея как специально был построен в самом недоступном для простого смертного месте.
Когда Мокот отдыхал у ручья, к нему сбоку неслышно подошёл старик с длинной седой бородой. Опираясь на посох, он остановился в двух шагах от дикаря и спокойно посмотрел на сидящего.
- Здравствуй, старик. Куда путь держишь? – первым нарушил молчание Мокот, раз уж путник остановился рядом. Но головы так и не повернул.
- Мне говорили, что на это дело наняли ещё кого-то, - промолвил дед. – Дескать, какой-то мускулистый парень с громадным мечом, которым тот машет, словно тростинкой.
- Дело? – Мокот выделил из фразы самое важное для него слово.
- Да – убить злого Узукхая. Знаешь, раз уж мы встретились – может, нам объединиться? – предложил дед. – Награду поделим пополам.
- Я предпочёл в качестве награды любое оружие из столицы. А ты, наверно, хочешь золото?
- Ну, получу один мешок вместо двух – мне хватит. А оружие они тебе итак дадут.
- И как же ты собрался убить злодея, старик?
- О, я умею то, что не можешь ты. Слышал когда-нибудь о магии?
О магии слышал каждый ребёнок. Но не каждый верил. Мокот тоже не верил в магию, пока его самого не обожгло огнём, взявшимся из ниоткуда. И пусть зачаровавший его колдун тогда не выжил – но памятку оставил.
- Я не люблю магию.
- Скажу тебе по секрету: когда её применяют против колдунов – то и они её не любят. А без меня ты пропадёшь. Впрочем, как и я без тебя. Ты – силён физически, я – справлюсь там, где не сможешь ничего сделать ты. Выбирай, воин.
Воин промолчал. Он восстанавливал силы.
***
Впереди показался чёрный шпиль замка. Путники только что поднялись на очередной уступ, и Мокот указал старику:
- Дошли.
- Да, - ответил дед, назвавшийся ему Рахелем. – А ты знаешь, - вдруг вспомнил он, - что у замка нашего злодея нет дверей?
В ответ на удивлённый взгляд дикаря старик саркастически хмыкнул:
- Ну и как ты собрался тогда его побеждать?
- Он сам ведь как-то в замок попадает? – уточнил Мокот причину своего удивления, раз старик не понимает мимику.
- Узукхай-то попадает – через порталы. Нам, если хотим его застать врасплох, придётся следовать тем же путём.
- Я не хочу заставать его врасплох – я хочу его лишь убить, - возразил дикарь.
- Но колдун очень силён! И единственная наша надежда – застать его врасплох! – начал горячиться дед.
- Ладно, пусть будет так, - позволил себя убедить Мокот. – Ты знаешь, где эти порталы?
- Первый портал недалеко отсюда – в пещере. Я всё досконально изучил, прежде чем отправляться в путь. Тебе повезло, что ты встретил меня! – радость от победы в споре придала деду сил, и он прытко пошёл в сторону от их основного пути.
***
В пещере пришлось зажечь факел. Падающие с потолка капли, попадая на него, шипели на огне – в остальных же случаях просто создавали замысловатую мелодию, длившуюся тут годами.
- Вот за этим поворотом, - подсказал Рахель, но уже итак стало заметно – оттуда исходит какой-то мертвенный свет.
Вышли. Громадная арка в десять человеческих ростов возвышалась над ними, упираясь в потолок расширившейся здесь пещеры. Из арки, словно из зеркала, что бывают в богатых домах, сверкала вместо отражения какая-то лиловая муть, большие и маленькие малиновые водовороты возникали тут и там по всей поверхности портала.
- Нам туда? – равнодушный вопрос дикаря вывел зачарованного деда из состояния эйфории.
- А? Да. Неужели ты ничего не чувствуешь при виде него?
- Я чувствую, что нам пора с этим покончить, - Мокот направил остриё меча на огромный портал, будто хотел поразить его, разбежался – и пропал.
Поверхность портала тихонько хлюпнула, словно вода, принимающая ныряльщика, сомкнулась за ним и продолжила свои завихрения дальше.

Мокот оказался на зелёной лужайке шагов в двадцать, но дальше неё – обрыв. Позади – такая же арка, подобная той, в какую он только что нырнул. Справа – куст, словно привезённый сюда из южных джунглей, слева – пальмы, деревья, что растут в пустынях, к востоку от тех самых джунглей. Мокот поморщился от неприятных воспоминаний: пустыня – не самое гостеприимное место. Но сейчас его больше заботило, куда идти дальше и когда появится этот дед. Он там уснул, что ли?
Не дождавшись, он сунулся было назад – но арка не пускала. Теперь поверхность её стала твёрдой. Попробовал разбить мечом – бесполезно. Эта арка напоминает громадные двустворчатые двери в замках королей – только вот эта дверь закрыта так, что не размолотить тараном. Тут нужна магия.

Маг сидел в своём кабинете, время от времени записывал в журнал какие-то каракули и бубнил что-то под нос, как будто с кем-то разговаривая.
- И он туда вломился, как будто мышь учуяла свой сыр в мышеловке! Представляешь?
- Тот мир-с. Ты уверен-с, что герой оттуда-с не выберетс-ся?
- Уверен, не беспокойся, Литёр, - маг, известный в народе как Узукхай, а кое-кому назвавшийся Рахелем, посмотрел на сидящую от него слева на полочке ящерицу, необычайно крупную для этих мест. – Я потратил немало времени, изучая его. Это отличный лабиринт – и человеку, не знакомому с магией, ни за что оттуда не выбраться!
- Я не сомневаюс-сь в твоём-с могущес-стве, Узукхай, но что-то-с меня бес-спокоит-с… - полуметровый ящериц сполз со своей полочки и быстро на задних лапах пробежал по комнате наружу, не закрыв за собой дверь.
***

Мокот изучил площадку, на которой расположился портал, и обнаружил, что с одного края вниз спускается лестница – ступени старые, но не сильно потёртые, будто время их щадило, или сделанные из очень крепкого камня. Вокруг висели островки с такими же порталами – просто в воздухе, без всякой опоры. Похоже, в этом месте всё основано на магии. И, выходит, эта поляна – тоже такой же остров. Дикарь спустился по длинной лестнице без перил, что привела его на подобную поляну с порталом – близнецом предыдущего. Ткнул в него мечом – проходит.
Вышел, оказавшись на другом острове. Свою поляну он нашёл по правую руку – по характерной лестнице и пальмам её нетрудно узнать. Но отсюда никакого пути больше нет – тупик. Мокот пошёл назад – портал пропустил.
И оказался не там, где входил. Этот остров отличался от всех предыдущих – но в то же время был на них похож. По растительности, рисунку на каменной арке, другим мелочам дикарь различал их, как собственных детей.
Так и блуждал Мокот по порталам, каждый раз выходя в новом месте. Вышел, оглянулся, заприметил отличия, посмотрел на соседние островки, понял, на каких из них уже бывал, на каких – нет, пошёл дальше. Каждый портал, кроме первого, пускал героя – но на новый остров.
***

«Плюп!» - произнесло что-то позади мага.
- Что это? – удивился Узукхай, выпрямившись. – Литёр, ты?
Но не успел он обернуться, как дикарь занёс меч, прочертив дугу в тесном помещении – и голова злодея скатилась с плеч, замарав кровью рукопись, стол, большую пустую полочку на стене и саму стену, пол…
Рабов Мокот нашёл в подвалах замка. Вдоволь поубивав тюремщиков – каких-то низкорослых полуящеров, он освободил пленников от оков и велел расходиться по домам. Ворота в замке нашлись, несмотря на слова сгинувшего Рахеля, – и оттуда все направились к долгожданной свободе.
***

Вот уж закончилась скалистая местность, отряд дикаря, что держал путь в столицу, становился всё меньше – не всем всегда было по пути домой. Молодая девушка всё время держалась рядом с Мокотом – она довольно скоро разговорилась с молчаливым дикарём, найдя в нём хорошего слушателя.
Теперь они коснулись темы награды короля Оведола за заказ.
- Что он тебе обещал за убийство колдуна? – девушка не была слишком болтливой, и её всегда было интересно послушать.
- Я хочу взять лучшее оружие из замка короля, - коротко ответил дикарь.
- Хм, забавно, - молвила она. – Отец всегда говорил, что любое королевское дитя – это оружие. Вот меня он, например, хотел выдать замуж за короля Занзибара, чтобы заключить мир – и тем самым выгодно для себя закончить бесконечную войну с ним.
Дикарь посмотрел на принцессу, и ему в голову пришла новая мысль.
- Тогда нам нет нужды возвращаться в столицу.

поэзия: урбанистическая лирика

Разговор с сыном, или В лабиринтах улиц городских

Вот в мирной деревушке нету суеты.
Казалось, само время здесь остановилось:
Никто здесь не спешит. Недавно я и ты
Вернулися с охоты, что недолго длилась.

А в лабиринтах улиц городских
Летят машины, страшножутко приближаясь,
И не поможет божеский диптих,
Что на панели спит, за взгляд всё твой цепляясь.

Здесь тополя и сосны, устремляясь ввысь,
Пытаются до неба допереться.
Под ними тихо спрятались грибы. Надысь
Их люди собирали. Всё уместно.

А в лабиринтах улиц всё твоих
Ввысь устремились всяки многотажки смело.
И ходят тама люди, заблудив,
Пытаясь прикупить хоть яблоков неспелых.

Здесь мирно пашем, добывая хлеб и соль,
В деревне мы живём, совсем не зная страха.
А в городе твоём и жизнь - не жизнь, а боль,
Где каждый завтра так боится, словно птаха.

Файерболл Третий

проза: мистика

Вечер плавно переходил в ночь. Луна, как огромный прожектор, наполняла майский воздух голубоватым свечением и четко прорисовывала квадраты кирпичных гаражей. Запах сирени буйствовал в ночи, и, казалось его можно резать, как масло, ножом.
         Михалыч закрыл замок шлакбаума и не спеша похромал к столику: - Ну слава Богу, последние уехали - проворчал он. Последней была весёлая компания засидевшихся  в честь пятницы парней. Запах от шашлыков разносился по всему гаражному кооперативу. На выходе они от щедрой душевности благословили Михалыча поллитровкой "Путинки".
        Разложив на столе журнал въезда-выезда , сторож покосился на сиявший в лунном свете веселящий сосуд и вздохнул: - Потом приму  несколько граммов, а ручка где? - Михалыч вертел в руках серебристый цилиндрик, украшенный золотистой вязью незнакомых букв: - Наверное, бухгалтерша забыла  карандаш, - он взял лежащий неподалёку предмет, - "Чернов" - медленно выводил он буквы в журнале, потом чихнул, хотел продолжить, но увидел, что вместо фамилии написано слово чёрт.
       Короткий противный смешок раздался сзади, Михалыч резко обернулся и привстал на враз онемевших ногах - в шагах пяти от него стоял, как обсыпанный пеплом, улыбающийся чёрт. Глаза-угольки мигнули: - Пойдём!
      Они не шли, а плыли над рядами гаражей, которые всё уменьшались в размерах. Потом внизу проплыло поле, лес, шоссе с редкими машинами, опять лес.  Сиреневый запах, казалось, пропитал всё вокруг и неотступно следовал за путешественниками в неизвестное.
      - Ёкарный бабай! Так это же Люськино озеро, - Михалыч удивился с детства знакомым очертаниям водоёма, расположенного в непроходимых зарослях ивняка. Озеро изредка попадалось на пути заблудившихся грибников и ягодников и удивляло кристально чистой холодной водой.
       Чем ближе приближалось озеро, тем явственней виделись на его дне мелкие камушки, серебристые рыбки, снующие меж зелёных водорослей.
        - Надо было сразу похмелиться, - запоздалая идея возникла сама собой в гудящей голове Михалыча.
        Стоя на берегу, невольный путешественник без конца оглядывался, но чёрт как провалился сквозь землю. Зато у самой кромки воды находился стол, заставленный явствами, которые Михалыч видел только по телевизору: осётр царственно возлежал на серебряном блюде посреди всяческой снеди, зажаренные рябчики готовы были вспорхнуть и улететь, солёные грузди, посыпанные щедро зелёным луком и укропом, источали неповторимый запах.  Сторож сглотнул слюну и ещё раз оглянулся: - Эх "Путинку" бы сюда. - сокрушённо подумал он.
       - Рыцарь желает выпить? - раздался мелодичный голос сзади.
         Михалыч в оцепенении медленно обернулся и возглас "Мать твою" застрял в горле. Перед ним стояла дева в совершенно прозрачном тускло светящемся одеянии. Чёрные, как смоль, волосы ниспадали до круглых блестящих в лунном свете бёдер. Незнакомка протягивала Михалычу огромный кубок, наполненный  до краёв ароматным ярко-красным вином, негнущимися руками сторож принял кубок и поднёс к пересохшему рту, казалось, ароматная жидкость сама влилась в бедолагу и наполнила его давно забытым чувством желания.
         - Рыцарь, в прошлый раз вы обронили, - ночная прелестница протянула страдальцу огромное портмоне, плотно набитое банкнотами. Михалыч судорожно сунул деньги в бездонный карман джинсов, не сводя остановившихся глаз с упругой вздрагивающей при каждом слове груди незнакомки.
        - Присядем рыцарь, - палец со сверкающим изумрудом показал на ковёр сочной отливающей серебром в лунном сиянии зелёной травы. Михалыч вдруг увидел себя на лужайке сидящим рядом с черноволосой красавицей, от её кожи и волос веяло речной  прохладой. Сердце, казалось, стучало колоколом  в ушах. Озеро с бешеной скоростью завертелось перед глазами...
      ...Ущелье освещалось яркой луной, и игра светотени усиливала первозданный хаос пейзажа. Запах сирени, чудом выросшей на скудной земле, казалось, насквозь пропитал  самые скалы и камни, огромный силуэт, сидящий неподвижно на гранитном валуне, являл собой  продолжение  дикого пейзажа, антрацитовые глаза сидящего внимательно смотрели на огромный яшмовый перстень, на гладкой поверхности которого, как на дисплее, были видны злоключения Михалыча. - Что цари, что сторожа - покажи им Евину дочь и деньги, сразу теряют рассудок, - лицо Князя тьмы перекосила презрительная усмешка - Ну и где в этих червяках "по образу и подобию?"
         Князь протянул руку и из лунного света соткался серебристый цилиндрик карандаша с золотой вязью старинного текста.
        -Веда знает своё дело.
         Демон открыл лежащую перед ним огромную книгу, и на почерневший от времени пергамент легли золотистые староарамейские слова…. Вздохнув, он захлопнул книгу. От громкого хлопка в ущелье посыпались камни. Вороны с громким карканьем взметнулись и полетели прочь от проклятого места. Поднявшаяся пыль закрыла ущелье…
        Тишина. Свет луны снова освещал дикое ущелье. Ни Князя тьмы. Ни его книги…..
        Михалыч долго летел сквозь чёрную темноту. Удар от падения сотряс гаражи.
       Хриплое кукареканье раздалось в предрассветном сумраке, блёклая луна растворялась на горизонте. Михалыч протёр глаза - А почему я не пошёл ночевать в сторожку?    Не распечатанная бутылка "Путинки" стояла на столе. Вместо серебристого карандаша на журнале лежала обыкновенная шариковая ручка.
      - Надо было сразу опохмелиться, - незатейливая мысль вновь посетила бедовую голову Михалыча.

поэзия: исторические стихи

Цусима

В Цусимском проливе зловещая тьма,
Огни броненосцев случайно не вспыхнут,
Эскадры российские тихо возникнут,
Лишь плещет за бортом морская волна.

Мелькнула украдкою серая тень,
Разведка японская, три канонерки.
И Того коварный, пиратище  мерзкий,
Для сотен орудий находит мишень.

Неравная схватка — просчёт адмиралов,
Пылает вода, как поленья в аду,
И кровь на бушлате, матрос как в бреду,
Снаряд тащит к пушке сквозь трупов завалы.

Позор адмиралам и власти тупой,
На верную смерть и геройскую гибель,
Здесь храбрость матросов позор ненавидит,
Андреевский флаг над кровавой волной!

Цусимский пролив - ты свидетель беды,
Плывут по воде лишь цветы, как живые,
Под килем проносятся мили морские.
На дне океана несчастья следы...

Файерболл Четвертый

проза: хоррор

В ночь Чёрной Луны

В окно светила огромная луна. Белая…
Вадим сунул ноги в малиновые (откуда они взялись?) шлепанцы и двинул по направлению к туалету. Дверца одежного шкафа в коридоре была прикрыта неплотно, из-за неё наружу выглядывал край какого-то плаща.
Внезапно ему захотелось запихнуть этот плащ в шкаф целиком и полностью. Немедленно. Это было важно. Приоткрыв дверцу, Вадим, не поднимая  взгляд, пихнул свободной рукой  плащ в глубину, и сердце тут же ухнуло в желудок. Невидимая рука сдавила горло, в виски изнутри ударили маленькие кувалды. То, что было плащом, запихиваться в шкаф не желало.
Он поднял взгляд – улыбающийся череп приветливо клацнул ему челюстью.
В следующую секунду Вадим оказался уже на кухне, в другом конце коридора. Скелет в лиловом плаще нависал над ним, помахивая рукавами. Вадим, зажмурившись, бросился вперёд, обхватил руками закутанные в ткань кости и отчаянным броском вышвырнул их в открытое окно. Не долетев до земли пару метров, существо в плаще резко взмыло вверх и, совершив разворот на фоне огромного лунного диска, ринулось в оконный проём. Тяжёлая чугунная сковородка (мамина любимая!), оказавшаяся в руке, встретила пикирующий на него ужас, парящий на крыльях ночи…

…Скрежет и лязг металла настойчиво сверлили голову изнутри. Уже через пару секунд он понял, что доносятся они снаружи.
За окном светало. Во внутреннем дворе гостиницы грузили мусорные контейнеры.

Вадим, сглотнув застрявший в горле колючий комок, оторвал свинцовую голову от сырой подушки. Ощущения были такие, будто чугунная сковородка повстречалась не во сне, а наяву, при этом  - с его собственным черепом. Нащупав на тумбочке смартфон, он открыл последнюю просмотренную страницу: «Квадратура Черной Луны…»
          «Чтение на ночь астрологической хрени на фоне около полулитры выпитого вискаря - и хоррор с чугунной сковородкой вам обеспечен!» - диагностировал он своё состояние, вытирая холодный пот со  лба.
          Гороскоп утверждал, что «Черная Луна — это наше слабое звено, по которому в течение жизни нас проверяют на прочность и чистоту помыслов, и это место, где нам нужно приобрести необходимый опыт».
         «Надо будет позвонить родителям, - подумал Вадим, - хотя, никаких особых скелетов в их шкафах у меня уже давно не осталось…»

После завтрака в ресторане гостиницы тургруппа загрузилась в автобус. Экскурсовод профессионально бодрым голосом бубнил об истории возникновения деревни Завальное Медведково, первопроходцах, староверах, масонах, декабристах и прочих деятелях прогресса в отдельном взятом медвежьем углу. Из программки этнофестиваля «Ночь Черной Луны», бегло просмотренной Вадимом, в память врезалось только упоминание о дегустации традиционных наливок местного изготовления.
«Продегустируем, приобретём необходимый опыт, где наша не пропадала…» -  подумал он, закрывая глаза, и ощупал для верности фляжку с бурбоном в кармане.
Скелет в лиловом плаще не рискнул при свете дня преследовать туристический бус, двигавшийся фестивалить к традиционным наливкам и сидящим на завалинках медведям, поэтому Вадим спокойно погрузился в лиловую темноту, пронизываемую малиновыми сполохами…

Завальное Медведково бурлило; Вадима мигом затянуло в  пёстрый круговорот, оторвав от своей группы. Очередь за наливками была такая, что пришлось отдать дань уважения верному бурбону. Возле огромного то ли амбара, то ли овина, здоровенный бородатый детина полуцыганской наружности зазывал посетить фольклорные литературные посиделки «Чернолунная Выпь», совмещённые, по его утверждению, с дегустацией тех самых знаменитых наливок. Желающих литературно посидеть было немного. Вадим ещё раз прикинул масштаб  очереди в  наливочный павильон, потянул с донышка фляги остатки и решительно шагнул на встречу с Выпью.

Литературных посидельцев, числом в восемь душ, разделили на две команды, рассадив на неструганные лавки  и повязав на шеи косынки малинового и голубого цветов, причём последних бородатый затейник именовал «лазоревыми».
В преддверии ночи Черной Луны организаторы решили не заморачиваться с жанром, предложив  участникам действа рассказывать «страшные истории», отдельно подчеркнув необходимость ограничивать себя малыми формами – наливок было много, а автобусы ждать не будут. Рассказчику, кроме аплодисментов страждущей публики, доставалась стопка, которую подносила томная девица в сарафане и кроссовках с разноцветными шнурками. Сюжеты и персонажи не должны были повторяться; тот, кто не мог придумать новую рассказку, выбывал из игры, а главный приз был обещан команде, чей рассказчик  остался бы последним.
         
«There can be only one!»
             
Молодёжь отпала первой. Последней из лазоревых стойко держалась маленькая сухонькая бабулька, явно на ходу, после черных штор, красного пятна и черного же пианино, придумавшая пару историй про лиловое покрывало и красное кресло.
Сливовица, грушовица, терновка, вишнёвка, яблунёвка… гроб на колёсиках, черная рука, ногти в пирожках  и пиковая дама в зеркале…
Лагерное детство Вадима не прошло зря – там были и кольцо на отрубленном пальце, и красный лак на ногте, и даже учитель, делающий кукол из кожи непослушных учениц… имбирная, анисовая, смородиновая, рябиновая, ежевичная…
В кармане завибрировал телефон – «Мама», увидел он и нажал отбой…
         
Последней, которую он запомнил, была малиновая…
Вадим открыл глаза. Ночной знакомый снова улыбался ему. Но в этот раз плаща на нём не было. В отблесках чадящей лампы Вадим увидел ржавую цепь, тянувшуюся от кольца, сжавшего его лодыжку, куда-то в сырой и тяжёлый мрак… В пятне мерцающего света возникли фигуры в капюшонах – бородатый с черными провалами глаз и девица с лиловыми губами. Вадиму показалось, что в руке она держала огромную сковородку…
- Мы ждали тебя много лет. И ты пришёл. В ночь Черной Луны. Большая Форма ждёт тебя, посвящённый!
         
Малиново-лазоревый файерболл вспыхнул и погас перед глазами Вадима…

поэзия: любовная лирика

Одно на двоих дыхание,
Но сердце заныло в тоске –
Опять Вы пришли на свидание
В лазоревом с дыркой  носке!

Второй же носок Ваш – лиловый...
Почувствуйте разницу здесь!
Он был шерстяным и неновым,
Быть может, и в нём дырка есть…?

Малиновки песни нам пели,
Малиной манили уста,
Склонялись лиловые ели
От нашей любви… Неспроста!

Лазурь вдруг небес лазорёвых
Магичный взорвал файерболл!
Ну, что ж, пусть носок и неновый –   
Любовь я и рифму нашёл!

Лазурью окрасились ели,
К стопам полетела листва,
И снова малиновки пели,
И вновь сочетались уста…

Размер не имеет значенья,
Совсем, разве что – для носка.
Клубничка – она для варенья,
А вот без малины – тоска!

В носках и без носков
Я видеть Вас готовый,
Небес лазурь мне фиолетова
Без Вас!
С иглой и ниткою,
Простою и суровой,
К ногам я Вашим
Припаду
В любви рассвета час,
Малиновый, лазоревый, лиловый…

Файерболл Пятый

проза: приключения

Раскалённый круг солнца висел в бездонном океане неба. Слабый ветер гонял одинокое перекати-поле, колыхал золотистые клочки травы. Повозка лениво качалась из стороны в сторону, изредка подпрыгивая. Джебедая стёр выступившие на лбу капельки пота и уныло посмотрел вперёд. Густое облако пыли поднималось вдалеке. Погладив седую бороду, он достал кольт и проверил барабан.
- Кажется, твоя помощь вновь пригодится, старина.
Джебедая разглядел двух всадников, направляющихся к нему. Через пару минут те перегородили дорогу. Прищуриваясь, старик рассмотрел их получше. Один из всадников, казался упитанным свином, еле державшимся в седле. Его красные щеки явно выделялись на фоне остальной части лица. Второй с аккуратной эспаньолкой и взглядом орла, ищущего добычу, был стройным и мужественным типом. Единственное, что их объединяло - многочисленные мелкие шрамы, разбросанные по всему лицу.
- Чем могу помочь, господа? - спокойно произнёс Джебедая, сжимая кольт.
- Лучше убери эту штуку, старик, - грозно пробасил один из них, указывая на оружие.
  Толстяк слез с лошади и пошёл смотреть содержимое повозки.
- Пожалуйста, скажите вашему помощнику остановиться, иначе эти земли утолят ненасытную жажду крови, - пригрозил Джебедая, убирая кольт.
Краснощёкий смутился, услышав слова старика. Он подошёл к нему ближе и демонстративно ухмыльнулся.
- Вижу ты из отчаянных, дедуля, - его улыбка оголила жёлтые неровные зубы. - Я не помощник. Это мой брат и мы равны. Понял?!
Неожиданно Джебедая разразился громким смехом.
- Ты... ты говоришь, что румяный поросёнок и величественный орёл - братья?! Аха-ха-ха-ха! - не останавливался он.
Толстяк схватил его и поднял над землёй.
- Да как ты... - он не выдержал веса старика и уронил его. - Тяжёлый, сукин сын! - переводя дыхание, огрызнулся он.
- Довольно шалостей, старик! Мы хотим знать, что в повозке?! - брат краснощёкого слез с лошади и направился к остальным.
  Джебедая держался за бок и, опираясь на повозку, поднимался. Он кашлял, отряхивался и поправлял шляпу, не обращая внимание на братьев.
- Поговорим по-другому, - мужчина с эспаньолкой зарядил кольт и направил его на старика. - Быстро говори, что в повозке, паршивец!
Старик продолжал прихорашиваться.
- Давай убьём его, Пит, да заберём повозку. Всё равно он труп! - причитал толстяк.
- Господа, - обратился к ним Джебедая, выпятив грудь. - Давайте будем проще. Пока я стою под дулом револьвера, вы вольны делать со мной всё, что угодно. К тому же, я - хилый старик и вам двоим уж точно неровня, - он внимательно посмотрел на них.
- Продолжай, - процедил Пит.
- Так вот. Хочу сказать, что убить меня не составит никакого труда, но. Всегда всплывает это раздражающее «но». Тогда вы не узнаете, как получить то, что сейчас лежит в повозке.
- Ха-ха-ха, - смеялся краснощёкий. - Он блефует. Точно блефует! Стреляй уже, Пит, и заберём повозку.
Джебедая немного смутился и посмотрел в глаза Питу.
- Да вы что, джентельмены, разве стал бы я блефовать прямо перед лицом смерти. Конечно, если хотите, можете проверить сами, что содержимое повозки невозможно получить, не узнав один секрет.
- Гово... - хотел крикнуть толстяк, но брат перебил его.
- Джо, посмотри, что внутри! - грозно приказал Пит и продолжил сверлить взглядом старика.
- Почему всегда я?! - негодовал краснощёкий.
- Я держу его под прицелом, дубина. А теперь быстро смотри, что внутри!
- Но...
- Быстро! - возразил Пит, не сдерживаясь.
  Джо тяжело вздохнул, издал недовольный крик, больше похожий на визг, и пошёл к повозке. Та слегка качнулась и изнутри послышался топот.
- Что там? - спросил Пит, отводя взгляд.
- Тут только пустые мешки! - крикнул Джо. - Он нас обдурил! Застрели паршивца!
Прежде чем Пит успел нажать на курок, пуля влетела ему в грудь. Неосознанно он начал палить по сторонам, но Джебедая спрятался под повозкой.
- Что происходит?! - толстяк выпрыгнул из фургона в поисках брата.
Как только его ноги коснулись земли, в пятку раскалённой иглой воткнулась пуля.
- Дьявол, старик то оказался гадюкой! - процедил Джо, прыгая на одной ноге и доставая кольт.
Он вышел из-за повозки. Вторая пуля пробила ему колено.
- Чёрт! - стиснув зубы, он выронил оружие и упал на спину.
Шпоры звонко бряцали, пока Джебедая подходил к раненному Джо. Тот отчаянно пытался дотянуться до кольта, но третья пуля вошла ему в кисть. Он посмотрел на старика, который ехидно улыбался.
- К-кто ты... такой?! - прохрипел Джо, стараясь не закричать от боли.
Старик поправил шляпу, посмотрел ему в глаза и грозно произнёс:
- Я - Джебедая. Слышал о таком?!
- Не... не может... быть! Ты Джебедая, койот прерий?! - испуганно мямлил толстяк.
- Он самый, друг мой. Он самый, - старик подходил всё ближе к пытающемуся уползти Джо. - Как раз нашёл груз, который нужно доставить местному шерифу, - он улыбнулся и спустил курок.
Пуля пробила толстый лоб. Через несколько минут братья лежали в мешках, которые Джебедая с трудом закидывал в повозку. Он достал листовку «Разыскиваются. Живыми или мёртвыми».
- Братья Джексоны. Удачный улов! По пятьсот баксов за каждого, - старик убрал объявление. - Ценные сукины дети! - ухмыльнулся он, садясь в повозку.

поэзия: пейзажная лирика

В океане безоблачном неба
Догорал понемногу закат.
Застывший момент волшебен,
Сверчки на поляне трещат.

Одуванчики тянутся к звёздам,
Распустив белый снег больших крон,
Птицы устроились в гнёздах,
Клонит природу всю в сон.

Догорает костёр горизонта
В отражении кристалла воды.
Кажется, шепчет Солнце:
«Спи, дорогая, спи!»

Файерболл Шестой

проза: мистика

Развесистые широченные ветви старинного дуба от тяжести клонились к земле, укрывая небольшую скамью, словно шатёр. Старинный дуб не раз спасал путиков в знойный день и непогоду. Здесь всегда можно было спрятаться от палящего солнца, дождя и ветра. Будто добрый гигант, могучее дерево распростёрло свои многочисленные мощные руки, приглашая путников в свои объятия.
Артём очень любил это тихое место, возле речушки Велья. Ещё будучи совсем ребёнком, он, бывало, убегал сюда на целый день, не желая оставаться дома по определенным причинам. В тени древнего великана, вооружившись карандашом и листом бумаги, он начал доверять свои мысли и фантазии белому молчаливому другу.
Отец выпивал с тех пор, как мать покинула семью, бросив в глаза отца обидные слова о его никчёмности и своей загубленной молодости. Тогда Артёму исполнилось пять лет, и он остался с отцом.
Частенько, напившись сильнее обычного, он впадал в депрессию. Видя грустные глаза отца, в груди мальчика поднимались боль и едва осознанное оскорблённое чувство покинутого ребёнка. Горькие слёзы жгли его глаза, он старался спрятать их, прикрывая лицо рукавом. А иногда, обняв Артёма руками, он притягивал его к себе и говорил:
- Бог с ней, с матерью, может, и действительно ей лучше без нас. Наконец-то она нашла своё счастье, в котором для нас нет места.
Маленькое сердечко мальчика сжималось до боли, он убегал в свой мир, под кроной могучего старинного великана, защищающего его от внешнего мира. Со временем он едва помнил её, даже если старался приложить усилия, но голос и её интонации иногда всплывали в голове. А особенно – последний момент, оставшись в памяти большим горьким пятном.
В семь лет, как и все дети, Артём пошёл в школу. Всё было для него ново, новая школа, новый класс, но он ликовал где-то в душе. Отец держал его за руку, а он, с гордостью поглядывая на него, спешил за огромными шагами. Первый звонок на урок, отец проводил его в класс, помахав мальчику рукой и дав напутствия. Артёму досталась пятая парта в первом ряду, ростом он обгонял некоторых своих ровесников.
Учитель называл одноклассников по имени, те вставали и представлялись, когда подошла очередь до Артёма, по классу прошел шёпот:
- Смотри, это тот мальчик, я тебе о нём рассказывала. Его мама бросила, и папа его – алкоголик, а ещё они бедные. Ты посмотри на него.
В каждом классе есть свои отщепенцы – закон любого социума.
Артём опустил голову и тихо сел за парту. Домой он вернулся со слезами на глазах, застав отца в бодром настроении, решил, что тот опять заливал горе бутылкой водки. Достав из портфеля альбом и карандаш, он бросил портфель в угол и повернулся к двери, чтобы по привычке отправиться к речке Вилья в его укромное местечко.
- Артём, ты пришел, вот и хорошо! – окликнул его отец. - А я тут по хозяйству занимаюсь, - отец показался из кухни, - ты иди руки помой, обедать будем, - и вновь скрылся. - Как прошёл день в школе?
Артём грустно улыбнулся, не ответив, поплелся в ванную.
Глядя на хлопочущего отца, он вскоре забыл сегодняшние неудачи. Давно отец не был в таком прекрасном расположении духа.
- Давай поешь, - отец подкладывал мальчику макароны, - ничего, Артёмка, не дрейфь, прорвёмся.
«Он кого уговаривает – меня или себя?» - подумал Артём, но впервые с тех пор, как мать бросила их, а прошло уже более двух лет, мальчик почувствовал, что отец и он – всё-таки семья.
- Пап, что-то дымом пахнет, - набив рот макаронами и пытаясь прожевать такую кучу, пробурчал Артем.
Отец засуетился, заглянул в сковороду, - Да, нет, сынок, вроде бы, я не утратил своих кулинарных способностей. – О, вспомнил, я же пепел не убрал, сейчас выбросим.
Отец схватил железное ведро и выскочил за дверь. Артём заметил недогоревшую мамину фотографию. Видимо, он тоже решил попрощаться с прошлым, стереть о ней воспоминания, как когда-то сделал это Артём.
С тех пор женщина, жена, мать, для них умерла, а с ней вместе умерла и старая жизнь, сменившись новой. Отец намеревался найти новую работу, у него не очень получалось, но он не сдавался. Школьная жизнь Артёма была тихой и незаметной. Нет, он не считал себя изгоем или обиженным, а совсем наоборот. Как-то отец обнял его, а затем посмотрел сыну в глаза.
- Всё будет хорошо у нас, сынок, всё будет у нас хорошо. Обещаю тебе, ты станешь великим человеком. Посмотри в свою душу и загляни в души окружающих тебя.
С тех пор Артём научился смотреть в души, видя их насквозь. Мальчик не стремился общаться со сверстниками в классе, но однажды в класс вошла она.
В тот день Артёму исполнилось пятнадцать, утром отец вручил ему велосипед, как он и просил. Жизнь уже пятнадцатилетнего паренька и отца потихоньку налаживалась. Ранее отец долго не задерживался на работе, бурча об испорченных чёрных душонках. Когда отец попивал, Артём списывал всё на водку и белую горячку, но после разговора с отцом он стал понимать его как никогда.
И вот в класс вошёл учитель, а за ним она. Артём никогда не поднимал головы от парты, вот уже почти восемь лет, но её голос...
- Я – Мира Соткина, и я новенькая, пожалуйста, примите меня, - сказал тихий простуженный голос.
Артём оторвал взгляд от книги, перед одноклассниками стояла Мира Соткина, как она представилась ранее, карие глаза, каштановые волосы, перетянутые яркой лентой в хвост на макушке, каскадом, словно водопад, спадающие к плечу. На личико и фигуркой вышла красавицей, высокая, стройная. В классе зашушукались.
- Мира, садись, - прозвучал голос учителя.
Девушка подошла к Артёму: - Можно я к тебе присяду? У тебя ведь не занято.
Артём поморщился, но подвинулся: «И что она ко мне уселась, вон у Сашки Белого – тоже свободно, шла бы туда».
Мира украдкой улыбнулась, но промолчала. Достала учебник и пенал, начался урок.
- Это тебе, - открыв пенал, Мира достала карандаш и протянула Артёму.
- Что это? Не нужно, зачем, - запротестовал Артём. Покрутив карандаш в руках, оценил его. Карандаш был хорош, ведь он знал в этом толк.
- На, держи – мне не нужно, - протянул он ей обратно.
- Но я же вижу – ты же хочешь оставить его себе. У тебя сегодня день рождения, и ты так любишь рисовать. Он исполнит всё, что ты пожелаешь, мой господин, - шепнула она ему на ухо. - Он так долго ждал тебя.
Артём, испугавшись, вздрогнул, ему показалось, что из прелестного ротика Миры ненадолго показался раздвоенный язык, как у змеи, и коснулся кончиками его щеки.
- Сейчас я эту сладкую парочку рассажу, - учитель прошёл между рядами и опустил книгу на голову Артёма.
До конца уроков в классе не утихал шёпот – ведь впервые за восемь лет кто-то услышал голос мальчика с пятой парты, как называли его, когда вспоминали, но это случалось крайне редко.
По дороге от школы до дома Мира навязалась ему в попутчики, умоляя подвезти его, расхваливала железного коня – оказалось, ей по пути.
Она спрыгнула с велосипеда, как только Артём остановился возле дома.
- А вон там я живу, - указала она на окна в противоположном доме, - мы недавно переехали. Я живу с тётушкой Клавдией.
Попрощавшись, одноклассники разошлись по домам. Вечером Артёма ожидал торт со свечами и праздничный ужин. В дверь позвонили.
- Пап, я открою! – отец возился на кухне, добавляя последние штрихи к пиршеству.
На пороге стояла Мира.
- А это тебе – подарок, - протянула свёрток.
- Спасибо конечно, но ты уже сделала мне сегодня подарок.
- А, - махнула девушка рукой, - это так, пустячок.
- Артём, кто там?
- Так, одноклассница, она сейчас уходит.
- Одноклассница, - отец словно выпорхнул из кухни, - Артём никогда не водил своих друзей в дом, ну же, проходите. Артём, что же ты держишь друга на пороге, к тому же девушку, - но, заметив Миру, он несколько побледнел.
Мира решительно отодвинула Артёма рукой в сторону и вошла в квартиру. Артём захлопнул за ней дверь и, недовольный, проводил её к столу. Отец, как он заметил, весь вечер просидел хмурый, холодно поддерживая разговор с Мирой.
- А Вы помните, что подарил Вам отец на пятнадцатилетие? – обращаясь к отцу, вдруг спросила Мира.
Отец был архитектор от бога – или нет, но его мастерская, заваленная
чертежами проектов, кричала об этом. Мальчишкой Артём часто заглядывал туда и с восхищением рассматривал макеты. Со временем она покрылась пылью и заросла паутиной. Отец закрыл её, повесив ключ на шею со словами:
- Придут и хорошие времена.
И забыл о ней.  - Артём, поставь чайник, пора торт резать, день рождения всё-таки.
- Елизаздра, ты не просто явилась сюда из ада, - сказал он шёпотом, - тебя послал мой отец Мулцибер, не так ли? Что ты дала моему сыну? Или вернее, он.
- Остынь, Стибус, горящая ты головёшка, ты упустил шанс в своё время. Сейчас бы был под крылышком у могущественного отца, но ты сделал свой выбор, так что посторонись. Мулциберу нужен преемник, которому он передаст все дела. Вернее, весь ад, каждую его песчинку.
- Убирайся вон, - прошипел Стибус, - не бывать этому!
- Ты же и сам понимаешь, что тут мальчику не место. Его мир там, не мешай, - шепнула она ему на ухо, - он наш. Да кстати, твоя любовь кувыркается с Инкубусом. Ах, он так хорош в своём деле!
Мира встала из-за стола в тот момент, как Артём с чайником в руках вышел из кухни.
- Ну, ладно, я пошла, всего вам, - и скрылась за дверью.
Отец сидел за столом, угрюмый, как тогда, когда любовь его жизни покинула его, оставив с сыном на руках.
- Пап, всё хорошо?
- Всё будет хорошо, мой мальчик, давай пить чай.
Артём долго не мог уснуть. Покручивая карандаш в руках, смотрел на свёрток, преподнесённый в подарок, что стоял на стуле. Артём так и не решился притронуться к нему. Он думал о Мире, почему отец был так обеспокоен её приходом. За стеной из комнаты отца доносилась возня, глухие всхлипывания. Видимо, он тоже не мог в эту ночь уснуть.
Артём накинул плащ, взял альбом, карандаш и поспешил к своему старому другу под сень дуба.
«Я рисовал много душ, но душа Миры не похожа ни на одну из них: прекрасна и ужасна. Она похожа на душу моего отца. А душа ли это?»
Вскоре на листе бумаги появились очертания необычной огненной девы.
Последний штрих – вот и всё.
С листа на Артёма горящим взглядом смотрела Елизаздра, верховная демонесса. Под его пристальным взглядом, казалось, что портрет ожил и стал светиться красным пламенем.
Вскоре с листа бумаги сошла и сама демонесса:
- Ну здравствуй, Артём! Внук самого Мулцибера.
Артём попятился назад, но великий дуб перегородил ему дорогу. Спиной ощутив его кору, Артём сполз вниз и сжался в комочек.
- О демоны, могущественный Мулцибер послал меня служить этому маленькому человеческому червю, скрюченному у ствола древа! Как я пала! - воздев руки к небу, взывала демонесса.
- Так, ты - я не ослышался? Послана служить мне? - Артём приподнялся с колен и с нескрываемым любопытством посмотрел на неё.
- О, червь меня уже не боится, - Елизаздра подалась к нему и заглянула ему в глаза, - мой горящий взгляд ты выдержал – значит ты действительно внук Мулцибера.
- Сколько раз я уже слышу это имя. Кто он – этот Мулцибер?
- Мулцибер – создатель ада, великий архитектор преисподней и твой дед.
Он послал меня подготовить тебя к высшей миссии, то есть стать его наследником. Я вижу в твоей душе черноту, ты будешь достойным преемником Мулцибера.
- Карандаш, что ты дала мне, оживляет всех?
- Всех и всё – и даже возвращает из преисподней. Я ещё раз повторяюсь, это подарок тебе от твоего деда.
- А Мира – что с ней, она мертва?
- Да, нет, не переживай. Хотя внук Мулцибера не волнуется, за какую-то простую девчонку. Я скромно покинула её шкурку, когда ты призвал меня, мой повелитель. Вот думаю, мне придется опять занять её, ведь мне нужно находиться рядом с господином и охранять его.
- А не можешь ли ты занять чьё-нибудь другое тело?
- С чего это вдруг! А, молодому господину понравилась девушка! - подмигнула она. – Но, если что, я могу помочь и в сердечных делах, красавчик.
Демонесса подалась настолько близко к Артёму, что он отпрянул назад.
Наутро Артём обнаружил на столе завтрак и записку отца: «Завтрак на столе, я на работе».
Мулцибер – архитектор преисподней, значит талант у моего отца от него, а я – что? Он – истинный наследник. Его реакция на Миру – он знал, что в ней сидит демон.
Закинув рюкзак на плечо и оседлав своего железного коня, Артём отправился в школу. Мира шла по обочине дороги, опустив глаза. Артём догнал Миру и остановился:
- Привет.
- Привет, - Мира подняла глаза, усталым взглядом посмотрела на Артёма.
- Я Артём, ты помнишь меня? Я – твой одноклассник, мы сидим за одной партой.
- Да, - кивнула она головой, - я всё помню, прости, я чувствую себя очень уставшей.
- Так я тебя подвезу, садись, - Артём помог Мире сесть на велосипед.
Раздался резкий, пронзительный звонок на урок, секундой позже в класс неспешно вошёл директор, а за ним – женщина лет тридцати, блондинка с волнистыми волосами. Все замерли, словно нашкодившие дети в классе.
- Это ваш новый учитель по русскому языку и литературе, Мария Всеславна, прошу любить и жаловать, - представила её Валентина Григорьевна. И только Артём заметил в этой пышногрудой девице демонессу Елизаздру.
Артём ещё никогда не испытывал такой ненависти к одноклассникам, как сегодня. Ему хотелось выпустить душу, кого-нибудь из собравшихся безвозвратно прогуляться, оставив тело на произвол судьбы.
Артём, сонный, сидел на скамье заднего двора школы, голова его медленно клонилась вперёд, время от времени он закидывал её вверх, но она упрямо падала на руки. Рука держала карандаш и лежала на раскрытом альбоме, Артём только что закончил рисовать, выводя последний штрих портрета Саши Белого.
- Артём, - донёсся глухой голос.
Артём медленно открыл глаза, над ним стоял белый образ Сашки Белого.
- Что со мной? Я не ощущаю рук и ног, я что – умер? Но почему?
- Ты ещё не умер, но это произойдёт скоро.
Артём перевернул лист альбома. Адское чудовище с пылающими глазами ожило, сначала появилась его голова, а затем он весь:
- Душа, свеженькая, лакомство! Спасибо, мой господин, - заглотив душу, адское чудовище вернулось в рисунок Артёма. На следующий день Саша Белый в школе не появился.
- Я так и знала, что за вами придётся, ещё и убирать, - упрекнула демонесса Артёма, но тут же коварно улыбнулась – ведь её господин делал успехи, значит её учение и труд не напрасны.
С тех пор в классе стало происходить странное: без каких-либо причин пропадали мобильники и другие вещи. Артёму нравилось забавляться и смотреть на реакцию одноклассников. Рисунок рюкзака оживал – протянул руку и достал из содержимого всё что угодно. Некогда добрый мальчик очень изменился. Могущество портит человека, а тем более демона.
Артём не переставая рисовал, открыв секрет, что оживающие чудовища и демоны на его рисунках подчиняются ему как хозяину и выполняют любой его приказ.
По каким-то причинам люди бесследно исчезали и больше никогда не появлялись снова. Существует множество обстоятельств, которые вынуждают людей исчезнуть, сбежать, скрыться от общества. Бесследные исчезновения всегда вызывают тревогу. Но начались ещё более странные и необъяснимые случаи, когда люди за считанные секунды таинственным образом исчезали на глазах у других: был человек, а через мгновение его уже не стало, как будто он в воздухе растворился. Чтобы просто встать со стула – потребуется несколько секунд, однако в некоторых случаях люди неожиданно исчезали за такой короткий промежуток времени, не оставляя даже никаких намёков на то, что же с ними могло произойти.
Такие же странные и необъяснимые случаи с исчезновением начали происходить в школе, пропадали сначала ученики, а затем и учителя.
К Мире Артем обращался с несвойственной ему дружеской любовью и нежностью. Они часто встречались под сенью дуба, бывало, целыми днями по выходным пропадали там. Он никогда не разрешал ей брать в руки его альбом и рассматривать его, как бы она ни просила. Мира догадывалась о проделках демона Артёма, но лелеяла надежду, что его душа всё-таки не очерствела совсем.
- Это инспектор Павел Робский, - объявила Валентина Григорьевна, представив представителя закона в стенах школы. - Он будет расследовать исчезновение учеников и учителей в школе. Прошу вас содействовать и корректно отвечать на вопросы инспектора.
Инспектор шастал тут и там, приставал ко всем с расспросами. Конечно, его внимание привлек угрюмый ученик, сидящий на пятой парте. Вскоре он стал вызывать и допрашивать каждого ученика по одному, устроив допрос в кабинете директора. Ученики заходили и выходили, Артем наблюдал за происходящим со стороны. Вскоре подошла и очередь Миры.
- Ну, я пошла, - отдернув блузу и выпрямившись, словно по струнке, решительно сказала она.
Мира вошла  в кабинет директора, оглядываясь по сторонам. Она не раз тут бывала, но сегодня кабинет выглядел по-другому, что-то было вокруг, витало в воздухе, и становилось до жути страшно.
- Присаживайтесь, вы из класса «9В»?
На Миру пронизывающим взглядом смотрел инспектор Павел Робский.
Мира присела, положив руки на колени, смиренно опустила голову.
- Ну, начнем. Что вы можете поведать нам, о происходящим. В вашем классе за последний месяц пропало три ученика, в параллельном вам классе двое, а по школе в общем одиннадцать учеников. Плюс учитель физики и физкультуры. Я не говорю о том сколько людей за последнее время пропало в городе,  - он сверлил Миру глазами, - вы сидите за одной партой с высоким темноволосым мальчиком, его зовут Артем. Я навел справки, о тебе Мира и о твоем друге. А особенно меня интересует он.
Его отец за короткое время поднялся по карьерной лестнице и с неудачника превратился в уважаемого человека в городе. Артем, расскажите мне о нем.
Мира замялась, ведь она видела глаза Артема, говорившие ей: - Не смей, иначе он следующий.
- Мы дружим лишь в школе, начала она.
Инспектор нахмурился и поддался к девушке: - Я следил за вами и после школы.
Мира заелозила на стуле: - Да, мы дружим и что с того, или есть на это какой либо запрет. Я не могу о нем сказать ничего плохого, он добрый и отзывчивый друг.
Артем сидел на подоконнике, как Мира вышла из кабинета директора:
- Ну, как? – подскочил он к ней.
-Не волнуйся, - буркнула она, я не сказала ничего.
Но инспектору, так и не довелось довести дело до конца. Инспектор исчез скоротечно, при таких же необъяснимых и странных обстоятельствах.
Артем шагал по тротуару к дому, крутя в руках огрызок карандаша:
«Вот и конец моему могуществу», думал он, а что я могу без него. В свертке, что подарила Елизаздра, оказалась адская чаша. Я передал ее отцу и с тех пор он пошел расти по карьерной лестнице.
Артем открыл дверь и остановился у порога, с комнаты доносились знакомые голоса, он прислушался. Елизаздра и отец, они говорили о нем, верней о его будущем. Отец держал в руках пергамент и внимательно изучал его.
- Твой отец не бросал тебя Стибус, и когда он предложил твоей матери воспитать тебя, как подобает демону, но она отказала ему. Решив вырастить тебя благородным человеком. Благодаря подарку отца, ты сейчас тот, кто ты есть.
- Хорошо, если я соглашусь, что ожидает моего мальчика.
- Богатство, слава и могущество. Мулцибер подарил внуку демонический карандаш, чтобы показать ему, насколько эти качества меняют человека – демона. Поняв это, он уже не сможет жить по-другому.
- Здесь написано школа «Гремори».
- Да, это школа подобных твоему сыну, приемников. Там Артема обучат всем наукам демонологии. Первый урок мести и жестокости, не считая власти и могущества, он уже познал.
Стибус в знак согласия покачал головой:
- Да, но надо спросить согласия у Артема.
Елизаздра недовольно посмотрела на Стибуса:
- Спросили мы, одного такого умника. – Артем не стой возле двери, входи, - крикнула она. Ты все слышал и что скажешь?
- Я согласен! – не раздумывая выкрикнул молодой демон.
- Ну, вот и ладненько, - она тут же подскочила к отцу, и острым предметом уколола ему палец. Капля крови тут же капнула на пергамент, - поставим печать и готово. Сделка сделана, миссия выполнена. Запомни мальчик, передумаешь, твоему отцу крышка, он закрепил сделку кровью.
Взяв осторожно пергамент с рук отца, она свернула его трубкой и пихнула в глубокое декольте.
- Пока, мальчики, - демонесса послала наблюдавшим за ее действиями поцелуй, и направилась к двери. Обернувшись с полпути, так невзначай бросила Артему:
- Да кстати, ты можешь взять ту девушку с собой. По крайней мере, тебе ведь нужна жертва, чтобы питаться ее энергией.
Артем стоял перед высоченными стенами здания школы «Гремори». Скоро он переступит порог на пути к новым знаниям, демонологии. Он гордо вскинул голову и шагнул за ворота.

поэзия: пейзажная лирика

В закате солнца волшебства момент,
Когда последний луч коснется горизонта,
И время вдруг восторженно замрёт,
Картиною «Пейзаж» любуясь мимолётно.

В ночной гирлянде ярких фонарей
Вновь поспешу я слиться незаметно,
Чтоб не нарушить тайны шепота ночей
Лучом скользну и затеряюсь где-то.

Как не привыкли мы порой за суетой
Безумных городов, где мир бесцветен,
Где властвует закон один простой:
Урбанизация, в своём расцвете.

А в поле одуванчиков - закат.
И вам диктую по слогам, спешите:
В простом увидеть щёгольский наряд,
Моменты истины земли, ловите!

Отредактировано Овальный Маг (2020-05-29 06:24:49)

0

4

Так в чем суть-то?

0

5

#p169101,Logan написал(а):

Так в чем суть-то?

Пока набирают желающих сыграть.

Будут две команды бороться за звание магистров. Придется писать и стихи и прозу. А больше ничего мне Овальный не рассказал.

0

6

Ну, пиши, кентавр, добровольца что-ли. Хотя нихчего не понятно.

+2

7

Можно предположить что  тема будет обусловлена какой то магией.....и вроде бы как и постихоплетничать допускается а вот как будут формироваться команды?

0

8

#p169104,Путник написал(а):

Можно предположить что  тема будет обусловлена какой то магией.....и вроде бы как и постихоплетничать допускается а вот как будут формироваться команды?

И предположить можно, и постихоплетничать, и попрозайничать, и тема не одна будет (я же не жмот), и подталкивание под локоть метателей файерболлов из команды соперников.
А вот как будут формироваться команды, я скажу, когда мне магический шар скажет (кострубатое предложение вышло, но я всеядный)
И временем не обижу!

Путник, ну как? Записываешься? Попробуешь силы? Давай! Решайся!   :flag:

0

9

#p169103,Logan написал(а):

Ну, пиши, кентавр, добровольца что-ли.

:cool:

#p169103,Logan написал(а):

Хотя нихчего не понятно.

Это пока не понятно. Но тебе ли опасаться? Ты же не просто кот. Ты - кот в шляпе! А это говорит о многом!  http://www.smayly.ru/gallery/kolobok/Cowboy/16.gif

+1

10

#p169113,Овальный Маг написал(а):

Путник, ну как? Записываешься? Попробуешь силы? Давай! Решайся!

таки я за любой кипиш, записывай!

+1

11

#p169116,Путник написал(а):

таки я за любой кипиш, записывай!

Вот это другой разговор!  :cool:

0

12

#p169116,Путник написал(а):

я за любой кипиш

- кроме голодовки!
И меня пиши.

+1

13

#p169194,Shteler написал(а):

И меня пиши.

Без проблем!

0

14

Я тоже хочу поучаствовать.

+1

15

#p169218,PlushBear написал(а):

Я тоже хочу поучаствовать.

Мне нравится это желание!

+1

16

#p169220,Овальный Маг написал(а):

Мне нравится это желание!

:flag:

0

17

Все ближе и ближе время магической битвы!

Успейте записаться, мастера прозы и поэзии!

В первом посте игры оглашены условия битвы.

Долой сомнения! Может быть именно ваш файерболл станет самым мощным и собьет с ног магов-соперников!

Спалили рукопись мою,
Но лишь сильней она в бою!
Дым от страниц сплотится в яд!
Рукописи не горят!
Живёт идеей мой сюжет,
В нём для безумцев места нет!
Вас буквы в камень превратят!
Рукописи не горят!

Отредактировано Овальный Маг (2020-05-16 09:58:50)

+1

18

Овальный Маг,
Так этта самое...участник сам выбирает в поэзию ему или в прозу, или он просто подписывается на мокрое дело, а далее куда пнут?

А то получтся: выручаешь тви'лекка, а попадаешь вместо него. :rofl:

Звание магистра заманчиво, но я пока что не джедай.
Я пока подумаю.

0

19

#p169491,Marysia Oczkowska написал(а):

Овальный Маг,
Так этта самое...участник сам выбирает в поэзию ему или в прозу, или он просто подписывается на мокрое дело, а далее куда пнут?

А то получтся: выручаешь тви'лекка, а попадаешь вместо него.

Звание магистра заманчиво, но я пока что не джедай.
Я пока подумаю.

Marysia Oczkowska, каждый участник будет писать и прозу, и поэзию. Знаю, что ты умеешь и то, и другое  :)
Конечно, подумай и соглашайся!  http://www.kolobok.us/smiles/big_he_and_she/give_rose.gif

0

20

#p169496,Овальный Маг написал(а):

Marysia Oczkowska, каждый участник будет писать и прозу, и поэзию. Знаю, что ты умеешь и то, и другое  
Конечно, подумай и соглашайся!

Ты...это...знаешь? Но..но откуда? Мы были на одном ресурсе? Да?

0

21

#p169491,Marysia Oczkowska написал(а):

но я пока что не джедай.

плох тот падаван2008 который не хочет стать джедаем!

0

22

#p169512,PlushBear написал(а):

Marysia Oczkowska написал(а):но я пока что не джедай.плох тот падаван2008 который не хочет стать джедаем!
            Подпись автораУдобная штука - фальшивая репутация: всегда с собой и не оттягивает карман при ходьбе.

Ну, пока магистр Йода отмашку не давал.) Так что сижу в броне, прячу меч подальше и фигачу прессом по бескару.))))

+1

23

#p169528,Marysia Oczkowska написал(а):

фигачу прессом по бескару.))))

ты же мне пресс подарила!  :|

0

24

#p169451,Овальный Маг написал(а):

Спалили рукопись мою,
Но лишь сильней она в бою!
Дым от страниц сплотится в яд!
Рукописи не горят!
Живёт идеей мой сюжет,
В нём для безумцев места нет!
Вас буквы в камень превратят!
Рукописи не горят!

О, как раз недавно это видео в "Музыкальную шкатулку" кидал.

#p169501,Marysia Oczkowska написал(а):

Овальный Маг написал(а):
Marysia Oczkowska, каждый участник будет писать и прозу, и поэзию. Знаю, что ты умеешь и то, и другое 
Конечно, подумай и соглашайся!

Ты...это...знаешь? Но..но откуда?

Не только лишь все знают, что пишет знаменитая Марыся.

#p169543,Веда написал(а):

Marysia Oczkowska написал(а):
фигачу прессом по бескару.))))

ты же мне пресс подарила!

А у неё второй есть ))

+1

25

#p169543,Веда написал(а):

Marysia Oczkowska написал(а):фигачу прессом по бескару.))))ты же мне пресс подарила! 
            Подпись автораЯ, как Луна

Ваня провидец. Есть еще один. Такскать запасной.)))

0

26

Я не знаю получиться у меня или нет, но я хотела бы попробовать. Если что, не осуждайте сильно.

+1

27

#p169697,Елена написал(а):

Я не знаю получиться у меня или нет, но я хотела бы попробовать. Если что, не осуждайте сильно.

та много не дадутhttps://i.imgur.com/CeLaFPsm.jpg

+1

28

#p169697,Елена написал(а):

Я не знаю получиться у меня или нет, но я хотела бы попробовать. Если что, не осуждайте сильно.

Елена, детка, пусть только попробуют обидеть! :)
Приятно видеть вас в рядах участников :flag:

0

29

Осталось всего четыре часа до окончания записи на магический батл!

Решайтесь, прозаики и поэты!

0

30

Записываюсь.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс! Упс!


Вы здесь » Дом Старого Шляпа » Игровой стол » Литературная игра "Магический файерболл". май 2020